Страна Городов. История наших предков. Глава 4

 Глава четвертая. Учись в бою умом побеждать и друга в беде выручать
         

       Орий сидел на камне под развесистой елью. Затуманенный взор больших серых глаз был устремлен куда - то вдаль. Рядом, понуро опустив голову на лапы, лежал матерый волк. Рослый и сильный юноша  обхватил руками ноги и опустил голову, пытаясь скрыть слезы. Ветерок теребил его густые русые волосы. Орий вспоминал недавние события, которые круто изменили его жизнь. Недавно он дрался на кулаках с товарищем и вдруг  почувствовал, как что — то темное, нечеловеческое подкатило к душе, затуманив сознание и он был готов рвать на куски своего врага. Старшина дружины, в которой он состоял,  прервал драку, наказал Ория, лишив его права быть членом подрастающего воинского братства на несколько недель. Никто его не ругал. С ним перестали разговаривать, отводя глаза при встрече. Это было самым страшным и настолько угнетало Ория, что он решил вместе с подросшим товарищем - волком покинуть город и уйти за его пределы. Его соплеменники в Городе Солнца Страны Городов отличались отвагой, храбростью, презрением к физической боли и такой честностью, что вместо клятвы говорили: «Да будет мне стыдно».  Самые крепкие клятвы вершили с помощью меча. Но они были непримиримы к нарушению этических норм, которые усваивали с детства.

      Долго сидел Орий, и воспоминания, как птицы, порхали перед его глазами.  Он не помнил своей рано умершей матери. Рос Орий в семье главы городской дружины, который любил вспоминать рождение своего первенца. Тогда все члены семьи и родичи пришли к Священному Огню. Жрец  трижды окропил  родниковой водой лицо, чело и темя младенца и произнес: "Яко тоя вода чиста, тако будет чисто лице; яко тоя вода чиста, тако будут чисты мысли; яко тоя вода чиста, тако будет чисто имя!". Затем он отрезал прядь волос у нарекаемого и кинул ее  в Огонь, произнося при этом шёпотом имя.   После этого жрец  громко произнес: "Нарцемо имя тебе Орий". И так трижды. Все присутствующие обошли нарекаемого  по кругу, держа свои правые руки над его головой. В это время они протяжно восклицали трижды: "Гой". Подняв руки к небу, люди повторили: "Нарцемо имя тебе Орий". 
       К новорожденному сыну отец прикоснулся оружием, сказав при этом: «Твое — единственно то, что добудешь мечом своим». Жрецы читали молитвы — обереги. В год мальчика постригли.В три года  отец посадил мальчугана в стремя,  чтобы сын осознал принадлежность к мужскому полу и в нем пробудились мужские духовные качества,чтобы он обрел  физическую и духовную силу в общении с этим сильным и смелым  побратимом воина, подражая его бесстрашию и упорству. Орий впервые выехал из города и неосознанно ощутил, что мир огромен и непредсказуем. Его детородные органы получали заряд мужской силы. Чтобы не упасть с коня, не упасть в жизни под давлением обстоятельств, с юных лет юноша вел здоровый и праведный образ жизни, беря пример с отца и его друзей.

       Орий хорошо помнил, как  подружился со своим конем, который у ариев был одним из самых почитаемых животных. Он нужен был и Богам, и смертным. Сам Перун передвигался на конной упряжке по небу. Конь всегда чувствует своего всадника и подчиняется только мужеству, силе и сноровке. Он ощущает опасность раньше человека и выручает его в трудные минуты.  В восемь лет мальца опоясали, переводя из разряда ребенка в отрока, которого начинали обучать умениям взрослого мужчины.  Отец совершил обряд, когда Бог Солнца начал опекать мальчика. Началось обучение всем премудростям общественной и военной жизни. Мальчик с другими детьми занимался, постигая премудрости вычислений, астрономии. Слушая древние сказания о Богах и истории русов, Орий всем существом впитывал  святые заповеди и росло его горячее желание посвятить свою жизнь защите от врагов Рода своего. Выезжал он на гнедом коне в широкое поле. Осматривал реки и холмы и мчался навстречу ветру, молодецки держась в седле. Каждый рус смолоду овладевал воинскими искусствами и  с детства знал оберег для сохранения жизни воина: «Коваль еси ты брат! Оловян ты сам, и вощаное сердце твоё, глиняные ноги твои, от земли до небес, меня не кусай, псина – отай! От земли оба есмь мы! Коли воззрю очами брата на тя, тогда устрашися меня твоё сердце вощаное и твои ноги подкосятся. Тебе не мою грудь пронзать, а землю пахать, тебе не рубить главы, а пугать мух. Ну и паши землю и меряй рощи пустоту и воздушное пространство!»
 
      Древних русов — ариев называли волкомедведями. Они обладали сверхъестественными умениями превращаться в диких зверей. Мудрые русы хорошо уживались с дикими животными. Чтобы звери в голодные зимние дни не нападали на них, их подкармливали домашним скотом или  остатками  охотничьих трофеев. Во время зимнего солнцестояния мужчины надевали волчьи или медвежьи шкуры и просили у них силы и мудрости, считая их своими предками. ( Примечание автора. Самый удивительный и таинственный эпический герой Волхв Всеславлич умел превращаться в волка и рыскать по дремучим лесам, одолевая в одно мгновение невероятные расстояния, так что могло показаться, будто он находится в нескольких местах одновременно.) Чтобы обернуться зверем,  надо было слева направо перекинуться через двенадцать ножей, воткнутых в осиновый пень. Когда приходила пора  снова стать человеком, нужно было перекинуться через них справа налево. Но беда, если кто-то уберет хоть один нож: никогда уже волкодлак потом не сможет  превратиться в человека.

      Орий помнил, как старшины дружин занимались с отроками от тринадцати  лет на лесных полянах, обучая их искусству выживания в дикой природе. В теплое время года  снимались все одежды, а в холодное время одевались легко, чтобы закалить  дух и тело. Мальчики ухаживали за своей поляной, относясь к ней как к живому существу. По утрам делали зарядку, напитываясь солнечной энергией и энергией деревьев. В лес не брали ничего, кроме ножа. Учились питаться корнями и ягодами, пить березовый сок и прятаться от зверей и птиц так, чтобы подбираться к ним совершенно незамеченными, специально совершая обряд, избавляющий человека от свойственного ему запаха. Воины должны были владеть искусством маскировки в совершенстве, выработав умение прятаться от врагов в густой траве за первым встречным кустом. Чтобы  держаться в воде, выдалбливали  камыши, доходящие до поверхности воды. Учились, лежа навзничь на дне реки, дышать с их помощью много часов, а затем неожиданно нападать на противников. День за днем будущие дружинники тренировались до полного изнеможения. Вечером они с удовольствием без сил падали в шелковую  траву и с наслаждением вытягивали разгоряченные тела на прохладной земле. Потом возвращались в город. Парились в бане, т.к. русы были очень чистоплотны в отличие от западных чужеземцев, которые отчаянно сражались со вшами и блохами.  А утром опять спешили в лес на тренировку. Орий крепко — накрепко подружился со своими ровесниками. Он понял, что товарищи его стали ему роднее, чем братья. Все готовы были отдать жизнь за друга, все локтем к локтю овладевали мастерством ратника. 
 
       Когда мальчик подрос, он должен был  выбрать животное, будь то медведь или волк, с которым каждый будет отождествлять себя в дальнейшем и которое станет его вторым "я”. Орий, как многие другие воины, выбрал волка.  На небе есть созвездие гончих псов.   Вместе с волчьим пастырем в дикой охоте  носятся они по небесам. Спускаясь на землю, волчий пастырь выезжает верхом на волке, гонит перед собою волчьи стаи и грозит им дубинкой. Ория с детства приучили к волчьим омулетам. Когда набухли десны, ему дали грызть волчий зуб,  чтобы  у малыша выросли крепкие и здоровые зубы, как у волка. Волчий хвост стал его оберегом.  Воины часто отождествляли себя с волками и не случайно использовали волчий образ в своих оберегах, ведь этому зверю присущи качества настоящего борца. В любой схватке волк борется до победы или до смерти.

       И вот пришло время юноше провести время в лесу, соприкоснувшись с жизнью волчьей стаи.  Однажды ночью Орий пошел в  лес один. Вначале его одолевал жуткий страх, и липкий холодный пот струился по его рубахе.  Спотыкаясь о  ветки и пни, юноша шел по темному лесу. Лишь изредка сквозь крону листвы струился в непроглядном мраке лунный свет.  Орий призвал на помощь Богов и вдруг почувствовал спокойствие в  непроглядной темноте и среди с детства знакомых ему звуков леса. Так прошла  первая ночь.
      На следующий вечер, когда Орий утолил голод с помощью ягод и орехов, он интуитивно повернулся, почувствовав спиной чей-то настороженный взгляд. Перед ним стоял огромный  волк. Сероглазый юноша  и волк с горящими янтарными глазами скрестили свои взгляды. Орий не отводил от волка глаз. Вскоре он ощутил невидимую связь с эти сильным благородным зверем.  Исчезло лихорадочное возбуждение при обдумывании своих действий:
- Если я побегу прочь или закричу — волк инстинктивно погонится за мной. И на волчий призыв примчится вся стая и разорвет меня на части, как убегающего от погони зайца или оленя.
Орий стоял спокойно, ожидая продолжения встречи. Вдруг волк бросился на Ория и больно укусил его за ногу. Затем он отпрыгнул в сторону и с любопытством наблюдал за реакцией человека. Потом он опять подскочил к юноше, опять укусил его и умчался прочь в чащу леса. Рус сохранял абсолютное спокойствие, что спасло ему жизнь. Хозяин леса проверял его на прочность. Человек не проявил ответной агрессии,значит он заслуживает доверие. Так продолжалось несколько дней. Но волк больше не кусался, он терся о ноги юноши и его одежду, проводил с ним все больше времени.

        Через несколько дней уже днем Орий, пройдя вслед за знакомым волком, увидел всю стаю, которая приняла Ория как своего, и он привязался к ним всей душой. Члены стаи были сродни рядовым дружинникам, которые доверяли своему вожаку и следовали его примеру общения с человеком. Со временем днем и ночью юноша научился у волков ориентироваться в лесу, понимать модуляции волчьего воя, отличающегося многообразием смысла и интонаций. Всегда зычно  низким голосом начинал вой   самец,  затем к нему присоединялся более высокий голос волчицы, а потом голоса других волков сплетались в завораживающей песне тоски и   презрения к жизни и смерти. У зверей Орий учился общению с помощью воя, бегать на длинные дистанции. Однажды он отдыхал со стаей на краю поля. Вдруг показался охотник с копьем, луком и стрелами. Вожак насторожился, поднял голову, всматриваясь вдаль, потом  поднялся и стремительной рысью помчался прочь. Он никого не предупредил, чтобы не привлекать внимание человека. Другие волки засуетились, вслед за вожаком уходили  поодиночке, соблюдая дистанцию друг от друга,  прячась за кустами,  совершая короткие перебежки. Собрались вместе в лесу за холмом, когда опасность миновала, и затем молча дружной гурьбой вернулись к логову.

     Орий изредка отлучался от стаи, чтобы перекусить, хотя волки приносили ему остатки своей трапезы. Однажды Орий пошел, как обычно, к своему обычному месту обеда, но заметил в кустах неподвижно лежащего волка. Подойдя ближе, он увидел, что это был молодой зверь, возраст которого не превышал одного года. На животе запеклась кровь, видимо неудачно закончилась встреча с  секачом,  бродившим здесь поблизости. Орий хотел погладить волка, но тот угрожающе зарычал. Потом он затих и закрыл глаза. Серый слабел с каждой минутой. Орий оторвал часть  рубахи, нашел в лесу кровохлебку, подорожник и другие лечебные травы. Он перевязал рану, взял зверя на руки и понес  к волчьей стае. Когда Орий  положил его неподалеку от логова, волчица подошла к детенышу и стала вылизывать его шерсть. Обессиленный зверь не шевелился, он спал, но прерывистое дыхание его становилось все ровнее. После этого случая юноша настолько понравился своим собратьям, что они оставили  его на ночлег. Орий и спасенный им волчонок спали в кругу волков, которые согревали их теплом своих тел.Чувство опасности сменилось ощущением радости родства с этими обитателями лесных чащоб и оврагов. Юноша научился отождествлять себя с о свободолюбивым и своенравным зверем, осознающим себя членом стаи и ответственным за ее благополучие.

       Ему помогало то, что он еще в детстве крепко подружился с   волчонком, которого он выпросил у отца.  Вначале тот  норовил вывернуться рук мальчика, когда он поил его молоком и пережеванным во рту куриным мясом. Потом зверек привык к Орию и спокойно засыпал на  коленях заботливого друга. Подрастая,  волчонок подолгу играл с мальчиком, осторожно покусывая его руки и  нежно облизывал лицо и шею. И вот сейчас мохнатый товарищ, не шевелясь, сидел рядом с хозяином, звериным чутьем понимая его состояние. И тут на помощь  пришел Яромир, который прогуливался за городом и обнаружил молодого дружинника в столь удрученном состоянии.  Они долго говорили о смысле бытия, о тяготах жизни, о том, что наказан юноша не по злобе, а по любви. Яромир напомнил заповедь Перуна:
- Кто убежит из земли своей на чужбину, в поисках жизни легкой, тот отступник Рода своего, да не будет ему прощения Рода его, ибо отвернутся Боги от него...Не злословьте и не смейтесь над теми, кто любит вас, а отвечайте вы на любовь любовью и обрящете покровительство Богов ваших... Да не будет ему прощения рода своего и отвернутся Боги от него.
- А если уйти не в чужие земли, а в глухие леса   и там посвятить свою жизнь  молитвам? - спросил Орий.
 - Трудно быть сильным и праведным. Но если не угасить гнева своего, следовать дурным чувствам, то наживешь беды. Подвижник не тот, кто живет вдали от людей, а тот, кто усмирил в себе силы зла, чтобы в жизни творить добро. Безгрешен лишь тот, кто живет заветами рода своего и выполняет обет свой, а твой обет — обет воина.

         После этой доверительной беседы старик научил Ория магическим обрядам, тому, как волкодлаки или волкомедведи произносили заговор, кувыркались через пень или деревянную колоду, превращаясь в зверей. Но делали они это, подпоясавшись поясом, чтобы он помогал в нужное время им вновь становиться людьми. Тех, кто овладевал этим звериным искусством боя, звали хоробрами, они обретали магическую силу выходить из любых сражений непобедимыми. Покровителем волкодлаков был Велес. Его главным священным животным был медведь. Подросшие юноши с оружием в руках ходили на медведя, зная его повадки, умели перехитрить и побороть зверя.  Орий в совершенстве овладел искусством охоты и мастерством воина. Ему не было равных в танце с копьем или мечом. Он так ловко перебрасывал оружие из одной руки в другую, взмахивая им над головой и отражая одновременно летящие на него стрелы тяжелым щитом из просмоленных деревянных досок, что , казалось, какой — то вихрь, превращаясь в невидимку, кружится на одном месте, завораживая зрителей магией этого воинского действа. Он метко стрелял из лука в цель стрелами, напоенными сильно действующим ядом, попадая в пробегавшую лису или коршуна, парящего высоко в небе, высматривающего добычу в высокой траве.

       Когда обучение воинскому искусству закончилось, Ория посвятили в воины, чтобы проверить готовность парня к овладению мастерства защиты и нападения на врага.        Воин - это состояние души, это осознанная способность отдать жизнь за Родину и свободу. И вот 20 июля в Перунов  день, когда работать было запрещено, старшины принимая новичков в Воинскую Дружину, подвергали их самым суровым испытаниям, ведь дружиной была большая городская семья со своими устоями и обычаями, с близкими и доверительными отношениями, сложившимися в сражениях и кулачных забавах, где все стоят друг за друга горой, где каждый готов в бою прикрыть собой спину другого, где каждый знает, что его друг в случае необходимости поступит также. Боевому искусству мальчишки с детства учились, наблюдая за многочисленными кулачными боями. Были бои на всех праздниках, на похоронах, поминках собирались «драци по мертвеци», чтобы доказать жизнеспособность потомков. Бои при сватовстве, на свадьбе демонстрировали силу родов жениха и невесты, чтобы способствовать  благополучию семьи и рода. Мальчишки тоже устраивали под присмотром взрослых игровые побоища, показывая свою удаль и боевое мастерство.
 
       Посвящение в воины проходило в несколько кругов.
       Вначале проверялась выносливость. На новичка надели полное тяжёлое снаряжение и заставили пробежать несколько вёрст по лесу со множеством упавших деревьев, по полю с буераками, а за ним следовала погоня, не дававшая ему  передышки. Орий ежедневно тренировался в лесу, отрабатывал на деревьях боевые приемы: толчки в ствол дерева, удары по гладкому стволу, сдавливание ствола,  зависания с обхватом ствола. Он лазал по стволу дерева вверх и вниз головой, как белка. Юноша часто бегал по лесу, перепрыгивая через кусты и забегая на поваленные стволы деревьев, а сбегая с пригорков, умело уклонялся от веток. Он любил играть с друзьями, когда одни подкидывали шишки, а другие старались отбить их ударом носка, пятки, колена. Он научился разрубать летящие на него палки ребром ладони пополам. Представляя врага, он рвал старое высохшее дерево на части, вначале  имитируя захваты, а затем  — молниеносно. После этих тренировок он садился на поляне и вдыхал аромат хвои и трав, наслаждаясь покоем. Вот почему во время испытаний он рысью мчался по лесу. Пот лил с его лица и  тела, застилал глаза цвета неба перед бурей, но задание будущий воин выполнил с честью.

        Во втором круге   Орий должен был сразиться сразу с несколькими опытными воинами с голыми руками и с боевым оружием. До этого вместе с бойцами Орий часто приходил на лесную поляну в обычной повседневной одежде, овладевая принципами рукопашного боя. Старшины не обучали парней отдельным приемам, но объяснили им правила рычага, позволяющие приобрести силу за счет знаний и побороть более крупного и мощного по росту и весу противника.
       Вначале Орий разогревался  в  замедленном темпе. Старшины стояли в стороне и наблюдали этот медленный красивый танец бойцов.  Орий во время поединка с мнимыми врагами вдруг начал делать резкие выпады, стараясь  вызвать у противников растерянность  и страх. На него наступали со всех сторон опытные и  ловкие дружинники. Движения их  были  плавными и казались миролюбивыми, расслабляя противника, усыпляя бдительность. Орий наблюдал за ними глазами волка, стараясь   всех  заставить  нервничать  и ошибаться, молниеносно наносятся короткие жесткие удары с разных направлений, откуда менее всего их можно ожидать.  Он  избегал контакта глаз, забыл на миг все родственные связи и привязанности.  Руки его мелькали с молниеносной быстротой. Он мягко пружинил на сильных мускулистых  ногах,  крутился волчком вокруг  оси, ныряя вниз,   уклоняясь от направленных на него  сокрушительных ударов.  Лицо  было залито потом и покрывалось ссадинами и  синяками. Но он только  изредка морщился от боли.  У самых сильных он старался оказаться за спиной на месте, где противник только что был,   защищаясь щитом своим, который  словно врос в него  и стал его второй кожей.  Он помнил, что рука быстрее глаза. Если   противник подходил к нему вплотную, он  наносил по болевым точкам внезапный удар кулаком или рассекал щит мечом. Он дрался в привычном рваном ритме  при атаке в три удара. Ни единого возгласа отчаянья и боли не вырвалось из его груди. Когда он вернулся на место, старшина кулаком ткнул его в грудь, но, как крепкий дубок, стоял Орий. «Добрый воин будет, крепко держит удар, ловок и селен. Добро, сынок», - произнес стоявший неподалеку отец, и светлой улыбкой осветилось его суровое лицо.         

       В третьем круге  молодых воинов отправили в Навь, совершая особый обряд вхождения в мир мёртвых. Испытуемых положили  на землю навзничь с закрытыми глазами. Затем, поднимая всех по одному, юношей провели к "огненной реке" - площадке с  раскалёнными углями шириною в несколько шагов. Необходимо было преодолеть ее не очень быстрым шагом, чтобы попасть на другую сторону. Для этого нужно погрузить себя с помощью  магических практик в особое состояние отрешённости, чтобы не обжечься. Все научились этому еще на празднике Купалы и с честью прошли испытание.  Потом каждый испытуемый должен с завязанными глазами дойти до родового столба за три попытки. Проверялась память, слух  и осязание. Яромир предложил найти среди нескольких предметов самый нужный, за три попытки  отгадать загадки. Тех, кто не прошел  испытание, закапывали в землю, закидывая дёрном, где он лежал до тех пор, пока его не выручит другой испытуемый, отдав одну или две из своих попыток. Это было испытание на взаимовыручку. Самым трудным было  испытание  на хитрость и ловкость. На новобранца началась азартная охота. Он должен был очень быстро уйти от погони, спрятаться в лесу или высокой траве, а затем пробраться через цепь сторожей к священному дереву, коснувшись рукой листьев. Только после всех испытаний юноша мог считаться настоящим воином. Яромир, обращаясь Перуну и Яриле, прочитал молитву. Воины поклялись   верно служить Родной Земле, вытащив из ножен  мечи и встав  на одно колено перед чуром Перуна.

     Затем все праздновали тризну. После тризны с медом, мясом и кашей, вином, пивом и квасом глава дружины произнес  страву, на которой помянул всех павших в сражениях воинов.
- Соблюдайте вы, люди дни русальские, соблюдайте вы Божьи праздники и заповеди. В мирной жизни живите в любви и в ладу с ближними. И обрящите покровительство Богов ваших.  Но вы должны взрастить в себе настоящие качества воина — защитника земли нашей великой:  благородство, совесть,   скромность, стойкость, милосердие. Кто укрепится к вере в Богов своих, тот защитит землю свою от разных бед.
    Затаив дыхание, внимали воины каждому слову почтенного ратника. А он продолжал говорить и каждое слово крепило воинский дух в сердцах горожан.
- Берегите святыни наших отцов и прадедов от поругания. Не сберегши землю свою, вы будете жить в превеликой горести. Не продавайте вы Землю - матушку ни за злато, ни за серебро, но защищайте ее от чужих ворогов, что идут на вашу землю с оружием, стоя на ней намертво. Не хвалитесь своей силой, поезжая на брань, а гордитесь победой своей, с поля брани съезжаючи.  И победите врагов своих вы оружием Прави.  Но не нарушайте никогда вы заветов своих первопредков и законов, Богами нам нашими данными.   В боях разума и веры своей не теряйте, товарищей своих врагу не сдавайте, по законам Прави свою жизнь и дела  сверяйте. Пусть хранят вас и ваши семьи Боги. Прославьте деяниями своими Родину свою!
         И словам этим скоро  суждено было сбыться.
                Иллюстрация взята из Интернета




















      
               


Рецензии