Практика...

                Практика в Молдгипроводхозе, наступившая после третьего курса , летом семьдесят пятого, обещала быть скучной.

                - В поле для вынесения проекта в натуру тебя  не пошлём. Опыта ещё маловато,- объяснил невысокий, но решительный инженер Костя, занимавший какую-то начальствующую должность. Будешь чертить!

                Судя по всему, вердикт был окончательным и обжалованию не подлежал. Я уныло и медленно побрел к лифтам.

                В большом светлом помещении за чертежными досками обменивались новостями солидные женщины возраста старше тридцати, а то и всех сорока .

                ГИП - главный инженер проекта, что-то терпеливо вдалбливал моей сокурснице, пришедшей всего на десять минут раньше.

                - Деточка,- вещал он,- с такими знаниями как у Вас, далеко не уедешь. Хотя,- он плотоядно взглянул на ее слегка расстегнутую  рубашку, приоткрывшую начало большой тайны, - под мудрым руководством опытного наставника и при известных усилиях, Вы, наверное, могли бы добиться определенных успехов.

                - Молодой человек, представьтесь!,- крикнул он через комнату и строго посмотрел на меня сквозь стекла очков в ужасающей оправе

                - Сможете за час научить коллегу правильно затачивать карандаши? Или мне прикажете за это дело браться? ,- он страстно проводил взором качающиеся  бёдра неумехи, отходившей от стола походкой вульгарной потаскушки из плохонького водевиля.

                - А браться, как видите, есть за что!,- подмигнул я ,- у Вас опыта в этом деле, думаю, намного больше

                Коллектив шуточку не оценил. Вместо того, чтобы прыснуть от смеха , женщины с осуждением посмотрели сначала на молодую соперницу в короткой юбке, затем на линию, соединявшую соблазнительный край ее ветреной одежды с пронзительным взглядом и расширенными зрачками начальника. Пойманный на горячем, тот побледнел и гневно уставился на меня.

                - Петрова!,- покажите этому-этому разгильдяю его рабочее место и дайте задание посложнее!

                - Наморщив лобик, симпатичная сотрудница с трудом  попыталась объяснить мне суть предстоящего трудового подвига.

                Однако сложное  оказалось на деле сущей чепуховиной. Пару недель назад , как раз, пришлось делать нечто похожее за деньги для одного из заочников.

                Смело приблизившись губами прямо к нежной ушной раковине моего инструктора , окольцованной светлым блестящим локоном, я, будто для тайного сообщения, тихо произнёс

                - А карандашиками, заточенными по ГОСТУ, не поделитесь?
                Произнёс это с довольно томным выражением и особым придыханием, которое, как я уже успел удостовериться, очень нравилось некоторым представительницам прекрасного пола.

                И действительно. Как только горячий  воздушный поток, вырвавшийся из моих губ вместе со словами, достиг женского уха с красивой вычурной сережкой, девушка неожиданно вздрогнула всем телом и порывисто передала мне все , что было у неё под рукой.

                - Я ещё наточу,- прокашлявшись, сипловатым от волнения голосом, поведала поражённая дама и сосредоточенно стала готовить к работе новые карандаши. Покраснев до кончиков ушей , она тупо уставилась на точилку и больше  никуда уже не смотрела

                - А  кто научит меня? ,- растерянно промямлила моя сокурсница, прервав напряженное молчание

                - Вам я тоже наточу,- прошептала  бедная девушка и быстро выбежала из залы

                - Всем работать! - Захлопал в ладоши растерявшийся ГИП

                К одиннадцати утра я подозвал его к своей доске и продемонстрировал результат двухчасового самоотверженного труда.

                - Плэмедялэ! ,- обозлился шеф,- объясните новичку как надо работать! Он так всю работу расстроит!

                - Пусть Петрова объяснит,- огрызнулась работница,- у ней  дыхание уже стабилизировалось!

                - Эмануил,- Петрова снова безнадежно залилась краской,- так быстро работать нельзя,- объяснила она очень тихо и ласково.- Вы уже сделали то, что надо чертить не менее пяти рабочих дней .

                - Ладно,- послушно согласился я и достал из портфеля книжку . Давно собирался почитать. Раз я выполнил все, что требуется до конца недели, хоть почитаю.

                - Да нет же ! Нет!,- заорал подскочивший ГИП,- нельзя на рабочем месте читать художественную литературу!

                - А что же мне делать?,- растерянно поинтересовался я,- может, в коридор? Там, у входа  стол для настольного тенниса.

                - Вы что? Издеваетесь?,- раскалённый шеф выскочил из помещения...

                Кое-как дотянув до обеда, я вышел, наконец,  в просторный холл. К теннису, конечно же, уже  выстроилась безнадежно длинная очередь

                - Минут за десять до перерыва они выходят якобы в туалет, а на самом деле очередь занимают,- пояснил сосед. Можно сбегать в столовку, а потом поболеть за кого-нибудь.

                - Ой! Смотрите-смотрите! Безобразие какое!

                Сквозь огромное, во всю стену, стеклянное окно внизу виднелась небольшая стройплощадка, разделённая заборами на несколько небольших участков. Там тоже был перерыв.

                В одной части территории мужчина с приспущенными штанами частыми мощными ударами таза впечатывал в забор широкоплечую работницу. За ними в щель подглядывал другой работяга, удовлетворявший себя уже самостоятельно, но не менее ожесточенно

                - Что уставились? Бесстыдники! ,- завопила одна из женщин на нашем этаже и решительно оттащила от окна своего мужа, оказавшего, при этом , решительное сопротивление.

                - Немедленно занять рабочие места! Прекратить безобразие!,- солидный мужик, оказавшийся парторгом, успешно разогнал толпу у окон, а через пару минут и всех возбужденных строителей, занимавшихся тем, чего в Советском Союзе ещё не было и в помине...

                - Костик! Христом Б-гом тебя молю!,- я стоял и с жалостью смотрел на унижение ГИПа,- забери ты этого Эмануила на вынос натуры в Гиску, в Бендеры! Он очень-очень способный! Но для проектировщика слишком шустрый.Уморит он меня за месяц!

                Ты мне бутылку должен!,- Костик , сдаваясь, безнадежно махнул рукой обрадовавшемуся ГИПу и послал меня выписывать командировку.

                Работая с шести утра до девяти вечера, мы справились с месячной программой всего за неделю. Костик укатил с семьей на море, а я домой, к родителям. В родном Тирасполе, на ласковом песочке у Днестра, тоже было очень и очень неплохо...

               


Рецензии