Печка

Печка
Дедушка мой был печником, и сам сложил в доме печь, о которой рассказала мне мама.

Это была печь- голландка. Я представляю ее большой, красивой, беленой, занимающей половину стены бабушкиной кухни.
Топка для дров закрывалась чугунной дверцей с литыми узорами. Над топкой, за раздвижными железными створками, устроена была большая варочная камера, где бабушка готовила.


 Слева - встроенная духовка, в которой томилось в чугунке топленое молоко – румяное, с толстой коричневой вкуснейшею пенкою, да пеклись самые вкусные в мире бабушкины ватрушки и пироги.

А какая аппетитная, рассыпчатая, душистая, пшенная каша получалась в этой духовке!

За духовкою устроен был подтопок, который топили холодными вечерами. В этом подтопке, открыв дверцу, детвора наперегонки поджаривала хлеб, нанизав его на ножик. До чего же вкусное лакомство!


«Груба» - теплая стенка, в которой находились согревающие ее дымоходы, выходила в соседнюю комнату, и под нею стояла кровать, на которой спали мама с сестрой.  В уютном тепле под этой стеночкой, при свете лампы, девчонки  и засыпали с книжками в руке.


Над подтопочком дедушка наладил лежанку, выложив ее изразцовой плиточкой. Как же здорово было детворе, после зимних игр во дворе, замерзнувшей так, что штанишки- колом, варежки- ледышками, пальчики не шевелятся, придя домой забраться по приступочкам и усесться там на этой лежанке,  согреваться и млеть от уютного, живого, домашнего печного тепла.


А тут и самовар поспевал. Большой, серебристый, пузатый, нагретый щепками и древесными углями он стоял на круглом столе возле деда. Дедушка открывал витой кран, разливал чай, и все пили его, наливая в блюдца, вприкуску с колотым кусковым сахаром. «Янтарные» куски этого чудного лакомства красовались в стеклянной вазочке со щипцами, которыми дедушка колол сахар на мелкие части.


И ничего, казалось, не было уютней и милее, чем этот вечерний чай, собиравший за круглым столом всю семью, эти тихие разговоры родителей, смех и шутки детей.
Все эти картинки маминого детства, как живые, вижу я сейчас. Они согревают мою душу ласковым светом чего-то родного, исконно моего.

Этот свет и это тепло хочется передать детям и внукам, как крепкий кирпичик – частичку их души и основу жизни.


Рецензии
Александра, благодаря тому, что Вы посетили мою страницу, я зашла к Вам. В гости от своей "Печки" - к вашей. Прочитала с большим удовольствием, спасибо! Оказывается, несмотря на то, что мы из разных мест, воспоминания похожи. Особенно важно то, что мы хотим передать своим детям и внукам - Свет и Тепло.

Из рассказов "Сергейкина книжка":
"Груба – это идущая от печки стена в спальню, через неё шло в комнату тепло
Между грубой и стеной дома было небольшое пространство, там мне нравилось иногда сидеть одной, слушать передачу по радио, пока взрослые были заняты.Во дворе мельницы можно брать шелуху семечек, сколько хочешь, это – отходы. А мы топим ими печку. Вот мама зашла в дом, занесла мешок с шелухой. Он совсем легкий, даже я, маленькая, могу его поднять. Мама набирает совком шелуху и бросает в печку.
Там начинает потрескивать, постреливать, по дому идет аромат свежего подсолнечного масла. И вдруг шелуха разом вся вспыхивает, охваченная языками пламени. Хорошо, что папа придумал сделать «форсунку» – вставил в печку железный полукруг с пробитыми дырочками, иначе огонь мог бы вырваться из дверцы наружу".

Лидия Мнацаканова   22.10.2020 17:09     Заявить о нарушении
Прочту вашу Сергейкину книжку.

Александра Шам   22.10.2020 22:35   Заявить о нарушении
Признтельна Вам, дорогая Александра! У меня тоже есть желание ближе познаомиться с Вашим творчеством.

Лидия Мнацаканова   22.10.2020 23:19   Заявить о нарушении
На это произведение написана 51 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.