Глава 19

До девяти вечера в музее ходили посетители от одной фигуры к другой.
Но все отмечали нереальное сходство девушки с рыжими волосами с живым человеком.

Женщины отмечали, что она молода, красива и гримеры не стали наводить ей лоск, как у других экспонатов. В иное время Эленор бы польстили такие отзывы, но сейчас она чувствовала себя заточенной в тюрьму собственного тела.

Что будет, если Нуаду не успеет? Неужели ей суждено закончить свою жизнь в музее, среди бездушных кукол?

Никогда еще Эленор не было так страшно. Некоторые люди подходили к ней и вставали рядом, чтобы сделать фото. Тогда она ощущала их тепло, биение сердцец, дыхание.

Мужчины восхищались ею, женщины сердились. Дети так и норовили подергать за платье, дотронуться до руки, потянуть за волосы. Тогда у Эленор сердце уходило в пятки. Она боялась, что если повредят ей что-нибудь в таком виде, то потом она останется с физическим недостатком.
Но все обошлось.

Вечером прозвенел звонок. Посетители расходились, охранник обошел весь музей и выключил яркий свет, оставив лишь подсветку.

-Жан, выходи. Больно жуткое зрелище.

- Сейчас, шнурок развязался,- ответил тот, присев у ног Эленор.

Парень встал и одернул форму. В руках у него ярко светил фонарик. Взглядом он обвел комнату и случайно посмотрел на Эленор.

- Робер, стой, подожди меня!- он бежал вслед за первым охранником.- Могу поклясться, там девушка смотрела на меня! Черт, она живая!

- Да ну тебя, вечно привидится на ночь глядя.

Шаги их удалялись, как и голоса.

Эленор перебрала в мыслях все молитвы, которые знала. Жизнь ее стала страшной сказкой. Такое в детстве она читала у братьев Гримм.
Она не могла ни пошевелиться, ни позвать на помощь. Даже глаза закрыть не удавалось. На лице застыло выражение удивления.

Эленор находилась в комнате с фигурами моделей и кутюрье. Прямо напротив нее стояла Наоми Кэмпбел.
Часы отсчитывали минуты, приближалась полночь.

 Эленор слышала какие-то шорохи, вздохи. Будь в этой комнате живые люди, не было бы страшно. Но ее окружали куклы, как она сама считала.
Однако, в своих мыслях ей пришлось усомниться, когда часы пробили двенадцать.

 Одна из статуй зашевелилась. Грациозная, как пантера, Наоми спрыгнула со своего постамента и тряхнула длинными черными волосами.

- Мадам, будьте осторожны,- модельер Жан-Поль Готье протянул к ней руки.- Каждый раз, как вы совершаете прыжок, мое сердце обрывается.

- Почему?- с милой улыбкой спросила модель.

- Это чревато травмами, дорогая.

Кристиан Диор прошелся по залу, где сам собою включился свет.

- У нас новая модель?- удивился он.- Когда прибыла?

- Сегодня,- ответила Коко Шанель.

Эленор в изумлении распахнула глаза. Такого ей видеть не доводилось.

- Бог мой, что за платье на ней!- Готье схватился за голову. - Это предсмертный крик моды! Милая, кто обрядил вас в эти лохмотья?

Эленор вдруг поняла, что может двигаться и говорить. Первой мыслью было бежать из безумного музея.

- Куда же вы? А платье? Держите ее!

Девушка выбежала из зала мод, опрокинув подставку. У выхода ее перехватил жандарм Сен-Тропе.

- О, мадемуазель, - вкрадчиво начал Луи де Фюнес, хватая ее за руку.- Вы что-то натворили, раз спешно покидаете зал?

- Ничего я не сделала,- ответила она с раздражением. И тут же поймала себя на мысли, что оправдывается перед куклой.

- Нет, вас не существует! Пустите меня!- она вырвалась из цепких пальцев и пронеслась мимо удивленных артистов французского кинематографа.

 Эленор вбежала в театральный зал и села в кресло. Ноги ее затекли от стояния в одной позе. Слезы текли по щекам. В кресле перед нею сидел седой мужчина маленького роста.

- Девочка, ты плачешь?- он обернулся к ней. Шарль Азнавур! Нет, надо взять себя в руки.

- Простите, месье, что потревожила вас,- она встала и попятилась к выходу.

- Куда ты? Сейчас начнется представление.

- Благодарю, месье, мне пора,- попрощалась она.

Эленор готова была отдать все, лишь бы вырваться из ужасного места. Неужели охрана не видит, что творится здесь по ночам? А может, стараются не замечать. Любой поседел бы от страха, проведя ночь среди живых кукол.
Девушка чувствовала голод. С каким удовольствием она поела бы и выпила чашечку кофе.

Колонный зал был выполнен в стиле Барокко более ста лет назад. Зал украшала отделка из золота, мрамора и розового дерева. Свод венчали двенадцать колонн. В каждой стояли по пять фигур женщин, символизирующих континенты.

Купол, выполненный в венецианском
стиле, украсили бюстами скульпторов и архитекторов: Жермена Пилона, Жана Гужона, Микеланджело и Бенвенутто Челлини.

Колонный зал украшал корабль- герб
Парижа. Повсюду в залах были зеркала. Казалось, что человека заключили в некий зеркальный коридор и нет выхода. Точно, все дело в зеркалах! Только бы Нуаду ее нашел.

Впереди Мохатма Ганди беседовал с Елизаветой Английской, сидящей в обитом бархатом кресле.

- Я понимаю, Ваше Величество, что Индия была колонией Англии, но сейчас это свободная страна.

- Прозябающая в нищите,- королева поджала губы.

- Вероятно, благодаря вам,- сказал он.

- Вздор. Мы избавили вас от варварских обычаев. Индия должна быть благодарна Англии.

- За что? За годы гнета и разграбленные богатства?

- Госпожа Меркель, вы сначала у себя в стране разберитесь, а уж потом давайте советы нам,- говорил Трамп.

- А что, у нас в Германии все прекрасно. Демократия и свобода.

- И куча беженцев,- усмехнулся тот.

- Так их и во Франции много, не так ли, месье Саркози?

- На все - воля Божья,- перекрестил их папа Иоанн Павел II.

Эленор сделала то же самое- осенила себя крестом и стала читать молитву. Ноги подгибались при виде живых фигур, которые днем стояли в неестественных позах.
Проскользнув мимо сильных мира сего, она попала в музыкальный зал.

 Здесь Элтон Джон сидел за роялем и на пару со Стиви Уандером аккомпанировали Мику Джаггеру. Майкл Джексон обернулся к зеркалу и поправил шляпу.

-Снова мои волосы выглядят ужасно,- сетовала появившаяся Мэрилин Монро. - А у вас здесь весело, не то, что у нас. Скукота смертная,- она обворожительно улыбнулась мужчинам.

" Господь, пастырь мой..." - мысленно читала Эленор. У нее у самой волосы шевелились от страха, когда она смотрела на оживших актеров.

Луи Армстронг подмигнул ей и заиграл на трубе, рядом пел Элвис Пресли.

- Не могли бы вы играть потише? Я сбиваюсь с нот,- попросил он мэтра.

- Это ноты сбиваются, слыша, как вы их коверкаете. Разве это музыка?- он снова заиграл на трубе громче прежнего.

- Месье, не ссорьтесь,- Эдит Пиаф взбила кудри рукой.- Все равно, вам далеко до меня.

Она запела песню про Париж, обняв себя руками.

- Музыкальный вечер?- в зал вошел Лучано Паваротти. - Я тоже желаю присоединиться к вашему обществу.

Он взмахнул платком и запел арию из оперы. Эдит Пиаф замолчала и махнула на него рукой.
Боже, сколько их здесь собралось? В соседнем зале Анджелина Джоли спорила с Брэдом Питом по поводу его роли. Джордж Клуни беседовал с Селин Дион, Леонардо ди Каприо с довольным видом прохаживался мимо колонн.

- Вы новенькая? Актриса или певица?- спросила ее Моника Белуччи в элегантном черном платье.

- Я из другого зала,- ответила Эленор.

- Вижу, что не из нашего. Скучаешь?

- Нет, что вы. Атмосфера здесь чудесная,- Эленор побледнела.

 Никогда она не подойдет к знаменитостям, ей и музея хватит. Если только вырвется отсюда. Иначе придется всю жизнь оживать в полночь.

-Пойду, пройдусь,- сказала она, чуть не падая.

- Возвращайся, поболтаем. У меня здесь мало друзей.

- Непременно,- Эленор на негнущихся
ногах вышла из зала и прошла мимо комнаты со спротсменами.

 Пеле бросал мяч Зидану, Шумахер о чем-то беседовал с фигуристом Филиппом Канделоро. Увидев девушку, они помахали ей.

- Я точно сошла с ума,- бормотала Эленор. - Или сплю и вижу кошмар.

Ее провожал взглядом Эйнштейн с всклокоченными волосами. Эленор поднималась по широкой мраморной лестнице. В одной из комнат сидели художники. Ренуар делал набросок карандашом. Девушка в шляпке танцевала с мужчиной во фраке.

- Прошу, чуть левее,- попросил он.- Не могу уловить выражение лица.

Эленор едва заметно кивнула ему, тихонько ступая на носочках.

- Мадемуазель, не желаете написать портрет? У вас очень интересное лицо.

- Благодарю, как-нибудь в другой раз,- отозвалась она.

Чарли Чаплин стоял у входа и держал в руке котелок. Он улыбался девушке и раскланялся, держа шляпы на вытянутой руке.

В проходе ей встретился Сальвадор Дали. Одет он был в черное пальто и шляпу, которую приподнял в знак приветствия.
Незнакомые ей актеры сидели за столиками кафе. Единственным, кого она узнала, был Жан Рено. Перед ним лежала газета, бог весть, за какое число. Стало жаль экспонаты: каждый день для них становился " днем сурка".

За соседним столом сидел Жан-Поль
Готье, а рядом - Мария Калос. У барной стойки расположились Эрнест
Хемингуэй, Жан-Поль Сартр и Виктор Гюго.

- А я говорю вам: они еще вспомнят наши имена!- с жаром воскликнул Хемингуэй.

- Не горячись так, никто и не спорит.

- Что эта девица стоит там и подслушивает?- обернулся он к Эленор.

- Извините, я случайно,- пробормотала девушка и скрылась за кухонной дверью.

- Мадемуазель, сюда нельзя!- замахал руками шеф-повар.

- Скорее покиньте помещение,- накинулась на нее помощница повара.

- Мадемуазель, как можно входить в кухню без халата,- пожурил ее кондитер с подносом пирожных, сложенных горкой.

Эленор взяла одно под недовольным взглядом кондитера и откусила кусочек. Странно, но оказалось съедобно.

- Все потому, что ты - кукла,- вздохнула она.

Дверь должна была находиться на первом этаже, но там Эленор ее не обнаружила. Потому искала выход на втором этаже.
У входа в следующий зал сидел Леонардо да Винчи, как гласила табличка на стене. Он был одет в старинную одежду, на голове красовался большой берет. Великий художник чертил чертежи.

-О, мадемуазель. Давненько здесь не хаживали молоденькие девы. Да и одеты странно вы, не подобает надевать столь короткое платье. Бывают разве платья до колен?

- В наше время все так ходят. И поверьте, мое платье еще не самое короткое.

- И речи ваши странны.

- Я приезжая, из Бронкса.

- Бронкс? Не слышал о таком,- поразился итальянец.

- Конечно, я же из будущего. А вы жили в средневековье.

- Будущее? Расскажите все, что знаете!- он подался вперед.

- К величайшему сожалению, у меня мало времени, синьор. Я должна найти выход.

- В сомненьях я, что вам удастся. Но можете вернуться, буду ждать. Мне одиноко здесь...

Эленор кивнула, она понимала старика.

- Боже, дай мне сил!- воскликнула Эленор.

Она шла мимо комнат, отображающих историю Франции. В одной из них сидела семья аристократов XVI века. Женщина в пышном платье расположилась на софе, напротив стоял мужчина в парике, а маленький мальчик музицировал на клавессине.

- Восхитительно!- одобрила его игру женщина.

- Я старался для вас, матушка,- ребенок встал и поклонился.

Эленор прижала руки к груди, сердце бешенно стучало. В этом зале находились тюрьмы и проводились судебные процессы. Самые жуткие страницы истории Франции разыгрывались перед ее глазами.

Убийство Марата Шарлоттой Корде.
Варфоломеевская ночь и суд над Марией-Антуанеттой.
Раздался крик, от которого у Эленор кровь застыла в жилах. Это инквизиторы пытали человека. Девушка прошмыгнула мимо камеры Жанны д'Арк с сидящим возле той священником.

- Бог мой, куда я попала?!

Следовало бежать отсюда как можно
дальше. Звон шпаг привлек ее внимание.

- Защищайтесь, сударь!- мушкетер бросил выпавшую из рук гвардейца шпагу.- Или вас не учили драться?

Он взмахнул рукой и голубой плащ с крестом взметнулся вверх.

- Арамис, сзади!- крикнул он, предостерегая друга.

Где же выход? Зеркала создавали иллюзию коридоров. Эленор обошла все комнаты, как ей казалось, когда попала в зал с королями, начиная от Карла Великого до Наполеона Бонапарта. Генрих IV с презрением разглядывал сидевшего за столом Наполеона.

- Император, да еще итальянец. Неужели во всей Франции не нашлось француза, согласного занять трон?

- Как видите- нет, - злорадствовал тот. - Но не переживайте, я не долго правил этой страной. Пусть сия мысль согревает вам душу.

Мужчины. И даже тут они спорили и выясняли, кто главнее. Эленор услышала веселую музыку. Она обернулась и оказалась лицом к лицу с высоким мужчиной в парике. Надменный взгляд, неспешная поступь и изящные манеры подсказали, кто перед нею. Девушка присела в реверансе.

- Прелестное дитя, откуда вы?- спросил ее король.

- Я прибыла из Йорка, сир,- тихо ответила она.

Сумасшествие! Неужели она страшится короля из воска?

- Оно и видно. Вы одеты неподобающим образом для Версаля.

Людовик XIV опирался на свою трость. Двое мальчиков-арапчат в шароварах и чалмах держали подносы
с фруктами. Король приблизился к одному из них и отщипнул от кисти винограда пару ягод.

- Вы явились без приглашения, мадемуазель. Какая дерзость с вашей стороны.

- Ни коим образом не желала оскорбить Ваше Величество,- Эленор снова присела.

- А она довольно мила. Поглядите, Мольер. Надеюсь, вам пригодится девушка для игры в новой пьесе. А Люлли напишет к ней музыку.

Мольер и Люлли склонились перед Сувереном. Генриетта Английская стояла рядом и обмахивалась веером.

- Бог мой, где мы раздобудем для нее
платье? Это верх расточительства, Ваше Величество.

Людовик обернулся к мадам.

- Пусть это будет моей заботой, мадам. А вы проведите ее в зал и распорядитесь, чтобы мадемуазель выдали парик и туфли.

- Простите, Ваше Величество, но я должна идти,- сказала Эленор.

- Что? Да как ты разговариваешь со своим Сувереном?- король ударил тростью о пол.

-Франция - свободное государство.

- Государство - это я!- воскликнул король.

- Должна вас разочаровать, сир, но это давно не так. Сейчас страной правит не монарх, а президент.

- Неслыханная дерзость,- произнесла
принцесса Генриетта и закрылась веером.

- Уведите ее,- приказал король.

- Я и сама найду дорогу,- Эленор побежала по зеркальной галерее.

У окна с витражами цыганка Эсмиральда танцевала танец с бубном, а на канате раскачивался Квазимодо.

- Все, я так больше не могу!- вскричала Эленор.

Девушка споткнулась и упала у таблички, на которой было написано " Нострадамус".

- Мадемуазель, куда вы так стремитесь?- спросил мужчина, откладывая в сторону циркуль и перо.

- Ищу выход из этого кошмарного места,- Эленор потирала ушибленную коленку.

- Присядь, дитя, и я составлю гороскоп.

Эленор устала бегать. Мужчина не казался страшным, как остальные. Девушка подошла к столу и присела на предложенный стул.

-Должны сказать вы мне свой день рожденья и имя полное, тогда смогу увидеть, что ждет вас в будущем.

- Я знаю, что меня ждет,- Эленор опустила голову. - Навсегда остаться куклой или гоняться за призраками.

- Какая грустная вы личность,- произнес он задумчиво.- Ведь знать вам не дано наверняка, к чему тогда пустые домыслы? Как имя ваше?

- Эленор О'Доннел, месье.

- Вы из Шотландии?- удивился он.

- Нет, из Америки. Но это не важно. Мои предки были ирландцами.

- Так-так, - он дотронулся до подбородка и устремил взгляд вверх. - О'Доннел, а рожденья дата?

- Восьмое апреля, 1987 года.

- Какого года? Что я слышу, быть того не может!

- Месье, сейчас XXI век.

- Невероятно! Живу я в XXI веке? Но как возможно?

- Должна вас огорчить. Это музей восковых копий, и вы не человек.

Мишель Нострадамус схватился за голову.

- Так что же делать мне? Как с этим жить прикажете? Мои пророчества, работы, что делать с ними?

- Я и сама не знаю.А что здесь делаете вы? Вы тоже копия?- он с подозрением посмотрел на Эленор.

- Нет, я человек, потому и ищу выход.

- Я должен вам помочь.

Он взял перо, нарисовал круг, провел в нем несколько линий.

Странник в пустыне
В темную ночь
Несет лепестки,
Чтобы Миру помочь.

Той же дорогой,
В туманном плаще,
Воин ворону
Несет на плече.

В розе - любовь
И небес аромат.
Ищет Хранитель
Кладезь отрад.

- Так кто ты, дитя? - он внимательно изучал гостью.

- Хранитель лепестков,- ответила Эленор.

- Они ценны, неправда ли? И оттого запрятаны в различных Света уголках.
О дивной розе что-то слышал я. Гляди-ка, один из лепестков находится здесь,
во дворце.

-Вы не ошиблись в расчетах?- поразилась Эленор.- Ведь это музей.

- Временное пространство. Ведь я общаюсь с вами, хоть и не человек, как смеете вы утверждать.

- Простите, если обидела. Не люблю лгать.

- Ложь - порок, но иногда необходимо
чуточку приврать. Однако, в нашем случае, благодарю за честность. О чем мы говорили?

- Лепесток- напомнила Эленор.

- Да, верно,- астролог склонился над натальной картой и что-то высчитывал.

- Его хранит ученый муж, талантливый художник.

- Я знаю, Леонардо да Винчи!- воскликнула Эленор.

- Вы с ним знакомы?- собеседник был удивлен.

- Довелось поговорить,- смутилась Эленор.

- Тогда пойдемте, что же мы сидим?-
Мишель Нострадамус вышел из-за стола и взял Эленор за руку.

 Она вздрогнула: рука оказалась теплой и мягкой, словно мужчина был живым человеком. Что же здесь происходит?

Пришлось снова проходить мимо камер и комнат с инквизиторами. Девушка опустила глаза и старалась не смотреть по сторонам. Неужели здесь происходит одно и то же каждый день?

Знакомая комната показалась ей маяком в ночи.

- Мадемуазель, вы вернулись?- просиял старик.- И не одна...

- Магистр да Винчи, счастлив встретиться я с вами.

- С кем честь имею говорить?

- Меня зовут Мишель де Нотр- Дам. Я лекарь из Прованса и астрофил.

- Занятно,- Леонардо да Винчи силился вспомнить имя представившегося гостя. - Я не слыхал о вас.

- Возможно, вы не поверите, но я родился в 1503 году и не был еще известен.

- Чудеса иль Божье провиденье?

- Склоняюсь ко второму. Мадемуазель любезно пояснила мне, что мы- увы, в XXI веке. Что скажете, магистр?

- Поражен я в сердце, ежели не глубже! Присаживайтесь, мой друг, и все мне расскажите! Я весь - внимание.

Эленор слушала их чудную речь. Когда астролог закончил свой рассказ,
Леонардо да Винчи покачал головой.

- Поистине, то - чудо из чудес! Тот лепесток, что ищет дева, в обители мною храним. Позвольте отдать его Хранителю.

С этими словами он взмахнул рукой и на ладони его оказался лепесток.

- Как у вас получилось?- Эленор не могла поверить глазам.

- Вера двигает горами,- как сказано в Писании Священном.

Эленор протянула руку и взяла лепесток.

- Благодарю вас, синьор, как Хранитель Хранителя.

- Приятно было мне помочь вам, мадемуазель.

Эленор спрятала лепесток в карман, жалея, что нет сумки.

- И берегите лепесток, как зеницу ока,- напутствовал ее на прощание ученый. - Ибо по вере нашей нам дается благо.

- Прощайте, синьор да Винчи,- Эленор сделала реверанс, а Нострадамус низко поклонился хозяину.

В галерее Мишель де Нотр-Дам вдруг остановился и схватил Эленор за руку, чем безмерно ее напугал.

Когда двоих сближаются уста,
Плетут венок у алой розы рта
Вино и мед, желанье и покорность.
Огонь и вихрь, порыв и красота.

- Что означают эти слова?- не поняла Эленор.

- То - путь к спасению, дитя. Что означает, я не ведаю того.

Эленор услышала шум за спиной.

- Держите, ату ее!- к ней бежала свита
короля- Солнце.

- Спасайтесь, милое дитя, я задержу их!

Эленор растерялась, так как их со всех сторон окружили.

- Сбежать от короля, какая низость,- сказал один из придворных в высоком
парике.

- Какая подлость,- произнесла высокомерно дама в голубом атласном платье с розами.

- Вас не существует! Вы - бездушные куклы!- закричала Эленор.- Прочь с дороги!

Она попыталась уйти, но на пути появился священник из темницы с Жанной д'Арк. Его лиловая сутана развевалась при каждом движении.

- Вы называете нас куклами? - сощурил глаза священник.- Это похоже на ересь.

- Да, еретичка, сжечь ее на костре!- кричали инквизиторы.

- Дамы, господа, может не станем делать поспешных выводов?- Людовик взмахнул рукой.

-Прошу вас, хотя бы в этом месте ведите себя достойно!- Эленор пыталась перекричать беснующуюся толпу.- Неужели так тяжело жить в мире и согласии? Вас создали на потеху людям, но никто не вкладывал в вас зло. Вы вольны быть такими, какими захотите. Это - История, но ее вершили не вы!

- Она безумна,- король отвернулся. - Мольер, чудный сюжет для новой пьесы.

- Да это все вы - безумцы!

Эленор протиснулась сквозь столпившиеся фигуры и тут увидела всадника. Рыцарь был на коне, закованном в броню, весь в доспехах.

- Садитесь, мадемуазель, скорее!- он
одним взмахом руки поднял ее на коня и усадил перед собой.

- Это Смерть!- воскликнул кто-то в толпе.

- Нет, это всадник апокалипсиса,- перекрестился священник.- Она с ним заодно!

- Еретичка, ведьма!- неслось вслед мчавшемуся по галерее всаднику.

Эленор вздохнула.

- Благодарю, месье, за спасение,- она обернулась к рыцарю.

В следующую секунду Эленор закричала. На нее смотрел череп пустыми глазницами и улыбался.

- Пустите, немедленно!- она дернула поводья.

- Стоит ли так волноваться? По крайней мере, не я вас хотел сжечь на костре.

- Сомневаюсь, что вы желаете мне добра.

Еще немного, и она упадет в обморок. Слишком много потрясений.
Тут конь фыркнул и остановился, не желая ехать дальше.

- Рассвет,- сказал рыцарь.- Пора возвращаться.

Он развернул коня и промчался по галерее, спуская Эленор в одном из коридоров.

- Куда мне идти?- Эленор была в отчаянии.

- Бегите, пока не остановитесь. Светает, скоро все замрет на месте.

Девушка пробежала мимо снующих фигур, занимающих свои места. Путь ей преградил мим, возникший из ниоткуда.

- Эленор, - нараспев назвал он ее имя,- хотела сбежать? Не выйдет. Но у тебя все еще есть выбор.

- Убирайся,- твердо сказала Эленор.

- Напрасно ты себя ведешь так вызывающе. Но дело твое. Если тебе по душе компания новых знакомых, оставайся тут.

Он поклонился ей и исчез. Впору было закричать.

- Нет, я не сдамся,- твердо решила девушка.- Вера двигает горами. А я верю, что Нуаду и Бран меня спасут.

Она прошла вперед несколько шагов и вдруг замерла рядом с фигурами средневековых королей. Карл Великий
в упор смотрел на нее, но уже не шевелился.


Проделав длинный путь, Нуаду остановился у дома богини Бадб. Дом стоял в лесной глуши. Бран нахмурился.

- Не нравится мне это место,- сказал он.

- Ты сам меня сюда привел.

Дверь отворилась и на пороге появилась женщина в доспехах.

- О, мужественная и прекрасная Бадб,
приветствуем тебя!- Нуаду поклонился ей.

- Нуаду? Зачем явился?- грозно вопросила она, подбоченясь.

- За советом, мудрая Бадб,- ответил Бран.

- Пройдоха Бран,- усмехнулась она.- Значит, ты надоумил Нуаду явиться ко мне. И какая помощь вам надобна?

- Позволь пройти в дом, не станешь же ты держать нас на пороге.

- Кто знает, с какими вы намерениями заявились. Так и быть, проходите,- она открыла перед гостями дверь, которая скрипнула, как
ветви старого дуба на ветру.

Нуаду прошел в большую светлую комнату без богатого убранства.

   - Не люблю женскую работу, - пояснила она, перехватив взгляд Нуаду. - Садитесь.

Нуаду сел напротив хозяйки за дубовый стол, не знавший скатерти. Убранство было скромным, дом больше подходил мужчине, нежели женщине.

- Хорош глазеть по сторонам. Говорите, зачем пришли или ступайте на все четыре стороны,- она стукнула кулаком по столешнице.

- Так гостей не встречают. Предложи ему эля,- сказал Бран.

- Молчи, глупая птица,- оборвала его женщина.

- Мы пришли, чтобы спросить тебя о судьбе одной девицы.

- Мне-то откуда знать, что с нею?- воскликнула Бадб.

- Сдается нам, она в мире мертвых. А миром тем управляешь ты,- Бран распушил перья.

- Ох, неугомонная птица. Превращу тебя в чучело, будешь у дверей чужаков пугать.

Бран нахохлился и предпочел смолчать.

- Поглядеть могу, но помочь...

Она встала, подошла к подоконнику и взяла мешочек, лежащий там. Вернулась за стол, потрясла его и бросила левой рукой несколько рун, что вытащила из мешочка. Вырезанные на костях, они упали со стуком на стол. Бадб нагнулась и стала изучать их.

- Пошто не сказали, что она - Хранитель? Молчите, не сбивайте духов,- женщина сделала знак рукой.- Говорят, она ни в мире живых, ни в мире мертвых.

- Как это понимать?

- Зависла между мирами.

- Где нам ее искать?- напрягся воин.

- Мне не знаком тот мир. Одно могу сказать: вокруг нее много неживых и мертвецов.

- Бадб, умоляю, поищи подсказку,- просил Нуаду.

- Ладно,- она сунула руку в мешочек и вытащила пару рун.

- А это уже интересно. Если смотреть на них по-другому, выходит: вокруг нее много двойников и сама она станет такой, если не успеете спасти ее до заката солнца.

- Как ее спасти?- вскричал Нуаду.

- Погоди,- она подняла палец вверх, слушая что-то, а после сказала:

   Есть поцелуи- как сны свободные,
Блаженно-яркие, до иступления.
Есть поцелуи, как снег холодные,
Есть поцелуи - как оскорбление.
О, поцелуи - насильно данные,
О, поцелуи - во имя мщения!
Какие жгучие, какие странные,
С их вспышкой счастия и отвращения.

- Бадб, снова загадки,- заерзал Нуаду на стуле.

- Никаких загадок,- хихикнула она.- Как в легендах: и разбудит ее поцелуй истинной любви.

- А где же нам искать того, кто ее любит по-настоящему?- переживал Бран.

- Нуаду уж точно найдет,- подмигнула она воину.- Торопитесь, иначе и поцелуй не спасет ее.

Бадб вытолкала гостей за дверь. Нуаду обернулся и помахал женщине на прощание.

- Есть идеи, где она может быть?

- Двойники, неживые. Значит, куклы.
Есть только одно такое место в Париже: музей Гревен,- сказал Бран.


Эленор снова было холодно. Остался лишь лед, что проникал в сердце. У нее не осталось сил, чтобы бороться. Вера... Вера тоже таяла, как воск, из которого были созданы скульптуры.
Посетители вереницей проходили и удивлялись, что девушка в современной одежде делает среди королей?

За утром пришел день, который сменился вечером.
" Вера двигает горы",- как молитву повторяла Эленор слова. Смертельный холод поднимался все выше. Последние капли жизни светились в глазах, как лучи догоравшего солнца.

Нуаду бегал по музею Гревен, в надежде отыскать Эленор. Сердце его билось, как птица в силках. Бран вспорхнул с его плеча и пролетел вперед. Среди множества фигур он увидел ту, кого они искали.

- Она здесь, скорее!- крикнул ворон Нуаду.

Нуаду подошел к Эленор и ужаснулся, когда увидел, в кого она превратилась. Девушка уже ничего не видела и не ощущала.

- Скорее делай то, что задумал!- Бран
опустился на руку Эленор.

Медлить было нельзя. Нуаду приблизился к холодному лицу и прикоснулся губами к безжизненным губам.

- Месье, что вы делаете? Отойдите от экспоната!- крикнул охранник.

Нуаду ожидал, что произойдет.

" Спроси его, почему он все еще рядом?"- раздался шепот в голове Эленор.

Девушка вздохнула, кровь прилила к щекам. Она опустила руки и упала в объятия Нуаду.

- Ах, даже так,- в недоумении пробормотал Бран.- Я не думал, что это ты...

- Бран, скорее сюда,- Нуаду прочитал
заклинание и с Эленор на руках они перенеслись в особняк.

Словно драгоценную ношу, он положил Эленор на кровать. Девушка была спасена.
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   

   

   
   
   
   
   
   

   

   

   
   

   

   
   


Рецензии
Невероятные приключения в музее восковых фигур! Просто потрясающие исторические личности у Вас получились! Как будто в кино, очень ярко и зрелищно!

И невероятный поцелуй! Что же теперь будет? Ведь Нуаду бессмертен... Ой, вот теперь по-настоящему страшно!

Лариса Крутько   16.08.2019 22:22     Заявить о нарушении
Это точно. И поклонников у Эленор много). Кого выберет? Миклош совсем не прост.Пол Мерфи влюблен с детства. А Нуаду - бессмертный воин.

Анна Гринина   16.08.2019 23:03   Заявить о нарушении