Хирс Часть 7 Уж лучше бы...

       В Таджикистане  век вдовы недолог (в хорошем смысле этого слова) – хозяйство и живность требуют мужской хозяйской руки, к тому же калым (выкуп за невесту родителям) на порядок уменьшается, либо носит символический характер, да и детишки нуждаются  в отцовском покровительстве. Кроме того, вдова   вступает в брак не с пустыми руками, а с домом и хозяйством, оставшимися в наследство от покойного мужа. Поэтому «вдова» Асоева, зарекомендовавшая себя хорошей хозяйкой,  несмотря на пятерых детей, в рейтинге потенциальных невест городка оказалась на первом месте. Старейшины рассказали, что агроном, став вдовцом, посватался к Асоевой, тем более, что официальные власти дали «добро» на этот брак, признав Асоева погибшим.

       Только теперь Асоев с ужасом осознал, что побывал на свадьбе собственной жены! В голове доминировала одна мысль - «уж лучше бы меня безвозвратно накрыло лавиной…!»

       Дальнейшие события он помнит с трудом, пришел в себя только когда оказался в своем доме. Возле него хлопотала старшая сестра, которая пыталась накормить его лепешкой, густо намазанной каймаком (жирные сливки), предлагала наваристую шурпу (овощной суп с мясом) и блюдо с вареным машем – лучшим средством для поднятия сил истощенного организма.

       В ходе беседы, сестра сообщила, что агроном посватался к его жене, соблюдая все правила приличия, выдержав необходимое время. Женитьбу поддержали все родственники, так как в его смерти ни у кого сомнений не было. Накануне прошел обряд бракосочетания, и теперь его жена и агроном являются законными мужем и женой. «А я тогда кто?» - задал осипшим голосом вопрос Асоев, на что сестра неуверенно повела  плечами.… Случилось то, что случилось, и Асоев почувствовал себя выброшенным на обочину дороги. В какой - то мере ситуацию разрядили старейшины, которые ради соблюдения мира и спокойствия в поселке, предложили Асоеву расторгнуть брак   путем трехкратного произнесения слова «талок». По мусульманским законам мужчине достаточно сказать 3 раза «талок», чтобы дать развод жене.  Женщина также имеет право развестись с супругом в случае невыполнения им его прямых супружеских обязанностей на протяжении длительного времени, или отсутствия его без причины. Второй вариант больно бы ударил по самолюбию Асоева, поэтому ему было предложено самому прилюдно сказать трижды это заветное слово.  Жену привели в дом Асоева, вернее теперь уже в прошлом  их общий дом, она тихо и смиренно сидела в углу комнаты, спрятав глаза под чадрой, которую не одевала со дня их совместной свадьбы, и ожидала развода с ранее любимым супругом. Асоев в присутствии свидетелей -  нескольких старейшин, еле слышно смог выдавить из себя это слово трижды. Было видно, как при каждом произнесении слова «талок» уже теперь бывшая жена вздрагивала и трижды смахивала под чадрой набежавшую слезу, и с рыданием выскочила из комнаты после подтверждения старейшинами  окончания процедуры развода.

       Детей было решено пока оставить у матери с отчимом – до момента, когда Асоев сможет встать на ноги, и обеспечить семью, но перспективы эти были призрачными. В связи со «смертью» он был уволен с работы, на его место был устроен другой "живой" человек, к тому же застарелый вывих левого плеча сделал его инвалидом – движения рукой были ограничены, а попытка поднять руку, вызывала острую боль. Асоеву требовалось лечение. Обращение в травматологическое отделение центральной районной больницы ситуации не разрешило – травматолог предложил ехать для оперативного лечения в Душанбе, на что у Асоева не было ни средств, ни возможности, тем более, что каких - либо гарантий на выздоровление после оперативного вмешательства, врач не давал. Несмотря на помощь близких, выхода из ситуации Асоев не видел. Поселковые над ним откровенно посмеивались, от чего его все чаще стали посещать "плохие" мысли, он впал в состояние на грани физического и психического срыва. Асоев ничем не мог заниматься, целыми днями он лежал на кушетке, забросив живность и дом, порядок в котором поддерживался сестрой и приходящей старшей дочкой. Не умереть Асоеву помог случай – один из дальних родственников, навестивших Асоева, рассказал, что в памирском селении есть лекарь – табиб, который уже вылечил огромное количество людей. Народ к нему идет и идет со всех сторон, так, как он берется и помогает в, казалось – бы, безнадежных случаях. Однако, нрав у лекаря крутой, и лечить он берется не каждого и выбирает пациента, пристально посмотрев тому в глаза, и, если отказал, ни за какие коврижки и угрозы лечить этого человека не будет. Ответ на такие просьбы один: "Человек с черной душой должен лечиться у черных сил!". Этот рассказ буквально поднял Асоева с постели, ибо в который раз сквозь полную мглу он увидел лучик солнца, который давал надежду, надежду на выживание, надежду на провидение - должно же и ему когда то повезти!?

        Родственники были обрадованы переменами, произошедшими с Асоевым - большие глаза на истощенном лице светились надеждой, вновь появился аппетит. Сборы в дорогу были недолгими. Асоева снабдили деньгами, которые собрали родственники и после прощания с детьми, он пешим ходом направился в сторону Хорога, недалеко от которого в маленьком высокогорном кишлаке и проживал целитель.


Рецензии
Очень интересно! Жду продрожения

Валерия Панченко 2   24.07.2019 07:33     Заявить о нарушении