Не смешите Бога, строя планы

      -Нина? Какими судьбами?
      -Юрочка? Привет. Рада тебя видеть. Приехала навестить родителей, наверное,
       как и ты.
      -Да, уж. Родители живут в одном посёлке, а мы столько лет не виделись.
      -Десять лет!
      -Да, десять лет не виделись, а до этого одиннадцать лет виделись ежедневно,
       ведь учились в одном классе. А, знаешь Нина, я все эти одиннадцать лет был
       тайно в тебя влюблён.
      -Странно, а почему не сказал?
      -Стеснялся...
      -А я чувствовала. Ты мне тоже сильно нравился, но первой признаваться в
       любви мальчику в наше время  было не принято...
      -Нинок! А ты всё такая же стройная красавица, будто и не было этих десяти
       лет!
      -Это у меня от мамы, наследственное, она всегда выглядит на десять -пятнадцать лет моложе своего возраста. А вот ты возмужал, раздался в плечах.
       При твоём росте это очень впечатляет. Да ещё очки!
      -Ну, это исключительно для солидности.
      -И у меня похожая проблема: накануне экзаменов клеятся абитуриенты, приглашая на свидание. Я в ответ: "завтра, молодой человек, завтра!" Наступает
       утро, абитуриент входит в кабинет, а там за столом препода я. Парень краснеет, бледнеет, извиняется.- "Ну, вот теперь давайте знакомиться" произношу я,
       стараясь не рассмеяться.
Теперь уже Нина и Юра весело смеются вместе, неловкость совсем прошла, им стало удивительно уютно вдвоём.

      
 
      
     ( А теперь, уважаемые читатели, разрешите мне  объяснить нравы и мораль посёлка, того далёкого теперь 1963 года, года окончания школы Нины и Юры. Что такое мажоры тогда и слыхом не слыхали. Поэтому интеллигенция, тем более руководители организаций, коими являлись родители Юрия и Нины, бдительно следили за своими чадами, дабы те случайно или намеренно, не подпортили им их лелеемый авторитет. То есть дети начальства не имели никаких прав, кроме обязанности блюсти честь родителей.)

      -Ниночка! Выходит, что мы пропустили главное в жизни!
      -Ну, положим, ты не пропустил. Помнишь, как после школы ехали   
      в город Горький три одноклассника: ты, я. Володька? И тогда в поезде
       договорились, что поступив, будем проводить все выходные вместе. А ты
       через месяц перестал приходить на встречи земляков. Случайно узнали-
       женился.
      -Да, глупая ошибка всей моей жизни. Устроили праздник  в честь поступления
       в универ, а утром я проснулся в постели третьекурсницы- первой в моей
       жизни женщины. И как порядочный человек сразу сделал ей предложение руки и
       сердца. Чему третьекурсница очень удивилась, но от предложения не
       отказалась. Уже через месяц после регистрации мне стали намекать, что до
       меня она "перелюбила" всех желающих парней общежития, да и будучи замужем,
       мало стеснялась. Когда пелена с моих глаз окончательно спала, развёлся.
      -А почему после развода не примкнул к нашей компании?
      -Да знаешь, как то стыдно было, что так прокололся. Ниночка, а ты то как?
      -А я вышла замуж за Володьку- третьего из нашей компании-в начале второго
      курса пединститута. Больше с тоски чем по любви.
      -И как же вы теперь живёте?
      -Я живу с шестилетним сыном. А  Володька оказался никаким мужем и отцом,
      для него главное друзья и бутылка. Развелись четыре года назад.

      -Ниночка, это судьба! Давай хоть сейчас не упускать друг друга из вида.
      -Мы не виделись десять лет, наверное, оба поменялись НЕ в лучшую сторону.
      -Неправда! Я все эти десять лет мечтал о тебе. У меня две страсти: ты и
       наука- ядерная физика. Я уже кандидат наук, доцент. С сентября  я             начну           писать докторскую.
      -А я работаю в соседнем городе преподавателем пединститута. А в сентябре
       поеду с сыном в Москву в аспирантуру, уже получила направление.
      -Нинок, не надо в Москву, поехали со мной в Горький. У меня большая комната
       в общежитии аспирантов. Я очень хочу чтоб ты стала моей женой.

       Вот так внезапно Нина получила предложение. Они стали встречаться: весь
отпуск был впереди. Нина была счастлива как никогда. Пара сделала визиты к родителям друг друга. Те и другие были согласны с выбором своих детей. Приближался сентябрь. Нина уже собиралась уволиться со своей работы, как вдруг как гром среди ясного неба прозвучало ещё одно предложение суженного:
      
 -Нинок, понимаешь, дело в том, что у меня очень серьёзная докторская, и

 ребёнок будет мешать мне заниматься. Давай, ты оставишь (на время пока я пишу диссертацию) своего сына у своих родителей.
      -А я в качестве обслуги тебе не помешаю? Юра, благодарю тебя за прекрасно проведённый отпуск. Но своего сына я никогда не променяю ни на какого мужчину. Прощай.

      У Нины хватило сил дойти до дома родителей внешне спокойной, но зайдя в ворота, быстро пробежала через двор в огород, и там за дальними кустами вишни она упала в траву и долго рыдала, кусая руки, чтоб не закричать. Она оплакивала свою злую судьбу, обжёгшую её вторично. Обида на Юру переполняла её: ну, почему, почему он сразу не предупредил её, что её сын не нужен ему.

      Нина уехала в город, где работала, а затем вместе с сыном в Москву в аспирантуру. К концу аспирантуры она вышла замуж за своего преподавателя- профессора, которому её сын не был помехой.

     Юра вернулся в Горький в своё общежитие писать докторскую диссертацию, одновременно он преподавал в своём институте. Жизнь в общежитии слегка напрягала его. Где праздники и  будни не подчинялись никакому расписанию. Как то он обмолвился об этом на своей кафедре. Сказал между прочим, но одна МНСка на пятнадцать лет старше Юры и совсем не презентабельной внешности-  похожая на колбу, услышав для себя важную информацию, решила ею воспользоваться.

    Вскоре она подошла к нему и сказала:
    -Юра! У меня свой дом в частном секторе совсем недалеко от центра, а от нашего универа ( остановка за углом) идёт автобус без пересадок  почти до моего дома. Ну, минут пять пройтись для моциона.
    -Очень рад за Вас- сказал Юра сухо и повернулся, чтоб уйти по своим делам.
Но настырная МНСка не отставала:
     -Юра! Вы меня не поняли. Я предлагаю снять у меня комнату. У меня большой дом с садом. Мамы не стало. Мне страшно и неуютно одной в большом доме. А за комнату я много брать с Вас не буду, не больше чем сейчас  Вы платите за общагу. Мешать и докучать я Вам не буду. Просто буду знать, что в доме кроме меня есть живой человек.

     Поразмыслив несколько дней, Юра переехал к Вере Николаевне- так звали МНСку.
Примерно через неделю хозяйка предложила:
     -Юра! Мне без разницы готовить на себя или на двоих. Если Вы не против, я могу готовить на нас обоих. Не беспокойтесь, по карману это  Вас не ударит,- домашняя готовка дешевле столовской.

     Вот так Юра оказался почти в изоляции. И если поначалу радовался тишине,  покою и отсутствию  необходимости обслуживать себя, то постепенно стал скучать по общежитию и  девушкам, которые время от времени были нужны ему как мужчине. И стал задумываться Юрий, как бы объяснить хозяйке, что ему необходимо иногда приводить к себе дам. Он очень жалел, что не обговорил этот вопрос при найме комнаты. Он несколько раз пробовал начать разговор на эту щекотливую тему  во время общих трапез с хозяйкой, но то ли она не понимала, о чём он хочет сказать, то ли он говорил непонятными обиняками, и он оставил свои попытки.

    Как то ночью Юре не спалось, дверь в его комнату открылась и в неё скользнула хозяйка, одетая только в золотую цепочку. Она подошла, рывком отдёрнула одеяло и промолвив:
     -Ты ждал меня, мой голубь! Навалилась на него своими телесами и впилась в губы.


     После бурного секса двух изголодавшихся индивидуумов, хозяйка, отвалившись успокоила жильца:
     -Солнышко, не беспокойся, никто ничего не узнает, если ты сам на захочешь, а ты не захочешь, так что всё в порядке. У тебя шикарный пансион: всё включено! И засмеялась радостно, счастливо, ликующе.


    Вот скажите, дорогой читатель, как такое может быть: умный человек, кандидат


 наук, почти доктор, а лоханулся как последний дурак. И не просто лоханулся, а завяз по самое- ну, вы знаете по какое.


    И так, пошли серые будни. Вера Николаевна торжествовала в одиночестве- ну,  прямо Штирлиц в юбке, за что Юра был ей очень благодарен- не хватало ему только быть посмешищем в универе. Пансион "всё включено" функционировал как часы. Вера уже не приходила по ночам к Юре- у них была общая спальня. На работе, на людях они почти не общались, а если изредка и приходилось по работе перекинуться парой фраз то на Вы и как можно холоднее. Написание докторской успешно продвигалось.


    Месяц шёл за месяцем, вот уж и полгода пролетело, как Юра стал замечать что поправляться стала Вера. Хотел он предложить ей перейти на диету, да раздумал: до куклы  Барби ей как до луны, а килограмм меньше, килограмм больше погоды не сделает. Вера молчала, она хотела ребёнка и мужа одновременно, а известием о беременности боялась спугнуть потенциального отца, а  Юра никогда тесно не общавшийся с беременными, не понимал, что с ней происходит. На работе на полноту МНСки  тоже никто не обратил внимания-кому охота перемалывать косточки серой мыши, когда на кафедре полно красавиц, чья интимная жизнь бьёт ключом. Про Юру к тому времени у коллектива тоже сложилось своё мнение: бирюк, кроме своей докторской знать ничего не желающий.

   Как то поздно вечером,( Вера уже месяц как стала спать отдельно, жалуясь на боль в спине) она прокричала из своей комнаты:
     -Юра, вызывай скорую, рожаю...
Подбежавший Юра испуганно и не кстати спросил:
     -Не понял? От кого?
     -От тебя, дурак! Сроки подсчитай!
     Скорая всё не ехала, а Вера орала и орала...
Наконец, Веру увезли, а к утру она умерла, не сумев разродиться. Кесарево сечение  сделали на трупе, вытащив полуживого, задохнувшегося ребёнка, которого сразу положили в кювез долечивать. Врачи от ответственности за смерть Веры отказались: на учёт не вставала, первородящая в сорок четыре года...

     Откуда ни возьмись, как тараканы из всех щелей посыпались родственники. Видимо, дальние, так как при жизни Веры ни одного из них Юра не видел. Они быстренько вытряхнули Юру с занимаемой им площади, так что тот чуть успел собрать свои докторские документы. Юра вернулся в общежитие. Отдавая ему ключи, комендант сказал:
     -А я твою комнату никому не давал, знал. вернёшься.

     Юра подсчитал сроки, как советовала ему Вера и понял, что ребёнок действительно его. А родственники Веры уже вовсю оформляли дом на себя, а ребёнка в дом малютки.

     Долго пришлось доказывать новоявленному папаше родство с Вериным сыном. Свидетелей их общего проживания не нашлось. ДНК тогда ещё не было и в помине. Скорее всего, Юра просто усыновил собственного ребёнка как чужого. Из Вериной родни никто не препятствовал, так как на дом Юра не покушался.
 
     Подлеченного сынишку Юра принес в общагу. Взял отпуск по уходу. Бегал за смесями, за лекарствами. Бессонные ночи, бесконечная стирка- памперсов ещё не было. И дописывание диссертации. Он таки защитился! Но как это его вымотало.


    Сынок Саша подрастал, выравнивался, а папа Юра что то захандрил. Уже и знакомые удивлялись,  говоря в глаза:
     -Юра! Ты что, хочешь на полставки скелетом устроиться?


     В конце концов уговорили его сдать анализы. Результат  ошеломил: рак крови, что вообще то не мудрено: Юра так любил свою науку, что когда эксперимент в лаборатории проходил успешно, находился там до упора, наплевав на все нормы и правила, видимо, облучился.               
     Приехал брат из Москвы забрал с собой Юру с сынишкой. Там Юре сделали пересадку костного мозга-  брат был донором. Ничего не помогло. Юры не стало. Сашу забрал в свою семью дядя - брат Юры.

P.C. После смерти Юры вскоре скончался и его отец- остановилось сердце. Мать не захотела перебираться к оставшемуся сыну в шумную Москву. Решила доживать одна. У Нины всё в порядке: сын вырос ,учится в институте, муж любит и уважает её и она мужа уважает. Каждый год, приезжая к своим родителям и привозя им подарки, Нина не забывает и своей несостоявшейся свекрови. Навещает её. Они пьют чай с привезёнными лакомствами, потом садятся рядом и рассматривают альбом с Юриными фотографиями и плачут: мать о сыне, а Нина о своей единственной в жизни любви. 
 
   
 
   
 
      
 

 
   
   



   
      



    
   
   
   
 

      
        _
    
 
   


Рецензии
Жизненно, уважаемая Надежда. Да уж, вот так и профукал Юра свою жизнь, а ведь могло сложиться всё иначе, если бы... Печальная история.
С уважением и наилучшими пожеланиями,

Олег Литвин 2   09.03.2021 20:01     Заявить о нарушении
Да, уважаемый Олег, если б принял он чужого ребёнка, не обязательно сердцем, лишь умом- и был б ему и стол, и дом, и любящая женщина в нём. Не захотел чужого, получай своего! С уважением Надежда.

Надежда Мотовилова   09.03.2021 20:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.