Мальчишки СССР. Кем быть?

    Рано или поздно, но мальчишки  СССР начинали задумываться о будущей профессии. Во всяком случае, большинство мальчишек. Не задумываться было нельзя, так как все взрослые первым делом задавали вопрос:
- Мальчик, а кем ты хочешь быть?

     СССP. Раньше  была такая  страна. Страна счастливого детства, кому повезло. Страна плановой экономики с ее плюсами и минусами. Страна Гагарина и Курчатова. Страна пустых прилавков и полных холодильников. Страна проб и ошибок. Это была великая страна. Несмотря на разные ”НО…”.

    Тунеядство в СССР каралось буквой закона. Каждый здоровый человек обязан был трудиться на благо государства и для прокорма семьи. С ранних лет  нас, мальчишек, учили – все работы хороши, выбирай на вкус! И мальчишки мечтали …

    Полагаю, девчонки тоже мечтали. Но скорее не о профессии, а о сказочном принце. Повзрослев, они продолжали мечтать о принце, но о таком, чтобы не выпивал. Простите, девчонки, если что не так! Я же не был девчонкой! Может, и не знаю чего!  Я принцем готовился стать. А принц должен что-то делать в жизни. Чтобы иметь возможность подарки принцессам дарить. Кстати, девочки! Вам ведь домоводство в школе преподавали. А это для жизни с принцем совершенно необходимая наука! Хотя, в сельских школах девчонки и на тракторе учились ездить! Поля пахать. Чтобы в случае чего своего принца заменить за штурвалом.

    Мальчишек в СССР  было много. Послевоенный бэби-бум.
И кто о чем мечтал – толстой книги не хватит. Потому расскажу о том, кем мечтал быть я, обыкновенный мальчишка СССР из провинциального городка с мягким названием Опочка.

     Впервые я провозгласил свои претензии на профессию лет в пять. Это  случилось в конце 60-х годов. Мой отец, Павел Иванович Гаврилов, тогда был совсем молод. Только недавно  закончил учебу в Великолукском  сельскохозяйственном институте. По специальности “ученый зоотехник”. Он родился в поселке Глубокое, Опочецкого района, Великолукской области. Да-да! В те времена Опочка и район входили в состав Великолукской области. Учился хорошо. Позднее кандидатскую диссертацию защитил. Жил в студенческом общежитии. С теплотой всегда вспоминал и о вузе, и о Великих Луках, о сокурсниках. Правда, в баловстве студенческом глаз повредил. Но, как бабушка говаривала:
- Игрушки, они всегда с “БОБУШКАМИ”!

    Профессия отца была очень перспективной в то время. Специалистов не хватало. Отец был назначен начальником племенной животноводческой станции в Опочке. Однажды он взял меня  с собой на работу. Хотел, чтобы сын пошел по его стопам. В сельское хозяйство. Там я впервые увидел настоящего быка- производителя. Напоминаю – я был маленький совсем!  И эта живая махина возвышалась надо мной как туша Годзиллы над Токио. Бык был огромен! Тяжело дышал и без особой доброты смотрел на меня, маленького и беззащитного. Когда бык решил что-то сказать на своем “мычачьем” языке, я думал, меня сдует с места, где я стоял. Я был потрясен! Бычара, конечно, крепко привязан был, а из ноздрей торчало массивное металлическое кольцо. Мне стало жаль животинку и я сказал отцу, что было бы неплохо это кольцо вытащить.
- Ему же больно! – пролепетал я.

    Отец и стоявший рядом работник станции переглянулись, а отец пояснил, что бычок иногда плохо себя ведет, и тогда его берут за кольцо. Чтобы не озорничал. Я деловито поинтересовался, а не вставят ли мне в нос кольцо, если я вдруг начну проказничать. Мужчины рассмеялись и заверили, что кольцо мне грозит только в том случае, если я буду плохо учиться, когда пойду в школу. Я успокоился, так как школа была еще где-то далеко за горизонтом лет.

    Наверное, читатель уже догадался, что после таких впечатлений я захотел стать зоотехником. С деревянным ружьем на плече я бодро маршировал по длинному коридору нашей квартиры и горланил “нескладуху” – песню собственного сочинения. В ней говорилось о том, как я буду выращивать огромных быков и ходить с ними в атаку. Вот таким милитаризованным зоотехником мне захотелось стать!

    Но однажды мы с бабушкой пошли посмотреть, как совхоз “Красный Фронтовик” убирает урожай зерновых. Это было совсем недалеко. Сразу за “Линией”. “Линия” – так мы называли насыпь, оставшуюся от железной дороги, что в годы оккупации немцы построили для снабжения своих частей и тылов. Это теперь там все застроено. А раньше улица Гребеневская  заканчивалась до насыпи, а дальше простирались поля.
     Я впервые близко увидел комбайн!  Это были старые машины Ск -3, или Ск -4. Еще с открытой кабиной комбайнера.
     Грохот механизмов, снопы соломы, золотистые потоки зерна. И всем этим управлял загорелый дядька, сидевший где-то высоко и  державший в своих крепких ручищах штурвал этого удивительного корабля - КОМБАЙНА!
      Сами понимаете, домой я вернулся не только утомленным солнцем и ветром, но и окончательно определившимся с выбором профессии. А кем же еще быть, если не комбайнером!
     Я уже не маршировал с деревянным ружьем, а принялся пытаться рисовать по памяти все, что видел! Это был шаг вперед. К взрослению. 
     А вскоре в месте примыкания улицы Веселая к улице Коммунальная стали происходить очень интересные вещи. Большой, черный от копоти дизеля экскаватор начал копать мелиорационную канаву. Я не мог пропустить такое событие, и мы с бабушкой Аней, что жила с дедом Васей на улице Коммунальной, пошли смотреть экскаватор. Я стоял часами, наблюдая за процессом. Бабушка начинала замерзать и тянула меня за рукав пальтишка к дому. Но я был непреклонен. Смотреть! Меня поражала мощь машины и та легкость, с которой ковш загребал грунт. И всем этим управлял невысокий мужичок. Экскаваторщик. Мой выбор профессии снова состоялся. И тема рисунков поменялась. Да, забыл сказать. Бабушка, Петрова Анна Ивановна, работала тогда на лентоткацкой фабрике. Это как раз рядом. Брала с собой. Мне понравилось, но “ткачихом” стать я не захотел. Кругозор лишь немного расширил.
      Пришло время, и мой дед, Василий Петрович Петров, взял меня с собой на его работу. А он был портной. Всю свою долгую жизнь. И он был не совсем обычный портной. После призыва в переменный состав РККА в 1932 году, он так и остался при армии. До войны по вольному найму работал военным кутюрье при 166 стрелковом полку, расквартированным тогда в Опочке. После Отечественной также работал при всех воинских подразделениях, которые были в разное время в этом городе. Когда он повел меня к себе, за воротами КПП размещалось Высшее Зенитно-Ракетное Командное училище. Готовили там командные кадры для  ПВО страны. Так-то вот!
     Дед мой шил форму для офицеров училища. Специалист знатный был.
     Через КПП дед прошел, предъявив пропуск. А я, по малолетству был пропущен так просто. На территории училища как раз было построение курсантов. И перед строем подтянутый строгий офицер что-то громко и четко говорил. Потом курсанты строем ходили. На территории было очень чисто и красиво.
     Угадайте, кем я захотел быть в этот день? Нет, не военным портным. Хотя мне очень нравилась военная форма. Особенно парадная!
      С этого дня я захотел стать ГЕНЕРАЛОМ!  Не просто военным, а непременно ГЕНЕРАЛОМ!  Я спросил деда, почему этот строгий офицер что-то говорит перед строем, а остальные его слушают и, главное, слушаются! Дед улыбнулся и ответил:
- Так он майор! А другие – курсанты.
     Я подумал и спросил:
- А майор кого-нибудь слушается?
- А как же!  Полковника!
- А полковник?
- Генерала!
-А генерал?

  Дед, видимо, понял , что так может продолжаться долго, и он ответил очень убедительно:
- Генерал самый главный! Он никого не слушается!
Это было то, что надо! Я твердо решил, что буду генералом. Не сразу, конечно. Когда вырасту. Но готовиться стал сразу! 
    Дед, по моему запросу, принес с работы необходимые атрибуты. Некондиционные фуражку, погоны, петлицы, ремень. Гимнастерку я взял дедову, в которой он демобилизован был. Она пришлась  мне как плащ-палатка! Генералу положен пистолет, но я для надежности вооружился деревянным автоматом. Дед принес пару  гранат” лимонок”. Токарь знакомый из березы выточил. И началась моя генеральская жизнь! Я вставал перед воображаемым строем и орал:
   - По команде, СТАНАИСЬ!!!

     Генеральские игры продолжались, однако,  не долго. 

Недалеко от Опочки,  на аэродроме Веретье, что под Островом, в те времена размещалась база дальней морской авиации. Кузьмич в фильме “Особенности национальной охоты” именно с этого аэродрома корову хотел перевезти. В бомболюке ТУ-22М.

   Когда я маленьким был, ТУ-22М там еще не было. На аэродроме Веретье базировались красавцы ТУ-16 , ракетоносцы дальней морской авиации. Они часто проходили над нами на приличной высоте. Эти самолеты до сей поры стоят на вооружении  Народной армии Китайской республики. Только с китайским названием и современной начинкой. И производства китайского. Отличные самолеты!

   И вот однажды, копошась в песочнице, мы услышали нарастающий вой, рев и грохот одновременно. Побросав свои куличики и башенки, мы устремили взоры в небо, которое буквально заслонила собой пара ТУ-16. Ракетоносцы шли на предельно низкой высоте с выпущенными шасси. Можно было разглядеть все детали – вплоть до заклепок. Это было потрясающе! Одно из самых ярких воспоминаний детства!
    А под крылом каждого самолета висела гигантская крылатая ракета. Судя по всему, это были системы КСР. Убийцы авианосцев. Сейчас точно не помню – синего или зеленого цвета. Может учебные,  а может и боевые. Надеюсь, не с ядерной начинкой! Сложно сказать, что заставило пилотов  рано начать снижение и идти над городом на такой низкой высоте.  Но можно точно определить – впечатление на меня они произвели.  Эта мощь! Этот масштаб!

    Конечно, я захотел стать летчиком!  И стал интересоваться авиационной техникой. И историей авиации. И ее героями. Мне думалось, нет профессии более достойной.  Управлять гигантским воздушным кораблем. Если Родина прикажет, “бомбануть” по злобному вражескому авианосцу! Меня даже не смущало то, что в этом случае предполагался полет только в одну сторону.

    А когда загорелся деревянный двухэтажный жилой барак на соседней улице, я с восторгом наблюдал за отважными пожарными, боровшимися с коварным огнем. И конечно стал мечтать о карьере доблестного пожарного.

    А потом… Потом была школа. Нужно было не профессию выбирать, а учиться.  Появились осознанные стремления, сочетаемые с объективными возможностями. Но это уже другая история. О юношах СССР.

    Я выбрал профессию. Конечно, она была связана с техникой. С современной техникой. Но выбрав профессию,  я понял главное – нужно найти  в ней свое персональное место. Ведь даже став просто водителем автомобиля, можно сесть и за баранку большого автобуса, и ходить в “дальняк”, и управлять карьерным самосвалом. А можно возить ребятишек в школу по разбитым сельским дорогам. Или рулить “Волгой” первого секретаря райкома.

    Что лучше?  Кому что ближе. А то ведь может так получиться – вроде сладкий пирог. Но лизать его противно. Потому, что соленого и острого хочется. И не лизать, а кусать!

    Кому что на роду написано! Водителем автомобиля я не стал, но рулю с удовольствием.


                Август 2019 года.


Рецензии
всё верно-так мы и жили, мечтая что то важное сделать для родины и для родных...

воспоминания понравились...я тоже страдал калейдоскопом ремёсел... но в армии захотел стать военным переводчиком-не стал...

стал инженером-потом нач кб-зам главного а там и техническим переводчиком подрабатывал...

мечта как бы исполнилась-но маненько-маненько...без путешествий...зато по командировкам полсоюза объездил...

с улы нч!

Ник.Чарус   16.09.2019 20:48     Заявить о нарушении
Думаю, не так уж плохо калейдоскопом ремесел страдать. Захотев в очередной раз кем-то стать, волей=неволей в каком-то объеме начинаешь изучать предмет. Кругозор и представление о мире расширяется.
Этот рассказ мой - только о желаниях раннего детства... А ближе к юности - там еще больше всякого пошло! Надо будет продолжение написать...
Вы правы- мечтали сделать что-то для Родины и для родных.
Я тоже в конце концов стал инженером. Вот уж более 30 лет тружусь в системе АВТОПРОМА. Руковожу КБ электроники.

С уважением,Валерий

Валерий Павлович Гаврилов   17.09.2019 05:06   Заявить о нарушении
автопром-это как то громко...бахтампром точнее.

сам зиловец от миллиона грузовиков в год россия выпускает 34 тыс камазов ну может 70 тыс газов... это погром...

Ник.Чарус   17.09.2019 11:12   Заявить о нарушении
Зил жалко. Мы в основном на АВТОВАЗ работаем.Комплектующие. Там сейчас RENO. Это чувствуется сильно. Хотя в 90-е работали и на Германский автопром. Напрямую. Полезно было. В командировках бывал на их заводах. Кроме Ваза и на все остальные заводы поставляем. В том числе и в Белоруссию.

С уважением,Валерий.

Валерий Павлович Гаврилов   17.09.2019 13:16   Заявить о нарушении
А развал ЗИЛа начался ,видимо, когда все передовые разработки по ЗИЛ 175 отдали КАМАЗУ... На зиле мой однокурсник работал.

Валерий Павлович Гаврилов   17.09.2019 13:18   Заявить о нарушении
зил 5331 был вполне... мы ему варили кабину на японских линиях кот сами частью спроектировали...

развал начался когда ебн-утому промышленность-армия-колхозы стали без надобности... зил то под ракеты-цемент и картошку...
а у дебила все в друзьях с пьяных глаз... самолёты-грузовики-корабли-танки...ничего не нужно...

Ник.Чарус   17.09.2019 22:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.