Про волшебника

1.

Сто лет не ездил на поездах. И вот подвернулся случай: Тобольск-Москва на новоуренгойском, 109-м скором. Миловидная проводница как-то странно на меня посмотрела, словно оценивала.
– Четвертое купе, – предупредила она. – Найдёте.
– Хорошо, Оля, – имя я на бейджике прочитал, – постараюсь!
Только за третьим последовало пятое. А четвертое – после пятого, но с номерами 17-20. У меня 14-е место. В этом странном четвертом оказалась женщина с тяжело больным ребенком. Я и не представлял, что такое может быть. В обычной жизни мы всего этого не видим. А тут: страх, боль, безнадежность…
– Нет, это не моё, – решаю и возвращаюсь к предыдущему купе в надежде, что перепутал.
Такому решению женщина не удивилась. В пятом нахожу свое место, только занятое.
– Это служебное, – объясняет дядька в чёрной спецовке. – Ваше купе – следующее. Не смотрите на номера. Там одно место свободное. Для вас.
Раз так, то делать нечего – возвращаюсь.
Крепкий парень в трениках вырос передо мной из ниоткуда.
– 14-е здесь! Вон верхняя полка, – подтвердил он. – Меня тоже сюда отправили, когда заселялся. Теперь мы соседи.
Похож на уголовника: землистого цвета кожа, лысый, с непонятной татуировкой на плече.
– Я пью, – глядя в упор, предупредил он честно.
– А я совсем не пью, – отвечаю. Про себя думаю: «Попал! Больной ребёнок. И этот – уголовник. Отличная кампания. Спать не дадут».
Пока устраивался, женщина оставила купе.
– Вот такая история. Видишь какой… Мишей зовут. А меня – Димой.
В ответ и я назвался.
– Ты меня полицаям не сдашь? – заволновался попутчик и тут стало заметно, что он пьян.
– Боишься?
– Успел познакомился.
– Если только не будешь приставать.
– Тогда не буду.
Замечаю, что не такой он страшный, как показалось сперва. Лицо грубое, но видно, не злое, скорее простодушное. Такой русский папуас.
– А как супругу зовут? – интересуюсь.
И тут появляется женщина.
– Лена, он решил, что ты моя жена! – «уголовник» подмигнул нашей соседке.
– Не дай Бог! – ответила женщина.
Они стали препираться как близкие люди.
– Разыгрывают что ли? – засомневался я. – Может брат и сестра. Только внешне совсем не похожи.
Устроившись на полке стал внимательно рассматривать ребёнка. Неподвижно лежит внизу, напротив меня. Совсем маленький. Года три, не больше. Видно, что не разговаривает. Только глазки живые. Захотелось расспросить.
– Сколько Мише? – интересуюсь у матери.
– Десять.
В этом возрасте мальчишки сломя голову в футбол гоняют, а этот несчастный лежит как маленькое корявое деревце, полностью обездвиженный. Весь изогнутый совершенно неправильно, вывернутые наизнанку тоненькие косточки рук и ног обтягивает бледная кожа.
– Я при ребёнке не могу, – объясняет Дима и, достав из-под стола бутылку водки, покинул купе.

2.

Следом вышла Лена. Я старался не смотреть на мальчика. Это не для слабонервных.  Надо же оставила со мной. А он лежит тихо, голоса не подаст.
Первым вернулся Дима, повеселевший от алкоголя.
– Ты куда едешь? – спросил он.
– В Москву.
– Значит всю дорогу вместе, а они, – кивнул в сторону Миши, – выйдут в Глазове. Хорошая женщина. Другая бы бросила. Кем работаешь?
– Педагогом.
– Значит говорить не о чем, – разочарованно, – а родом откуда?
– Слушай, Дима, зачем тебе знать откуда я родом?
– Для разговора.
– Ты обещал, что будешь вести себя тихо.
– А я тихо. Что и спросить нельзя? Вот я из Котласа.
Я отвернулся, не желая продолжения. Некоторое время молчали. Потом в купе вошла Лена со стаканом кипятка.
– Тогда я с тобой поговорю, – переключается на женщину Дима.
– Ты мне с Сургута уже надоел. Не хватит водки?
– Могу и не пить. Как-то по молодости завязал. Подружка в отместку разбавила водку керосином, а я махнул залпом полстакана. После этого на спирт год не мог смотреть.
– Так и бросил бы совсем. Зачем снова принялся?
– А что ещё мне остаётся? У меня никого нет. Жена бросила. Дочь пятый год не вижу. Не хочет общаться. Раньше, когда приходил – убегала. Её моя бывшая настраивает… Вот у тебя муж, ребёнок.
– Я не замужем. Просто живу с парнем. Муж оставил нас, когда такое случилось. Семь лет назад. А ты бы не ушёл?
Кивком головы Дима согласился.
– Но потом бы вернулся. Нет, точно, – стал уверять он. Странный этот Дима. – К тебе бы обязательно. И Мишка хороший. Просто сразу тяжело принять это. Вот у меня жизнь не складывается. Женщины нет. Мать в Котласе болеет. Четыре года получил по глупости. Прошлым летом вышел. Всё из-за того, что двое напарников сгорели на работе, а я как старший отвечал. И помочь ничем не мог. Знаете, как это у нас… Ничего не соблюдается и всем наплевать… Сейчас вахтовиком работаю. Начальник злой. Остаётся пить от безнадёги.
– Вот посмотришь на тебя – вроде бы здоровый парень, а в действительности – слабак, – усмехнулась Лена.
– А ты – сильная. Парню твоему повезло. Сам бы на тебе женился. Может согласишься?
Тут и я встрял и осторожно расспросил попутчицу, так чтобы сильно не задеть. Молчать действительно глупо и хочется посочувствовать, поддержать, но не обидеть и не ковырять рану… В общем, печально всё с Мишей. Конечно, мать надеется на лучшее, но не скажешь, что сильно верит.
А Дима начал всех угощать. У него не только водка, но и целая сумка продуктов. Лена лишь улыбается в ответ, а я немного угостился купленным в сургутской кулинарии. Пончики у них вкусные…

3.

Смотрю, а Миша одним глазом на меня косит. Потом прячется за свою искривлённую ручку. И снова выглядывает.
– Это игра у тебя такая! – догадался я. – Прятки называется.
Так мы подружились. Конечно, смотреть на несчастного ребёнка без слёз невозможно. И привыкнуть нельзя. Но ведь он – живой человечек. Вот нам повезло родиться здоровыми, а ему – нет. Не суждено в жизни познать счастья. Только бесконечные муки.
– Дима честно признался, – согласился я про себя. – Я бы тоже не смог.  Муж Лены, вероятно, негодяй был, но не мне его упрекать.
А глазки у мальчишки красивые. И ресницы густые и длинные. Видно, что лицом похож на маму. Милый, только худой и бледный. Не умер бы в дороге. Я бы в колокола бил, а Лена спокойна – хуже бывало. Пережили.
– Операция у нас через месяц. По квоте. Ждём очереди, – объясняет она.
– Миша со мной играет. Глазками. Вот, смотри, сейчас спрятался. А потом снова выглянет.
– Он это любит, – подтверждает Лена. – Проказник. Сейчас музыку ему поставлю, тогда совсем развеселится!
Мне это представить тяжело. Какая может быть радость в его положении?
– Я ещё, – решает продолжить Дима и снова достаёт бутылку.
– Тебе не хватит? –  Лена не довольна.
– Нам надо слушаться, – подтверждаю я. – Она в купе – хозяйка. Единственная женщина.
Дима машет рукой и выходит в коридор. Лена собирает оставшиеся продукты, а мы с Мишей продолжаем свою игру в прятки. Выглянул, посмотрел и опять спрятался…
А вообще соврал я Диме. Никакой я не педагог. Лишних расспросов не хотелось. И выпить могу, но не с порога. А как теперь, когда тут такое? Лучше давай, Миша, мы с тобой ещё поиграем!
Пока ехали небо всё заволокло и на подъезде к Тюмени начался ливень.

4.

Вот и за Диму обидно. Не зря он про свою дочь горюет. Видно, не хватает парню детей. Ему хорошо за тридцать. Это я его так называю как старший. А так – взрослый мужик. Как в его годах можно жить без семьи и детей?
– Да были у него женщины, но он же пьёт. С собой справиться не может, – объясняет Лена.
– Просто своей не нашёл. Что не говори, парень справный. Это же видно. Меня жизнь с разными сводила. Многое повидал. А этот хотя и отсидел, но совестью мучается, что напарники погибли. Другие вон убивают и медали за это получают. Какая там совесть – гордятся!
– Раз хороший, то устроится. Женщин много одиноких. Найдет молодую, бездетную. Родит ему… Вот как случается. Когда муж оставил, мне сильно тяжело было… Случилось, руки на себя наложить пыталась. Из петли вынули. А потом уже Мишка постарше стал, привыкла к беде и нашла… До сих пор счастью своему не верю. Говорят, такого не бывает. Получается, бывает. Любит. Замуж зовёт и родня его согласна. Они очень добрые. Удивительные люди. Только боюсь. Вдруг оборвётся. Как с Мишей. Он до двух лет нормальный был…– Лена на минутку задумалась. – Раньше с трудом перебивались. А как ещё можно при таких проблемах? И вот мой занялся бизнесом, так мы еще поднялись. Чудо – не иначе… У других в нынешних условиях рушится, а мы – ничего… Вот я говорю, Димка – здоровый, зарабатывает хорошо. Если пить бросит – всё у него обязательно сложится, так что лучше не придумаешь.
Миша лежал с открытыми глазами. Казалось, внимательно слушал. Только что он понимает? 
На подъезде к Тюмени поезд стал замедлять ход.
– Хотела выйти на платформу погулять перед сном, Миша спокоен. Льёт как из ведра, – расстроилась Лена.
Но пока состав тормозил, дождь неожиданно закончился. Мальчика решили оставить на Диму.
Бывает же такое! Вышли из вагона, а небо над станцией совершенно чистое. Кругом тучи, а тут звёзды горят. Что значит континентальный климат! У нас часто всё быстро меняется…

5.

Ночь прошла спокойна. Другие здоровые дети капризничают. Их можно понять: новая обстановка, в старом поезде всё громыхает. Тут еще эти начальники взад-вперед бегают. Сколько их развелось? Заснуть не дают. Вот дети и шумят. Малышам непривычно, страшно. Я как-то ехал ночью перед важными переговорами. Хотелось выспаться, а попал в купе с ребенком. Тот всю ночь не давал сомкнуть глаз. Кричал как резаный…
А наш – терпеливый. Мужественный мальчик!
Дима всё утро отсыпался. И хорошо, а то снова начал бы приставать с дурацкими расспросами…
Началось после обеда. Сначала Миша сосал свою соску с молочной смесью. Потом заплакал. Совсем тихо, без слёз, как дверца скрипит. Совсем непохоже на обычный детский плач. Лицо мальчика исказила жуткая гримаса.
– Может лежит неудобно или просто от дороги? – предположил я.
– Лекарство заканчивается. Его на три дня хватает, а чаще давать нельзя, – объяснила Лена.
Миша боролся. Втроём мы успокаивали его как могли. Я предлагал снова поиграть в глазки, неуверенный, что мальчик меня понимает. Вдруг Дима (как только ему в голову пришло!) стал рассказать сказку про волшебника, и Миша перестал плакать.
Вот что у нашего вахтовика получилось:

"Жил в одном большом городе волшебник и делал всех людей счастливыми. И не было в том городе больных деток. Узнает, что где-то ребёночек заболел, приходит и начинает колдовать: Хрюндель-мюндель, выздоравливай, малыш! И болезнь уходит прочь за горы-косогоры. Детки радуются! Всем хорошо. Вот и к тебе скоро придёт волшебник. Как только его зовут?"

Дима задумался и жалобно посмотрел на нас с Леной. Миша по-прежнему молчал, ожидая продолжения. Я быстро поспешил на помощь и предложил имя: Ганс Кристиан. Дима подхватил:

"Конечно же, Ганс Кристиан! Придёт, обнимет тебя, и ты поправишься. Волшебник всё может, даже самое невозможное. Потому, что противостоять несправедливости может только очень сильный человек. А ты встанешь на ножки, бегать будешь, в футбол гонять. Это так здорово! Представляешь, носишься с мячом по полю! И никогда больше не будешь болеть!"

И Миша заснул…
– Ты сам всё это выдумал? – спросила Лена вахтовика-сказочника.
– А что? Надо было как-то успокоить, – оправдался Дима.
Потом спрашивает меня, почему назвал волшебника Гансом Кристианом?
– Просто как Андерсена. В детстве читать любил. Ничего другого не пришло на ум. Не понравилось?
Дима пожал плечами.
– Как там у тебя: Хрюндель-мюндель! – подколола его Лена. – Спасибо вам обоим, что помогли. Знаете, я ведь сама однажды с волшебством столкнулась. Гуляла с Мишей и увидела, как внезапно трамвай загорелся. Люди кричали, не могли выбраться. Видимо, двери заклинило. И вдруг совершенно неожиданно огонь погас. И двери открылись.
– Может ветер подул или корпус несгораемый? Никакое это не волшебство. Пойду за пивом, – решил новоиспеченный сочинитель. – Подъезжаем к Перми. Целый час стоять. Называется скорый поезд!

6.

Так доехали до Глазова. Там они сошли. Лена долго одевала сынишку. На станции встречали её сестра с мужем. Мы с Димой хотели помочь вынести багаж, но они справились без нас. Купе сразу опустело.
Вахтовик достал недопитую бутылку пива. Наполнил стакан. И тут случилось невероятное. От глотка он поперхнулся.
– Как такое возможно? – Дима отплёвывался, словно отравился.
– Что случилось? – поинтересовался я.
– Это, что, твои шуточки?
– Не понимаю.
– Здесь – керосин, – Дима показал на стакан.
– Я не чувствую его запаха. По-моему, пахнет пивом.
– Тогда попробуй!
Я немножко отпил. Обычное пиво.
После этого Дима.  Снова – керосин.
– А если всё из-за нервов. Я слышал, что такое бывает. Очень редко, правда. Ты же сам про керосин рассказывал. Может это с психикой связано, – я попытался найти какое-то объяснение.
– Что если водку попробовать?
– У меня есть коньяк.
– Говорил, что не пьёшь. Доставай свой коньяк.
И снова для Димы получился керосин.
– Что же мне делать? – расстроился вахтовик.
– Это значит, что пить бросишь. Кто рассказывал про волшебника? С тобой часом никто не обнимался и не говорил: «Хрендель-мендель»? А ещё Лене не верил, что волшебство случается! А тут самая настоящая магия!
–  Не понимаю.
– А что тут понимать?! Радуйся! Ты парень что надо. Добрый. Ещё вон сказки сочиняешь! И трезвенник! Женишься теперь если не приноровишься керосин глотать вместо водки.
– Невероятно…
Проводница Оля заглянула за стаканчиками.
– Я не знала, что вы тут сказки сочиняете. Я в коридоре слышала, извините, – объяснила девушка. – А у меня цветочек зацвёл. Красивый. Сухой стоял, думала выбросить.
И убежала.
– Заметил, как она на тебя посмотрела? – я легонько толкнул Диму.
– Да, ладно…
– Точно говорю. Девочка симпатичная!
…С Димой мы вышли в Москве.
– Бросай вахту, сочиняй сказки! – пошутил я на прощание.
– Подумаю… Педагог! – улыбнулся он.
Я пошел в сторону кольцевой на метро, а он – на Ярославский, покупать билеты до своего Котласа. Больше мы никогда не увидимся.
Хочется думать, что всё у него в жизни наладится. Парень добрый…

Эпилог

Через месяц у Миши операция. Хорошо бы поправился… Жаль, что я не волшебник, а то бы в доску расстарался ради такого случая. Но верю, он сам справится. Потому что сильный.
Ещё запомнил взгляд Миши, когда расставались на станции в Глазове. Глаза мальчика улыбались…

Самая маленькая глава, которой по всем литературным канонам здесь не должно быть.
 «От очевидца».

Эта история случилась в стареньком поезде «Новый Уренгой-Москва» 29-31 июля 2019 года в вагоне 7, в 4-м купе с неправильными номерами 17-20. Все герои абсолютно реальны. Ничего не придумано. Разве самую малость…

1 августа 2019.


Рецензии
Какой душевный рассказ..

Ольга Савельева 2   06.08.2019 16:05     Заявить о нарушении
Спасибо, Ольга!

Юрий Николаевич Егоров   06.08.2019 19:16   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.