Глава 12

Не разбирая дороги, Эленор бежала наверх, в свой номер. Пробиваясь сквозь вереницу спускающихся и поднимающихся по лестнице людей, поравнялась с дверью номера, вбежала в него и заперлась. Тяжело дыша, прислонилась к двери, переводя дух.

Больше всего она боялась, что этот человек мог все, даже пройти сквозь стену, наверное.
Нет, это было каким-то сумасшествием! Может, он иллюзионист? Она не могла отрицать, что осталась под впечатлением от того трюка.

Как ловко он сменил внешность! Или это был гипноз? Ведь предупредил же: таким его видит только Эленор.
Поначалу девушка даже успокоилась, но тут вспомнила ворона в зеркале и страх вновь вернулся. Нет, так больше нельзя, иначе сойдет с ума!

Девушка пересекла комнату и оказалась у стойки с телефоном. Портье ей сейчас не нужен. Требовалось с кем-то обсудить последние новости и этим человеком будет Пол.

Забравшись с ногами на кровать, Эленор взяла оставленный на ней ноутбук, еще раз отругав себя за забывчивость. В ее отсутствие в номер
могли войти, а ноутбук был не из дешевых. Ко всему прочему, он содержал нужную по работе информацию. Растяпа, что еще сказать.

Так, называя себя нелестными эпитетами, она быстро набрала текст и отправила его другу в Бронкс. Интересно, что он ответит?
У Пола загорелось "окошко". Через минуту последовал ответ на приветствие:

- Ты где?- писал он.- Уехала и не попрощалась.

- А ты даже не поздоровался,- парировала она. Пальцы ловко бегали по клавиатуре.

 - Я волновался. Звонил тебе вчера и сегодня, но телефон недоступен.

- Я в Венеции,- пришлось признаться. Последовало молчание. Эленор начала уже опасаться, что друг вышел,
но от него вновь пришло письмо.

- Что ты там делаешь одна? Даже не предупредила.

- Решение приняла спонтанно. Прости. Мне нужно было побыть одной.

- Ну и как, полегчало?- он явно был обижен.

- Не на много. Все стало еще запутаннее.

- Говори яснее,- появился знак вопроса.

- Помнишь розу в черном футляре у бабушки на чердаке? Так вот, сегодня я получила один ее лепесток.

- Уверена, что лепесток от нее? Может, это розыгрыш? Да и как кто-нибудь мог узнать, что ты в Венеции, если даже мне не сообщила?

- Пол, ну прости,- она послала картинку с провинившейся девочкой.

- Я не обидчивый, но ты реально задела меня таким отношением.

- Пол, мне нужна твоя помощь.

То, что Эленор написала это без прикрас, навело друга на мысль, что ей действительно нужна помощь.

- Что у тебя стряслось?

- Понимаешь, здесь, в Венеции объявился странный тип, который меняет облик по своему желанию: из старика становится молодым. Я встречала его в Бронксе.

- Он преследует тебя? Угрожает?Заяви в полицию! - Пол был настроен враждебно.

- Нет, не угрожал, но говорил странные вещи. То, что зовут его Нуаду, он - воин богини Дану. Что роза приносит благо человечеству и я ее десятый хранитель.

- Постой, повтори еще раз его имя.

- Нуаду. Воин богини Дану. Понимаю, звучит как бред безумца...

- Да уж, подруга, бредовее всех небылиц.

- Он приходил в ресторан с вороном, того зовут Бран. Ворон сидел за столом, в человеческом облике.

- Послушай, а ты случаем, не перегрелась на итальянском солнцепеке? Или, может, грибов каких наелась? Ну, за стол столом, мало ли что подавали.

Эленор не могла поверить в то, что это пишет Пол. Так говорил только Райан.

- Райан, я знаю, это ты. Кончай притворяться и позови брата.

- Это я и есть, Эленор. Но то, что ты мне говоришь, не поддается логике. Извини, если я был немного резок. Не хотел обидеть. Но представь себя на моем месте.

 - Да, понимаю. Я и сама в шоке. Мне страшно, Пол. Причем, на днях я должна буду вылететь в Марокко.

- Бог мой, Эленор! Там- то ты что забыла? - Пол писал капсом. Его строки словно кричали.

- Не нервничай,- Эленор пыталась его успокоить.- Нуаду сообщил, что там хранится еще один лепесток. Я не могу отказаться, Пол. Вдруг то, что он говорит, правда? Тогда я буду виновата в трагедии всего человечества.

- Брось, он развел тебя, словно трехлетнего ребенка. Бросай все и приезжай в Бронкс. Дом без тебя пустует.

- Прости, Пол, не могу,- призналась она.- Что-то в глубине сердца подсказывает мне: роза существует на самом деле. И он знал мое имя.

- Ну, это не трудно. Мог спросить у управляющего или у официанта. Может, горничная разузнала. Есть немало способов.

- Нет, не думаю. Но я боюсь чего-то.

- Хочешь, я приеду?- пришло от него сообщение.

Эленор задумалась. Поездка приведет к лишним тратам времени и денег. А если она поедет в Марокко, Пол увяжется следом. Нет, пусть помогает на расстоянии.

- Не считаю это хорошей идеей.

- Но тебе может грозить опасность. Что, если тебя обидят? Я тогда себя не прощу.

Тут вдруг разом погасли лампы, отключился ноутбук. На улице и в гостиной послышались возмущенные голоса.

- И кому ты о нас сообщаешь?- услышала она у дверей. Душа ушла в пятки.- Признаюсь, я был о тебе лучшего мнения.

Эленор с ужасом вскочила с кровати и бросилась к окну.

- Даже не вздумай. Утонешь, как пить дать.

- Уходи, тебя не существует! Ты - мираж, галлюцинация!

- Эленор, ты так до сих пор и не поняла, кто я такой? А ведь я тебе открылся. Ты же сразу понеслась рассказывать о нас.
Запомни: для других мы, может, и являемся мифом. Но для тебя я- живее всех живых, как и мой верный помощник Бран.

Руки Эленор похолодели, а зубы выбивали дробь. Какое-то наваждение! И как они сюда попали, номер она сама закрывала на ключ, что хорошо помнила. Сквозь стены просочились?

В свете луны стали различимы очертания светловолосого Нуаду с птицей на плече. Он медленно двигался в сторону окна, боясь вспугнуть девушку.

- Нет, ты бы и не прыгнула. Не из таких.

- Успокоили,- огрызнулась Эленор. И куда подевались хорошие манеры?

- В детстве ты была повежливее,- сказал Нуаду.

- Я так не считаю. В детстве я была настоящей оторвой. Единственным, кто меня сдерживал, был Пол Мерфи,
с которым общалась до того, как вы незаконным путем проникли в номер.

- Эленор,- устало произнес Нуаду,- мы не желаем тебе зла. Но пойми, о нас никто не должен узнать. Если о нашей встрече станет известно врагам, тебе будет грозить опасность.

- А разве сейчас я в безопасности? Вы наглым образом подсели в ресторане, заставляете ехать в Марокко, а теперь еще и угрожать заявились.

- О, бедные мои уши, что вынуждены слышать сию тираду разгневанной девчонки,- простонал ворон.

- Так и не слушай,- бросила Эленор. - И ушей у тебя нет.

- Нуаду, что ты церемонишься с нею?
Тюкни ее по голове, брось в мешок и закинь в Марокко. Всего и делов.

- Бран, не будь так жесток,- Нуаду сморщил нос.- Она же девушка.

- Нет, но подумай только, как она тебя назвала: мираж, галлюцинация! Даже я не позволял никогда себе таких вольностей!

- Не забывай, Бран, она - хранитель.

- Эй, а ничего, что я стою рядом? Обсуждаете, будто меня здесь нет.

Бран прокаркал что-то на непонятном языке, на что Нуаду расхохотался. А девушке стало обидно.

- Значит, так,- перешел он ко мне,- ты отправишься в Марокко, но не единой душе не скажешь об этом.

- Даже Полу?- загрустила она.

- Он и так уже все знает, скверная девчонка,- ворон повернулся к ней хвостом.

- Пол знает, но не должен ехать за тобой. Можешь звать на помощь только меня.

- Сколько секретности,- ей хотелось уколоть его побольнее.

- Не стоит, Эленор. Ты слишком молода для такой ответственности. Прости, что втянул тебя в это. Но выбора у нас нет.

Право наследования передается в вашем роду по женской линии. Матери твоей нет, бабушка покинула бренный мир. Осталась только ты.

- Давайте, напоминайте о том, что я совсем одна,- слезы потекли по щекам, плечи вздрагивали.

- Ну - ну, ты не одна,- ворон развернулся к девушке. - Мы с тобой.

- Благодарю покорно. Таких друзей мне только и не хватало.

Не выдержав напряжения, Эленор опустилась на пол у окна.

- Эленор, не все в твоей жизни потеряно. Все только начинается.

- Да, готовься к бою!- прокаркал Бран, раскрывая крылья.

- Надеюсь, обойдется без боя,- обронил Нуаду.

- Нам пора, воин,- Бран потерся клювом о плечо светловолосого.

- И то верно. Крепись, Эленор. С тобою благословение Дану.

Вдруг снова зажегся свет. В комнате, кроме Эленор, никого не было. Только черное перо лежало на полу у ее ног.

 Натерпевшись страху от встречи с колоритной парочкой, Эленор наконец улеглась в постель. Как только голова ее коснулась подушки, веки потяжелели и девушку затянуло в сон.

Он был тягучим, тревожным, опутывал словно паутиной, из которой не было возможности выбраться.

Эленор пробиралась сквозь темное ущелье, где-то в горах. Спертый тяжелый воздух, который мешал дышать, заполнял легкие. Девушка закашлялась и прикрыла нос ладонью. Сделала глубокий вдох и стала продвигаться дальше, почти на ощупь.

Ноги ступали по камням, пару раз она даже оступилась, ухватившись за скользкую стену. Рука сорвалась и она упала.
Подняться и идти дальше! С невероятным усилием удалось преодолеть большую часть пути, когда она увидела свет, пробивающийся в отверстие в скале.

Свет стал путеводной звездой, что вывела Эленор из мрака. Яркие лучи солнца больно резали глаза. Вновь открыв их, девушка увидела перед собою высокую оранжево- розовую гору. Грандиозное зрелище захватывало настолько, что не сразу услышала голос:

- Эленор, помоги мне...

Он звучал где-то рядом. Над головой проплывало облако и на минуту закрыло солнце. Она подняла голову, чтобы рассмотреть его. Взору предстало странное явление: облако приняло образ женщины, со сложенными на груди руками.

- Эленор, помоги мне,- снова раздался голос, на этот раз сверху.

- Как мне помочь тебе?!- крикнула Эленор в отчаянии. Снова загадки!

- Забери свой лепесток. Тяжелым бременем давит он мне на грудь. Я устала хранить его!

- Как мне найти тебя? Где ты?!

- Рабат. Пустыня...Облако подхватило внезапно налетевшим порывом ветра и песком развеяло над горами.

Эленор сразу проснулась.



Марокко встретило Эленор жуткой жарою. В аэропорту Рабата, столицы Королевства к ней подошел гид. Мужчина набрал группу из семи человек, чтобы показать им красоты своей страны.

Эленор ждала у ограждения рядом с
другими туристами. Муж и жена из Польши все время с жаром спорили на своем языке.
Девушка прислушивалась к шипящим словам, язык показался ей забавным.

 Один пожилой австриец все время поглядывал на часы и бормотал себе под нос, недовольный задержкой.

Улыбчивый француз беседовал с гидом. Эленор знала французский, изучала его в школе, но к разговору не прислушивалась.

- Это невыносимо,- стонал австриец,-
Нельзя же так задерживать людей.

Эленор спокойно перевела на него взгляд.

- На вашем месте я бы радовалась, что ожидают не меня. В дороге могли произойти неприятности.

Мужчина насупился, но ворчать перестал. Двое молодых людей из Китая подошли к ограждению.

- Всем доброго дня,- поздоровались они. - Простите за опоздание, рейс задержали.

- Ну, наконец все в сборе! - облегченно вздохнул араб и попросил
всех следовать за ним.

Эленор шла в самом конце странной
процессии и с любопытством озиралась по сторонам. Повсюду лилась речь на французском. Будучи ранее колонией Франции, марокканцы говорили на этом языке.

Но Рабат сохранил свой уникальный колорит. Эленор не увидела здесь закрытых с ног до головы арабов. Женщины носили длинные юбки, блузки с длинным рукавом и головные
платки - хиджабы.
Мужчины одевались по-европейски.

- Столица, что вы хотите,- усмехнулся пожилой австриец.- Ханц- представился он.

- Эленор,- улыбнулась девушка.- Будем знакомы.

Когда группа туристов вышла из аэропорта, все удивились туману, опустившемуся на город.

- Часто здесь так бывает?- спросила Эленор.

- Туманы - довольно частое явление в Рабате,- пояснил Ханц.

Эленор никогда бы не подумала, что это характерно для такого жаркого города.

- Вероятно, во всем виноват Атлантический океан.

- Вы много знаете о Рабате,- поразилась Эленор.

- Восток и Африка - те два места в Мире, которые притягивают меня. Мне
нужно было родиться в Марокко!

Эленор рассмеялась. До того приятно было говорить с этим человеком, седовласым, в больших очках и с оранжевым чемоданом, который он нес в руке.

Гид вывел группу на площадку с автобусами и такси. Водители наперебой зазывали туристов, то и дело сигналя и выкрикивая названия мест, куда они могут доставить пассажиров.
Эленор прошла за всеми в маленький автобус.

- Мы едем в риад "Marhaba",- объявил
сопровождающий по- французски.

- Куда?- переспросила Эленор Ханца.

- Риад - своеобразные мини-отели в Марокко. Находятся они в домах или даже замках. Многим туристам хочется окунуться в быт и почувствовать всю прелесть жизни в Марокко.

- Чувствую, меня ждут незабываемые впечатления,- проворчала Эленор.

Туман давно рассеялся и яркое солнце слепило глаза. В автобусе работал кондиционер, но жара настолько донимала девушку, что она просто сидела и смотрела в окно.

Они проезжали мимо небольших зданий и парков. Люди на улицах продавали товары, разложив их прямо
на земле. Жители столицы мало чем отличались от приезжих, разве что кожа их была чуть темнее.

Китайцы улыбались, глядя в окна. Супруги из Польши постоянно что- нибудь обсуждали. Муж делал снимки новенькой камерой, а жена спорила с ним из-за ракурса и выбранных объектов.

- Эх, молодежь,- вздохнул Ханц.- Тратят время на склоки и ссоры. А оно так быстротечно.

 В глазах его появилось щемящая грусть. Эленор поняла, что он потерял близкого человека и воспоминания захватили мужчину.

Француз что-то записывал в блокнот,
изредка поглядывая в окно.

- Вам интересно?- спросил он, видя любопытство Эленор.

- Вы не выпускаете ручку с того момента, как мы сели в автобус.

- О, это моя профессия,- улыбнулся он.

- Вы - журналист?

- Нет, я - писатель. Марокко, именно здешней красоты не хватало моей книге. А чем занимается мадемуазель?

- Я - ландшафтный дизайнер,- поделилась девушка.- Эленор О'Доннел.

- Поль Девилль. О'Доннел, вы из Ирландии? - удивился он.

- Мои предки были родом оттуда. Я живу в Нью-Йорке.

- О, чудесно!- восхитился он.- Я был однажды в Дублине, прекрасная страна. А в Нью-Йорке гостил у друга.
Очень оживленный город, настоящий монстр.

- Согласна,- Эленор кивнула.- Кажется, мы приехали.

Риад "Marhaba" находился неподалеку от крепости Касба-Удайя. Эленор взяла свой чемодан и вышла из автобуса. Переход от прохлады к жаре был ощутимым. Скорее бы попасть в помещение.

На деле риад оказался роскошным марокканским домом с внутренним садом. Расчитанный на большое количество гостей, как самая настоящая гостиница.

- Располагайтесь в комнатах,- сказал
гид, которого звали Хасан. - Вы устали с дороги, но у нас плотный график. Сегодня мы отправимся смотреть крепость.

Эленор вздохнула. Что поделать, они
приехали всего на три дня. Ей еще повезло, что нашлось место. В группу набирали шесть человек, она стала седьмой. Не иначе, как Нуаду постарался.

Эленор показали ее комнату. Она поставила чемодан у стены и села в плетеное кресло. Тут было прохладно, наверху, под потолком, крутился вентилятор. Хозяин постарался к приезду гостей.

Жажда совсем замучила Эленор. Казалось, дай ей сейчас ведро воды, она выпьет его и не поморщится.
Интересно, где Нуаду с его верным Браном? Неужели вернулись к богине?
Как бы ей ни было любопытно, встречаться с ним сегодня не входило в ее планы.

Где здесь можно выпить воды? Эленор встала и подошла к чемодану.
Телефон почти разрядился и она подключила его к сети. Ноутбук доставать не было смысла, ведь Нуаду запретил сообщать ее местонахождение.

Девушка вышла во дворик. Уставленный кадками с пальмами и апельсиновыми деревьями, он выглядел уютно. Стены, выкрашенные в голубой цвет местами украшала традиционная марокканская мозаика.
Деревянные двери покрывала резьба. На полу, застеленном циновками, лежали пестрые подушки.
В высоких медных кувшинах стояли букеты роз.

- Эленор, вы уже разобрали чемодан?- удивился писатель, выходивший из комнаты.

- Нет, только достала телефон. Ищу воду, но не нахожу. Может, пройти в кухню?

- С водой в Марокко проблемы,- покачал головой француз.- Порою невозможно найти место, где вымыть руки. Но нам это не грозит. Вода должна быть в кухне, это для приготовления еды. А для мытья рук достаточно пройти в ванную, примыкающую к комнате.

- О, спасибо, буду знать.

- Поторопитесь, Эленор, Хасан сильно сердился на наших китайцев и во второй раз ждать никого не станет.

Эленор, зная, как арабы относятся к одежде, надела длинную юбку и скромную футболку. В чемодане нашла прозрачный шифоновый шарф и повязала его на голову, спрятав под ним волосы.
 Крепость Касба-Удайя находилась в десяти минутах ходьбы от их риада. Хасан, одетый в белую одежду, с тюрбаном на голове, проводил экскурсию.

- Рабат является столицей Марокко и переводится как " Укрепленный монастырь". Это город- порт, построенный вдоль реки Бу- Регрет, у подножия Атласных гор.

Когда-то столицей была Касабланка,
и даже Фес. В 1627 году Рабат и соседний Сале объединились в Бу-Регресскую республику. Во главе стояли берберские пираты, которые заставили считаться с собою всю Европу.

- О, это так,- просиял Поль.- Они держали под страхом всех монархов. Подумать только, их боялись все мореплаватели!

- Благодарю, месье Поль,- улыбнулся араб.

- Как увлекательно,- восхитилась полька.

- Итак, вас семеро. Счастливое число у марокканцев. Мы посетим крепость и вернемся в риад.

Эленор вздохнула с облегчением, надеясь на то, что крепость осмотрят быстро. О, как жестоко она ошибалась!

Касба- Удайя располагалась на берегу океана и представляла собой город в городе. Заложенная в 1158 году, она являлась настоящим архитектурным памятником.

Путешественники проходили по узким улочкам с одноэтажными домами, выкрашенными в синий цвет.
Главная улица вела к мечети XII века.

Улицы были настолько узкими, что пройти по ним вдвоем иногда было невозможно.
Стоя на смотровой площадке, Эленор заметила, как на город вновь опускается туман.

 - Странное явление,- удивилась она.- Никогда такого не видела. Только что светило солнце...

- Это не единственная странность Рабата,- заметил гид, с интересом посмотрев на девушку.

За крепостными стенами раскинулся рай на Земле: здесь был разбит огромный сад с разнообразными деревьями, цветущими кустарниками, апельсиновой рощей и всевозможными растениями. У Эленор дух захватило от такой красоты.

По крепости туристы бродили больше часа. Эленор все время хотелось пить. Жара дурно на нее влияла. И когда они вернулись в отель,
она первым делом побежала в кухню.
Там хозяйничала женщина, одетая в длинное платье и хиджаб.

- Простите, мне так хочется пить,- обратилась она к поварихе.- Не могли бы вы налить мне стакан воды?

Эленор говорила с женщиной на французском.

- Отчего не налить? Да только вода есть у вас в номере, бутылки мы ставим в тумбочки у кровати.

Женщина с интересом наблюдала за постоялицей. И вдруг спросила:

- Зачем ты приехала в Марокко?

Эленор опешила от неожиданности,
но ответила:

- Хочу увидеть пустыню,- соврала она.

- Ложь, но мне-то все равно. Чувствую просто, что ищешь кого-то.

- Все может быть,- не сдавалась Эленор.- Кстати, очень вкусно пахнет.

- Для вас старалась,- улыбнулась та.
- Ступай в сад, там стол накрыт. Скоро все собирутся.

Эленор бросила на нее взгляд, полный недоумения и вышла во двор.
Сад представлял собою большой участок, огороженный с трех сторон стенами. Попасть в него можно было только изнутри риада. Место под открытой крышей напоминало террасу.
Здесь росли пальмы, цитрусовые деревья, сплошь покрытые сочными плодами и много роз и гибискусов.

 -Какая красота!- воскликнула она, дотрагиваясь до красных цветов.- Вырастить такое чудо в подобных условиях!

- Благодарю за оценку моих скромных познаний в садоводстве,- Хасан прижал руку к сердцу.

- О, это ваша работа? Впечатляет.

- Поистине, здесь райский уголок,- улыбнулся Поль.

Постояльцы собрались в саду. Ханц оглядывал низкий стол на резных ножках и заметил отсутствие стульев.
На полу были расстелены циновки, а на них лежали подушки.

- Мы будем сидеть прямо на полу?- недоумевала полька.- Нет, немыслимо! Отсталая страна.

- А по мне, так очень умно придумано. Почувствуем себя жителями Востока. Никогда не ела, сидя на полу,- восхитилась Эленор.

Она присела на подушку, скрестив ноги. С непривычки было неудобно. Остальные последовали ее примеру.

- Гляжу, вы все уже расселись,- Хасан занял место за столом.- Фатима
сейчас принесет обед.

Вскоре женщина, которую Эленор видела на кухне, в сопровождении мальчика - подростка внесла поднос с глиняной посудой, хлебом и миской с розовой водою. В ней лежала полотняная салфетка.

- Чтобы вытереть руки перед едой, кто не успел их вымыть,- нагнулся к ней француз, поясняя.

- Я так и подумала.

Китайцы были просто счастливы в такой обстановке. Ужин начался в дружеской атмосфере, которую поддерживал хозяин дома.

Вскоре Фатима принесла глиняные расписные пиалы с дымящимся в них густым наваристым супом.

 -Это харира,- сказал Хасан.- Его готовят из баранины, бобов и добавляют семена кориандра. Вы едите ложками, но мы предпочитаем обмакивать туда кусочки хлеба.

- Так вкуснее,- улыбнулся Ханц.

- Вы бывали в Марокко раньше?- спросила Эленор, зачерпывая ложкой суп.

- Да, мы с женою познакомились тут.
Чудная была женщина,- он вздохнул.

- Простите, я сожалею.

- Ничего. Воспоминания. Остались лишь они и боль потери.


Эленор не стала продолжать тяжелый разговор. У каждого свои воспоминания и лишь он решает, доставать ли их из глубин памяти и делиться ли частью своего сердца.

На столе стояла большая миска с салатом из огурцов, помидоров, картофеля и оливок, заправленное кунжутным маслом.

Ксра, большой круглый хлеб, нарезанный на кусочки, был еще теплым. Эленор попробовала его- совсем пресное тесто.

- Его обмакивают в соль и тмин,- подсказал Поль.- Хлеб здесь пекут в тендире. Это большие печи в виде купола, с отверстием посередине. Огонь разводят в печи, а тесто лепится
к стенкам изнутри.

- Невероятно, как оно не падает вниз!

- Работают настоящие мастера своего дела.

Мальчик принес блюдо с рассыпчатым кус- кусом и курицей.

- Попробуйте мишну,- предложил Хасан.- Курицу запекают со специями.

Эленор чувствовала, что уже сыта. Хозяева затеяли настоящий пир. Если и дальше так есть, то к окончанию ужина встать она не сможет.
Фатима с сыном убрали со стола миски и принесли блюдо с пирогом.

- О, Боже, еще и пирог!

- Марокканцы очень гостеприимны,- улыбнулся Поль. - Вас всегда усадят за
стол и накормят, разделив последний кусок.

- Я больше не съем,- простонала Эленор.

- Нет, это вы должны обязательно попробовать. Пирог из слоеного теста, с курицей, мясом, вареными яйцами, лимонным соком и миндалем. Его подают только по особым торжественным случаям.

- И, конечно, наш приезд - особый случай.

 Потом, когда со стола были убраны тарелки, принесли расписной чайник с мятным чаем, блюдо с выпечкой, похожей на круассаны, сушеные финики, халву шебакия и баклаву.
Стол ломился от изобилия. Сладкий мятный чай был, как нельзя, кстати.

- Это круассаны?- поинтересовалась Эленор, взяв один.

- Нет, они называются Кааб- эль- гзаль, что означает " рога газели". В них начинка из молотых орехов с сахаром.

Было довольно вкусно. Рассыпчатое
тесто, сладкая темная начинка. Беря в руки кусочек баклавы, запачкала руки медом, сочившимся из нее. На помощь
пришла мокрая салфетка и розовая вода.

К окончанию ужина Эленор и вправду было тяжело встать. Ноги совершенно затекли от непривычного сидения. Видя, как легко встают другие, посчитала себя изнеженной.

После ужина все пожелали друг другу доброй ночи и разошлись по своим комнатам. Эленор поблагодарила Фатиму и Хасана за прекрасное время, проведенное за столом.
Перед сном она приняла ванну, переоделась в легкий сарафан и легла на кровать. Над нею висел полог, предохраняющий от москитов.
 
Жара была невыносимой, даже открытые окна не спасали. А к ночи появилась духота. Пришлось включить вентилятор.

Она долго не могла уснуть, прислушиваясь к глухим звукам разговоров, жужжанию вентилятора, стрекоту цикад за окном.
Пение муэдзина с минарета возвестило верующим о приближении времени молитвы. Эленор прочла " Отче наш" и провалилась в сон без сновидений.

   


   


   

   


   


   

   


   

   


    



   


   

   

   

   

   


Рецензии