Звуки Крымской ночи...

                Пообщаться с Валентином Ильичом Кефели - тонким лучезарным  человеком, блестящим знатоком  физиологии растений, а также научного и культурного миров , да ещё в тихом волшебном уголке легендарного Никитского Ботанического Сада, было особенно приятно.

                Круглый Стол - небольшая научная конференция для нескольких десятков счастливцев, к тому времени  давно превратился в истинное пиршество изысканного общения.

                Здесь было интересно все. И блестящие откровения великих исследователей, и захватывающие истории настоящих интеллигентов, коих становилось все меньше, и, наконец, возможность послушать в исполнении самих авторов произведения Булата Окуджавы, откровения Гумилева, а также других  настоящих Человеков.

                Ими-то на различных встречах, научных конференциях, школах и симпозиумах очень уж любил побаловать участников сам Валентин Ильич, знавший, очень хорошо знавший и высоко ценивший толк в настоящем драгоценном общении.

                Императорский Никитский ботанический сад, возникший в 1811 году по указу Александра Первого , был казённым учреждением в " полуденной части Крыма", организованным по ходатайству герцога Эммануила де Ришелье - херсонского военного губернатора, управлявшего Новороссийским краем.

                Содействовал ему Биберштейн - выдающийся немецкий ботаник.

                Две тысячи полновесных золотых червонцев , выделенных его ученику Христиану Стевену, ставшему первым директором ботанического сада, за два года заграничных путешествий и 12 лет неутомимой деятельности позволили собрать более четырехсот пятидесяти видов экзотических растений, первыми украсивших райский уголок Крымского побережья в Никитах. Рядом,  совсем рядом с Ялтой.

                Следующему директору  Гартвису удалось посадить замечательную коллекцию хвойных пород,- гигантских секвой из Калифорнии, кедров, кипарисов, сосен.

                Появились пихты кавказские, ели восточные, рододендроны с азалиями, веерные пальмы с магнолиями и платанами. На землях урочища Магарач заложили большой виноградник и знаменитое заведение виноградарства и виноделия, ставшее с тех пор легендарным.

                Весёлый и разбитной последний троллейбус, домчавший нас - молодых учёных, из Симферопольского аэропорта в гостеприимную Ялту, быстро унёсся куда-то вдаль, изредка сигналя своим металлическим соплеменникам.

                Нас сразу же плотно окружили загадочные темные южные сумерки, наполненные кружащим головы  ароматом цветов, специй и морского прибоя.

                - Здравствуйте... Доброго Сна,-  склоняя головы, шептали тысячи растений знаменитого Никитского Ботсада , медленно, как тонущий корабль, погружающегося в объятия ночного Зефира...

                В небольшом, всего в пару этажей домике Учёных, примостившемся в самом сердце уникального собрания экзотических растений, было удивительно спокойно, по-домашнему уютно и тихо.

                Прямо под окнами раскинулся небольшой пляж. С берега ласкового Чёрного моря, сквозь широко открытую настежь дверь обширной веранды, тихо и приветственно зашуршало тихой ленивой волною.

                У старого камина свершилось краткое таинство знакомства и первых дружеских узнаваний.

                Небольшая группка ученых в небольшом лифте быстро спустилась и вышла прямо на пляж, замерев в полнейшем безмолвии.

                Все потрясённо остановились, изумленно созерцая множество ярких звёзд, щедро усыпавших гигантский ночной небосклон. Он накрыл море и землю  волшебным сверкающим колпаком.

                Долго, ещё очень долго, это молчание не прерывалось никакими суетными разговорами о защитах  диссертаций, получениях престижных званий и прочих мелочах.

                Гигантское оглушающее присутствие Вселенной охватило  и, закружив, понесло-понесло нас сквозь метеорные всплески и тысячи тысяч спиральных Галлактик - таинственных миров, мерцавших, сверкавших и купавшихся в воздушных, водных и космических океанах этой ароматной южной бархатной ночи...

                Являясь этническим караимом - редким представителем небольшого, но гордого племени Старого Завета,  Кефели корнями произрастал именно отсюда - из древней Тавриды.

                Здесь, на земле  предков, его неспешные рассказы производили  неизгладимое впечатление.

                Малоизвестные  факты из истории людей, не пожелавших попасть ни под влияние могущественных мусульманских пашей, ни иудейских первосвященников, ни христианских проповедников.

                Проживая довольно изолированной и малочисленной группой, они чудом сохранили своё особое трепетное  отношение к Торе , молитвам, языку и священным заповедям.

                Неспешные разговоры и тихие беседы незаметно и быстро - до самого дна, исчерпали тёмную, но краткую южную ночь.

                Опустошенные стеклянные батареи знаменитых крымских Мускатов красного камня и Чёрного Доктора,  мирно поблескивая, остались отдыхать на столе и погрузились в тихий леттаргический сон.

                - А мы..?

                Убаюканные страстными отзвуками порывистых поцелуев, доносившихся со стороны парочек, прятавшихся в гуще огромных деревьев древнего парка, лёгким плеском волн, шуршанием гальки и мирным перешептыванием листьев, мы забылись, наконец, крепким утренним сном...


Рецензии