Глава 47. Другой океан

    После встречи с майором А.Н. собрал своих сотоварищей за тем же дубовым столом, где во время вчерашнего ужина они узнали о его мистических способностях. На столе стоял всё тот же канделябр со свечками, свет которых утопал в окружающем бездонном мраке ночи, а сам чёрный маг зачем-то переоделся в белоснежную форму капитана морского судна.
   На этот раз А.Н. выступил с предложением:
- В честь открытия нашего банка приглашаю всех в круиз по «Другому» океану! Что может быть лучше морской свежести?!
  Боцман, будучи в прошлом моряком был изрядно удивлён:
- Какой такой другой, шеф? Нет никакого «Другого» океана.
- Андрей Николаевич имеет в виду воздушную стихию, - сумничал Серый.
- Да нет же друзья, я имею в виду именно океан, с его подводными обитателями и суровыми нравами, - опроверг предположение Серого А.Н., и трое его приятелей печёнкой почувствовали, что их ждёт очередной сеанс чёрной магии.
- Без вопросов друзья! –  А.Н. дважды хлопнул в ладоши, и подул лёгкий бриз, стал слышаться шум морского прибоя. Пол под ними зашатался, свечи погасли, и на мгновение они оказались в полной темноте. А когда появился свет ярких звёзд, россыпью драгоценных камней разбросанных по ночному небосводу, то все они увидели, что находятся на большом парусном фрегате.
   На Серёже теперь были одеты полосатая тельняшка и бескозырка, на ленточке которой значилось: «Другой Океан», а Боцман превратился в настоящего пирата с перевязанным глазом и разноцветным попугаем Ара на плече. Зиночка предстала в образе миниатюрной юнги времён «Алых парусов» Александра Грина.
     Высокая волна била в борт, и брызги океана долетали до наших разношёрстных морячков. Морская вода оказалась слегка сладковатой на вкус, похожей на обычный берёзовый сок. Их одежды промокли насквозь, но они не оставили палубу. 
    Вдоль правого борта из синей бездны показались на поверхность белокурые девицы с рыбьими хвостами. От сказочных русалок их отличало отсутствие всякой чешуи, только розовая нежная кожа. Дюжина девственных прелестниц наслаждалась купанием, перескакивая с волны на волну подобно стае дельфинов. Иногда они догоняли друг друга и тогда принимались ласкаться, а рядом плывущие тихонько хихикали.
- Какие же они все красивые! – восторгалась юнга, прижавшись к своему капитану.
-Они похожи на русалок, - подметил матрос.
- И это называется суровые нравы? Вы не видели капитан, каким диким зверем может стать океан в девяти бальный шторм! – подначил своего «патрона» пират с попугаем на плече. - Только и успевай: держись!
- Я вижу, ты хочешь знать Боцман, чем «Другой» океан отличается от прочих, и почему иногда его  называют суровым?! – А.Н. крепче приобнял подругу. - Что ж? Тогда в путь друзья! 
    Усилился попутный ветер, наполняя паруса своей силой, и фрегат стал быстро набирать обороты, оставив где-то далеко позади стаю блаженствующих купальщиц с рыбьими хвостами.
    Но через несколько минут ветер внезапно стих, и волна умерила силу, на море настал полный штиль. Возле дрейфующего судна стали собираться акулы всех мастей. Были здесь и мелкие катраны, и акулы молоты, тигровые и самые опасные большие белые акулы. Настал момент, когда все они разом ополчились на судно с пустыми парусами. Акулы с остервенением выпрыгивали из воды в попытках перемахнуть через леер, при этом они угрожающе раскрывали свои страшные пасти с острыми, как бритва многорядными зубами.
    Зиночка ещё сильнее прижалась к своему капитану, а Серый и Боцман схватили с имевшегося на палубе пожарного щита по багру, и без разбора втыкали калёным железом в мягкую плоть взбесившихся хищниц. А разноцветный Ара помогал своему хозяину, бесстрашно размахивая крыльями прямо перед челюстями агрессоров.
    В самый разгар битвы, когда, казалось, что акулы вот-вот перевесят чашу весов на свою сторону, и когда измотанные Серый и Боцман уже перестали успевать за всеми атаками хищниц, подоспела подмога. Восхитительные жительницы «Другого» океана, которые совсем недавно томно нежились на волнах, теперь напоминали настоящих воинствующих амазонок. Вооружившись трезубцами, турецкими ятаганами, саблями, и даже морскими кортиками, они кромсали зубастых так ловко, что в момент морская синь окрасилась в розовый, как и они сами цвет. Слившись с океаном в единое целое, они доставали акул не только на поверхности, но и в самих глубинах океана, и не было в них никакой пощады и жалости. 
    Мёртвые акулы десятками всплывали кверху брюхом, а выжившие с ужасом бросились прочь от парусного фрегата: было видно, как их острые плавники разрезают поверхность, удаляясь к линии горизонта. Девушки-воины продолжали своё преследование. А когда и те и другие исчезли из виду, звёзды погасли, и вновь горели свечи. Морская прогулка разыграла не дюжий аппетит, и каждый заказывал себе любимое блюдо на ужин…   


Рецензии