Африка

- Что ни говорите, братцы, а отдыхать всё-таки надо. Иначе никак. Знаете, где я был на праздниках? Никогда не догадаетесь. Как всегда, тёща звала на майские на дачу. А я подумал про себя: «Да, ну её к такой-то матери». И улетел в Африку… на шашлыки.
- Ваня, видимо, ты здорово поддал, коль занесло в такую даль. То-то я гляжу ты какой-то подкопчённый.
- Петрович, я слегка выпил по приезду, а подзагореть в Сахаре довелось.
- Вот это ты заехал!
- Конечно, пускаться одному в такую даль кромешную было страшновато, вот и запасся  шотландским виски в Duty Free.
- Чего же один понёсся? А жена, а дети?
- От них сбежал. Ещё бы тёща увязалась. Представьте, прилетаю я туда, а там всё включено: отель с бассейном, номер с видом на море и бар с напитками.
- И бабы тоже?
- Нет, брат, это ты раскатал губу. Бабы, как везде, за отдельную плату. Мне несказанно повезло познакомиться с очень милой дамой с формами, словно у принцессы из «Тысячи и одной ночи». Начались встречи, прогулки по набережной, ужины в ресторанах.  Всё складывалось, как нельзя лучше, пока чёрт не дёрнул пригласить её в романтическое путешествие в Сахару на верблюдах. Как ни странно  она согласилась поехать в сопровождении гида.
 Утром собрались и медленно тронулись в путь. Едем час, другой, на третий начали позёвывать. Разморило нас от променада. Гид предложил остановиться, отдохнуть в ближайшем оазисе. Все спешились, а у меня нога в стремени застряла. Я взял, да  пришпорил верблюда. Ни с того, ни с сего он понёсся со скоростью ветра. Какой русский не любит быстрой езды?  Спустя час мы были в Сахаре. Притормозив, он взбрыкнул так, что я вылетел из кресла и упал в бархан. Узрев на горизонте верблюдицу, плюнул в мою сторону и умчался вдаль.
 Придя в себя, побрёл куда глаза глядят. День шёл, второй, на третий выбился из сил. Солнце беспощадно жгло. Жажда мучила. В отчаянии упал, подумав: «Это конец. Придётся помирать в этой чёртовой пустыне». Лежу, слышу вдалеке шум мотора. Поднялся, посмотрел. Гляжу сквозь дымку и вижу внедорожник. Думал мираж, ан нет, машина двигалась навстречу. Я встрепенулся, замахав руками, стал взывать о помощи.
 Авто медленно подъехало ко мне. За рулем сидела тёща, а в машине – всё семейство: жена и четверо детей. Во рту пересохло, голова закружилась и я лишился чувств.
 «Так вот ты где. Хотел от нас сбежать!» - грозно начала тёща.
 "Что вы, мама, куда от вас сбежишь? Просто имею обыкновение прогуливаться в пустыне по утрам», - выкрутился я.
 «За тысячи вёрст от дома, от семьи? Наслышаны мы о твоих прогулках. Собирайся, сочинитель».
 Сдавшись перед неотвратимостью судьбы, я сел в машину и мы поехали домой. По пути звучала знакомая мелодия:"Не ходите дети в Африку гулять.
В Африке гориллы и злые крокодилы будут вас кусать, бить и обижать."

 Однажды среди ночи я проснулся и взялся искать кого-то на кровати. Руки коснулись тёплых, мягких округлостей. Слегка прильнул к ним.
 Проснувшись, жена спросила: «Что с тобой, дорогой?»
 «Да, так ничего. Сон приснился, будто в Африку уехал».
 «То-то я гляжу, ты такой пылкий"- хихикнула она.
  Сквозь сон подумалось:"Жаль, не успеешь размечтаться, а ветер уже сметает грёзы, превращая в песок."
  Что не говорите, братцы, а отдыхать надо, а то ещё и не то приснится.
 
 George Sitenson
 Май 2019г.


Рецензии