Глава 13

Громкое пение муэдзина на башне, приглушенные голоса Хасана и Фатимы на арабском, возвестили о начале утра. Эленор вытянулась на кровати, обнаружив, что спала довольно крепко. За окном брезжил рассвет.

- Сколько времени, интересно? Неужели здесь всегда так рано встают?- сказала она самой себе.

Жители в предрассветный час слушали азаны и совершали намаз. Эленор, зная об этих особенностях, решила не выходить из комнаты. Кто знает, вдруг Хасан тоже преклонил колени и совершает молитву?

Когда стало светло, постояльцы вышли во двор. Хасан приветствовал гостей и объявил, что после завтрака все отправятся в город. А после полудня поедут осматривать пустыню.

- Пустыню?- удивилась Эленор.

- Да, небольшой кусок пустыни Сахары привлекает туристов Рабата.

- Как интересно там будет!

Полька, которую Эленор уже знала, не понимала восторга девушки.

- Что интересного может быть в пустыне? Сплошной песок и палящее солнце. Я не поеду, лучше останусь здесь.

- Как знаете, но потеряете многое,- наставлял Ханц.

Стефания пожала плечами и посмотрела на мужа. Станислав развел руками, дескать, я тут ни при чем. Запланированное мероприятие.

Эленор забавлялась, наблюдая за супругами.Воинственная Стефания подчинила тихого Станислава и ни шагу не давала ступить без ее ведома.

Хасан поражался таким отношениям в семье, привыкший к тому, что в семье главный - мужчина. Он был рад, что Фатима не присутствует при разговорах странной пары. Ибо, как известно: дурной пример заразителен.

Завтрак состоял из хлеба, козьего сыра, фиников, ргаифа - блинчиков с мясом , хумуса и сладкого мятного чая.

 - Довольно необычный и сытный завтрак, вы не находите, Ханц?- Эленор пила чай и ела хлеб с сыром.- И у сыра такой странный запах, но вкус бесподобный.

- Его хранят в бурдюках из овечьей шерсти. Согласен, запах - не очень, но
вкус изумителен.

- Советую одеться в закрытую одежду и взять с собой платки. В пустынях случается песчанная буря, да и солнце с непривычки может привести к удару. Намажьтесь кремом от загара,- давал инструкции их гид.

Туристы вышли из риада ранним утром, когда в Медине начинала закипать жизнь: открывались базары и лавки, мальчики- разносчики ходили по улицам с подносами сладостей, горожане спешили по своим делам. Но все замирали, когда с минаретов звучал азан.

Хасан позвал всех в маленький автобус, служвший ему для разъезда по городу с туристами.

- Рабат - культурная и религиозная столица. У нас есть дворец короля Мухаммада VI, иностранные посольства. В Рабате много парков, исторических памятников и даже университет имени Мухаммада V.
Город был разделен в XVII веке на две части: Северную Медину и Южную.

Автобус остановился у парка. Эленор, страстью которой были цветы,
переполняли эмоции. Хасан сказал, что это парк Ива Сен Лорана. Он любил Марокко, часто здесь бывал и завещал похоронить его в этом саду. Здесь был развеян его прах.

Стефания содрогнулась при мысли, что в парке присутствует дух умершего
и не выпускала руку Станислава. Китайцы, глядя на них, посмеивались.
Хоть что-то может заставить эту женщину бояться.

Бродя по парку, Эленор чуть не заблудилась в лабиринте и долго искала свою группу. Ее неотступно преследовал аромат роз, куда бы она ни пошла.

Паника охватила девушку, когда в дальнем углу лабиринта показалась незнакомка с закрытыми глазами, в длинном зеленом платье, с рыжими волосами. В руках она держала розу. Вдруг глаза ее раскрылись и громкий шепот раздался в лабиринте:

 -Эленор, забери свой лепесток.

От этого голоса, похожего на шелест
осенних листьев, она похолодела и бросилась бежать, путаясь в длинной юбке. Поль, на которого с разбегу налетела девушка, поддержал ее.

- Где вы были?! Хасан уже обыскался
вас!

- Там! Там была женщина,- пролепетала дрожащая Эленор.

- Здесь много мужчин и женщин, но это не повод отдаляться от группы. Пойдемте, Эленор.

Мужчина повел оглядывающуюся назад девушку. Гид не сердился на заблудившуюся туристку, только странно поглядывал в ее сторону.

- Будьте осторожны, мадемуазель,-
тихо сказал он.- Вы умеете притягивать неприятности.

- С чего вы это взяли?- обиделась Эленор.

- Фатима сказала, что чувствует: вы приехали сюда, чтобы найти нечто важное. От бабки она слышала предание: одна из жен халифа была рыжей. И ее потомок однажды приедет в Медину, чтобы забрать семейную реликвию.

- Зачем вы мне об этом говорите?- напряглась Эленор.

- Не скрою, вы мне симпатичны. Но
осторожность вам не помешает. Повсюду королевские соглядатаи, следят за городом, жителями и приезжими. Если задумали что- то, делайте скорее и уезжайте.

- Почему вы мне помогаете, Хасан?

- Я чувствую в вас силу и знаю, вы не
замыслили зло. Вас окружает аромат роз, а так пахнет мелек.

- Мелек?- не поняла Эленор.

- Ангел, по-вашему,- Хасан склонил голову и отошел к остальным.

Эленор была под впечатлением от разговора с гидом. Значит, они с женой догадываются о цели ее приезда, но не выдают и молчат. Она была безмерно им благодарна.

Вместе с Хасаном группа посетила
королевский дворец Мохаммада VI, расположенный в старой части города
- Медине. В сам дворец их не пропустили, можно было смотреть лишь издали.

Дворец был выполнен в традиционном арабском стиле: длинное двухэтажное желто- оранжевое здание с зеленой крышей, неольшие башенки, роспись и мозаика. У входа стояли старинные пушки.

Во дворец можно было попасть только через арку с резными воротами, но там стояли стражники. Сама территория была богата цветниками. Вокруг цвели гибискусы,
росли банановые и фиговые пальмы.
В саду находился фонтан, который считался священным. В нем плавали змеи, рыбки и черепахи.

Рядом с дворцом находилась фамильная мечеть Султана Ахл- Фаса.
Здесь, каждую пятницу марокканские
жители могли видеть своего правителя, совершающего намаз.
Прямо перед дворцом, охраняемым гвардейцами и полицией, находилась площадь Мешвар - место для совещаний.

В восточной части стояла Башня Хасана, одна из главных достопримечательностей, построенная
в XII веке. Она должна была стать величайшим сооружением в исламском мире.

Построенная из розового камня, украшенная стрельчатыми арками и декоративными барельефами в виде решетки, башня завораживала своей красотой.

Мечеть имела более четырехсот колонн. Ступени минарета устроили так, чтобы султан мог подняться наверх, не слезая с коня.

Но строительство прекратили после
смерти султана. Землетрясение разрушило постройку, остался от былого великолепия лишь минарет - башня. Высота ее - сорок четыре метра.

У Башни Хасана располагался мемориальный комплекс Мухаммада V, включающий музей и мечеть. Султан пережил гонения, жил в изгнании на Корсике и Мадагаскаре, боролся за независимость государства. Он стал первым королем
Марокко, после освобождения от Франции.

Мавзолей после смерти построили благодарные жители и король Мохаммад VI. Мрамор завезли из Италии, стены изнутри украсили марокканской мозаикой. Кедровый потолок - резьбой. В центре установили саркофаг, а рядом гробницы двух сыновей.

Чтобы попасть туда, Хасан провел свою группу в ворота, которые охраняли конные гвардейцы, одетые в национальные одежды.

Эленор видела, как охраняют Святыни города. Как же она будет искать лепесток? Вдруг его тоже охраняют?
Хасан изредка поглядывал на гостью, от чего Эленор было не по себе.

 Следующим на очереди стояла крепость Шилла с некрополем.
Руины крепости находились в центре города и представляли собой укрепление времен Мавритании.

 Бродя по руинам некрополя, у Эленор
появилось странное чувство, будто здесь есть какая-то тайна, которую ей предстоит разгадать. Уходила она с большой неохотой.

- Я плохо себя чувствую,- заявила полька, дотрагиваясь до лба.- Все лицо
горит. А в пустыне и вовсе упаду в обморок. Пусть Станислав меня отвезет.

- Ваше право, мадам. Можете вернуться,- сказал гид. - Но оплата остается той же, что с пустыней.

- Обдираете несчастных туристов,- прошипела она в ответ.- Мы больше никогда не приедем сюда!

- Как вам будет угодно.

Хасан позвал всех в автобус, а Стефанию и Станислава отправил на такси.

- Что за женщина!- возмущался он после их отъезда.- Наверное, джинны
овладели ее сердцем, дай Аллах терпения ее бедному мужу!

Эленор рассмеялась. Станислав  действительно нуждался в терпении. Девушка увлеченно смотрела в окно, разглядывая зеленые насаждения Рабата. Цветущие кустарники, пальмы,
цитрусовые деревья росли повсюду.

- Жаль, вас не было здесь в мае,- сказал Хасан, замечая ее интерес к растениям.- В мае в Марокко проводится выставка роз. Каких только сортов нет, со всего Мира привозят цветы!

- Это, наверное, выглядит красиво. Целая площадь роз,- задумчиво произнесла Эленор.

 Куда ни глянь, повсюду ее преследовал этот цветок.
Розарий в доме Вересов, розы в Ботаническом саду, роза в доме Морриган О'Доннел. А теперь и розы Марокко.

Поежившись, словно отхолода, Эленор поправила шарф на голове.
За окном растительность поредела. Солнце стояло в самом зените. Как они пойдут по пустыне в такое время дня?

- Я взял с собою еду и много воды. Но мы не вернемся сегодня в риад, а заночуем в пустыне.

- Как - в пустыне? - Эленор испугалась такой перспективы.

- Здесь живут наши друзья - берберы. Мы останемся у них.

" Права, наверное, была Стефания, когда вернулась в отель",- подумала с грустью Эленор, выходя из автобуса.

 Пройдя по солнцепеку несколько километров, путники подошли к небольшой палатке, разбитой прямо у дороги. Рядом с нею сидели три верблюда, пережевывая жвачку. С каким достоинством они смотрели на окружающих.

- Экзотика для туристов,- усмехнулся
Поль.- Вы ездили когда-нибудь на этих гордых животных?

Эленор перевела взгляд на писателя.

- Нет, не доводилось. Я никогда не была в Марокко или Египте.

- Будет очень обидно, если не прокатитесь.

- Я немного опасаюсь их.

- Не стоит. Прекрасные выносливые
животные. А главное, лошадь может снова одичать, но верблюд - никогда.

Хасан спросил, кто хочет ехать по пустыне на верблюде, отозвался Поль и указал на Эленор.

- Девушка тоже.

- Нет, я не хочу,- упиралась та.- Я боюсь высоты.

- Не поплететесь же вы по раскаленному песку, раня свои нежные ножки о колючки? А их здесь,
уверяю, очень много.

Юго-восточная область Марокко, с ее красными дюнами, экзотическими крепостями и долиной Драо привлекала туристов. Им организовывали путешествия по территории Шебби.

Сначала путники проходили зеленые
оазисы берберов. А дальше начинались вечные дюны.

- Здесь можно проехать только на внедорожнике или на верблюде.

Пришлось согласиться с Полем. Эленор помогли взобраться на спину верблюду и усесться в седло, покрытое попоной с алыми кистями.
Ноги касались шерсти животного, а руки сжимали луку седла.

 Поль поравнялся с нею и улыбнулся. В отличие от Эленор, верблюда которого вел погонщик, Поль управлял сам.

- Ощущаю себя попавшей в сказку об Алладине.

- Кто знает, может, это и есть сказка,- загадочно произнес он.

До песчанных дюн путь лежал через
красные пустыри и горы Атласа, на которых не было никакой растительности. Они уходили вверх серпантином.

Изредка путешественникам попадались берберы в своих коричневых джеллабах с капюшонами, больше похожие на монахов. Они пасли тощих коз и верблюдов.

Яркое солнце пустыни совершенно раскалило песок. Теперь, кто шел пешком, увязал в нем почти по колено,
сетуя на недальновидность. Хасан сжалился над туристами и взял еще двух верблюдов на прокат у одного из берберов.

- Ксар Айт- Бен -Хадду,- назвал Хасан
область Южного Атласа.

- О, такое путешествие уже не для моих старых костей,- кряхтел Ханц, держась за седло.

Вели верблюдов погонщики. Хасан обещал им неплохие деньги за то, что туристы прокатятся на живых " кораблях пустыни".

Все время хотелось пить. И как здесь живут несчастные животные, у которых нет воды, чтобы вдоволь напиться? Какие-то колючки, которые они наклонялись, вытаскивали из песка и неспешно пережевывали кривыми зубами.

- Однажды я видел бегущих по пустыне верблюдов,- сказал Поль.- Но это было очень давно.

- Верблюды прекрасно бегают, но им это ни к чему. Гордость в крови у царственных животных. Их приручили еще древние египтяне около трех тысяч лет назад. А в горбу у верблюда
содержится запас жира, который он использует во время дальних путешествий.

 Пустыня с бескрайними песчанными дюнами расстилалась на многие километры вперед. Солнце слепило глаза, голову напекло, шарф совершенно не спасал. Гид давал воду всем, по очереди. Много пластиковых бутылок хранилось в его холщовой сумке, прикрепленной к седлу.

Китайцы Фенг Чао и Ву Ли, сидевшие
на одном верблюде, выглядели испуганными.
Наконец, после трех часов катания по пустыне, Хасан решил, что с гостей хватит и приказал поворачивать обратно.

Он переговаривался с погонщиками верблюдов гортанными звуками. Эленор хотела бы понять, о чем гид говорил.

- Мы остановимся у них,- сказал Хасан.- Ночью в пустыне не так жарко,
как днем, температура падает.

- Никогда бы не подумала,- поразилась Эленор, все еще борющаяся с жаждой.

Солнце передвинулось в другую сторону, но палило все равно нещадно.

- Жаль, что вы не в хиджабе, но ваши черты лица не скрыть,- сказал Хасан.

- Могут быть проблемы?- замерла Эленор.

- Не думаю, но бедуины очень падки на светлых женщин. Придется назваться чьей -нибудь женой.

Эленор подумала, что лучше назваться супругой Поля. Добравшись
до большого шатра, разбитого посреди цветущего оазиса, путникам помогли спуститься с верблюдов. Поль, как мог, показывал себя галантным кавалером.

Встретили их двое мужчин, одетых в
нарядные шелковые одежды.
Ассаляму аллейкум, Хасан,- приложил ладонь ко лбу один бербер, что постарше.

- Ва - аллейкум ас - салям,- ответил Хасан. - Мирза- Саид, пусть твой дом наполнится радостью и да пошлет Аллах тебе долгие лета!

- И тебе, Хасан, желаем того же. Вижу,
ты привел путников, вновь показываешь им Ксар Айт-Бен-Хадду?

- Все туристы мечтают увидеть пустыню,- отвечал гид.- Но и вы в накладе не останетесь.

- Не сомневаюсь, друг мой, в твоей честности.

Тут взгляд бербера скользнул по группе туристов и задержался на Эленор. В глазах его отразились интерес и удивление, когда он увидел рыжий локон, выбившийся из-под ее шарфа.

- Добро пожаловать в наш дом, -сказал он, глядя на Эленор.

Поль тоже заметил его взгляд и взял девушку под руку.
Шатер был разделен на две половины. В одной собирались мужчины, в другой - женщины с детьми. Эленор отправили на женскую
половину.

Здесь было довольно шумно. Женщины постарше и девушки сидели
на циновках, одетые в темные длинные одежды и хиджабы. На руках красовались узоры из хны. Тут же копошились дети.

Маленькая девочка с кучеряшками с
удивлением уставилась на гостью своими черными глазищами. Эленор смутилась.

- Чего застыла? Садись, раз пришла,-
женщина, которая выглядела старше всех, указала ей темным пальцем с рыжим ногтем на циновку.- Одна приехала или с мужем?

- С мужем,- соврала Эленор, помня о наказе.

- Дети-то есть?- она оглядела ее худощавую фигурку.

-Пока нет,- замялась Эленор.

- Пора, а то ишь какая худая,- она потрогала ее руки.- Кожа да кости, какой мужчина на тебя посмотрит?

Девушки, слышавшие их разговор, засмеялись.

- Тише, не гогочите,- оборвала их смех
женщина.- Она, все же, наша гостья, относитесь к ней подобающе.

Девушки замолчали, пряча усмешки.
Они изредка косились на незнакомку и отмечали ее светлу кожу и красивое лицо.

- В плохое время года приехали, совсем жарко. Для вас, светлых, нестерпимо. Меня зовут Зухра- ханум,-
представилась женщина.

- Эленор,- назвала свое имя гостья.

- Зачем приехали, Эленор?

- Посмотреть столицу Марокко. Давно мечтали,- сказала Эленор, поражаясь умению складно лгать. Раньше она за собою такого не замечала.

- И то верно. Рабат лучше остальных городов. Здесь чище и вода есть. Хоть нам в пустыне тяжелее живется. Выращиваем коз, питаемся фруктами,
растущими здесь.

- Почему же не уедете?- спросила Эленор.

- Мы- дети пустыни. Родились здесь,
это наш дом. Дух пустыни наполняет нас жизнью.

- Я бы так не смогла,- вздохнула Эленор.

- Куда тебе, вон, какая белая. Обгоришь еще на солнце.

Женщины готовили еду прямо возле шатра. Пекли лепешки, хлеб. Мужчины
принесли козлятину и ароматы жареного мяса и специй доносились со двора.

Девушка с красивыми миндалевидными глазами в обрамлении длинных ресниц, принесла поднос с чаем, тарелкой фиников и нарезанными апельсинами.

- Пей, чай с лепестками дамасской розы. Она цветет здесь, в пустыне. А это - макруд,- она указала на сладкие хрустящие трубочки. - Ешь, пей. Сегодня наш дом - твой дом.

- Благодарю за гостеприимство,- сказала Эленор.

Чай был красного цвета с едва заметной кислинкой и вкусом розы. Дети подбегали к Зухре-ханум и таскали трубочки с подноса, за что получали от нее по рукам.

- Ступайте, это для гостьи.

- Пусть берут,- запротестовала Эленор.

- Нет, должны слушать старших. Им мать даст к чаю угощение, а это для гостей.

Эленор не стала спорить с женщиной. В каждом доме свои порядки. После чая на циновки поставили круглый стол на маленьких ножках, похожий на тот, что она видела в риаде "Marhaba". Но этот был значительно больше.

На него поставили блюдо с фруктами, положили хлеб, женщины и дети расселись вокруг, а две девушки
вносили миски с едой.
Эленор получила плошку с наваристой похлебкой.

- Это Гайин эль Гхальши, из баранины,- пояснила Зухра-ханум.

Эленор ела гуляш, отмечая, что все блюдо в Марокко изобилуют специями.
Следом внесли таджин - говядину с айвой, тушеную в особой посуде; блюдо с кус-кусом; баранину с финиками, курагой, черносливом и изюмом; мешуа - запеченное мясо ягненка и хумус.

Женщины говорили по-арабски и много шутили. Они смеялись, жестикулировали, от чего длинные серьги в ушах покачивались, а браслеты на запястьях звенели.

- Ты ешь, не бойся, не потолстеешь,- смеялась Зухра-ханум.- Мы кладем много специй, потому не толстеем.

Эленор с тоской поглядела на полных женщин и девушек, прятавших
фигуры под свободной одеждой. Конечно, у них свое видение красоты...

- Вы будете спать здесь,- сказала женщина.- Ночью в пустыне могут рыскать звери, всем вместе безопаснее. Дождемся вечерней молитвы.

После плотного ужина женщины убрали посуду и сам стол. На циновках
разбросали подушки.
Эленор поблагодарила хозяйку за еду и вышла из шатра наружу.

 Пустыня окрасилась в розовый цвет от предзакатного солнца. От такого зрелища захватывало дух.

- Вы поужинали? - Услышала она голос Поля.

- Да, спасибо. Впервые наблюдаю закат в пустыне.

- Зрелище впечатляющее. Огненный шар закатывается, а пустыня полыхает, как горящий цветок.

Прогретый воздух стал прохладнее. Горячий песок под ногами уже не так обжигал ступни.

- Сейчас время вечерней молитвы. Вы пойдете в женскую половину. Надеюсь, удастся выспаться, доброй ночи.

- И вам доброй ночи,- Эленор улыбнулась и вошла в шатер.

Здесь, на циновках стояли на коленях девушки. Вдали раздался голос с минарета. Эленор осторожно обошла молящихся, мысленно извиняясь, и села в углу, склонив голову, чтобы никого не смущать.

Дети
тоже сидели на полу и терпеливо ждали.
Эленор понимала, что ее присутствие нежелательно. Когда молившиеся встали, то на циновках разложили яркие подушки и разноцветные валики.

 В помещении подожгли угли вперемешку с розовыми лепестками и кусочками фруктов. Головная боль будет обеспечена, хотя сладкий запах дыма отгонял мошкару.

Вместе со всеми девушка легла на пол, прямо в одежде. Она выбрала место скраю, ближе к выходу, чтобы ветер хоть как-то обдувал ее разгоряченные руки и лицо. Рядом спала девочка с кудряшками.

Электричества здесь не было, следовательно, и света тоже. У шатра развели костер, рядом с которым сидел мужчина и помешивал угли длинной палкой.

Верблюды сидели у шатра и пережевывали жвачку, изредка фыркая. Ночное пение цикад успокаивало. Сквозь приоткрытый полог шатра Эленор были видны яркие звезды, рассыпанные по черному бархату неба. Тоненький серп
убывающей луны был похож на букву С.

Проснулась Эленор от прикосновения к своей ноге. От страха
она хотела закричать, но ей зажали рот рукой. Судя по большой кисти, это был мужчина. Он выволок ее, сопротивляющуюся, из шатра. В свете отблесков пламени костра она увидела бербера, встречавшего Хасана. Он сделал ей знак молчать.

- Рыжеволосая, ты явилась за реликвией своего дома?- спросил он по- французски, но с сильным акцентом.

- Да,- отрицать или подтверждать, она не знала. Но склонилась к правде.

- Пошли,- он взял ее за руку.

- Куда? Никуда я с вами не пойду,- девушка выдернула ладонь из его руки.

- Не кричи. Тебе нужен лепесток, она должна его отдать.

- Кто - она?- Эленор побледнела.

- Мертвая. Мумия в склепе.

- О, Боже, я должна забрать лепесток
у мумии? - ужаснулась Эленор. Ей стало дурно.

- Пойдем, ты не сможешь забрать его, когда взойдет солнце. Тогда мертвая спит.

- Она и так спит вечным сном,- Эленор перекрестилась и подняла глаза к небу.- Откуда тебе известно обо
мне?

- Хасан сказал. Потому он вас и привез к нам, но никто об этом не знает. Мирза - Саид послал мня к тебе и наказал отвезти в крепость Шелла.

- В некрополь? Но мы там уже были,-
засомневалась Эленор.

- Я же говорю: день - мумия спит. Ночью оживает. Садись, хватит болтать,- он отошел к верблюду и позвал девушку.

- О, какой кошмар,- простонала Эленор.

Бербер подсадил ее на верблюда, а сам повел его вперед. Эленор вдыхала
ночной воздух, напоенный ароматом согретого под солнцем дерева, песка и роз. Над нею раскинулось ночное небо
Марокко.

 Никто в шатре не знал, что она отправилась с провожатым в старый город. Ветерок пронесся по пустыне, в нем зазвучало имя Эленор.

- Вы слышали этот шепот?- спросила она проводника.

- Это ветер шелестит в листве,- ответил тот.

Эленор покачала головой. Темные очертания гор плотной стеной нависали над путниками. В темноте плохо различалась дорога, но провожатый хорошо ориентировался на местности.

- Как мы увидим, что находится в гробнице? Там же темно.

- Я взял палку с тряпкой, смоченной жиром и спички. Зажжем факел.

- О, прямо как в фильмах про мумий.
Да, а она потом восстанет из мертвых за то, что отобрали ее сокровище, и уничтожит город.

Погонщик рассмеялся и пробормотал что-то, вроде: " Не приведи Аллах!"
Когда Эленор узнала в черных грудах камней руины некрополя, сердце ее ушло в пятки. Бербер приказал верблюду сесть, тот встал на колени и Эленор спустилась. Ноги затекли и подгибались.

 -Идемте,- араб протянул ей руку, в другой он сжимал длинную палку.

Спотыкаясь и перешагивая через поваленные камни, путники пробирались к ущелью. Бербер чиркнул спичкой и поджег тряпку на палке. Факел вспыхнул, разбрасывая вокруг искры.

 Из ущелья вылетела вереница летучих мышей с писком и хлопанием крыльев.
Эленор вскрикнула и вцепилась в руку араба. Тот ее успокоил.

 В ущелье
было прохладно. Слышались звуки капель, падающих с потолка и разбивающихся о пол. Наверху летучие мыши, потревоженные вторжением, наблюдали за факелом, движущимся в темноте. Запах гнилости и сырости наполнял пещеру.

- Когда-то халиф устроил здесь гробницу для любимой жены, но некрополь был уничтожен, да и скала обвалилась. Однако, мумию не тронули ни тлен, ни разруха.

Голос его отдавался под сводами пещеры и разносился эхом.
Эленор шла за проводником, держась за каменные стены. Ей вспомнился странный сон про ущелье.

Впереди, в свете факела она различила большой камень, на котором стоял каменный гроб, а в нем
лежала красивая женщина с длинными рыжими волосами. Она совершенно не походила на мумию. Казалось, она просто спала.

Глаза ее были закрыты, длинные ресницы бросали мягкую тень на щеки. Руки сложены на груди. От нее исходил аромат розы. Эленор заметила прозрачный кулон, в котором был заключен лепесток.

- Подойдите и возьмите его,- сказал араб и подтолкнул ее вперед.

- Вы с ума сошли?- взвизгнула Эленор. - Я боюсь!

- Она же мертвая,- не понимал бербер.

- Так и возьмите сами,- ответила девушка.

- Не могу. Я - мусульманин, это харам. Да и не я хранитель, а вы.

- Я не могу,- ее трясло от ужаса.- Вдруг она меня схватит?

Проводник поцокал языком и пробормотал, что все женщины трусливы. Тогда Эленор, чтобы доказать ему обратное, взяла себя в руки и подошла к гробу. Призывая на помощь все силы небесные, она протянула руку кулону и сорвала его с шеи покойницы. Та вздохнула с облегчением и рассыпалась в прах.

Эленор не успела опомниться от одного потрясения, как случилось другое. Пол в пещере задрожал, летучие мыши с визгом пронеслись над головами непрошенных гостей. Эленор отчетливо слышала топот копыт и крики людей.

- Скорее, бежим! О, женщина, скверный твой язык! Призвала проклятие на наши головы!

Все это араб выкрикивал, таща Эленор за собой. Позади же был слышен гром, свист и конское ржание.

Эленор путалась в юбке, зацепилась за выступающий камень и порвала ее до колена. Бежать стало легче.
Выскочив из пещеры, бедуин отшвырнул Эленор в сторону, бросил факел на землю и затоптал ногами.

 Из пещеры с гиком и улюлюканием вырвалась призрачная конница. Они промчались мимо ошарашенной Эленор и исчезли в ночи.

- Поскакали искать похитителей,- араб отер пот со лба. - Ух, не знаю, что ты там взяла, но рассердились они крепко. То были призраки самого халифа с его верными воинами. Представь, что бы они с нами сделали,
если бы обнаружили.
Ну, очнись!- он побил Эленор по щекам.- Все уже позади и не так уж страшно.

-А если они вернутся?- пролепетала чуть не падающая в обморок девушка.

- Нам нужно выбираться. Но тебе следует вернуться в риад, а не к берберам. Халиф направился по свежему следу верблюда и вернется не скоро.

Эленор чуть не закричала, когда увидела две приближающиеся фигуры. Разглядев их, она вздохнула с облегчением: то были Поль и Ханц.

- Как вы нашли нас?- спросила она, подбегая к мужчинам.

- Долгая история. Лепесток с тобой?

- Что? И вы про него знаете? Да кто вы такие?!- она отступила назад и, оступившись, чуть не упала.

- А как ты сама думаешь?- спросил Ханц хриплым голосом.

- Бран?- ахнула Эленор.

- Не думала же ты, что мы отпустим тебя одну в пустыню. Муса - наш знакомый, мы немного опоздали, извини,- сказал Нуаду.

- Вам пора уходить,- напомнил Муса.
- Надеюсь, с моими верблюдами ничего не случилось.

- Они в порядке, у самого входа в Шеллу.

- Что ж, пора прощаться,- бербер склонился.- Берегите святыню, что нашли в пещере. И счастливого пути.

- Рах мат. И тебе счастливого пути, Муса. Да вознаградит вас Аллах за доброту,- пожелал Нуаду.

Эленор стояла рядом и только слушала странную троицу.

- Массалям! Прощай, бесстрашная мадемуазель,- улыбнулся Муса, поправил свой джеллаб и направился к выходу, скрывшись в ночи.

- Я не стану спрашивать вас ни о чем,- Эленор чувствовала себя опустошенной.- Лишь одного хочу сейчас: вернуться в риад и забыть эту ужасную ночь.

- Тогда закрой глаза,- сказал Поль.

Он взял ее за руку, Эленор услышала свист от сильного ветра, а через несколько секунд открыла глаза в самолете.
Эленор повернула голову влево, рядом сидел Поль.

- Как такое возможно?- воскликнула она.- Мы только что были в некрополе!
А мои вещи? Они остались в отеле!

- Успокойся, Эленор. Твои вещи здесь. Наслаждайся полетом,- он лениво откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

Перед нею сидел Ханц, который обернулся и улыбнулся девушке.

- Приятного полета, Эленор,- сказал он.

- Куда мы летим?- спросила Эленор, ткнув в бок Поля.

- В Париж,- ответил тот и снова закрыл глаза.

   

   

   

   

   

   

   

   
   
   
   

   
   

   
   
   
   
   

   


Рецензии
Потрясающее путешествие на восток! Сказка переплелась с реальностью, очень красиво получилось! Неожиданное преображение обычных туристов в слуг богини!

Анна, прошу прощения за временный перерыв в чтении! Просто реальность достала, не было сил ни читать, не писать.

Лариса Крутько   03.08.2019 16:28     Заявить о нарушении
Да ради Бога). Я понимаю, что у всех есть свои дела. Все прочитать невозможно при всем желании. Дефицит времени. Но мне очень приятно, что вы читаете. Спасибо за рецензии.

Анна Гринина   03.08.2019 17:49   Заявить о нарушении