Марина и её ангел-хранитель

Эти заметки основаны на наблюдениях автора и консультациях с его Ангелом-Хранителем (в вопросах, касающихся частной жизни последних).  Ниже, мы будем, для сокращения, называть их АХ.

Как искренне поведал мой АХ (а у нас приятельские отношения), долг твоего АХ состоит не в том, чтобы выполнять за тебя «грязную работу».  Это было бы непосильной ношей для любого, работающего не только бескорыстно, но даже, частенько, не получающего за это никакого морального вознаграждения.  Кроме того, АХ не связывают себя помощью в решении твоих каждодневных задач.  Их подход - стратегический: курс твоей жизни.  Твоя же задача - не быть свиньёй (в отношении самого себя!), а слушать дельные советы эксперта, управляя своей жизнью по его плану.  Надо просто быть открытым к его доводам, какими бы чуждыми они тебе ни казались на первый взгляд.  И это уже не вина АХ, если ты проявил самостоятельность и направил свою жизнь «под откос».  Всего же обиднее АХ  слушать твои обвинения в его адрес.  Он (мой АХ) добавил, что знает несколько своих коллег, у которых от такого обращения пропал всякий интерес к опеке своих питомцев, и они стали относиться к своим обязанностям спустя рукава.

Как мы увидим ниже, автор всеми силами пытался смягчить описание суровой правды жизни.  Думается, ему вряд ли это удалось.  Судите сами…

Марина, как она считала, была женщиной кроткой и беззащитной.  Лет 50-ти с гаком.  Природная деликатность не позволяет автору уточнить величину гака.  Она умело держала своего мужа, Игоря, в ежовых рукавицах.  Он привык не возражать.  Их друзьям казалось, что всё у них идёт замечательно.  Её сны, однако, твердили, что жизнь не удалась.  Казалось, что именно они были причиной её упорного давления на мужа в её свободное от сна время.  А его было, увы, достаточно.  Ну, не удалась жизнь - и всё тут!

Но в этом, даже больше, чем Игоря, она винила своего АХ.  Однако, в отличие от её безусловного, привычного и, почти не требующего усилий, контроля над мужем, она не смогла найти способ «подмять» своего АХ.  Он умело изворачивался: отмалчивался, шутил, отвечал вопросом на вопрос.  Впрочем, вы и сами знаете, как это им удаётся.  Он, и правда, немало от неё натерпелся.  Иногда у него просто руки опускались, и он боролся с искушением послать Марину подальше.  То есть, к другому АХ.  Только ангельское терпение удерживало его от применения крутых мер.  Он даже стал всерьёз подумывать об альтернативных (алкоголю) способах борьбы с приобретённым стрессом.  Таких, как заведение собачки или увлечение игрой в гольф (у них там всего этого - навалом).

Интересно то, что при этом оба АХ, как Игоря, так и Марины, нисколько не конфликтовали друг с другом.  Скорее, жили душа - в душу.  Со стороны даже могло показаться, что они оба - на стороне Игоря.  Поди, разберись в душе АХ!

Внутренний мир Марины и её ощущения стали всё быстрее превращаться в её единственную реальность.  Всё остальное, что ей не соответствовало - считалось выдумкой других людей или стечением специально подобранных против неё обстоятельств.  Ниже мы приведём некоторые факты, послужившие причиной отказа АХ Марины в принятии активного участия в её судьбе.

Например, она сочла себя покровительницей всего живого.  Когда их сосед, проживавший в доме напротив, позволил спилить огромную сосну, стоявшую перед его домом, чтобы избежать несчастного случая при её возможном падении во время шторма (на этом, в действительности, настояла страховая компания и городские власти), она прокралась ночью на его участок и порезала все покрышки его автомобиля.  Это было её местью, которая, безусловно, не могла возыметь никакого «педагогического» эффекта: ведь жертва так и не узнала причины нападения.  Подобные мелочи, впрочем, Марину не останавливали.  О последствиях она не думала, а потому не боялась.

С некоторых пор Игорь стал избегать даже отдалённых упоминаний о животных.  Это произошло после того, как он однажды рассказал Марине прекрасный старый анекдот про цирковую корову, которую лупил дрессировщик, чтобы заставить её говорить.  Марина не рассмеялась, а неприязненно заявила, - Очень жестокая история.  - Да не история это вовсе! - безуспешно пытался оправдаться Игорь, - Это всего лишь анекдот.  Просто драматизация…  Разговор был окончен.

Марина сделала дорогую, но совершенно ненужную покупку на интернете.  Разумеется, вопреки попыткам Игоря её отговорить.  Так как продавец не сообщал ни адреса своей компании, ни телефона, то результат был предсказуем.  Марина с воодушевлением ожидала прибытия покупки в течение месяцев.  Наконец, с осознанием того, что её покупка не придёт, весь дом наполнился криками и стоном: «Почему везёт всем, только не мне!  Почему весь мир обрушивается только на меня!  Где он был, мой АХ?  Где он, этот сукин сын?».

Тем временем, АХ Марины встретился с АХ Игоря.  Они о чём-то посовещались, покивали согласно головами и, судя по всему, остались довольны друг другом.

Бывало, уходя на работу, Игорь просил Марину оплатить по интернету текущий долг по кредитным карточкам.  Используя их общий счёт в банке.  С некоторых пор это стало невозможным.  Вернее, попросить-то можно, только результат часто оказывался плачевным.  Некоторые счета оставались неоплаченными.  Выяснение причин заканчивалось оскорблениями в его адрес.  Всё начиналось с просьбы Игоря о подтверждении оплаты.  Интернет-страница банка показывала, что оплата не была произведена.  В то же время Марина с криками приносила какой-то мятый клочок бумаги, и, тыча в свою запись пальцем, уведомляла, что это и есть настоящее подтверждение, а то, что показывает банк - обман.  Терпеливый Игорь уходил в себя, но Марина ещё долго напоминала о его недоверии.

Интересно, что при всём этом, друзья семьи не замечали перемен в состоянии Марины.  Она как всегда умело вела линию дружелюбной и радушной хозяйки дома.  Такое поведение (обеих сторон), однако, настолько типично, что вы сами наверняка видели немало подобного.  Впрочем,  это больше говорит о силе стереотипов, чем о проявлениях болезни.

Я попросил своего АХ помочь моему другу.  Он быстро (со смартфоном в руках это просто) связался с обоими АХ.  К концу разговора я уже понял, что их участие - дело безнадёжное.  Kак я и предполагал, случай Марины - клинический.  Однако, называясь таковым, излечению он не подлежит.  Имя болезни - старческая деменция или, по старинке, маразм.  Который, как мы знаем, пройдёт.  «Со временем».  Это объясняет, почему АХ Марины признал свою помощь безнадёжной.  Как я отметил выше, АХ c энтузиазмом готовы помочь своим подопечным, если ощущают в них желание к сотрудничеству.  В противном случае они просто не в состоянии помочь.

В своё время АХ Игоря, казалось, смог убедить его принять меры по спасению жены.  Когда ещё можно было попробовать замедлить течение болезни пилюлями.  Однако мягкие попытки Игоря уговорить Марину обратиться к врачу натыкались на непробиваемую стену её сопротивления.  Теперь же она стала просто вытеснять его из дома.  Он жил с ощущением, что участвует в процессе охоты, но вовсе не охотником (даже не собакой).  Каждое его слово подлежало скрупулёзной проверке, и наказание было неминуемым.  Увы, процесс зашёл слишком далеко, и требовал действенных мер с его стороны.  Разумеется, если он хотел сохранить статус-кво.  Он к этому не был готов.  А это уже говорит о «неодолимой» силе привычки самого Игоря.

Так уж устроена наша жизнь.  Стереотипы её существенно облегчают.  Но они же могут завести нас в тупик.  Автору кажется полезным держать равновесие, изредка взвешивая ценность своих привычек, чтобы вовремя избавиться от неблагоприятных.  Сказать-то легко, а, поди, сделай!  Прежде всего, что может служить нам надёжными весами?  Разумеется, объективная оценка специалиста.  Но где его взять за «разумную» цену?  Да вот он ведь, рядом, совершенно бесплатно!  Зачем же мы тогда изобрели Ангелов-Хранителей?!

Норволк, 7/15/19


Рецензии