Кашалот выходит в море. Глава 1 и 2

      

                Глава 1.

Ночью задул зюйд-вест.  Он неистово завертел флюгера,  пробежался по черепичным крышам,  захлопал ставнями и заиграл кронами деревьев.  Мокрые простыни, висящие во дворах, надулись подобно парусам и стали рваться с веревок.

Соленая свежесть заполнила   окружающее пространство и забралась в каждый закоулок маленького городка.

Зюйд-вест навел «порядок» и в некоторых особо буйных головах.
Головы эти отличались на редкость авантюрным содержимым и были не прочь встрять в первое попавшееся приключение.

Хозяева голов пребывали как раз в том возрасте, когда море по колено, горы по плечу.  Они весьма дополняли друг друга и как триединый организм имели сообщающуюся мыслительную систему. Этакий змей о трёх головах!  Так что зюйд-вест пришёлся как нельзя кстати.

Главным авантюристом в компании слыл Тимка.  Именно его идеи воплощались в жизнь с завидным постоянством. И чем сумасброднее были эти идеи, тем быстрее они подхватывались друзьями Тимки и без промедления реализовывались. 

Тимкин брат Роська был ему под стать.  Он вообще воспринимал все Тимкины фантазии на «Ура!». А как же! Тимка был старше,  сильнее,  а главное – такой выдумщик, что только держись! Поэтому Роська до определенного возраста во всём копировал брата, и лишь совсем недавно стал проявлять собственный характер и вдруг приобрел независимую точку зрения.  Но, всё же Тимка оставался для него непререкаемым авторитетом.

Третьим в компанию входил Боц.  Настоящее имя у него было Санька, но еще в раннем детстве парнишку прозвали Боцманом за хозяйственность и умелые руки. А потом Боцман сократился до Боца.

Крепкий и достаточно высокий для своих лет Боц, отличался здравым смыслом, четко организованной головой и немногословностью.   Но иногда четко организованная голова Боца попадала под влияние Тимкиных идей. И в ней тоже начинал гулять зюйд-вест. Это происходило тогда, когда дело касалось моря. 

В общем, характер у Боца был самый, что ни на есть надежный. мальчишеский.  Но, имелась и обратная сторона медали – при всём своём внешнем спокойствии Боц был скор на решения.

Боц, внук потомственного моряка,  уже успел окончить первый курс мореходной школы. Но потом школу неожиданно расформировали, Старших курсантов перевели в мореходное училище, а «салажню» отправили по домам. Боц в число старших курсантов не входил, а как раз таки относился к категории «салажня»  и поэтому остался неудел. Нынешнее лето грозило стать унылым и скучным. Вот тебе и морская практика! Вот тебе и путешествие под парусами! 

Но ничего не поделаешь, он вернулся  домой. И вот тут-то судьба столкнула его с Тимкой и Роськой, год назад переехавшими в эти места, в качестве приложения к отставному дядюшке-капитану.  До этого они жили с родителями на Крайнем Севере, но часто болели, и было решено отправить их для постоянного проживания к теплому морю.  Словно само провидение прислало Боцу таких друзей.

И вот теперь эти трое целыми днями слонялись по округе, купались или рыбачили. Лето приобрело совершенно другую окраску,  из безнадёжно пропавшего, оно превращалось в веселое приключение,   полное увлекательных событий.

Так что зюйд-вест пришёлся  как нельзя кстати.

В старом лодочном сарае, принадлежащем Боциному деду, они обнаружили  некое подобие лодки, оснащенное мачтой. Оказалось, что еще в юности дед Боца построил её собственными руками. Боц, разумеется, выпросил у деда эту развалюху и принялся за её починку.  Ну так, чтобы иногда за рыбкой в море выйти, под парусом походить.

Но тут в Тимкиной голове блеснула  очередная идея.
– А давайте!..
И он своей завсегдашней скороговорочкой изложил очередной  план. После недолгих обсуждений было решено довести лодку до «ума» и отправиться  в путешествие.

И они с рвением принялись за дело. Лодку законопатили, подлатали, привели в порядок и вышли на ней в море. Но первые же испытания закончились для данной конструкции плачевно. Она нарвалась на подводную скалу и рассыпалась в щепки.

Прибывший на место происшествия дед констатировал:
– Восстановлению не подлежит!
– Да-а, – почесал затылок Боц, – проще новую начать.
Эти,  его неосторожно сказанные слова, Тимка творчески переосмыслил и тут же выдал очередную порцию фантазий: строить новую лодку.

– Яхту! – возразил Боц,  – если уж строить, так сразу яхту.
Действительно, чего мелочиться!  Яхта это самое то! Свежо, актуально и главное под силу! Во всяком случае, они искренне верили в свои возможности.
 
Так молчун Боц сам того не ожидая стал аккумулятором новой идеи.
– Так уж и быть! – сказал дед, – забирайте доски, стройте, а то также сгниют!
И он указал на припасенный некогда стройматериал.

Через день у друзей были подробные чертежи небольшой,  но вместительной яхты. Яхту решено было назвать «Дельфином».

Старый пирс у лодочного сарая превратился в судоверфь и работа закипела. 

Работали строго по чертежам, стараясь точно выдерживать все указанные пропорции.

– Ничего не понимаю, – хмыкнул Боц, – мне казалось, что масштаб первоначально был один к двум, а здесь один к трем.
– Да нет, тебе показалось! – поспешно уверил его Роська.
– Ну ладно, строим как есть, – вынес решение Тимка.

Боц только пожал плечами и принялся за работу.  Правда, был он в процессе работы несколько задумчив.  И всё же от чертежей не отступал ни на йоту.

Но тут дядюшке братьев приспичило ненадолго уехать из города, естественно, он взял мальчишек с собой.  Боц продолжал трудиться над яхтой в одиночку.

За неделю,  что отсутствовали Тимка и Роська,  Боц провернул огромную работу и набор яхты был почти готов.

Братья вернулись в город поздно ночью. И готовы были сразу же мчаться на пирс, но завредничавший дядюшка их не отпустил.

Утром, когда они прибежали к лодочному сараю, их взору открылась презанимательная картинка.  На берегу возвышалась громадина, которая могла вместить в свой трюм не менее сотни человек.

Около громадины в задумчивости стоял Боц.
– Что-то здесь не то! – глубокомысленно изрек Боц, – что-то мне подсказывает, что всё это должно быть в несколько раз меньше.
– А может быть, ты в пропорциях ошибся? – с надеждой в голосе выпалил Тимка, – вот так считал, считал и промахнулся.
– Не придумывай! – рассердился Боц, – всё было в соответствии с чертежами.

Он уставился в чертежи.  И докопался-таки до сути!
– Сдается мне, что первоначально в чертежах стояли немного другие цифры! Это что это за кривой нолик?  Я такого не рисовал, почерк не мой… Ещё один! Да они везде подрисованы! И масштаб все-таки изменен! Припоминается мне, что изначально он был один к двум.

И он подозрительно уставился на приятелей.
– А мы как строили?
– Один к трем, как и указано в чертежах.

–Знаю! Это происки Скумбрии! – закричал Тимка, – он давно уже на нашу яхту зарился! Ко мне подкатывал, в компанию напрашивался.  Только я ему сказал, что нечего на готовенькое!  Пусть  свою строят! Вот он и напакостил со злости!

Скумбрия был их извечным врагом. Из тех, кого принято называть «мелкими пакостниками».  Он обожал из-под тишка чего-нибудь навредить, стащить, раскурочить. То есть, делал всё то, чего Боц просто переносить не мог.  С самого детского сада Боц и Скумбрия были в постоянных контрах.  И Боца, не смотря на спокойный характер, иногда так и подмывало влепить Скумбрии хорошую затрещину. Но Скумбрия никогда не ходил один и еще он виртуозно умел изворачиваться, отпираться  и сваливать вину на других.  Что называется, «шкуру менял», вот за эту-то способность переворачивать ситуацию с ног на голову,  его  и прозвали Скумбрией.

– Ну, точно, я же чертежи в сарае оставлял! Вот он нолики и подрисовал, и масштаб исправил.  Ну ладно, Скумбрия, попомнишь!

Боц сжал кулаки и направился к завсегдашнему месту дислокации Скумбрии. Тимка поспешил за ним.

– Стойте!  Подождите! – крикнул им вслед Роська и, подобрав первую попавшуюся палку,  неохотно потащился следом.
– Да стойте же! – снова попытался остановить их Роська.

Но приятели его не слушали, а преисполненные благородного гнева, плечо к плечу шли навстречу врагу.

И встреча состоялась.

Боц стремительно приблизился к Скумбрии и, не говоря ни слова, вмазал ему по носу. Скумбрия взревел и бросился в драку. В ту же минуту по земле покатился клубок дерущихся тел.  А уже через  десять минут яростной схватки противник в лице Скумбрии и двух его приятелей, размазывая по щекам слезы и сопли, в спешке покинули поле боя.  Победа Боца и Тимки была полной и безоговорочной.

– Ладно, Боц! Ещё встретимся! – издали прокричал Скумбрия, хлюпая расквашенным носом.

– Боц, Боц ты не Босс, а сухопутненький матрос! – прокричал обидную дразнилку один из Скумбриных дружков.
– Боц, Боц, каранос, до матроса не дорос!  – подхватил другой.

Боц ринулся, было, следом, но потом передумал и, резко развернувшись, пошел обратно на берег.  Там, сидя на пирсе, они осмотрели свои боевые ранения, в виде синяков и шишек. И, не смотря на то, что эти извечные украшения мужчин противно саднили, остались весьма довольны состоявшейся сатисфакцией.

– А может это не Скумбрия, – задумчиво произнес Тимка, –  у Скумбрии на это мозгов не хватит. Только тогда кто?

– Да ладно, – признался Роська, – не ломай голову. Это я подрисовал!
– Что-о-о?!
– Мне показалось, что по первоначальным чертежам яхта получится больно уж маленькой, вот я и изменил масштаб и подрисовал нолики.

Неожиданно Боц расхохотался.
– Да уж, Роська! Учудил! А я Скумбрии по морде надавал!
– Ничего, ему полезно! – откликнулся Тимка, – давно нарывался! Помните,  сколько он нам в прошлый раз гадости наделал?

Тимка припомнил, как месяц назад Скумбрия с дружками попортили  у них удочки, которые ребята опрометчиво оставили на пирсе без пригляда всего на несколько минут, Лески оказались перемотаны между собой так, что их пришлось разрезать.

– И что же это получается.  Мы все делали с лишним ноликом, да ещё и умножали на три!

Тимка от всей  души дал Роське затрещину, пояснив, что это за излишнюю самодеятельность.
– Да ладно, – сказал Боц, – чего уж тетерь!

И пошел исправлять чертежи. Корпус надлежало спешно приводить в соответствие с первоначальными размерами.

Пришёл дед (в кои-то веки выбрался полюбопытствовать, что  там наклёвывается!), осмотрел остов, хмыкнул и начал разбирать эту чудо-конструцию. Тимка, Роська и Боц включились в работу. Так началась вторая попытка строительства вышеозначенного плавсредства.

В течение энного времени в пределах лодочного сарая при живейшем участии деда что-то строгалось, пилилось, сверлилось, сшивалось...
               
               

                Глава 2.

Наконец новый остов был готов, его обшили досками, настелили палубу.

Мальчишки законопатили борта, покрасили корпус и поставили мачту. И сейчас яхта блистала свежеокрашенными бортами и новеньким такелажем. Только доводи  до ума и выходи в море. 

А ещё через некоторое время маленький аккуратный «Дельфин»  нетерпеливо покачивался на прибрежной волне. 

Несколько дней друзья упражнялись в ходьбе под парусом и  почувствовали себя заправскими мореходами.
Оставалось запастись провиантом, и все пути-дороги открыты! 

Но тут возникла преграда в виде дядюшки-капитана, который наотрез отказался отпускать мальчишек в море одних.  И тогда на помощь пришёл дед.

Дед Боца был совсем не против отправиться  в поход вместе с новоиспечённой командой. Но вот незадача, мальчишкам нетерпелось в море, а у деда были безотлагательные дела, требующие на их разрешение нескольких дней.

Море манило,  ветер будоражил мысли. И  Боц  выступил с очередным предложением.

План Боца был одобрен в общих чертах.  Дед  решил, что ничего не будет плохого в том, если мальчишки самостоятельно доберутся до небольшого островка Рыбьего, что  в миле от берега и проведут пару деньков  полными робинзонами. С костром и рыбалкой. Он же постарается оперативно решить все дела и, добравшись на лодке до островка, уже вместе с ребятами продолжит маршрут.  Против такого плана дядя-капитан не возражал. 

Плавсредство загрузили всем необходимым, оснастили маленькой переносной рацией и на рассвете «Дельфин» вышел в море.

Яхта ходко шла вперёд.  Попутный ветер словно читал мысли мальчишек и гнал кораблик по намеченному пути.
 
Боц стоял у штурвала. Тимка валялся на палубе, зажмурившись и подставив лицо солнцу.  Роська слонялся без дела.

Роське не терпелось на остров.  Он вытащил карту и внимательно стал её рассматривать.
 
Внезапный порыв ветра выхватил карту из Роськиных рук. Она взвилась верх  и,  помахав на прощание смятым уголком,  упорхнула подобием бабочки.  Прямо за борт.
– Карта! – завопил Роська и ринулся следом. 

У самого борта Боц, бросив штурвал,  успел схватить Роську за шорты. Но  тут резинка в шортах лопнула, мелькнули малиновые плавки… 

И  вот уже Роська, отфыркиваясь и отчаянно загребая руками воду, стал кружить в нескольких метрах от яхты.
 – Стоп машина! – заорал Боц и сдёрнул парус.

Яхта остановилась. В воду полетел спасательный круг на верёвке и через  пару минут Роська уже сидел на палубе  мокрый, покрытый гусиной кожей и слегка ошалелый от внезапного приключения.

– А я не понял, ты чего сиганул в воду? – полюбопытствовал Тимка, приподнявшись на локтях и приоткрыв один глаз.

– Чего-чего! – стуча зубами, огрызнулся Роська, – карта в море улетела!  Делают какие-то летающие карты!

– Какая карта? – осторожно спросил Боц.
– Ну,  та, которая в рубке лежала.

Не дослушав, Боц бросился в рубку. Карты не было.

Тимка поднялся и отвесил братцу оплеуху. На этот раз Роська даже не огрызнулся.
 
– Ладно, – решил Боц, – путешествие продолжается. Радируем деду, чтоб не забыл запасную карту. А до острова и так доберёмся.
– А ты знаешь куда плыть? – поинтересовался Роська.
– Знаю, я там тыщу раз был с дедом. Там  один этот остров и есть!  Только не плыть, а идти!  По морю ходят!

Через некоторое время показался остров. Боц направил яхту к нему.
– А вот ещё один! – сказал вдруг Роська.
– И ещё! – закричал Тимка.
– Ну и какой же из них Рыбий?

Немного правее от первого острова возвышались ещё два.

Боц подошёл к борту и уставился на маячившие впереди острова.
–  Ничего не пойму, –  пробормотал Боц, – здесь должен быть только один остров. Не могли же ещё два взяться неведомо откуда.

– А вдруг тут вулкан!  И острова выросли буквально за одну ночь! А вдруг тут геологическая аномалия! А вдруг здесь тайная подводная база каких- нибудь шпионов! И эти острова искусственные!   И  не острова это вовсе, а  бункеры! А может…– голова Тимки как всегда заработала с лихорадочной быстротой и предположения посыпались одно за другим. 
Тимкины мысли явно играли в чехарду.

– Не болтай глупости! – оборвал его прагматик Боц, – этому должно быть какое-то более нормальное объяснение.
– А ты хочешь сказать, что мои объяснение не нормальные! – закипятился Тимка.
– Да ничего я не хочу.  Кроме как понять…

Боц,  стоя у борта,  задумчиво смотрел на приближающиеся островки. Внезапно его осенила очередная мысль,  и он со всех ног ринулся к штурвалу. Через минуту раздался его негодующий вопль. А если уж Боц так исходил на крик,  стало быть, случилось, действительно, что-то экстраординарное!
 
Тимка и Роська бросились следом.
– К-к-к-то?  К-к-к-то это сделал? – заикаясь,  спросил Боц.
И показал на  большой гаечный ключ,  валяющийся на палубе у самого нактоуза.
Братья пожали плечами.

– Не знаю, вчера вечером этого не было, – ответил Тимка.
– А утром было, – встрял Роська, – только я думал, что это так и надо.
– Скумбрия! – в голос гаркнули Тимка с Боцом.

– А чо? А чо такое? – Роська просто изнемогал от любопытства.
– Ты что забыл? Или не читал? Об этом же в «Пятнадцатилетнем капитане» написано!  Негоро подсунул под компас железный топор,  и судно сбилось с курса.
– Ты думаешь, Скумбрия читал «Пятнадцатилетнего капитана»? – с сомнением в голосе произнёс Роська,  – по-моему, последнее, что он одолел, это было «ма-ма мы-ла ра-му».
– Ну, о том, что компас сбивается, если рядом железо, наверняка слышал.  Не  в пустыне живёт! – возразил Тимка.

– И куда будем швартоваться? – Боц в растерянности вертел штурвал.
– Давай по центру. Мы так будем видеть и левый, и правый остров.  Деду легче нас искать будет.
– Дед нас здесь вообще искать не будет. Он к Рыбьему пойдёт, а мы в другое место попали.
– Значит надо выбираться!

– У меня живот болит, – сообщил Роська, – мне на берег надо.
– Ну, ты как всегда не вовремя! – рассердился Тимка, – тебе, что туалета мало!
– У-у, – замотал головой Роська, – он не работает.
– С утра работал! – Тимка подозрительно уставился на Роську.
– Ага, – согласился Роська, – работал. Только я туда яблоко уронил. От такого заявления Роськи Тимка даже дар речи потерял.
– Давай, только по быстрому!– скомандовал Боц.

Они пришвартовали яхту к ближайшему дереву и кинули якорь. И Роська помчался по своим делам.

Вернулся он довольно быстро и они готовы были уже отдать швартовы как Боц вдруг  сказал:
– Стоп! Вон видите тучка, через час будет шторм, поэтому, я думаю, лучше здесь переждать.  А деду по рации сообщим.

Ребята  спрыгнули на берег, устанавили палатку.  И как раз вовремя.  Лишь только успели перетащить с яхты в палатку кое-какие пожитки и часть провианта, как  грянула гроза и хлынул ливень.  На море поднялись барашки, волны потемнели  и стали угрожающе накатывать на берег.

Мальчишки сидели в палатке и радовались, что остались на берегу.

Внезапно что-то заскреблось в стенку палатки и раздался непонятный звук, напоминающий поскуливание. Тимка выглянул наружу и увидел лохматого мокрого пса. Пёс старательно пытался приподнять тент палатки.

– Иди-иди сюда, – позвал Тимка, и собака протиснулась в палатку.

Сразу же запахло мокрой собачьей шерстью.  Но псу этого показалось мало, и он от всей души встряхнулся.  Брызги  разлетелись во все стороны.
– Ну, ничего себе, наглость! – засмеялся Роська.

– Откуда здесь собака? Остров-то, кажется, необитаем, – удивился Боц.
Он вытащил из рюкзака сухой паёк и разделил его на четыре части.  И все четверо смели съестной припас за считанные минуты. 

К вечеру шторм прекратился, но мальчишки решили заночевать на острове.

Проснувшись среди ночи, Тимка обнаружил, что собака вбурилась  в серединку и теперь мирно  сопит во сне, пригревшись межу Боцом и Роськой.
– Ну,  ничего себе, хитрющая… –  подумал он и снова заснул.

   
продолжение  http://www.proza.ru/2019/07/22/1201               
               


Рецензии
Глава Увлекает! Вспомнилось туманное детство и книги Катаева... жму руку писателя! Я, как в песне, вдруг "вспомнил давно позабытое". Мой "первый корабль" в детстве, вернее "плот", был из 3х3 тяжелых шпал (ничем не скрепленных) и спущеных в котолован с накопившейся дождевой водой. я толкал его палкой, плыл и вооброжал Венецию...

Левин Айзек   01.08.2019 21:12     Заявить о нарушении
О, понимаю Вас, уважаемый Айзек! Мой первый опыт "мореплавания" тоже плот в котловане, только из досок!)))
Спасибо за добрые слова!
Всего Вам самого хорошего!

Айк Лалунц   03.08.2019 15:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.