По Соку и Волге

 
        Этим маршрутом мы плавали многократно. С автовокзала с походными упаковками на рейсовом автобусе добираемся до Красного Яра. Сейчас это короткая одночасовая поездка мимо антенн Семейкинского радиоцентра, где когда-то в отрочестве жил мой друг Гоша и на горе вставал на голову в позу «белая береза». От автостанции до реки Сок всего пара километров. Преодолеваем их «короткими перебежками». Все в пределах видимости, чтобы не подумали, что пакет выброшен. На местном рыночке можно дозаправиться продуктами.

        Тщательно собираем байдарку. Долго размещаем продукты, котелки, ремнабор, спальные принадлежности, палатку. Привязываем к корме коляску, надуваем и привязываем матрацы, вспоминая поговорку Фатеича: «Дорог; не гребля, дорог; пристройка!».  Наконец мы плывем. Физическая ритмичная работа, красивые извивы реки создают то милое состояние души и тела, которое вспоминается потом, как счастливо проведенное  время.

        Выбрав живописное местечко с песчаным склоном, обдуваемое от комаров ветерком, мы не раздумывая становимся на дневку. Мы же приехали сюда отдыхать! Устанавливаем палатку и кострище. Подтаскиваем к временному жилищу байдарку, чтобы ее не унесло(и). Набираем сухих прутьев для костра, которых, как правило в изобилии. Ныряем, плаваем на другой берег, обживаем местность. Пожив в первом благодатном месте тройку дней, снова хочется двигаться. Опять возня с размещением всего-всего в байдарке. Плывем дальше. Сок становится шире. Проплываем под обычным автомобильным речным мостом. Его даже не требуется разводить, чтобы мы проплыли, как это делают в Питере.  Старо-семейкино. Алла с Настей идут в местное сельпо. Я караулю наше драгоценное судно. В сельпо купили резинового крокодила ребенку на забаву.

        На горизонте громадный карьер на тыльной стороне горы Серная. Там же есть подземные галереи, оставшиеся в каменоломнях от прошлого века. Деревянные крепи местами истлели. Любит туда ходить за экзотикой молодежь и Новый год там встречать. Своеобразное место паломничества. После нового года в газетах сообщают о гибели целой группы. Причина: либо из-за угара от костра и пожара на крепях, либо от шабаша, жертвоприношения сектантов. Недоброе это место.
Сок становится невероятно многоводным.  Последняя прямая перед выходом в Волгу. Впереди два огромных моста через Сок: автомобильный и железнодорожный на многочисленных опорах-быках. Гребешь, гребешь… Вон она Волга видна, а расстояние обманчиво. Чувствуешь себя мошкой в безбрежном пространстве воды.
 
        Всякий раз по-разному встречает нас это место. Но запомнился самый первый поход. Поднялся боковой ветер. Волны не так высоки, как неудобны. Мы плывем почти галсами, чтобы волны встречать не боком, а по возможности под углом. В байдарку попадают крупные плевки волн. Гнутся весла от наших отчаянных гребков. Но ход становится все тише. Так можно и утонуть! Пытаемся пристать к берегу возле быка у моста. Но и это опасно. У берега  «мятая» волна. Можно перевернуться при причаливании. Рискуя порвать резину оболочки об острые камни, мы вытаскиваем тяжелую от воды байдарку на берег. Чтобы вылить воду переворотом байдарки, приходится  вытащить из нее все вещи, работая на острых камнях. Выполнив эту трудоемкую процедуру, мы «налегке» плывем дальше. При  этой операции у нас уплыл резиновый крокодильчик. Но, спасибо, не ушли к крокодилу мы сами, т.е. не утонули. Забавно: отличная погода, а вода неспокойна. На суше и мысли не возникает, что на Соку так может штормить.

        Долго ли, коротко ли плыли, а доплыли мы до огромного острова, что уже на Волге, рядом с устьем Сока. Усталые и мокрые становимся мы на оздоровительные дневки. По острову приятно погулять, совершив кругосветку.  Есть здесь заливы с камышами, зоны кустарников. И огромная песчаная пустыня, с нетронутым, обжигающим ноги, песком. Обходить все это разнообразие приятнее всего по береговой кромке воды.
 
        Мы здесь не одиноки. Есть хорошо оборудованные стоянки с кланами отпускников. С левого берега на моторках наведываются сюда отдыхающие выходного дня. Проблема с сухими дровами. Поздно вечером от какой-то компании отрываются двое молодцев, просят кружку на прокат. Спустя пару часов, когда мы уже «упаковались» к нашей палатке идут человек десять. Думаю: «Ну, все – «хана». Доплыли до мест цивилизации!». Кстати, подумал я плохо потому, что слышал истории, как туристов, остановившихся на левом берегу Волги местные ребятки из поселка Волжский грабили и избивали. Опасно останавливаться в местах обитания аборигенов. Выхожу навстречу, помня, где у меня топор для защиты. Выясняется, что народ пришел вернуть кружку и поблагодарить нас…

        Сейчас на левом берегу живут крепкие кланы рыбачков с семьями. У них одноэтажные жилища-хижины из случайных фанерных ящиков. Есть газовые плитки и баллоны с газом. Этим людям можно доверить байдарку на время экскурсии. Днем все становится спокойно и дружелюбно. С острова виден Царев курган на левом берегу Волги. Это достопримечательность. И мы туда предприняли восхождение, что труда не представляет. Но какое удовольствие быть там наверху, обозревая круговую панораму Сока, Волги и Жигулевских ворот. Почему курган назвали Царевым? Рассказывают потомки потомков очевидцев, будто сама Екатерина Вторая въезжала на этот курган по винтовой дороге, специально приготовленной для этого случая. Есть там источник  чистейшей и вкусной воды, оборудованный в виде цилиндрической башенки. У крана непрерывно заправляют водицу в канистры и баллоны. В башенку есть вход прямо с кургана, куда обычно люди не приходят. Войдя в башенку, я чуть не свалился в преисподнюю. В таком священном богоугодном месте можно покалечиться и погибнуть! Наверное, вместо ограждения и для спасения душ утопающих в источнике и стоит у подножья кургана в поселке Волжский Божий храм «спаса на воде» весь в голубых тонах.

        Мы прожили неделю на этом чудесном острове, и у нас кончились некоторые основные продукты и деньги, а уезжать домой еще не хотелось. Было раннее дождливое утро. Настенька еще спала в палатке.  И отправились мы с Аллой на байдарке через большую воду в пос. Волжский сдать посуду воскресного отдыха завсегдатаев и купить продуктов. Но в магазине сдать бутылки не удалось. Нам посоветовали зайти в профсоюзный оздоровительный лагерь и сдать посуду поварам. Мы угодили в самый конец смены отдыхающих и обслуживающих. У поваров была проблема: куда девать остатки провизии. Каша, какао, кефир, рыба жареная и т. д. Пришлось коллективу помочь, на сколько это было в наших силах! Наш ребенок к этому времени проснулся и понял, что «скатерть самобранка» - это не сказка!

        Через неделю, покинув этот чудо-остров, мы пошли вниз по Волге к острову Зелененький. Это тоже место благодатное. Есть здесь турбазы. Много заливов и озер. Это место в основном для отдыхающих с моторками, проживающих на Красной Глинке и на Управленческом. На берегу громадная лодочная станция. А на верху красивые новенькие коттеджи. Любо дорого посмотреть! По красивой широкой протоке Студеным и Коптевым приятно плыть дальше. Один берег протоки - это продолжение острова Зелененький. Другой берег скалист, крут и высок.  Здесь на каменной стенке, у пещеры Греве, тренируются скалолазы. Видны помеченные краской маршруты по вертикали. Видны и мемориальные доски о тех, кто не справился с  этими маршрутами.  Здесь встречаются рыбаки - местные жители, прибывшие по каменистым тропам  от разных оврагов.

        Остановились мы однажды на берегу этой протоки, у входа в пещеру Греве. Аллу оставили на воде у берега, а мы с Настей полезли к пещере. Мы поднялись на горку, влезли в тесный треугольный вход и попали в «прихожую» знаменитой Пещеры. Там прохладно, и летучие мыши, обеспокоенные нашим вторжением, заметались над нашими головами. Букин Витя из нашей конторы - специалист и картограф этой пещеры. Это серьезная пещера и случайному путнику можно там запутаться. У нас знаний, экипировки и духу не хватило лезть глубоко по  темному  узкому лазу, да мы и не собирались. Напугавшись мышей, мы вылезли на волю. Пока отсутствовали, по протоке из Коптева оврага проплыл «утюг» - маленький корабль-толкач с плоским срезом вместо носа. От него такая волна, что вода выходит из берегов. Как уцелела Алла на байдарке, причаленной к берегу, только ей известно! Правда байдарка поранилась об острые камни, и ее пришлось чинить на тихом берегу.

        Пещера Греве привлекала внимание кладоискателей. Туда прятали награбленное добро сподвижники Степана Разина и другие старатели, промышлявшие в Поволжье. НЕ советую вам туда отправляться, - опасно и ничего не найдете. И исследователя пещеры Витю Букина не трясите - ничего он там  не нашел.

        Однажды мы вдвоем с Настей решили это место пройти пешком. План маршрута родился от бурной фантазии его исполнителей, желающих доказать себе, что один уже может, а другой еще может. Ей было тогда около пятнадцати, а мне и того больше. Середина маршрута по берегу у воды непроходима. Где есть тропа мы шли по тропе, где нет даже и места для тропы, мы шли по каменистому дну протоки или плыли. Как вездеходы. В одежде и в ботинках. Нормальные люди в мирное время этого не придумают.
 
        Прибыв на автобусе на Поляну им Фрунзе, мы пришли по берегу Волги к Студеному оврагу. Дерзания ради, забрались на Лысую гору. А на Лысой горе полезли еще выше, на триангуляционную (геометрическую) вышку. Понаблюдали просторы родного края с «лысой высоты». Спустившись по ноздреватым скалам вниз, мы пошли вдоль протоки, по тропе, как и было задумано.

        Вскоре оторвалась подметка у Настиного кеда. Нештатная ситуация! Можно было возвращаться домой, полу босиком. Настя не согласилась. Обратились к старичку рыбаку. В его рыбнаборе, кроме рыбы, оказалась игла и леска. Мы взялись за ремонт кеда, вырывая его друг у друга. Отремонтированный кед позволил нам продолжить движение по маршруту.
 
        Тропа огибала прибрежный рельеф, терялась, и идти по берегу не было никакого смысла. Мы стали прокладывать новую тропу по воде. Какую нирвану испытывало тело, погруженное в воду! Нам теперь  помогал закон Архимеда, облегчая наш вес. Ноги в кедах лишь слегка касались невидимого каменистого дна. Мы не то шли, не то плыли. Такое блаженное продвижение, уверяю Вас, приносило большее удовольствие, чем просто ходьба по каменюкам, боясь замочиться. Мы сделали как открытие для себя новый способ пешего передвижения.
 
        Приближался Коптев овраг. Уже стали попадаться рыбачки, пришедшие сюда с его стороны. Видя наш способ передвижения, они могли посчитать нас не вполне нормальными. Пройдя весь мокрый участок, я потащил ребенка опять в гору у Коптева оврага сохнуть. В недалеком прошлом с вершины этой горы  наблюдали волжские просторы мой отец, его жена Мария Порфирьевна и ее дочка Люда. Когда я навещал их на Управленческом, мы вместе ходили на эту гору. Короче говоря, я уже теперь водил Настю по дедушкиным местам. Из Управленческого к этой горе ведет тропинка по дну широкого живописного оврага. Есть в лесу достопримечательность: березовая роща. Называют ее Рощей Любви.

        Кто только ни целовался у этих белых стволов, ни сидел на изгибах березки, ни фотографировался здесь и ни прогуливался в паре между рядами берез. Живописное милое место. Кстати, березки эти высажены были военнопленными немцами, в послевоенные годы работавшими на строительстве авиамоторного завода, ныне им. Кузнецова Н.Д. Там остались немецкие коттеджи с готическими островерхими крышами. Сохранилось немецкое кладбище в глубине леса за березовой рощей.

        Побывали мы с Настей у дома на ул. Симферопольской, где жили когда-то мой отец, его жена со своим стареньким отцом и Люда. А на двери их квартиры были укреплены две звездочки, что означало, что здесь живут два участника Великой Отечественной войны: Неронов Валентин Герасимович и Алексеенко Мария Порфирьевна. Отец работал в КБ двигателей в лаборатории измерения параметров. Мария Порфирьевна была врачом гинекологом.  Мы с Аллой и с Настей приезжали сюда в гости. Насте было тогда три года. А сейчас мы стояли с Настей у этого дома, где живут другие люди. В этом доме жил в те времена Генеральный конструктор КБ авиационных и ракетных двигателей Кузнецов Н.Д. На доме имеется мемориальная доска с полочкой, где всегда лежат свежие цветы.

        Починив байдарку мы отправились дальше. Вот то место, где на правом берегу турлагерь «Сатурн», принадлежащий нашему ЦСКБ. Ночевали мы как-то в «Сатурне». Хороший лагерь, в хорошем месте. Среди высоченных тополей. Разыгралась буря. Мы укрылись в палатке и уснули под шум леса и раскаты грома. Спали крепко. Утром вылезли из палатки и ужаснулись: толстое дерево легло вдоль самого края палатки. Телеграфный столб лег вдоль другого края. Нас спасло просто чудо, случайность!
Дальнейший наш путь, хоть и неблизкий, но «под горку» вдоль Лысой горы, куда можно взойти и осмотреть просторы, мимо поляны им. Фрунзе, дома отдыха СКА со слониками, где реабилитировался после полета в космос Юрий Гагарин, парка культуры, «окаменевшей» ладьи Степана Разина, завода КИНАП. Здесь у пирса финиш нашего путешествия. Сушим весла: разбираем  байдарку,  протираем от песка все, что приплыло, сохраняем в готовности для будущего похода.  Поход удался. Потеряли в пути только крокодильчика и «судовые» часы, которые сперли у нас два городских молодца во время переноса вещей на пирс.
 
        А однажды мы прошлись почти по всему Соку, начиная от Сергиевска. Прибыли туда с багажом с автовокзала на рейсовом автобусе. Водитель заботливо ссадил нас совсем близко к воде, не повез на автостанцию Сергиевска. Он уже не в первый раз обслуживал байдарочников. Про этот поход можно сказать только, что это такое же удовольствие, как и в коротком походе от Красного Яра, но помноженное на протяженность маршрута. Места для нас новые, хотя и стереотипные. Река извилиста, как и все мелкие речки. Местами можно по суше было бы сократить  дистанцию, пропустив кругосветочную петлю. И еще там много кукушек. Очень много. У каждой кукушки своя зона «обкукукивания»: за новым поворотом реки новый пейзаж со своей кукушкой.
 
        Некоторые трудности представляли нам рыбацкие устройства. В виде нитей с развешанными на них лесками с крючками. Их видно над поверхностью воды и мы веслами поднимали их, не нарушая хода и рыбацкого оборудования. Остановились мы на удобном живописном острове, расположились на дневку в хорошем месте. Вдруг на мотоцикле является браконьер. Он, видать, в этих местах рыбу прикормил и периодически ее глушит динамитом. Ох, как он возмущался: «Уже обжили! Выбрали местечко, черт вас принес, уходите на другую дюну, пока целы!». Сок приятная и несложная для байдарочных походов речка.


Рецензии