Сны

Яков падал в темную беспросветную пропасть. Ему было очень страшно, душа похолодела и сжалась от ужаса. Вдруг он за что-то зацепился, ухватился руками за какие-то выступы и стал карабкаться вверх, но сорвался и стремительно полетел в бездну.
– Спасите! – закричал Яков и проснулся.
Он свесил с кровати ноги на пол и обхватил руками седую голову, в которой еще кружили кошмары сна.
– Мне, Анна, кажись, ад приснился… – приходя в себя, сказал он супруге.
Та, повязав на посеребренную сединой голову цветастый платок, собиралась в церковь.
– Так ты же говорил, что ни в Бога, ни в черта, прости, Господи, не веришь. Неужели тебя Всевышний вразумил?
– Ой, Анна, тут в кого угодно поверишь после такого… Я, пожалуй, с тобой в храм сегодня схожу.
– Рада слышать, даже не верится, что ты это говоришь… Но как ты покажешься в святом месте с такой спитой физиономией – целую неделю гудел со своими собутыльниками.
– Ничего, ничего, я сейчас… – проговорил Яков.
Он стал умываться, бриться. Одним словом, кое-как привел себя в порядок, издавая стоны, – пьянки ощутимо потрепали его.
– Все равно опухший, на себя не похож, но ладно, тут выбирать не приходится, – взглянув со вздохом на супруга, молвила Анна. – Ты хорошо почисти зубы и там, в святом месте, на людей не дыши…
Собравшись, муж и жена вышли на улицу. Якову показалось, что даже летнее солнце как-то по-другому начало светить, еще душевнее поют птицы и даже деревья стали более нарядными. Пахло зеленью и цветами. Вдали золотились купола поселкового храма, будто вобрав в себя все лучики утреннего солнца. «Слава Богу, что это – сон, и я не угодил в ад…  только в церковь, только туда теперь…» – раздумывал Яков.
– Эй, друг, иди сюда!.. – вдруг прервал его столь трезвые размышления чей-то хриплый голос. – На секунду задержись!
У магазина его звали, махая руками, два заросших приятеля.
– Сейчас… а ты, Аня, иди, я тебя догоню, – виновато сказал Яков. – Может, им чего надо.
– А то ты не знаешь, что им нужно… Да ну тебя… А я, дура, поверила…
И все же Анна замедлила шаг, хватаясь за последнюю соломинку, – вдруг догонит. А Яков, оглядываясь, подошел к приятелям.
– Слушай, Яша, – сказал один из них. – У Жорика сегодня день рождения. Сам понимаешь…
– Ребята, – скривившись и положив руки на область желудка, в котором творилось не весть что, взмолился Яков. – Я не могу. Мне в храм надо.
– Ничего, твоя церковь подождет, а это – святое… – улыбнулся неумолимый собеседник. – Не обижай кореша…
Яков с угрызением совести увидел, как остановилась Анна и задержала на нем вопрошающий взгляд. Развеяв ее последнюю надежду, он махнул рукой – мол, иди, сегодня ничего не получится, и переключился на злополучную компанию.
Яков похмелился. Ему стало хорошо, он даже начал забывать жуткое сновидение ада. Приятели пили у магазина, у реки, а дальше Яков и сам никогда бы не вспомнил, где… Только среди ночи, как сказала потом Анна, его отпустили черти домой. Он, преодолев порог, уснул на полу веранды. А перед тем, как пробудиться, а точнее, очнуться, Якову приснился, как он понимал, рай. Будто со своими приятелями он сидит за полным невиданных спиртных напитков и яств столом. Их обслуживают ангельской красоты официантки. Вокруг – сказочная, невиданная красота природы. Яков счастлив, как никогда, и хочет это наслаждение испытывать целую вечность.
– Поднимайся, ты вообще уже в скотину превратился!.. – вдруг прервал его чудный сон гневный голос Анны.
Яков с раскалывающейся и тяжелой головой еле поднялся с пола, шатаясь.
– Ты посмотри на себя в зеркало, да наш поросенок и то лучше выглядит, – вышла из себя жена. – А я вчера поверила… Думала, вот образумился наконец, в храм сходит…
– Зачем мне твой храм, старуха? – оборвал ее хриплым хмельным голосом Яков. – Мне рай нужен. Я только что там был, а ты, глупая, все испортила своим криком…
– Все, допился, – прижав руки к груди, испуганно прошептала Анна. – Да у тебя, поди, уже белая. В Святой Библии черным по белому написано, что пьяницы Царства Божьего не наследуют…
– Да что мне твои книги, ненормальная. Говорю ей, что был, как наяву, там в этом Царстве… а она, бестолковая, мне горячку приписывает. Дай лучше похмелиться, а то умру. Ой…
Анна повернулась и скрылась в коридоре, громко хлопнув дверью. Яков понял, что ему лучше супругу не трогать – лопнуло ее железное терпение… Он отправился к собутыльнику Жоре. Но жена того с треском прогнала Якова. Он навестил второго приятеля, но тот уже похмелился и лежал у ступенек дома. Яков отправился на берег реки – вдруг в бутылке что-то осталось. Но, осмотрев три поллитровки, на них он разглядел только капли росы. Яков взглянул на плакучую иву над водой, ему тоже захотелось рыдать. Неожиданно он увидел в небе живую картину из его недавнего сна. За столом сидели его друзья и махали ему рукой – звали его туда из этого страдальческого мира.
– Но как я к вам поднимусь, я же здесь – на земле? – спросил он.
– А ты в реке утопись и душой сразу вознесешься туда, к ним… – кто-то тихо шептал ему то ли в ухо, то ли в самое сердце. – Давай… Не откладывай.
И Яков повиновался. Он погружался в холодную воду, жадно смотря на неисчезающую картину «рая». Вскоре все вокруг потемнело и воцарилась тьма, вечная и необратимая, которой никогда не коснется даже скудный лучик Божьего Небесного Царства.

2017 г.


Рецензии
Здравствуйте, батюшка!
Пьяницы Царства Божия не наследуют.
Ад... Да он всюду, где нет Бога.
Я слушала, вечная ему память, о.Димитрия.
Он говорил, что ад - это милость Божья грешникам -
для них ад привычное место на земле, им так жить
нравится. А в раю они бы мучились.

О.Анатолий, Вы очень и очень хорошо пишете,
просто классика художественной литературы.

Спасибо Вам. С уважением и добрыми пожеланиями,

Дарья Михаиловна Майская   05.11.2020 18:32     Заявить о нарушении
Спасибо Вам за добрый отзыв. До классиков мне далеко. Об этом не думаю, но рассказы пишу, как подсказывает жизнь и сердце.

Протоиерей Анатолий Симора   05.11.2020 18:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.