Колдунья Степанида

Давно это было.  Шёл 10-й или 11-й год прошлого века. Километрах в пяти от деревни Осотки располагался хутор. Совсем маленький это был хутор. Три подворья с маленькими хатками, в одной из которых никто давно не жил,  да колодец с артезианской водицей, да речка невдалеке протекала. Вот и всё, и весь хутор. А кругом степь. Были в этой степной зоне небольшие рощицы, всё больше  из акаций да липы. Берёзок совсем немного, плохо они тут росли, а хвойных деревьев так местные жители  и совсем не видели. Но тем не менее, рощицы эти были любимыми у здешней молодёжи. Ходили туда девчата да парни погулять, гармошку послушать  да песни попеть.   Понятно, дело молодое. Одна из таких рощиц находилась аккурат возле хуторка.
И вот однажды идут молодые хлопцы в рощицу мимо хутора и видят, что в той хатке, где никто не живёт, как вроде бы свет показался в окошке. Удивились. Кто же это там может быть? Али показалось?  Да нет, вроде не показалось, горит свеча в хатке и видно, ходит там кто-то и даже слышно, песню поёт. А голос чистый такой, прямо хрустальный, как вода в ручье бежит-журчит.  Остановились. Притихли. Слушают. Да только песня сразу прервалась  и огонёк погас.
Постояли немного и к окошку прильнули, смотрят, но ничего не видят. Один из хлопцев дверь в хатку открыл, хотел войти да посмотреть, что там такое, но едва в сени вошёл, тени какие-то странные увидел и страшно  парню стало, назад возвернулся. Другие смеяться начали, мол, чего испугался.  Но и они возвернулись. Идут дальше, молчат. Каждый думает о том, что надо завтра днём по солнышку сходить да посмотреть.   
Напрасно  девки ждали их в рощице, не захотелось хлопцам туда идти, домой вернулись.
А утром, не сговариваясь возле хатки все появились. Открыли дверь и в сени вошли. Всё нормально, никаких тебе теней и ничего там не увидели. В хатку без боязни вошли, ничего и никого там нет и лишь в одном углу травы свежесобранной много лежит, да ленточку алую в ней увидели.
- Глядите, ленточка, - сказал Прошка, - никак певунья оставила её тут. Но другие парни одёрнули его, какая певунья? То, мол причудилось нам. Решили, что траву бабка-соседка принесла сушить сюда, чтоб не на солнце сохла, а в тенёчке, а ленточку тоже она потеряла. Хотя и понимали, что никак не могло быть ленточки у старухи, но объяснение этому было принято так. Ясно дело, почудилось хлопцам.

Вскоре о хатке и певуньи все и позабыли. Парни в рощицу ходили, с девками там веселились. А Весна-Красна Лету ясному и солнечному дорогу уступает. Вот и праздник Ивана Купалы наступает. Девки готовятся к нему, сарафаны вышивкой украшают да новые кокошники примеряют.   Важный праздник, нечего и говорить, от него много зависит. И надеются девки, что праздник удачу им принесёт, надо только постараться да венки  правильно сплести. Для венков цветы и трава годятся только те, что собраны на рассвете. Вот и торопятся они, встают рано-рано, собираются вместе и идут к холму за рощицей.
Идут одни, без парней. Ясно дело, траву собирать надо в одних рубахах, сарафаны и кокошники скинув, да волосы распустив. Только такая трава будет правильной. Она не только для венков, но и для лечения и исцеления годится.
И вот идут они и видят девица молодая да красивая навстречу им идёт и уже с венком на голове и с травой в холщёвой  котомке.
Кто такая? Откуда взялась? Никому девица неизвестна эта. И почему так рано венок сплела и траву собрала? Ведьма! Никак ведьма! Только для колдовства траву  на Иванов День собирают ночью. Остановились они, а девица стороной прошла и дальше пошла. Любопытно стало девкам, смотрят, куда же пошла? Неужто к речке? Тоже хочет искупаться да венок свой пустить? Девки и о венках позабыли, готовы следом за незнакомой девицей пойти да подсмотреть. Но как пойдёшь, когда и спрятаться негде?  Не лес же, а степь кругом.
Постояли-постояли да и дальше пошли.  Собирают траву, венки плетут, а сами о незнакомке думают. И такая же она ладная да красивая, и сарафан на ней расшит бисером и кокошник с камнями, ни у кого из местных девчат нет такого. И откуда взялась такая?

2.
Позабыли девки и на солнышко поглядывать. Собирают траву, а всё эта девица незнакомая из головы не выходит, всё о ней думали. А как ждали они Иванов день, как надеялись увидеть мерцание солнца при его восходе! Знали ведь, на Ивана Купала солнышко при восходе мерцает и кто это увидит, тот не будет болеть весь год и желание того сбудется. Надо только шёпотом попросить его исполнения.
Да куда там! Всё эта девица испортила! Хорошо ещё не забыли ветерок попросить унести от них всё плохое. Мало ли что может быть, и сглаз мог быть и колдовство.  А утро было ветреным, как раз то, что надо для этого дела.   

А незнакомая девица пошла к речке. Сняла с себя всю одежду свою красивую, надела рубаху, ту, что траву в ней собирала и вошла в воду, венок, что в руках держала пустила по течению со словами, которые обычно говорят девушки, желающие найти себе суженного.   Унесло течением веночек, уплыл. Да поймает ли его кто-либо? Поймает, она знает это, ибо не простая то была девушка.
Вышла она на бережок, хотела одеться, да подождать того, ко веночек её поймает и принесёт. Смотрит, а одежды её и нет.  Стоит в одной рубашке да с распущенными волосами,  и смотрит по сторонам. А рубаха на ней была не простая, старинная, прабабушкой её сшитая специально для  Иванова дня, от прабабушки  и досталась ей она.   
Догадалась девица куда одежда её делась, в ивняке парни ей показались. А это и были парни. Арсений, сын богача из деревни Осотки и его друг, здоровяк Власий, служивший Арсению верой и правдой, заискивающий перед ним и гордившийся дружбой с ним. Да нечем тут было гордиться, все на деревне знали, неплохой парень Власий, но поддался влиянию барчука Арсения и творить начал по его велению не совсем праведные дела.
Вот и сейчас, сказал барчук, что запрячутся в ивняке у речки и будут подглядывать за девками, когда те купаться придут да венки бросать в воду. Не по нутру это Власию было, но отказать не мог, привык уже во всём Арсения слушаться, а не своим умом жить.   
Зашли они в ивняк, где погуще и стали ждать. Не ожидали, что быстро девки подойдут, ещё рассвет только-только забагровел. Рань.   И тут видят, девица идёт незнакомая, а сама красавица писаная, каких хлопцы эти и не видали. Подошла она к речке, сняла всю одежду с себя и стоит нагая, с ветерком шепчется. Хлопцы замерли, слова вымолвить не могут. А она достала из холщёвой сумки рубаху, надела её, взяла в руки венок и вошла в воду. Чудная какая-то.
Велел Арсений Власию принести одежду красавицы тот и принёс.
- Теперь она моя будет, - сказал Арсений, - сегодня же с ней буду.
- Та у тебя же Улита есть, ты же её любишь, жениться на ней собрался, - напомнил Власий.
- Какая там Улита? А кто эту красоту поимеет? Ты, что ли? – спросил не терпящим возражений голосом Арсений, - Знаю, нравится тебе Улита. Так я помогу тебе ею овладеть и жениться на ней, а сейчас ты мне поможешь. Не я буду, если не завладею этой красотой.

Когда красавица вышла и не обнаружила своей одежды, Арсений отправил Власия за ней.
- Иди, тащи её ко мне.
   
Власий выбежал из ивняка, схватил красавицу своими могучими руками, перекинул через плечо  и понёс к Арсению. Красавица кричала, сопротивлялась и била его кулаками по спине, да разве ж она сможет вырваться от Власия?

3.
А в это время к ивняку приближался  Ларион. В руках у него был венок, который девица пустила по течению. Ларион был сиротой, жил в деревне у своего дяди-кузнеца и работал у него подмастерьем. Не венки ловить пришёл он к речке, жена дяди отправила его искать корову, которая не вернулась из стада. Но а увидев плывущий венок, Ларион  поймал его в воде, и узнать ему захотелось, кто же этот венок бросил. Может судьба это его? 
Ларион был ещё совсем юным, на девок поглядывал, но пока ещё никого не приметил. Да и некогда было ему примечать, дядя загружал работой, а если в кузне и выпадала свободная минутка, то жена кузнеца всегда  дело находила. Да и как не загружать его работой? Нахлебник. Из милости живёт в семье кузнеца, да хлеб его ест.
Вот и сейчас, оправила  его тётя, да велела не задерживаться, как найдёт корову, сразу домой возвращаться да спать ложиться, ибо работа для него есть с раннего утра.
Не корову парень нашёл, венок. И как тут не пойти  вверх по реке да не посмотреть, кто же  венок бросил из таких красивых цветов да ленточкой алой перевязанный.   К девушке подойти он не собирался, хотел лишь издали на неё посмотреть. И не подошёл бы, да крик её услышал.
Побежал на крик, видит, Арсений рубаху с девушки срывает, а верный его холоп Власий держит её.  Накинулся Ларион на обидчиков, палкой, что для коровы приготовил, бить их начал. Да что для Власия палка? Выхватил он у Лариона и переломил её.
- Уйди! – скомандовал  Арсений, - а то худо будет, Власий тебя как и палку напополам переломит. Заступник нашёлся.
- Убирайся отсюда, говорю, - Власий подключился, - не доводи до греха.
Но   не собирался Ларион уходить, пинал их ногами, хлестал ветками. Разозлился Власий, бросил девушку и на Лариона переключился, бил его чем не попадя, а Ларион  думал лишь об одном, девушка лишь бы убежала.  А она вырвалась от Арсения, а убегать не убегает.
- Беги, - просит её  Ларион, а сам уже и говорить не может, -  убегай от них.
А девушка и говорит:
- Ты, Ларион, напрасно ввязался. Я себя защитить могу, а вот тебя они покалечили, - сказала и подошла к Власию, взяла его за локоть и рука его бессильно опустилась вниз. Пытается он её поднять, а не может.  А Арсений в это время с земли хочет подняться, а не может и что с ним случилось, не поймёт, ноги не слушаются его.
Власий оставил в покое Лариона и тот упал на землю. Села возле него девица, начала раны и ушибы подолом своей рубахи вытирать, те  и исчезли, как будто и не было их.
«Что за чудо, - думает Ларион, - были раны и нет их, куда ж делись? И боль прошла, ничего не болит»
- А откуда ты имя моё знаешь, - спросил.
- Знаю и всё, - ответила девушка.
- А тебя как зовут, - просил Ларион, - ты чья? Я что-то не видел тебя в нашей деревне.
- А меня Степанида зовут. Пойдём отсюда, Ларион, пусть они тут сами остаются.
- Так мне корову искать надо, со сада не вернулась, а без коровы  меня и домой не пустят.
- А что её искать, ту корову? Вон она, - сказала Степанида и рукой показала  в ту сторону откуда Ларион и пришёл.
- И правда, наша корова, - сказал и посмотрел на Арсения, а тот силится подняться, а никак не может. Просит Власия подсобить. Да только Власий с рукой своей поделать ничего не может. Подбежал к Степаниде, просит её, умоляет простить.
- Понял я, не простая ты девка, наколдовала. Прости нас с Арсением, - чуть не плачет  Власий, - Как же мне без руки-то, как я хлеб насущный зарабатывать буду? Мне ж без руки не жить.
- За себя проси, тогда может и помогу твоей руке.
Власий снова просит-умоляет.
- Век благодарен буду тебе, - обещает.
Согласилась Степанида помочь ему, да только не сразу. Пообещала , что к полудню всё пройдёт у него.
- А за Арсения не обессудь. Долго ему придётся искупать вину свою.
Ушли Степанида да Ларион, а следом и корова пошла. А Арсений так и сидит, не встанет, и Власий сел с ним рядом, что-то говорит, видно успокаивает.    Жалко Лариону Арсения, тоже просит за него. Послушалась Лариона Степанида, отпустила ему ногу одну.
А тут и песня вдали послышалась, это девки с венками к речке идут.             

Продолжение здесь: http://www.proza.ru/2019/07/27/627


Рецензии