Светлая Главы 11-15

Глава 11.

"Предложение, от которого невозможно отказаться."

 Ещё накануне твёрдо решила, что буду увольняться. Но не знала, стоит ли уезжать совсем из города. А утром произошли события, которые определили мою ближайшую судьбу.
 Утром я вышла из ворот больницы, и тут же мне путь преградила серая волга. Из машины вышли двое мужчин, одетых в классические костюмы. Один из них, больше похожий на выпускника института, был среднего роста, худощав, с осанкой, как у спортсменов и модной стрижкой, спросил:
- Украинцева Полина Сергеевна?
- Да. Она самая - ответила я.
Молодой человек продолжил:
- Князев Сергей Иванович приглашает Вас посетить его офис для деловой беседы.
 Я малость растерялась от такого вступления:
- А кто это - Князев Сергей Иванович?
 Тут в беседу вступил второй мужчина. Был он высокий и очень плотный. Похож на тяжелоатлета. Костюм скрывал подробности тела - то ли мышц много, то ли жира, но прекрасно ощущалась сила, которая исходила от мужчины. Короткая стрижка "ёжиком", нижняя челюсть выдвинута вперёд маленькие глазки прячутся под надбровными дугами, уши прижаты к черепу, нос свернут набок. Видно, что мужчине неоднократно доставалось по голове. Естественно, что вежливостью он не отличался:
- Князь тебя зовёт. А ждать он не любит. Садись в машину быстрее.
 Князь — это местный "криминальный авторитет". Впервые проявил себя в конце восьмидесятых. В начале девяностых подмял под себя весь город. После этого прекратились кровавые разборки на улицах. В последний раз на "огнестреле" я была лет пять назад. "Князь" не относился к пересидкам - ни разу судим не был. До перестройки, вроде бы, работал инженером на градостроительном заводе. Как так получилось, что его стал бояться весь город - осталось тайной для большинства жителей.
"Интересно, что ему от меня надо?" - подумала я и села в машину.
 "Тяжелоатлет" сел рядом с водителем, а "легкоатлет" - рядом со мной. Весь путь до места занял минут пять. Мы вышли из машины возле одноэтажного здания. Совсем недавно, около года назад, над крыльцом его висела вывеска "Ремонт бытовой техники". Сейчас вывески не было. И таблички с указанием времени работы тоже. Я когда-то давно носила сюда ремонтировать телевизор. От того, что место было мне знакомым сразу стало как-то спокойнее – значит за город вывозить не будут, и шансы вернуться домой есть. Честно говоря, я сильно напряглась, когда села в машину.
 Вошли в помещение - ничего почти не изменилось. Только напротив места, где сидела приёмщица, стояло несколько мешков с какой то строительной смесью, да чувствовался запах то ли краски, то ли растворителя. В помещении шёл ремонт. Меня провели по длинному коридору. Впереди шёл "легкоатлет", потом я, замыкал шествие "тяжелоатлет". Я чувствовала себя заключённой под стражу. "Легкоатлет" открыл дверь с табличкой "Директор", и доложил:
- Прибыла госпожа Украинцева. - Было что-то неправильное в том, как выражался этот молодой человек. Как будто мы находились в далёком прошлом - словно сейчас не середина девяностых, а конец девятнадцатого или начало двадцатого века. Но "тяжелоатлет" вернул меня к действительности, ткнув в спину:
- Заходи давай.
 Я зашла в кабинет вслед за молодым человеком. Он тут же вышел, закрыв за собой дверь. Кабинет директора представлял собой длинную комнату, заканчивающуюся окном. Возле окна стоял большой письменный стол, за столом под самым окном стояло кресло с высокой спинкой. Перед столом стояло два обычных деревянных стула, ещё четыре - выстроились вряд вдоль левой стены. Вдоль правой стояло два больших шкафа. На полу лежала старая потёртая ковровая дорожка. Я привычно оценивала расстановку предметов. Приходилось и отбиваться от пьяных уродов в своё время на вызовах, и с адресов убегать. Нынче поспокойнее стало, а лет пять назад.... И сейчас, когда я встречалась с опасным человеком, настороженность возросла.
 Возле стола стоял мужчина - невысокий, сухопарый, одет в синие джинсы, серую водолазку, тёмно-серый джемпер. На правом запястье часы в металлическом корпусе. "Значит левша" - подумала я. Светло-русые волосы коротко острижены, лицо гладко выбрито. В целом вид ничем не примечательный - такого в толпе встретишь и не узнаешь. Мужчина стремительно направился ко мне, протягивая руку для рукопожатия. Я машинально подала свою.
- Полина Сергеевна, очень приятно! Я очень рад нашей встрече, - радушно приветствовал он меня. Ладонь была тёплой, сухой и твёрдой. Рукопожатие - крепким и коротким. Князь отодвинул стул от стола:
- Присаживайтесь пожалуйста, Полина Сергеевна. Что предпочитаете с утра - чай или кофе?
- Кофе. - на автомате ответила я.
Князь взял трубку телефона, стоявшего на столе:
- Лидочка, сделай нам кофе, пожалуйста.
Положив трубку, Князь сел на стул напротив меня.
- Приношу свои извинения за то, что сразу после суток решил встретиться с Вами. Но дело не терпит отлагательств. А пока Лидочка делает нам кофе, я расскажу Вам всё, что о Вас знаю. Я навёл справки и узнал....

 И он рассказал мне обо мне очень много. Когда и где я родилась, где учились и работала, когда замуж вышла и когда развелась, где живёт и работает моя дочь, в какой садик ходят внуки. Он рассказывал спокойно, доброжелательно, но за словами скрывалась угроза. Вроде ничего не сказано, а ты понимаешь, если ослушаться Князя, то могут возникнуть проблемы не только у тебя. Мне вдруг стало зябко. Маленький город. Информацию получить несложно. Но очень много зависит от того, у кого эта информация и что он собирается с ней сделать.
 Тем временем открылась дверь, и полная женщина лет пятидесяти выкатила тележку, прикрытую большой белой салфеткой. Была женщина выкрашена в блондинку, стрижка короткая, узкие губы с розовой помадой, и карие глаза с черной подводкой. Белая блузка плотно обтягивала тело, высокий воротничок, отороченный белыми кружевами, подпирал двойной подбородок. Чёрная юбка открывала полные лодыжки. Чёрные туфли на низком каблуке мягко ступали по ковровой дорожке. Полные белые руки без колец, но с аккуратным розовым маникюром ловко расстелили салфетку на столе, сервировали его, и разлили кофе по кружечкам.
- Лидия Ивановна, Вы можете идти. Дальше мы сами, —несколько сухо сказал Князь.
Когда за Лидочкой закрылась дверь, Князь спросил:
- Сахар? Сливки? - получив ответ, продолжил:
- Вы знаете, Лидочка - прекрасный секретарь. Она аккуратна, пунктуальна, прекрасно разбирается в делопроизводстве, отлично справляется со всеми моими заданиями и не болтлива. Я всем объясняю, что секретарша именно такой и должна быть, как Лидочка. Она должна помогать боссу, а не отвлекать его. Но есть у Лидочки один недостаток - она излишне любопытна. Но мы сейчас это исправим.
 Князь вновь взял трубку телефона, и через несколько секунд в глубине здания послышались телефонные звонки. В след за ними мы услышали торопливые шаги, удаляющиеся от дверей кабинета директора. Князь положил трубку:
- Теперь можно продолжить. Чтобы Вы не вздумали отпираться, я расскажу Вам ещё кое-что. В прошлом году до меня дошли слухи, что в моём городе появилась женщина экстрасенс. И работает она на Скорой. Поначалу я не придал этому значения. Я, видите ли, не верю ни в экстрасенсов, ни в колдунов с ведьмами. Но информацию запомнил. Недавно я велел перепроверить то, что услышал от других людей. И оказалось, что некая Полина Сергеевна работает врачом на Скорой. Кроме лечения при помощи официальных методов медицины, использует экстрасенсорные способы. Например, один из работников чуть было не потерял руку. Ему болгаркой её отрезало. Совсем. Но после осмотра руки Полиной Сергеевной, оказалось, что надо только рану зашить. Причём сам пациент не помнит, что рука только на кусочке кожи держалась. Мало того, он не помнит как всё произошло. Помнит начало травмы и как накладывают повязку. Зато помнят два свидетеля, которые были рядом в момент травмы, но после приезда Скорой вышли на улицу. Те, кто оставался рядом с раненным, так же ничего не помнят. Чудеса? Да. И это был не единственный случай. Могу ещё о нескольких рассказать, но стоит ли тратить время? Я лично беседовал с несколькими свидетелями, и сделал вывод, что именно Вы мне и нужны.
 Слушала я его и думала, что надо, надо мне не только менять работу, но и из города уезжать. Только быстро не получится. Да и от Князя не сбежать - дочка с семьёй здесь остаётся. «Куда их девать? И что ему от меня нужно? Неужели заставит на себя работать?»
 Князь как будто подслушал мои мысли:
- Вы не думайте, я не собираюсь эксплуатировать ваши способности. Мне нужна ваша помощь. Но есть одна просьба — это должно остаться между нами. Ни одной душе ни слова не должно быть сказано. Договорились?
 Конечно, договорились. Князю не отказывают, тем более в таких пустяках. Князь налил ещё раз кофе, предложил сигарету. Кофе я взяла, а от сигарет отказалась. Бросила лет десять назад, и возвращаться к вредной привычке не собиралась.
- У меня в семье беда - продолжил Князев. - В этом году заболел сын. Ему всего шесть лет. - Голос Князя дрогнул, и я посмотрела на него. До этого я почти всё время смотрела на пол перед собой. Не люблю смотреть в глаза людям, которые мне неприятны. Передо мною сидел мужчина с печальным лицом. В его глазах я прочла боль. "Надо же - у Князя есть сын. И Князев любит его. А говорят, что Князь одинок, не женат и родственников у него нет. Значит тщательно скрывает свою личную жизнь. Оно и понятно. Это же слабое место. И мне он открылся. Значит дело дрянь. И для его сына, и для меня. Для меня потому, что слишком много знаю. Придётся от меня избавляться, наверное..." - решила я.
 Отхлебнув кофе, я ещё раз взглянула на Князева. И мне стало нехорошо. Я увидела таких же тварей, как и на Валентине, только меньше размером. Дрянь длиной сантиметров пять сидела в области сердца, а другая, сантиметра три - в области желудка. И каким-то образом я знала, что на спине между лопатками присосалась третья. С большим трудом удержалась от каких-либо действий. Если начну лечить и Князю станет плохо, мне будет ещё хуже. Я уже поняла, что срочности нет никакой - люди с этим десятилетия ходят. Поэтому можно ничего сейчас не делать. Никуда эти твари не денутся. Подавив омерзение, я стала снова рассматривать узор на ковровой дорожке. И слушать:
- Сын заболел пару месяцев назад. Он и раньше был слабенький, а тут начал иногда прихрамывать на правую ногу. Потом и жаловаться на боль. Стали обследоваться. И выяснилось, что у него саркома Юинга. И уже с метастазами. Сейчас он в Москве проходит химиотерапию перед операцией. Собираются моему сыну ногу отрезать, и говорят, что гарантий никаких дать не могут. Конечно, я пытаюсь найти другой выход. Сегодня только созванивался с госпиталем в Берне. Они готовы взять сына на лечение, и попытаться сохранить ногу. Но опять же - никаких гарантий. И вот у меня к Вам огромная просьба. Попробуйте вылечить моего ребёнка. Я понимаю, что гарантий никаких никто дать не может, но попробуйте пожалуйста. Сразу предупреждаю, что если не получится, то ничего Вам за это не будет. Я же понимаю, что Вы сделаете всё, что в ваших силах. Другим людям Вы просто так помогали. Я в людях разбираюсь и, думаю, что Вы ребёнку помочь не откажетесь. Ну а если сможете вылечить моего сына, то отблагодарю! Клянусь сыном, квартиру в Москве подарю! Ту, в которой сейчас живём, пока сына лечим. Правда не в центре, а в Митино. Зато трёхкомнатную. Ну что? Согласна?
- Согласна.
 А куда мне было деваться? Князь сделал предложение, от которого невозможно было отказаться.

Глава 12.

"Вопросы."

Князь сделал мне предложение, от которого я не смогла отказаться. Да и надо было ли отказываться? Если всё хорошо получится, и Князев не обманет, то я смогу не только спасти ребёнка, но и решить сразу несколько проблем - поменять место работы и место жительства. Да, хорошо бы было уехать туда, где тебя никто не знает.
 После того, как я дала согласие, мы обсудили детали. Естественно, Князев хотел, чтобы я вот прямо сейчас отправилась в Москву. Но я убедила его, что это не лучший вариант. Сегодня мне нужно отдохнуть (на самом деле пообщаться с Книгой), завтра оформить больничный лист. Кроме того, нужно взять билеты на самолёт до Москвы. Князь меня успокоил - сказал, что больничный лист сегодня же оформят без моего участия. Так же и билеты на самолёт приобретут. Ему даже данные с паспорта не нужны:
- У меня есть вся необходимая информация. Не волнуйтесь. Главное, чтобы Вы отдохнули и набрались сил. Завтра в восемь выезжаем. За Вами приедет машина. До райцентра ехать час, а потом до аэропорта. К обеду должны успеть, если никто не опоздает.
 Князь взял трубку телефона:
- Лидочка. Подойди ко мне - надо прибраться. И Алёшу позови - он мне нужен.
 Через несколько минут зашла Лидочка. Я в это время рассматривала пол с ковровой дорожкой и обдумывала, что возьму с собой. Услышав, как открывается дверь, я резко подняла глаза на Князя и вновь увидела тварей, присосавшихся к мужчине. Затем перевела взгляд на Лидочку и мне стало дурно. Не столько от того, что я увидела, сколько от мысли, что точно сошла с ума или мне "что-то в кофе подсыпали, не иначе как наркотики". Это была всё та же Лидочка, только худенькая, со слишком узкой талией и двумя парами рук. Верхняя пара свободно свисала вдоль тела, а нижняя была сложена на животе, пальцы сцеплены. Также у Лидочки было две пары ног - задние ноги шагали синхронно с передними. Сначала шаг делали две левых ноги, затем обе правых. Лидочка напоминала кентавра, чьи рисунки я видела в школе, когда изучали мифы древней Греции. Только круп у кентавра был очень коротким. И глаза. У Лидочки были серого цвета глаза с горизонтальными зрачками. Такие зрачки бывают у коз и овец. Я потёрла лицо руками. Когда отняла руки от лица, видение исчезло. Лидочка снова была полной женщиной в белой блузке, облегающей пышное тело с двумя полными руками и ногами, а на Князе не было никаких тварей. Я вновь присмотрела вниз, затем быстрый взгляд на Князя - видение вернулось обратно. Князь и его твари были на месте, а у худенькой Лидочки было восемь конечностей. Моргнула - всё вернулось назад. "Так, если это и глюки, то я ими могу управлять. Это хорошо," - подумала я. С этим вроде разобрались, но Книгу надо расспросить. Мне ещё больше захотелось домой.
 Пока я играла в гляделки, Лидочка убралась со стола, составив всю посуду на тележку. В кабинет заглянул "легкоатлет". Князь обрадовался:
- Алексей! Заходи. Надо Полину Сергеевну отвезти домой. Как освободишься позвони - дам ещё задания.
 Если бы Князев велел Лидочке отвезти меня, я ни за что не согласилась. Она меня пугала неимоверно. Я решила "посмотреть" Алёшу. Взгляд вниз, сосредоточиться на том, что вижу, затем поднять глаза на объект. Лёша ничуть не изменился - высокий, стройны, никаких тварей или двойных конечностей. Перевела взгляд на Князя - твари на месте. Я посмотрела, встала и пошла на выход:
- До свидания, - попрощалась я. - В восемь буду у подъезда.
 Алёша усадил меня на переднее пассажирское сиденье, а сам сел за руль. И мы отправились в путь. При этом никто не уточнял мой адрес. Алексей и так прекрасно знал дорогу. В пути Алексей не молчал:
- А Вы из какого мира к нам прибыли?
- Не совсем поняла вопрос.
- Простите меня великодушно за провокационный вопрос. Я спрошу немного по-другому. Вы давно в этом городе обитаете?
- Я родилась здесь. Так что - давно.
- А Вы знаете, это я рекомендовал Вас Сергею Ивановичу. Видите ли, на Земле очень мало людей, с такими способностями как у Вас. Прямо скажем - единицы. А в нашем районе - так ни одного. Зато в моём мире лекарей много, но все они тёмные. Ни за что бесплатно лечить не будут. Иногда так много за свои услуги просят, что проще умереть, чем расплатиться.
 Я молча слушал Алексея и думала: "Наверное, это местный сумасшедший. Или нет? Я ведь сегодня видела тварей, которых не видят другие. И Лидочка... Наверное мы все сошли с ума. Не иначе". А Алёша продолжал:
- А Вы, Полина Сергеевна, такая молодец! Вы светлая. Прямо издалека светитесь, разными цветами переливаетесь. Все черные, или белые, или серые. Но Вы другая совсем - как радуга, только красивее. Я видящий и прекрасно всё вижу, вот только лечить не умею. Жаль.
 Мы ехали, а Алексей болтал. И если особо не вдумываться в то, что он говорил, то речь его была вполне нормальной, да и сам Алексей не казался странным. Но вот мы подъехали к моему подъезду. Я только открыла дверь, а Алексей уже стоял возле меня и, согнувшись в низком поклоне, подавал мне руку. Вылезая из машины, я вынуждена была опереться о протянутую ладонь. А когда я встала на асфальт, Алёша встал на одно колено, схватил мою кисть обеим руками и прижался губами к ней. Я вырвала руку. Алексей умоляюще сложил руки перед собой и, не вставая с колена, попросил:
- Сударыня! Простите меня великодушно и позвольте стать вашим другом и проводить до вашей квартиры. Молю Вас о снисхождении!
Тут я разозлилась:
- Встаньте немедленно! Не позорьтесь и не позорьте меня. Люди смотрят. - и взглянула на окна первого этажа. Алексей проследил за моим взглядом и увидел шторку, которую только что задёрнула соседка. Штора колыхалась. Алексей встал, отряхнул брюки.
- Простите меня, Полина Сергеевна. Помутнение нашло какое-то.
- Ничего страшного, - ответила я. - До свидания. - И пошла в подъезд. А вслед услышала:
- А Лидочку Вы не бойтесь. Из всех представителей своей расы, она самая безобидная.
Я обернулась, но молодой человек уже сидел в машине и заводил двигатель.
- Фигаро здесь, Фигаро там. Так и мельтешит, - проворчала себе под нос, - Как было хорошо раньше, когда я ничего не знала и не умела! - и вошла в подъезд. Поднимаясь к себе на этаж, составляла список вопросов, которые собиралась задать Книге. Я знала, что не смотря на физическую усталость, не смогу сразу уснуть из-за нервного напряжения. Очень надеялась, что ответы Книги помогут мне успокоиться.

Глава 13.

"Наваждение."

 Роман Марка и Татьяны развивался постепенно, по всем законам: обольщение, соблазнение, тайные встречи, полные страсти, чувство насыщения и умиротворения, разрыв... Сначала они только обедали вместе и прогуливались до метро вечером. Марк ощущал себя подростком - он желал и робел. Как кстати будут слова из романса - "краснеть удушливой волной слегка соприкоснувшись рукавами". Таких чувств Марк не испытывал очень давно. Однажды он отважился взять Татьяну за руку, и она не оттолкнула его. Позднее Татьяна разрешила провожать до её остановки метро. О! Это были упоительные минуты, когда едешь в час пик в вагоне, и тебя прижимает толпа к желанной женщине. Не известно, какие чувства испытывала Татьяна, но Марк всю дорогу боялся, что кто-нибудь заметит его эрекцию. А потом....
 Это случилось после концерта Дениса Мацуева. Татьяна пришла на концерт в вечернем платье. Она была так красива, что у Марка захватило дух. Он жутко застеснялся своей одежды - джинсы и черная рубашка. Но увидев, что все одеты кто во что горазд, успокоился. На концерте Марк скучал. На самом деле он предпочитал рок, но чего не сделаешь ради любви? Он сидел и любовался Татьяной весь концерт. Изредка оглядывая зрителей, сравнивая Татьяну с другими женщинами, и делая вывод, что его дама красивее и утончённее других.
 На концерт Татьяну привёз муж, который тут же уехал вместе с ребёнком к бабушке. Марк мужа не видел так как поджидал Татьяну в здании. Обратно домой она обещала добраться на такси. В самом деле - не ехать же в метро в вечернем платье. Но зачем вызывать такси, когда у Марка есть машина? Потом был ресторан, в котором Марк подливал Татьяне шампанское. После Марк проводил Таню до дверей её квартиры, и, не удержавшись, шагнул следом. Сгрёб Татьяну в охапку и поцеловал. Марк ожидал, что она его оттолкнёт, но ошибся. Её мягкие губы робко ответили. И....
 Потом была ночь, полная страсти. Под утро - слезы раскаяния. Марк гладил Танечку, нежно целовал, утешая. А потом опять любил её, но уже мягко, долго и нежно. Затем они уснули в объятиях друг друга. И снился Марку сон. Будто он с женой и сыном Лёшкой пришли к Светлой как тогда, когда сын заболел. Только Лёша уже большой, как сейчас. Хотят в дом зайти, а дверь не открывается. Оглянулся Марк назад, смотрит - на дороге далеко-далеко стоит Светлая и пальцем ему грозит. А потом голос Светлой услышал "Что же ты делаешь, паразит? А?!!"
 Проснулся в поту. Глянул время - половина восьмого. Надо бежать. Сегодня в полдень встреча с сыном, а ведь надо ещё домой добраться и в порядок себя привести. Совсем мало времени. Сегодня не до пробежки. А потом весь день думал - к чему бы этот сон был? Может просто намёк на то, что с сыном редко видится? Последнее время действительно мало времени стал сыну уделять. Почти месяц не виделись. Всё Татьяна затмила собой. Или это про Таню? Всё же замужняя женщина.... Но поздно уже отступать. Не может же он бросить Танечку после такой ночи...
 В понедельник они встретились за обедом, как всегда. Марк пришёл позже Танечки. Она, как всегда, была прекрасна, сидела за тем же столиком, за каким сидела при первой встрече, и читала книгу. Марк подошёл и поцеловал в щёчку, мельком глянув на книгу. Таня читала "Каренину". Произошедшее той ночью они не обсуждали. Вечером, как всегда, встретил её с работы и проводил до входа в метро. Татьяна не позволила провожать дальше сказав, что так будет лучше. И всю неделю было всё как всегда - обедали вместе, а после работы разговоры и прогулка до метро. В пятницу, когда муж уехал с ребёнком к бабушке, Марк повёл Таню в кафе, а потом отвёз в гостиницу….
 Роман с Татьяной продолжался почти полгода. В будни обедали вместе, только теперь за обеды платил Марк. Вечером прогулка до метро, раз в неделю проводили ночь вместе. Первые два раза Марк брал номер в гостинице, один раз ночевали у друга дома. Друг уехал в командировку на десять дней и оставил ключи Марку, чтобы тот рыбок в аквариуме кормил. Марк предложил Татьяне вместе их покормить. И как-то так получилось, что они остались ночевать. А потом Марк нашёл приличную квартиру недалеко от своей работы, которую сдавали посуточно, и договорился с хозяином о длительном найме её по пятницам. Сделал предоплату на месяц вперёд.
 Теперь в день свиданий Марк сначала шёл за ключами, потом отправлялся в квартиру проверить всё ли в порядке. Он из спортивной сумки, которую стал возить в машине постоянно, доставал некоторые свои вещи и раскладывал - мыльно-рыльные в ванной, смена белья в комнате в шкафу, тапочки в коридоре. Остальное необходимое прилагалось к квартире изначально. У Татьяны в гостях он больше не был, да и в свой дом звать её не собирался пока. После той истории с Леной, Марк пообещал сам себе, что приведёт в дом только ту женщину, на которой будет готов жениться. А Таня такой женщиной не была. Она ему безумно нравилась, но Марк не был готов к семейным отношениям. Да и сама Танюшка была замужем. Поэтому были дополнительные расходы на ещё одну квартиру. И как-то само по себе получилось, что Таня стала считать эту квартиру домом Марка. Однажды она поинтересовалась принадлежит ли квартира Марку, а Марк ответил, что он её арендует. И всё. Он ведь ни слова не соврал. Просто это была не вся правда.
 Так шло время - дни складывались в недели, недели в месяцы. Бурная страсть постепенно сменилась нежностью и теплом. А беседы о высоком - музыке, живописи, спектаклях и концертах - сменились разговорами о более приземлённых вещах. Таня рассказывала о себе и своей семье, о бытовых заботах и проблемах на работе. Марк знал о Танечке почти всё, она же о нём практически ничего не знала. Марк рассказал только, что у него есть сын, был женат, но жена подала на развод. И то, что квартира осталась жене с сыном. Больше ничего о себе не сообщал не потому, что не хотел. Просто Татьяна ни о чём не спрашивала. Она даже не знала кем он работает.
 Марку было хорошо и спокойно. Стабильность и чувство, что ты не одинок — это то, чего так ему не хватало всё это время. Марк и не заметил, как перестал восхищаться Татьяной и стал воспринимать её как должное. Так как разговоры об искусстве сошли на нет, то Марк перестал добывать новую информацию по этим вопросам. Запаса того, что знал вполне теперь хватало для поддержания беседы. Да и бесед как таковых уже не было - Таня говорила, а Марк молчал или поддакивал. Но Марку было комфортно, и он не хотел ничего менять.
 Всё закончилось дней за десять до нового года. Хватило несколько слов Татьяны, чтобы наваждение исчезло, словно его и не было. Утром в субботу Марк сидел за накрытым к завтраку столом и ждал, когда Татьяна выйдет из душа. Она вышла. Такая милая в тюрбане из полотенца и в его рубашке, застёгнутой на одну пуговку в районе пупка. Он уже хотел встать, чтобы поцеловать Таню, как она, встав посередине кухни, заявила:
- Я считаю, что нам нужно жить вместе. И решила, что сегодня расскажу о нас мужу и попрошу развод. Мы же любим друг друга, нам вместе так хорошо! Значит должны жить в одном доме.
 На Марка как будто ушат холодной воды опрокинули. Даже дыхание перекрыло на несколько секунд. Всё было так хорошо! А теперь всё испорчено безвозвратно. Всего несколько слов.... Марк постарался не подать вида, что это заявление огорчило его до невозможности. Он улыбнулся и сказал:
— Это мы обсудим позже. Мне надо обдумать твои слова. В понедельник проговорим. Но пока мы не обсудили всё, мужу ничего не надо рассказывать. Хорошо? А теперь давай завтракать. Пока ты мылась, мне с работы позвонили. Надо бежать.
 Марк врал, но ему требовалось как можно скорее остаться одному, чтобы подумать, как быть дальше. Всё вдруг изменилось. Он как будто проснулся и стал смотреть на Татьяну и их взаимоотношения другими глазами.
 Марк ел и тайком рассматривал Татьяну. И что он в ней нашёл? Маленькая, щуплая - кожа да кости. Ребра и ключицы выпирают, грудь обвисает, кисти рук с длинными костлявыми пальцами напоминают птичьи лапки. Жидкие светлые волосики рассыпаны по плечам. Лицо без косметики блёклое, мелкие черты лица, узкие губы, глаза навыкате. А ведь ещё несколько минут назад она казалась ему прекрасной. Как так? Сейчас же Марк перед собой видел мышь серую - ничего красивого. Наваждение исчезло и пред ним предстала чужая некрасивая женщина.
 В понедельник состоялся разговор. Таня не плакала, но было видно, что держится она из последних сил.

Глава 14.

"Ответы".

 Поднимаясь к себе на этаж, составляла список вопросов, которые собиралась задать Книге. Главное соблюсти порядок, иначе запутаюсь и забуду что-нибудь спросить. Заходя в квартиру, я ждала что угодно - радостных возгласов или ворчания, простого разговора или похвальных речей. С Книгой не заскучаешь. Но меня встретило молчание. Скинув обувь, я прошла к шкафу, где хранилась Книга:
- Дорогая моя. У меня накопилось много вопросов, и я хочу получить ответы.
 В ответ тишина. Я забеспокоилась. Открыла шкаф и в первый момент не увидела свёртка с Книгой - просто стопка белья и всё. Я стояла, тупо пялилась в на полку и думала, что Книгу мою украли и как же я без неё буду? Но тут свёрток с Книгой стал постепенно появляться - сначала едва заметный, потом всё более и более явный. И я вспомнила, что Книга говорила мол её никто не найдёт. Пряталась видимо. Неужели кто-то в квартире без меня побывал? Мне стало не по себе. Я позвала Книгу:
- Дорогая. У меня есть куча вопросов. Хочу получить ответы.
 Ответом вновь была тишина. Ну ладно. Возможно, Книга просто капризничает. Я достала Книгу из свёртка. Прожила на кровать:
- Ну чего молчим?
И вновь тишина. Тогда я открыла Книгу на чистой странице и спросила:
- Интересно знать, что за тварь сидела на Валентине? - подула на страницу. Ничего. Тут я испугалась ещё раз. Мне от чего-то подумалось, что Книга "сломалась". Но я не хотела сдаваться, и попробовала применить шантаж. Не смотря на свою древность и огромные знания, Книга была наивна как ребёнок. Я сказала зловещим шёпотом:
— Вот пойду на кухню, сварю себе кофе, выпью. А потом дуну, а может и плюну. Как в прошлый раз.
 И тут на чистом поле появились слова: "Кофе можешь сварить. А вот плевать не надо. И даже дуть. Всё равно говорить не буду. Опасно сейчас разговаривать - нас подслушивают."
- Да ладно! - удивилась я. - И кто же это?
"Тихо ты! - буквы были совсем не такие, какими раньше писались заклинания и различные указания. Те были написаны вязью, а эти печатные. - Включи телевизор погромче в большой комнате. Затем вернись тихонько обратно и выгляни аккуратно в окно. Так чтобы тебя не увидели."
 Я так и сделала. Тихонько, на цыпочках, я прокралась к окну, и, стараясь не задевать шторы, выглянула сбоку на улицу. Тут же отшатнулась от окошка. На проезжей части дороги стоял Алексей и смотрел на окно большой комнаты, где как раз шла программа "Новости".
- А если пойти на кухню кофейку заварить? - спросила я. Окна кухни выходили на другую сторону дома.
"Ну сходи" - написала Книга.
Но и в кухонное окно я увидела Алексея. Что за чёрт? Ну не реально с такой скоростью перемещаться.
 Вернулась в комнату и прочитала: "Это не он. Это другой, просто похож. Сейчас ничего не говори. Спрячь меня и займись обыденными делами. Затем спать ложись. Когда они уйдут, я разбужу тебя. Вот тогда и задашь свои вопросы." И впервые в жизни я увидела, как написанное в Книге исчезает. Я затаила дыхание, опасаясь, что исчезнет и то, что было ранее написано. Несмотря на то, что всё написанное я и так уже знала, всё равно опасалась - а вдруг забуду? Но я зря переживала. Исчезли только печатные буквы. Я выдохнула.
 Сварив и выпив кофе, я приняла душ и позавтракала. Затем легла в постель. И сразу провалилась в сон. Видимо сказалась усталость от прошедших суток и напряжения, в котором я прибывала всё это время. И снилась мне Лидочка. Я сидела под деревом в лесу, а Лидочка склонилась надо мной и напряжённо смотрела мне в глаза. Затем облизнула свое лицо широким, как у коровы, языком, развернулась и ускакала в глубь леса.
 Проснулась я от зловещего шёпота Книги:
- Вставай. Пришло время ответов. Ухаха! - Дитя, да и только эта Книга.
Я тут же встала. Вынув Книгу из свёртка, я уложила её в кровать, села рядом и приступила к опросу. Правда первой начала разговор Книга:
- Поздравляю! Наконец то дар раскрываться начал! Но времени у нас мало, поэтому дифирамбы будут потом, а сейчас вопросы. - голос у Книги стал серьёзным. - Не распыляйся, вопросы задавай чётко, по делу и согласно твоему плану. И когда будешь спрашивать о ком-нибудь, думай об этом человеке. А ещё лучше представь его себе.
Я тут же вспомнила свой план вопросов и начала:
- Что за тварь сидела на Валентине?
— Это лярва. Сущность низкого уровня. Твоя Валентина сама её подкармливала регулярно, вот и отрастила. Питаются лярвы негативной энергией, которую человек сам вырабатывает и провоцирует окружающих на её выброс. А где лярва, там и болячка. Болячки лярву тоже подкармливают. Порочный круг.
- Как от них избавляться?
- Снимаешь да в воду смываешь.
— Значит я всё правильно сделала?
- Верно, только не стоит рывком снимать, потому как навредить можно. Надо аккуратно и потихоньку.
- А у сына Князя такая же тварь присосалась?
- А сколько дитю лет, и чем болеет?
- Четыре. Онкология.
- Тогда вряд ли. Скорее всего тварь поопаснее. Впрочем, сама увидишь. Но не переживай. Принцип работы со всеми подобными сущностями одинаков. Отсоединить и концы в воду. Только очень аккуратно. И отец пусть в другом месте будет, а мать рядом. Она сил добавит.
- А от куда они берутся, твари эти?
- Из других миров. Но это долго рассказывать. Ещё конкретные вопросы есть?
- Кто такая Лидочка? Что за существо? Или это мне показалось?
- Лидочку бояться не надо. Это кентарийка.
- Типа жена кентавра?
- Нет. Кентавр - мифическое существо. Их никогда не существовало. И я не знаю были ли у них жёны вообще. Кентарийка - разумное существо из Кентарии.
- А что такое Кентария? Другая планета?
- Нет. Кентария — это другой мир. Их ещё называют параллельные. Разумных жителей называют кентарийцами и кентарийками.
- А Алексей?
- Он пситек. Его мир так же называется Пситек. Женщин за глаза называют пситичками, а в глаза пситейками. У пситеков очень тонкий слух и острое зрение.
- А Князев?
- Князев человек. Правда очень опасный.
- А он знает про Лидочку и Алексея?
- Нет. Для него это люди.
-. А вот существа из других миров. Их много на Земле?
- Достаточно.
- А миров много?
- Несчесть.
- А можно туда попасть?
- Можно, но не нужно. Очень опасно! Но уже поздно. Они скоро будут здесь. - м я услышала, как машина подъезжает к дому. Тут же застопорилась с вопросами:
-. А все могут в другие миры попадать?
- Нет.
- А я?
- Ты можешь.
- А как? Как в другие миры попадать? - тут я услышала, как хлопнула дверь автомобиля. Книга захлопнулась так сильно, что книжная пыль взвилась вверх. Я её вдохнула, чихнула, и в моей голове прояснилось.

Глава 15

"По дороге в Москву."

 Книга захлопнулась. Я встала, завернула её и убрала на прежнее место в шкафу. Подойдя к окну, увидела "Алексея". Он стоял, задрав голову вверх и смотрел на мои окна. Отодвинув шторку, я помахала "Алексею" рукой. Он никак не среагировал. Ну на нет и суда нет. Я пошла на кухню. Выглянув в окно, увидела другого "Алексея". Ну вот как их различать? Надо будет спросить при встрече - решила я. И тут же поняла, что встреча состоится прямо сейчас. "Алексей" шёл от машины к подъезду. Через несколько минут в дверь позвонили. Я глянула в дверной глазок - так и есть, "Алексей" собственной персоной. Открыла дверь, но в квартиру не пригласила.
- Здравствуйте ещё раз. Чем обязана на этот раз?
 Пситек помялся на пороге, но видя, что я не собираюсь впускать его в квартиру, начал говорить:
- Я Вам больничный лист принёс, чтобы Вы посмотрели всё ли в порядке.
 Я мельком глянула - освобождение от труда на десять дней. Как раз хватает до отпуска. Хорошо. Оформлено нормально. Посмотрела, какой врач больничный выдал. Удивилась. И вот уж не думала, что Галина Николаевна имеет какие-либо отношения с Князем. Старушка - божий одуванчик. Впрочем, что я о ней знаю? Ничего.
- Всё нормально.
- А могу я Вам чем-либо помочь?
- Да, конечно! Например, объяснить зачем вы меня караулите? Боитесь, что сбегу? Не беспокойтесь. Всё делается и в моих интересах тоже. И я прекрасно это понимаю.
- Почему Вы решили, что мы Вас караулим? Я только больничный лист принёс.
- Угу. А ваш брат, который стоит под моими окнами с другой стороны дома? Просто мимо проходил?
- Он мне не брат! Мы просто похожи. И мы не караулим. Сергей Иванович попросил присмотреть за Вами.
- И что? Вы думаете, что я с пятого этажа выпрыгну или улечу на небо? Ну да бог с ним. Лучше скажите, это Вы меня домой сегодня привезли или тот, что с другой стороны дома за мной "присматривает"?
- Конечно, я.
- А того как зовут? И как вас различать?
- Его Алекс зовут. Вы когда его поближе увидите или на нас вместе посмотрите, сразу разницу поймёте. Мы разные.
 На этом мы попрощались. А в восемь утра, сидя на заднем сиденье рядом с Князевым, я ехала в сторону аэропорта. Ехала и размышляла о своём будущем. Я думала, что Князев всегда держит своё слово, и если я смогу помочь, то будет у меня квартира в Москве. А если не смогу помочь, то просто вернусь домой, и буду думать, как дальше жить. Но я прекрасно понимала, что если смогу излечить сына Князя, то он от меня просто так не отстанет. Опасаюсь, что придётся мне на него работать - лечить других людей. И в заложниках у Князя останется семья моей дочери. Впрочем, скорее всего, буду жить я своей жизнью, а Князь будет каких-нибудь нужных ему людей ко мне на лечение привозить, и это будут разовые случаи. Ладно. Прорвёмся.
 Сначала дорога до областного центра, потом до аэропорта, ожидание посадки, полёт до Москвы, из аэропорта на черной волге в какой-то спальный район Москвы. Всю дорогу мы практически не разговаривали. Князь в собеседники не навязывался, ну и я сидела помалкивала. Зная, что предстоит долгий путь, я прихватила с собой книжку, и мне было чем заняться. Я книгоман - постоянно читаю. Мне кажется, что жизнь моя от чтения становится более насыщенной. Читая книги о других людях, проживаешь дополнительно и их жизнь. И получается, что ты живёшь не одну, а множество разных жизней одновременно. Ведь если книга хорошо написана, то ты переживаешь жизнь героя вместе с ним.
 Кроме того, я время от времени разглядывала людей тем способом, которому научилась вчера. И была поражена количеством людей, обременёнными лярвами или какими-то другими сущностями. На тот момент я не разбиралась в разновидностях этих тварей. Но все они были разными: были такие как у Валентины - среднее между пиявкой и скорпионом, были похожие на червяков и на амёб, какими их рисуют в учебнике биологии, а были похожие на плесень и на мох. Черные, серые, коричневые, грязно-зеленые, полупрозрачные - почти бесцветные. Разные. Не все люди были с паразитами. Были люди "чистые" и здоровые. Были люди больные. Просто больные. Ведь со временем организм изнашивается. Для этого не нужны лярвы. И я стала видеть боль. Острая боль выглядит как сгусток пламени, что пожирает человека изнутри. И располагается в том месте, где болит. Хроническая - как догорающий уголь костра. Вот девушка сидит на стуле с огнём внизу живота - болезненная менструация. Вот хнычет маленький ребёнок у мамы на руках - его огонёк во рту означает зубную боль. Вот пожилая женщина с угольками в коленях - артроз коленных суставов. А вот мужчина с маленьким пламенем в голове - возможно, что это аневризма, которая готовится разорваться, а может опухоль. Не знаю. Пламя ещё не разгорелось, поэтому было непонятно, что послужило источником зарождающейся боли. И я знала, что своими руками могу погасить эту боль. Но понимала, что не буду этого делать. Думаю, что Вы понимаете почему. Когда я уставала от вида чужой боли, когда мне становилось невыносимо - просто закрывала глаза. Открыв их вновь, я видела прежний мир – такой, каким я его видела пару дней назад. 
 Ещё я увидела двух кентариек, мило болтавших в зале ожидания в аэропорту - они выглядели для всех остальных людей как две хорошенькие толстушки. И странного вида молодого человека. Он был невысокой, щуплый, весь покрыт шерстью и со странной формы ногами. Бедра были какие-то толстые, а голени худые и как бы выгибались назад, стопы же очень маленькие - какие-то обрубки, а не стопы. Для окружающих он был просто небрит, а ноги в широких брюках не привлекали внимание. Молодой человек увивался вокруг обычной человеческой девушки. Он что-то нашёптывал ей в ушко, а она, смущаясь, краснела. Пышная шевелюра на голове парня скрывала два костяных нароста. Я тут же достала из сумочки блокнот, который таскала всё время с собой на всякий случай, и сделала запись: "Спросить. 1. Волосатый парень с рожками." Уже в Москве в аэропорту на стойке выдачи багажа я увидела стайку спортсменов. То, что они спортсмены было видно по их внешнему виду - все они были одеты в спортивные костюмы и кроссовки, и с ленты транспортёра они снимали спортивные сумки. С ними был тренер - мужчина лет сорока, тоже в спортивном костюме и со свистком на шнурке. Все они отличались высоким ростом. Посмотрев на них пристальнее, я увидела ещё пару общих черт - длинные остроконечные уши и зелёные глаза с вертикальными зрачками. Я бы и не увидела какие глаза, если бы тренер не посмотрел на меня. И я на сто процентов уверена, он понял, что я увидела, как они выглядят на самом деле. Я тут же отвела взгляд и прошла мимо. А минут через десять появилась новая запись "2. Люди с острыми ушами." В общем - не до чтения мне было. Оказалось, что рядом очень много всего интересного. Читала я книгу только в машине, и то не всё время.
 К дому мы подъехали уже вечером. Перед самыми дверями Князев взял мои руки в свои, заглянул в глаза и сказал:
- Я Вас очень прошу. Помогите! Ванечка должен жить! И своими ногами по земле ходить, а не на протезах, даже самых хороших, передвигаться. - И была в глазах Князя такая мольба, что мне его жалко стало.
 Двери открыла женщина лет тридцати, с бледным, каким-то измученным лицом и печальными, полными боли глазами. Представилась Галиной и сразу повела меня в комнату, где предстояло провести мне ночь.
- Вы здесь располагайтесь. А потом приходите на кухню. Сейчас ужинать будем.



P. S. Продолжение здесь http://www.proza.ru/cgi-bin/login/page.pl


Рецензии