Проверка

Утром, наскоро одевшись и причесавшись, без особого удовольствия выпив чай, и чувствуя, что предстоит трудный рабочий день, покинула свою квартиру и, перебежав через асфальтовый двор, углубилась в метро. Через час, добравшись до рабочего места, столкнулась в коридоре со своим начальником.
-Проверка – рявкнул тот, вместо приветствия.
-Ах, боже мой! – расстроилась я.
-Комиссии, не подведите! – сказал начальник и ткнул бумагу мне в руки, так что чуть не выколол глаз. Дверь в его кабинете взвыла, и начальник исчез, а я осталась в оцепенении. Пришла в себя через полминуты и судорожно стала читать бумагу, оказавшуюся в моих руках.
Приказ….
Требования….Следует…. Обязаны… Контроль……..
Список был внушительный. Я ринулась выполнять все, что было начертано в злополучном приказе.
Через день после описанного события дверь в мой кабинет открылась, и перед моим взором предстали три, крупного размера фигуры.
-Вы, - сказала одна из фигур явно женского пола,- настолько неразвиты, что не понимаете значение самых простых служебных обязанностей. И с последними словами, фигура ткнула в меня внушительной стопкой бумаг.
-Я положительно удивляюсь, как вы работаете до сих пор. Тут у вас много недоделок и здесь не так и тут все не эдак – это заверещала вторая фигура с очень пышной прической и ярким макияжем. После этих слов три фигуры удалились, и за дверью грянул страшный голос: «Уволить» Этот крик я узнала, это был мой начальник.  Пришла я в себя только после того как фигуры удалились и стих крик. Кинулась читать стопку бумаг врученную мне. Вчитываясь в них, поняла, что это и была одна из комиссий, которых  мы ждали. Их предписания выглядели странно и совсем не совпадали с требованиями в приказе.
-Боже,- произнесла я вслух и устремилась  к соседнему кабинету, стараясь миновать дверь начальника. Попав вовнутрь кабинета, столкнулась с делопроизводителем Лидочкой. Так же там обнаружила Пантелеймона Панкратовича пожилого, умудрённого опытом работника. Еще там сидел главный бухгалтер Дроздов, словом собрались почти все, с кем желала посоветоваться.
-Посмотрите, что это такое? – спрашивала я, размахивая кипой бумаг.
-Вот – забормотал Пантелеймон Панкратович прерывающимся голосом и выложил на стол похожую стопку бумаг.
-Это что? – поинтересовалась я.
- Ах, ты ж Господи… - в ужасе обернувшись на дверь, забормотал Пантелеймон Панкратович – такие же предписания и указания, как и у вас.
-Так я насчет приказа….
-Неужели вы не видите, мы заняты – сказал главный бухгалтер Дроздов.
-Но позвольте, все пункты приказа я выполняла, все предписания учла, а они, а комиссия…. Что же делать…
-Тсс- зашипела делопроизводитель Лидочка, - не сметь возмущаться, идите выполняйте.
-Хм, позвольте какие требования выполнять из приказа или предписания или ….
- Все… идите.. – перебил меня Дроздов.
-Но … Как же это так? Это что же? Это невозможно… - начала я и не кончила.
-Представьте, многие изумляются,- заговорил Дроздов, но выполняют, а вы что же?
Осознав безысходность моего положения, я вернулась к своему рабочему месту.
Через день после вышеупомянутых событий в мой кабинет снова открылась дверь и вошел человек маленького роста, немного лысоватый, в мятом костюмчике, с папкой под мышкой.
«Боже мой, опять что-то» - тоскливо мелькнуло в голове. Вместо приветствия плюгавенький человек вывел меня из кабинета под руку и в полутьме пустого коридора сказал:
-Вот, полюбуйтесь, вы так плохо работаете, что у вас даже цветы в горшках завяли.
-Но…- возмутилась я,- поливает цветы уборщица.
-Вот, вот - закричал он, - поэтому у вас бардак,- все должны нести ответственность за всё, только тогда будет порядок.
-Угу, угу, - пробурчала я,- понимаю, виноваты.
-И цветы должны быть не выше 15 см.
-Как же, в предписании предыдущих комиссий о цветах речь не шла – возмутилась я, не выдержав такого сумасбродства.
-Не интересует предыдущая,- торжественно и важно сказал он, поднимая палец к верху.
-Что такое? Ничего не понимаю.
-Но как же это так? Вот посмотрите – и мужичок провёл пальцем по подоконнику,- пыль, грязь.
-Ну-ну-ну, - пробормотала я.
-Опять скажете это не ваши обязанности?
-Гм…
-Как же вы не понимаете, да вы гляньте – плюгавенький потряс стопкой бумаг перед моим носом, - вот вам ознакомьтесь.
-Ознакомлюсь – бледнея, ответила я.
Засим плюгавенький мужичок ретировался, а я вернулась в кабинет, знакомиться с бумагами которые мне оставили.
Ровно через десять минут я принимала у себя новых гостей. Один из них приятный, вежливый. Второй низенький, и мрачный. Двое в кабинете совершенно замучили меня своими вопросами, рассматривая предписания предыдущих комиссий.
-Вы читали? – кукарекнул один, тыча пальцем в документы.
-Конечно – слабо ответила я.
-Ну, вот и прекрасно, прочтите  наши требования.
-Ишь ты,- дрожа от негодования, зашипела я, - но ведь ваши требования совершенно противоречат другим и не совпадают с ними, так что же я должна исполнять?
-А это вы милочка уж сами… как то  угодите всем – бушевали гости,- несите начальнику, мы своё дело сделали.
-Гм.. однако, у вас здорово поставлено дело,- не выдержав завопила я,- черт-знает что понаписали и убрались, разбирайтесь сами.
-Да, да именно – иронически ответил низенький – если вам  все будет ясно и понятно, вы же будите все исполнять, а за что же вам штрафы выписывать. А как же нам нашу работу показывать. Понимать надо…
Я изумилась такой откровенности и села на подоконник, потом слезла на стул.
-Несите наши предписания начальнику - пояснили пришлые и исчезли.
Странное дело: необъяснимо тоскливое настроение овладело мной. Рука потянулась к ручке, начеркала на листе бумаги надпись: «Заявление на увольнение»
- Вот - сказала я вслух, и губы мои дрогнули точно так же как будто у ребенка отобрали любимую игрушку, только у меня  вместо игрушки была любимая работа.


Рецензии