Пайгармский Параскево-Вознесенский монастырь

Во время поездки в Мордовию в 2018 году мы посетили небольшой возрождающийся женский монастырь в селе с непривычным для нашего слуха названием – Пайгарма (в переводе означающем «осиновый лес»).
Село расположено недалеко от столицы республики – Саранска – примерно в 30 км, чуть больше или чуть меньше в зависимости от того, какой дорогой ехать. Село упоминалось в списках населенных мест Пензенской губернии с 19-го века, хотя сама местность православному люду стала известна в веке 18-м, когда, по преданию, одному отставному солдату, страдавшему от «болезни ног», трижды явилась во сне святая мученица Параскева, пообещала ему исцеление и велела идти в лес около села Пайгарма, найти там яму с водой, в которой он увидит икону святой Параскевы. Над ямой нужно будет поставить сруб. Он исполнил наказ святой, и, как только соорудил часовенку над обретенной иконой, там забил целебный родник. Солдат излечился, поведал о чуде, и к источнику потянулись верующие… Икону стали почитать чудотворной, несколько раз переносили ее из часовни в церковь ближайшего села Рузаевка, откуда был родом солдат, но она чудесным образом неизменно возвращалась к источнику. Впоследствии, увы, была утеряна. Потому в 19-м веке староафонские иконописцы, уже специально для Пайгармского монастыря, написали новую икону святой мученицы Параскевы, вложив в нее частицу мощей страстотерпицы Христовой.
Надо сказать, что поначалу владельцам земель, на которых открылся чудесный источник, помещикам Струйским, не понравилось народное паломничество по их землям, они даже пытались несколько раз закапывать источник, но он прорывался и бил снова и снова. В конце концов Струйские продали эти земли для устройства сначала православной женской общины, а потом и монастыря.
В обустройстве Пайгармской женской общежительной общины огромную роль сыграла пензенская помещица Мария Михайловна Киселева, чьи дела на ниве благотворительности были известны не только в России. Она относилась к тем представителям российского дворянства, которые считали, что богатство им дано Богом, и они обязаны его расходовать не на роскошную жизнь и удовлетворение собственных прихотей, а на помощь обездоленным… За свою благотворительность Мария Михайловна была награждена орденом Святой Екатерины и получила титул кавалерственной дамы. Кроме этого, за большие пожертвования во время Сербско-турецкой войны получила греческий орден Спасителя, а за попечительство о больных и раненых воинах во время Русско-турецкой войны 1877–1878 годов награждена сербским орденом Таковского креста. 18 октября 1884 года Киселевой был пожалован знак Православного Палестинского общества и звание действительного члена этого общества.
20 июня 1865 года сестринская община была создана, в ноябре того же года освящено место для строительства храма Вознесения Господня, и община стала называться Параскево-Вознесенской, а позднее, 18 апреля 1884 года, указом Священного Синода община была преобразована в монастырь.
Для организации общины Мария Михайловна Киселева пригласила рясофорную монахиню (т.е. монахиню первой степени пострига) Каренского Тихвинского монастыря Пелагею Степановну Смирнову, которая стала впоследствии первой игуменьей монастыря, получив имя Параскевы. Матушка Параскева руководила монастырем 30 лет, превратив его в прекрасное процветающее хозяйство: при монастыре существовали скотный и конный дворы, ветряная мельница, кирпичный завод, сапожная мастерская, пасека… Славились своим искусством монастырские златошвейки, портнихи и вязальщицы – как же иначе, ведь святая мученица Параскева считается покровительницей рукодельниц! При монастыре были основаны иконописная мастерская, библиотека, три школы, сиротский приют, богадельня. В неурожайные годы монастырь открывал бесплатную столовую, раздавал хлеб нуждающимся.
Всего в истории Пайгармского монастыря до его закрытия было три настоятельницы: после матушки Параскевы бразды правления приняла матушка Евпраксия, также все силы отдававшая процветанию монастыря. Последней настоятельницей до его закрытия в 1920-е годы стала матушка Мария, но о ее трагической судьбе ничего не известно. Скорее всего, она была репрессирована…
К началу 20-го века в Пайгармском Параскево-Вознесенском монастыре проживало более 600 сестер. Были выстроены отапливаемый зимний Вознесенский собор и неотапливаемый летний Успенский собор, три домовые церкви: во имя святой мученицы Параскевы при настоятельских кельях, во имя архистратига Божия Михаила при архиерейском корпусе, в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» при больнице. Вне ограды монастыря – деревянная однопрестольная церковь на кладбище во имя Всех святых и храм-часовня над источником во имя святой мученицы Параскевы с главной святыней монастыря – чудотворной иконой, писанной на Афоне. Кроме того – одноглавая часовня над могилой первой игуменьи Параскевы и трехъярусная колокольня высотою 60 аршин (42,6 м).
После Октябрьской революции Параскево-Вознесенский монастырь разделил печальную судьбу множества других российских православных обителей. В 1918 году в нем разместилась штаб-квартира командарма Тухачевского, позже – Штаб Первой революционной армии Восточного фронта. После гражданской войны на территории монастыря устроили лазарет на 400 мест. В 1920-е годы здесь открылась сельскохозяйственная школа, где готовили агрономов. В 1925 году в монастыре разместился 113-й отдельный стрелковый батальон Красной Армии. К сожалению, новые «владельцы» надолго обосновались в Пайгарме и «прославились» в истории варварским отношением к православным святыням – свое искусство стрельбы они оттачивали на храмовых настенных росписях, целясь в глаза святым и уничтожая их лики паяльными лампами…
Монастырская жизнь стала возрождаться в Пайгармской обители только в 1994 году. Сейчас в монастыре проживает около 60 сестер (в 10 раз меньше прошлого), действуют Вознесенский и Успенский соборы, домовые церкви во имя архистратига Божия Михаила и во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (правда, в здании бывшей больницы теперь расположены кельи), над источником и местом обретения чудотворной иконы восстановлена деревянная часовня, восстановлена колокольня и в ней действует часовня во имя святого Николая Чудотворца.
Рядом с монастырем расположены три источника с купелями: во имя святой мученицы Параскевы, святого Серафима Саровского и Николая Чудотворца.
Мы побывали в монастыре летом, когда его территория утопает в цветах и зелени. А над этими райскими кущами возвышаются небесно-голубые и золотые купола храма Успения Пресвятой Богородицы. Если честно, то мне больше по душе вот такие монастыри, где много деревьев, травы и цветов.
Когда мы зашли внутрь светлого и украшенного цветами храма, там царила благожелательная атмосфера: службы не было, женщина-трудница старательно и вдохновенно убирала увядшие цветы, заменяя их свежими, и протирала церковную утварь. Очень вежливо и по-доброму ответила на наши вопросы. Прошелестела одеждами матушка-настоятельница, мельком, но внимательно бросив на нас свой взгляд.
Когда я узнала, что святая Параскева покровительствует рукодельницам, конечно, захотела приобрести иконку. Служащая церковной лавки так же вежливо и по-доброму объяснила мне, что вот в данный момент иконы святой Параскевы в лавке нет, и будто даже расстроилась вместе со мной. Узнав, что мы из Москвы, женщина попросила меня оставить запись в книге отзывов, что я с удовольствием сделала, потому что мне очень хорошо было там. А она предложила проводить нас в зимний храм, поскольку шла туда открыть его для кого-то из рабочих. Так мы попали в зимний храм, увидели его фрески – и восстановленные, и оставшиеся изуродованными…
Ну а теперь самое интересное. Почему же мы выбрали именно этот монастырь? Потому, что нас заинтересовала семейная история людей, с которыми мы познакомились в Саранске. И история эта вела в Пайгармский Параскево-Вознесенский монастырь. Икона привела – икона Божией Матери «Скоропослушница», семейная реликвия наших знакомых.
А история эта такова: в 1930-е годы, годы яростной борьбы с религией в одном селе Нижегородской области, где жила прабабушка нашей знакомой, подожгли церковь. И бабушка, на тот момент уже 70-летняя, маленькая и хрупкая женщина, вынесла из огня довольно большую, полутораметровую, да еще в тяжелом деревянном киоте, икону Божией Матери «Скоропослушница» и спрятала у себя дома. 70 лет икона хранилась в этой семье, переходила из поколения в поколение… Оказалось, что икона написана монахом Свято-Пантелеймонова монастыря на Святой горе Афон в 1901 году. И что это список древней чудотворной иконы 10-го века, хранящейся  поныне в греческом монастыре Дохиар на Афоне. Позже знакомая выяснила, что всего таких списков шесть.
Но однажды «Скоропослушницу», так долго охранявшую уже потомков женщины, ее спасшей, украли из квартиры. Воров быстро нашли и икону на время следствия поместили… (правильно!) – в Пайгармский Параскево-Вознесенский монастырь, в собор Успения Пресвятой Богородицы, где когда-то была такая же икона Божией Матери. А наши знакомые приняли решение оставить ее в монастыре и теперь несколько раз в год ездят к ней в Пайгарму.
Вот только мне стало интересно и непонятно еще одно: ни на одном сайте, рассказывающем про Пайгармский монастырь, нет о ней упоминания в числе святынь, там хранящихся… Тем не менее напротив иконы мы заметили кресло и спросили трудницу, зачем оно стоит здесь. Трудница ответила, что у этой иконы любит молиться настоятельница.
Вообще-то «Скоропослушницу» молитвенно просят о многом, в том числе помочь принять правильное решение в трудных жизненных ситуациях. О чем просит Пресвятую Деву матушка-игуменья, известно только им двоим…


Рецензии