Лабазник и чекан

                Лабазик и чекан.

     Зацвёл лабазник. Так у нас называют таволгу вязолистную. Полезное лекарственное растение. Я немедленно отправился на сборы, благо даже за черту посёлка не надо было выходить. На противоположной стороне речки, на сухой луговине рядом с ключиком имелось несколько небольших по площади сырых участков. Нет, не болота, а просто к поверхности земли близко подходили грунтовые воды. Эти участки и облюбовал лабазник.
            В первой половине июля растение достигало высоты человеческого роста и зацветало. На вершине крепких стеблей с перистыми листьями появлялось множество мелких белых или розоватых цветков собранных в нехилую метёлку. Цветы издавали нежнейший медовый запах, чувствующийся уже на подходе. Над зарослями лабазника стоял неумолчный гул, исходящий от множества пчёл и шмелей, собирающих цветочный нектар. По метёлкам ползали мухи, осы и жуки различной величины, но в основном бронзовки. И что интересно, почти не было кровососов-комаров, хотя ветер практически отсутствовал.
           Лабазник относится к семейству розоцветных. Его корневища  и молодые побеги вполне съедобны. Но более важные его части – это соцветие и листья. В народной медицине настои из них применяются от заболеваний сердца, почек, мочевого пузыря. Кроме того они обладают потогонными, мочегонными, антисептическими, а также противоглистными   свойствами. Отвар из лабазника ускоряет рост волос. Добавляя свежие цветы в чистую родниковую поду, и настаивая это на солнце получают, так называемый «пастуший» чай, с приятным вкусом и медовым ароматом.
      За этим самым лабазником я и отправился. Срезая стебли с листьями и цветущей метёлкой,  не сразу обратил внимание на крутящихся вокруг меня двух невзрачных серовато-бурых птичек. Сначала я услышал резкие отрывистые крики «туи – чек - чек», и только потом заметил  маленьких (меньше воробья)  птиц, перелетающих по вершинкам высоких трав. Птички явно были сильно возбуждены и испуганы.
               Голоса очень напоминали тревожные голоса черноголовых чеканов, три гнезда которых я нашёл в позапрошлом году на территории бывшего маслозавода. Поведение птиц отчётливо показывало на нахождении поблизости их гнезда с кладкой или птенцами. Я присел в высоком лабазнике на корточки и сквозь стебли и цветы стал наблюдать за ними. Они не успокоились, но подлетали всё ближе и ближе. Когда же они оказались шагах в четырёх от меня, удалось рассмотреть расцветку оперения. В отличие от черноголового чекана, чёрный цвет в оперении отсутствовал. Голова, спина, крылья и хвост буроватые с продольными белыми пестринами. Над глазом, от клюва до затылка, отчётливо видна белая полоса (бровь). Горло и грудь рыжеватые, брюшко светлое.  Обе птицы часто подёргивали хвостом и кланялись. Искать гнездо в высокой и густой траве я не решился из-за боязни раздавить птенцов или яйца.
          Подобрав нарезанную охапку лабазника и стараясь быть незаметным, медленно удалился от кричащих птиц. Дома, в определителе легко нашёл моих новых знакомых. Ими оказались луговые чеканы, причём самец отличался от самки лишь более чёткими пестринами, создавая впечатление более свежего рисунка и чёрной маской.
          На следующий день, как только спала роса, я вновь был у той же куртины лабазника. Но на этот раз цель у меня была другая: найти гнездо чеканов. В лабазник зашёл с противоположной стороны, осторожно, пригибаясь, прокрался к тому месту, откуда вчера наблюдал за птицами и замаскировался. Ждать пришлось недолго. Чекан выпорхнул из травы с полным клювом и сел на цветущий зонтик тысячелистника. Оглянувшись по сторонам он спрыгнул вниз, как нырнул. Послышался тихий писк.  Я несколько опешил: ведь собирался искать гнездо совсем в другом месте, где-то на границе куртинки лабазника. Вот чекан вылетел из травы, а на встречу ему уже спешил второй.
          Дождавшись, когда улетит и этот, я направился к тысячелистнику, не отрывая от него глаз, иначе бы потерял направление. Уж так здесь всё однообразно. На удивление легко обнаружил гнездо. Оно располагалось в естественном углублении земли, открыто, но под нависшими стеблями полыни. Подобно бурым комочкам земли в нём молча лежали пять хорошо оперившихся птенцов. Свито оно было аккуратно из сухих стебельков и листьев травянистых растений с примесью мха. Лоток выстлан незначительным количеством корешков и длинных остей шерсти. Через день-другой птенцы покинут родное жилище, а значит мне невероятно и случайно повезло.


Рецензии
А я давно уже не видел чеканов
Спасибо за талантливое напоминание, уважаемый Вадим!

Евгений Космос   17.08.2019 11:09     Заявить о нарушении
Только у нс чеканов гнездится 4 вида.
Спасибо за отзыв!

Вадим Светашов   17.08.2019 14:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.