Глава 10

Эленор была счастлива, что может исполнить мечту матери. Последовав совету Сьюзан, она не стала терять времени даром и приобрела билет на следующее число.

Из аэропорта Марко Поло ее багаж перенесли на маленькую моторную лодку. Всего один чемодан и небольшую сумку.
Солнце ярко светило и отражалось на водной глади. В это время года в Венеции начиналась жара.

Эленор сидела в лодке на сидении, обитом алым бархатом и улыбалась, глядя на лазурное небо. На мостиках, казавшихся воздушными, стояли изнываюшие от зноя туристы.
Девушка смотрела на сверкающие на солнце купола.
  Перед нею открывался город, старинный и прекрасный в своем величии.
Эленор не знала итальянского, но лодочник за долгие годы, что возил туристов, выучил английский.

- Мы плывем не так быстро, чтобы не создавать больших волн,- сказал он.- Через этот канал попадем в Гранд- канал и по нему доберемся до гостиницы.

Когда они проплывали между домами, ощущалась прохлада. Но в Большом канале солнце било в глаза. Эленор пожалела, что не захватила с собой очки.

На пристани лодочник подал ей руку и помог выйти. Везя свой чемодан на колесиках, она шла неспеша и вдыхала морской воздух.
Служащий регистратуры сверил документы и позвал служащего гостиницы помочь постоялице поднять чемодан.

Двери ее номера были уже открыты. Носильщик внес багаж. Девушка ощутила себя королевой. Отель Colombina находился во дворце.
Войдя в роскошные апартаменты, Эленор ахнула: здесь стояла мебель XVIII века, на обитых алым шелком стенах висели портреты дам времен Елизаветы Австрийской.

Широкая кровать была слишком велика для нее одной. Эленор вздохнула: она не предполагала увидеть такое великолепие, когда заказывала номер.

Пришла горничная, чтобы помочь распаковать чемодан, но постоялица отказалась от ее услуг.

- Что вы, синьора, у меня всего один чемодан. Я и сама с ним управлюсь.

Женщина пожала плечами и с натянутой улыбкой вышла из номера. Кто их разберет, этих иностранцев?
Эленор приехала отдыхать, но не намеревалась сидеть весь день в номере из-за жары и глядеть с балкона на канал.

Она приняла ванну и стала продумывать наряд на первый выход. Красное платье и рыжие волосы. Интересно, как она будет выглядеть?
Решение было принято в пользу красного платья. Наряд дополнила золотая цепочка с кулоном в такой же оправе. Обулась она в серебряные туфельки на низком каблуке.


Неподалеку от гостиницы находилась пристань. Эленор села в одну из лодок и проплавала по Большому каналу около часа. Она вышла на берег и поднялась на мостик, облокотившись на перила.

Венеция! Ей открывались великолепные виды на город, стоящий на воде. Как много красочных воспоминаний она надеялась увезти с собой.

Спустившись вниз, к воде, Эленор подошла к гондольеру в черных брюках, полосатой футболке и соломенной шляпе.

- Синьорина говорит по- итальянски?- спросил он на смеси английского и венецианского диалекта.

- Увы, нет,- Эленор виновато улыбнулась.

- Жаль,- разочарованно протянул он.- Я плохо говорит по- английский.

- Ничего страшного. Я хочу просто прокатиться на гондоле. А потом вернуться к площади Сан-Марко.

 -О, Сан-Марко!- приободрился он.- Si,
signorina,- он помог ей забраться в гондолу.

" Этак я целый день прокатаюсь по каналу",- усмехнулась про себя Эленор.

- Вы - турист?- спросил ее мужчина. Он не сидел, а стоял во весь рост, управляя одним веслом.

- Я только сегодня приехала и совсем
не знаю город. Моя мама мечтала здесь побывать.

- Мама любить Венецию? Это хорошо,- обрадовался он.- Мы все любить Венецию. Он приложил руку к груди.- Вы здесь одна?

- Да, приехала посмотреть город.

- Плохо. Нельзя такой красавице быть одна,- покачал он головой.

- Я не жалуюсь. Привыкаю быть одной.

Гондольер с недоумением посмотрел на девушку с тициановским цветом волос. Как бесподобно хороша она в своем красном платье.

- Будьте осторожны,- предупредил он.
- Туристы наклоняться над водой и нередко упал в воду.

Эленор отшатнулась от края, вцепившись в борт лодки.

- Но- но, не пугайтесь,- гондольер спешил исправить ошибку.- Здесь-я,и не дам упасть.

- Вы можете не успеть, а я не умею плавать,- жалобно сказала Эленор.

- Я уметь плавать,и не дам утонуть.

Гондола, украшенная изнутри алым бархатом, скользила по зеленовато- голубой воде. Они проплывали под мостиками, перекинутыми от одного дома к другому. Ее спутник молчал, не желая разрушать впечатление от неземной красоты.

Всплески волн из-под весла прерывали тишину. Время словно остановилось в этом городе. По-прежнему все передвигались по воде, ни одной машины она не заметила.
Завидев красивый мост, обложенный белым мрамором, у Эленор вырвался вздох восхищения.

- Мост Риальто,- представил ей гордость Венеции гондольер.- Один из символ Венеции. Здесь четыре моста, но Риальто самый красивый. В какой гостинице вы остановиться?

- В Коломбине.

- О, там есть Мост Вздохов. Его видно из окна.

- Обязательно посмотрю,- пообещала Эленор.

Поравнявшись с величественным дворцом, гондольер обратил внимание
девушки на здание.

 -Остров Сан-Джорджо Манджоре. Когда-то принадлежать венецианской семье Меммо. На острове есть монастырь, церковь, деревушка. С него видна площадь Сан-Марко.
Говорят, там есть сирены и памятник, который живой.

- Надо же, как интересно!- поразилась Эленор.

- Да - да, синьорина. Здесь гулять призраки.

- Ну, если все они такие милые, как вы, то я нисколько не боюсь,- улыбнулась Эленор, не желая обижать человека своим недоверием.

Лодочник очень смутился, но тоже улыбнулся в ответ.

Они подплывали к пристани. Эленор спустилась на берег и вручила гондольеру деньги. На что тот замахал руками и округлил глаза.

- Нет, синьорина, не надо!

- Но я так не могу. Восемьдесят евро для вас большие деньги.

- Нет, это подарок. Я не взять деньги у такой красивой девушки. И ваша мама любить Венецию.

- Простите, но если вы всем станете преподносить такие подарки, на что будет жить ваша семья?- не сдавалась
упрямица.

- А, есть заблуждение, что гондольеры бедные,- расхохотался мужчина.- Поверьте, синьорина, я не стать бедным, если не возьму у вас плату.

- Благодарю, синьор. Не знаю, как еще вас заставить взять их.

Мужчина улыбнулся, обнажив ряд белоснежных зубов и приподнял шляпу.
Эленор было очень неловко. Гондольер помахал ей на прощание рукой и послал воздушный поцелуй. Он отплывал, насвистывая веселую песенку.

 - Какой романтик,- девушка поймала себя на том, что смеется. Настроение заметно улучшилось.

Девушка вышла на площадь Сан-Марко, вымощенную кирпичами, уложенными "елочкой" из светлых и темных линий.

Рядом с Дворцом дожей возвышалась базилика Сан-Марко. Построенная для размещения мощей Святого Марка, которые были украдены венецианскими купцами у сарацинов.

Главный фасад здания был облицован мраморными плитами и украшен колоннами; имел пять входов в виде порталов с колоннами.
Арки, украшенные мозаикой и готическим венцом, являлись творением рук тосканских мастеров. В башенках стояли фигуры Святых.

Бронзовые двери Собора были привезены из Константинополя: створки их были выполнены из бронзовых пластин в виде павлиньего хвоста.
Другой фасад здания выходил на пьяцетту и Дворец дожей.
Облицованный мрамором и украшенный статуями Святых, он был обращен к морю. Изображенный на нем Святой Христофор, по преданию, избавлял от невзгод того, кто его видел.
Своды купола внутри, покрытые мозаикой, создавались еще до XI века.

В базилике мозаикой также были покрыты малые купола и люнеты.
Один из куполов содержал сцены, посвященные сотворению мира. Три малых купола были посвящены Иосифу Прекрасному. Купол Моисея содержал восемь сцен.

В помещениях, соединенных с Дворцом дожей, располагалась сокровищница Собора. Вход украшала мозаика, изображавшая двух ангелов. В ней хранились ларцы с украшениями, жемчугами и драгоценными камнями.
Много древних реликвий попали в Собор после войны крестоносцев в Константинополе.
 Четыре позолоченных коня из бронзы - квадрига, установили на лоджии базилики.Пала д'Оро - Золотой алтарь с выполненными на нем миниатюрами из эмали, привезли из Константинополя. Образ же Богородицы " Никопея" приписывали кисти Святого Луки.

Базилика, построенная в греческом стиле, приобрела современный образ, хоть в ней и смешались различные стили. В убранстве использовался восточный мрамор, колонны, барельефы, византийские скульптуры и готические капители.

У алтаря, созданного из цветного мрамора, установили статуи двенадцати апостолов, Девы Марии и апостола Марка.
Ступая по мраморным плитам, Эленор поражалась убранству Собора.
Сама мозаика на полу чего стоила: здесь присутствовали как геометрические фигуры, так и изображения животных и растений.

Эленор восхищалась красотою Собора. Можно осматривать его до самого вечера. Но ей надо успеть уложиться в три дня. Она вышла из Базилики, мысленно молясь за души усопших.
 
На площади Сан-Марко, как всегда было многолюдно. Гости Венеции фотографировали Базилику, делали снимки родных. Дети бегали по площади и гоняли голубей. Сколько радости и восторга было в их глазах, когда птицы сизым облаком взмывали ввысь, заслоняя собою солнце. Тогда казалось, что по небу движется туча и вот- вот хлынет дождь.

Некоторые родители делали детям замечание, чтобы они не трогали птиц.
Голуби жили здесь с самого построения Собора. При открытии храма венецианцы принесли дары. Один из жителей принес клетку с голубями в дар. Когда ее раскрыли, птицы вылетели и уселись у статуи Святого Марка. Дож посчитал это знаком и издал указ, запрещающий изгонять птиц. Их и по сей день кормили на площади как сами жители, так и туристы.

Эленор увидела фотографа, который стоял на площади. Пожилой венецианец прохаживался с камерой и предлагал услуги.

- Не желает ли синьорина сделать фото?- он был сама любезность.

- Если только не выйду на нем плохо,- она провела рукою от волос к подолу.

- Что значит- " неплохо"? Синьорина прекрасна, как венецианская роза,- он поцеловал сложенные пальцы. - Встаньте вот здесь.

Мастер своего дела, фотограф выбрал нужный ракурс и нажал на кнопку.

- Bellissimo! - восторженно вскричал он.- Синьорина, сколько снимков вам нужно?

- Думаю, трех достаточно,- посчитала Эленор. Один отправит Сьюзан, другой- Мерфи, а третий оставит себе.

- Я сделаю несколько разных! Вы меня вдохновили! Настоящая графиня!

Более восторженных эпитетов ей еще слышать не доводилось. Поддавшись уговорам мужчины, Эленор вставала в позы и улыбалась.
Прохожие начинали останавливаться и думали, что это проходят съемки для журнала.

- Вы сделаете мне рекламу! - фотограф светился от счастья.- Я отдам вам фотографии просто так.

- О, это второй раз за день,- простонала Эленор.- Так нельзя.

- Нет, синьорина, я же использую ваши фото в своих целях. Не стоит отказываться. Как я понимаю того человека, что не взял деньги. Вы похожи на Солнце, что рисовали великие художники! Словно сошли с картины Боттичелли!

Эленор устала бороться с настойчивым фотографом. Помпезная Венеция сводила с ума. Хотелось ходить по узким улочкам, восхищаться
и чувствовать себя хоть ненадолго счастливой.

Фотографии она получила через десять минут. На фоне Базилики стояла красивая девушка с вьющимися рыжими волосами и взлетающими за спиною птицами.
Снимки были великолепны.
Расстроганная Эленор поцеловала фотографа в щеку, чем несказанно его смутила.

- Не стоит благодарностей, синьорина. Художник видит красоту и воплощает ее на холсте. Так же и фотограф.

Эленор спрятала снимки в сумочку и направилась в сторону библиотеки. Она прошла мимо Дворца дожей, примера венецианской готики.
Палаццо Дукале являлся одной из самых известных достопримечательностей Венеции и состоял из трех частей: зала Совета, бывшего дворца Правосудия и резиденции самих дожей.

Здесь стояли статуи Филиппо Календарио. Между Дворцом и Базиликой Сан-Марко находились Бумажные ворота, украшенные шпилями, статуями и трилистниками.
Наверх вела парадная лестница с позолоченной лепниной. В большом зале собирался Большой совет, состоящий из дворян. Зал имел невероятный золотой потолок и украшенные фресками стены.
Два зала: Сенат Венецианской республики и Зал Коллегии были богато украшены картинами Веронезе и Тинторетто.

Выйдя на небольшую площадь, примыкающую к площади Сан-Марко, взору ее предстали две большие колонны из розового мрамора. Одну из них венчала скульптура бронзового крылатого льва - символа Венеции, другую - мраморная скульптура воина Святого Теодора.
 Место между колоннами много веков назад использовали для казней. Осужденного поворачивали лицом к часам на Башне. Среди жителей бытовало суеверие, что нельзя проходить между колоннами.
Эленор передернуло от этой мысли.
 Она обернулась к Часовой башне, которую можно видеть из вод лагуны.
Нижние два этажа создавали арку, ведущую на главную улицу города.
На террасе, на вершине башни находились две статуи: старый и молодой мужчины били в колокол.

Этажом ниже, на голубом фоне с золотыми звездами стоял крылатый лев с раскрытой книгой. Еще ниже Богородица с Младенцем восседала в полукруглой галерее. Дважды в год, на
Богоявление и Вознесение в одной из дверей появлялись три волхва, которые шли за трубящим ангелом и поклонялись Богородице.

Ниже, на большом циферблате с сине- золотой отделкой золотая стрелка с изображением солнца двигалась по кругу и показывала время. Внутри мраморного обода медленно вращались знаки зодиака.

Эленор долго смотрела на башню, разглядывая фигуры. Башня представляла собою настоящее произведение искусства.

Девушка не сразу поняла, почему ей стало некомфортно. Обернувшись, она заметила стоящую неподалеку женщину в карнавальном костюме. Одета она была в пестрое длинное платье, выделявшееся ярким пятном и выглядящее фантастическим. Голову венчала невероятной красоты шляпа, украшенная цветами и огромной бабочкой. На лице незнакомки красовалась белая с золотом маска.
  Затянутой в черную перчатку рукой она поманила Эленор за собой.

" Куда она зовет меня?" - удивилась путешественница. Следовать за незнакомкой или остаться?
Та почувствовала сомнения девушки и сделала реверанс. Все происходило, как во сне.
 Июнь - не время карнавалов. Так откуда взялась прекрасная незнакомка в странном наряде?

- Следуй за мной,- услышала она нежный голос.- Не бойся.

Эленор шла за нею по мостовой, не обращая внимания на удивленных прохожих. Те оборачивались, чтобы воочию убедиться в реальности происходящего.

- Мама, мама, разве сейчас карнавал?- спросила смешная девчушка, подпрыгивая на одной ножке и дергая мать за рукав.

- Нет, что ты. Наверное, тетя играет в театре,- не нашла другого объяснения та.

- Нет, тетя не играет в театре. Она - ангел, спустившийся с небес, чтобы помочь той девушке.

- Что за ерунду ты говоришь,- женщина виновато улыбалась прохожим.- Разве ангелы носят такие костюмы? Да и крыльев у нее нет.

- Все равно, я знаю: она - ангел! - не унималась девочка.

Эленор присмотрелась к женщине, но ничего подобного не заметила. Вероятно, ребенок нафантазировал себе небылицу и сам в нее поверил.
Женщина в пестром спустилась по ступенькам, подошла к гондольеру и пошепталась с ним.

- Синьорина, спуститесь вниз,- попросил он Эленор.

- Куда мы поплывем?- спросила Эленор.

- На остров Дорсодуро.

Эленор была в замешательстве. Вот так, сесть в лодку с незнакомкой и плыть в неизвестном направлении?

- Синьорина, не бойтесь. Дама ждет вас.

Губы под маской растянулись в улыбке.



По Гранд-каналу гондольер плыл к острову, на котором еще издалека Эленор заметила белоснежную церковь.

- Что это за здание?- восторженно спросила она.

- Санта Мария делла Салюте,- все с той же улыбкой отвечала женщина.

- Кто вы?- задала вопрос девушка.

- Я не вправе говорить этого. Считай, что я - хороший друг.

- Друг. Я ведь вас совсем не знаю.

- И вместе с тем, следуешь за мной. Это что-то - да значит.

- Зачем мы плывем туда?

- Узнаешь,- женщина красиво взмахнула рукой. - Прости, но я оставлю там тебя одну.

- Как же так? - воскликнула Эленор.- Не понимаю, к чему все эти тайны.

Незнакомка не ответила ей, только опустила руку, прямо в перчатке, в воду. Подплыв к ступеням церкви, гондольер подождал, пока Эленор сойдет.

- Прощай, Эленор,- женщина взмахнула рукой и мирриады соленых брызг засветились в лучах заходящего солнца.

Гондола быстро отплывала, увозя прекрасную незнакомку и оставив растерянную Эленор на берегу.
Девушка, затаив дыхание, поднялась по лестнице и оказалась у дверей Базилики. На фасаде здания стояли скульптуры архангела Михаила и Девы Марии. Любопытство пересилило и она вошла в церковь.

Светлая и просторная, с большими окнами и восьмигранным основанием она выглядела причудливо. Эленор ходила по мраморному полу вдоль капелл, пока не приблизилась к алтарю с иконой Девы Марии.

- Избавительница Венеции от чумы,-
услышала она позади себя голос.

- Простите, что?- удивилась Эленор и оглянулась.

Она чуть не столкнулась с сухонькой сгорбленной старушкой.

- Не что, а Кто,- поправила она Эленор.- Церковь построена в Ее честь. Сейчас не те времена. Раньше на Гранд- канале от одного берега к другому выстраивались лодки, поверх которых настилался мост. И верующие
шли в храм на мессу.

- Прекрасный храм,- сказала Эленор.- Я не местная, меня привезла сюда... знакомая.

При воспоминании о странной незнакомке все внутри содрогнулось. Откуда она узнала ее имя? Вот, теперь выбираться отсюда придется самой.

- Сразу видно, приезжая,- прошамкала старушка.- Гондольеры нынче много берут, да и валоретте везет недешево. Я за весь год ни разу не могла сюда выбраться. Сегодня что-то потянуло. Насобирала денег и приехала. А кошелек с деньгами потеряла... Очень люблю этот храм, да как обратно буду возвращаться? И жить-то на что?

- Бабушка, а как же дети, не помогают?

Старушка с тоскою посмотрела на нее.

- Нет у меня никого. Был сын, да и тот утонул. Вот и живу одна.

- Вы хорошо говорите по-английски.

- Так что ж странного? Мы все его знаем, только милее нам венецианский.

Эленор посмотрела на Богородицу. В глазах ее отразилась печаль. Девушка подумала о тех деньгах, которые у нее сегодня не взяли. Рука сама потянулась к сумочке. Она достала кошелек, в котором было достаточно денег и оставалось еще на валоретте.
Еще у нее была цепочка. Эленор сняла ее с шеи и вместе с деньгами протянула старушке.

- Что это?- удивилась та.

- Возьмите, бабушка. Денег здесь не так много, но цепочка с кулоном золотые.

- Что ты, детка, я не приму такой дар,- старушка вернула ей деньги и украшение.

- Бабушка, я настаиваю,- Эленор вложила все в морщинистую руку.- На эти деньги вы сможете несколько раз посетить церковь. А у меня еще есть, в гостинице.

Руки старушки задрожали, слеза скатилась по щеке.

- Благослови тебя Господь, дитя!- она плакала.- Сам ангел послал тебя мне.

- Ангел?

- Я видела его во сне! Женщина в карнавальном костюме. Она сказала прийти сюда, в церковь. Ох, седая моя голова!

Старушка стала рыться в холщовой сумке и вытащила какую-то странную вещицу.

- Она просила передать тебе это.

На ладонь Эленор опустилась маленькая бархатная коробочка. Старушка одобрительно кивнула. Крышка под пальцами раскрылась и Эленор увидела сухой лепесток розы на алом шелке.
Пораженная увиденным, она стояла и смотрела на него, как на чудо.

Откуда он у вас?- взволнованно спросила Эленор.- И почему вы мне его даете?

Седовласая женщина улыбнулась.

- Он передавался у нас из рода в род.
Предание гласило: придет красноволосая хранительница розы и заберет лепесток.

Тут она поразилась своему открытию.

- Так это ты - Хранитель розы? Красноволосая дева!

- Я даже не знаю, что это за роза,- вздохнула Эленор.- У нас в доме лежал только стебель с засохшими листьями.

Лишь тот, кто беды испытал,
Судьбой суровой был гоним
Его вознес на пьедестал.
Он милость Божью оценил.

- Какие странные стихи,- Эленор пыталась понять смысл.

- Милосердие, деточка. Ничто иное, как милосердие. Хвала Господу, я дождалась тебя, ибо некому мне передать лепесток.

- Бабушка, что мне с ним делать? Что это за роза?

- О том ничего не знаю. Одно лишь слыхала в детстве от бабки, что в розе той собраны все добродетели человеческие. И кто тем цветком владеет, избрала его сама богиня. Какая богиня, тоже не сказывали.

С этими словами старушка перекрестилась и заковыляла к выходу. Эленор вновь заглянула в коробочку. Лепесток был коричневым и сморщенным, но от него исходил такой аромат, словно вся Базилика была усыпанна цветами. Неужели это лепесток от ее стебля?

Девушка спохватилась: она могла бы
оплатить проезд за двоих. Выбежав за двери Базилики, Эленор оглянулась вокруг, ища глазами старушку. Но ее нигде не было.




   


   


   


   

   


   

   


   


   

   
   


   


Рецензии