Глава 24

Эленор стояла у зеркала и примеряла очередное платье. Она критически осматривала свое отражение и откладывала очередной наряд. Бран сидел на створке шифоньера и с насмешкой наблюдал за ее ухищрениями.

- Не пытайся выглядеть лучше, чем есть на самом деле,- он поточил клюв о деревяшку.- Не думай, что кавалер оценит твои старания.

Эленор замерла с зеленым платьем в руках.

- Бран, и за что вы его так невзлюбили?- она подняла глаза на ворона, который раскачивался на дверце.

- Еще спрашиваешь, - каркнул он с возмущением.- Его бабка постарается сжить тебя со свету. В лучшем случае, выставит посмешищем.

- А в худшем?- Эленор выжидала.

- В худшем, ты останешься с разбитым сердцем,- заключил он.

- С чего такая уверенность?- Эленор повесила платье на вешалку.

- Не спрашивай. Скажи лучше, находила ли ты дневник своей бабушки?

- Да, но мне его передал нотариус. Хотя я даже не смотрела . А что?

- Думаю, тебе следует просмотреть дневник и сделать выводы. Тогда многое станет понятным.

- Это как-то связано с Миклошем?- напряглась Эленор.

- Скорее, с семейством Верес,- глаза ворона загадочно сверкнули.

- Очередная тайна. И почему до всего я должна доходить своим умом, не подскажешь?

- Вероятно, чтобы самой сделать выбор. Поверь, выбор - большая роскошь и не всем дана эта привилегия.

- Хорошо, Бран, обещаю прочитать дневник, как только вернусь с выставки. Может, все-таки, подскажешь, что мне надеть?- с надеждой спросила она.

- Зеленое платье смотрится неплохо. Ты выглядишь в нем как настоящая ирландка.

- Спасибо, Бран. А Нуаду, чем занят он?

- Нуаду отрешился от всего мира и с самого утра сидит в гостиной. Не знаю, чем он хочет себя успокоить, но я давно не видел его в таком состоянии.

- Это из-за Миклоша? Мне пойти, поговорить с ним?

- Плохая идея. Все, что касается Вереса, только подольет масла в огонь.

- С ним творится что-то неладное. Бран, ты не в курсе? Я не могу его понять.

- Тот, кто не влюблен, понять не сможет,- Бран многозначительно поглядел вниз.

- Нуаду влюблен?- удивлению Эленор не было предела.- Когда только успел, мы постоянно в разъездах. И кто она?

- Нет, даже не проси,- Бран ругал себя за то, что не сдержался.- Я не могу открыть тебе тайну. Если Нуаду захочет, то сам скажет.

Бран вознес хвалу Дану, что смог выкрутиться из неловкого положения.

- Сомневаюсь, что он расскажет.

  Эленор задумчиво побрела в сторону шкатулок с драгоценностями. Настроение было испорчено. Хотя, конечно, Нуаду бессмертный, нашел себе такую же богиню и даже Бран знает о ней.

Эленор открыла первую деревянную шкатулку с инкрустацией перламутром и принялась рассматривать украшения, лежащие там. Она остановила выбор на ожерелье и серьгах с изумрудами.

- Ты похожа на Афродиту, вышедшую из морской пены,- восхитился Бран, когда Эленор предстала перед ним, одетая в выбранное платье.

Длинные серьги покачивались при каждом движении и сверкали от падавшего на них света. Зеленые камни в ожерелье были холодными, как морские брызги.

- Не много ли украшений?- неуверенно спросила Эленор.

- В самый раз,- он оглядел ее с головы
до ног.- Чует мое сердце, ты оставишь неизгладимый след в искусстве.

Эленор заколола волосы заколкой с камнями и улыбнулась отражению в зеркале.

- Хороша, нет слов,- одобрил ворон.- Только Нуаду в таком виде не показывайся.

- И не собираюсь,- она получила удовольствие от увиденного в зеркале.

За окном послышался гудок автомобиля. Эленор выглянула в окно.
Возле дома стоял Миклош с букетом цветов.

- Бран, пожелай мне удачи!- выбежала за дверь.

- Бежит, роняя тапки,- с кислым видом произнес Бран.- Нет, чтобы заметить настоящее чувство.

Нуаду вздрогнул от стука захлопнувшейся двери. Снова ушла на свидание с этим пижоном. Бран влетел в гостиную и сел на подоконник.

- Как я вижу, ты снова страдаешь, мой
друг,- заметил ворон.- Предупреждал: она оставит твое сердце разбитым.

- Оно и так принадлежит ей, пусть делает, что хочет,- Нуаду и сам понимал, что долго такая девушка свободной не будет.

- Даже не думай, мой друг. Это довольно опасно. Ты должен обо всем рассказать Дану. Она поймет, богиня тоже любила смертного.

- Ты знаешь, чем все закончилось. Он погиб, а его дочь продали в рабство,- цинично усмехнулся Нуаду.

- И она стала любимой женой халифа Марокко. Дану никогда не покидала ее. Заметь, они были предками Эленор.

- Бран, я не переживу, если потеряю ее. Наблюдать, как она стареет рядом со мною и осознавать, что не смогу остановить время. Оставаться всегда молодым и знать, что человеческий век недолог.

Он не спускал глаз с ее портретав рамочке, стоявшего на камине. Она была изображена вполоборота и смотрела через плечо. В развевающихся рыжих волосах полыхали языки пламени. Лицо порозовело, глаза были похожи на кошачьи.

Нуаду чувствовал летний зной и зимнюю стужу. Гордости его был нанесен жестокий удар, но он хранил молчание. Всячески демонстрируя показное дружелюбие, он поклялся себе, что сделает девушку счастливой.

Не важно, кого она выберет и кто будет рядом с нею, если она его полюбит. Это обещание он собирался сдержать, во что бы то ни стало.



Стоило Эленор появиться на пороге дома, как Миклош испустил вздох восхищения. Зеленое шелковое платье облегало ее стройную фигурку, а оттенок, как никакой другой, подчеркивал великолепие ее ярких волос и безупречный цвет лица.
Его сердце бешенно забилось при виде смеющихся зеленых глаз.

- Прекрасные цветы для изумительной девушки,- он подал ей букет роз. Эленор взяла его и вдохнула аромат.

Эленор впервые оправлялась на подобное мероприятие. Известная галерея Лео Кастелли располагалась на Западной улице, в доме 77. Миклош заверил ее в том, что она выглядит прекрасно и затмит всех женщин.

- Как много соберется людей?- спросила его Эленор, когда они подъезжали к галерее.

- Не менее четырех сотен, но не одновременно.

- Так много?- поразилась она.- Должно быть, ты известный художник,- она рассеянно уставилась на свои руки.

- Не совсем. Так, в узких кругах. Но именно для того и организовывают выставки, чтобы о художнике узнали.

У парадного входа столпилась большая группа людей. Эленор вопросительно посмотрела на Миклоша. Он кивнул и вышел из машины. Открыл перед нею дверцу и взял ее за руку.

Их появление привлекло внимание гостей. Ее рыжие волосы сияли в лучах солнца, как червоное золото. До девушки доносилось шушуканье, приглушенные голоса обсуждали новую пассию богатого наследника дома Вересов. Приглашенные расступились, давая дорогу молодым людям.

Хозяйка галереи, Барбара Кастелли, лично поприветствовала пару. Интерьер галереи был выдержан в бело-серебряных тонах в стиле арт-декор.
Эленор с первых же минут почувствовала себя неуютно, так как гости с нескрываемым интересом глазели на нее. Миклош тоже косился на посетителей выставки, которые явно не прониклись симпатией к его спутнице.

Посередине зала стояла небольшая трибуна с микрофоном и длинный стол, заставленный тарелками с холодными закусками и бутылками с шампанским. По залу ходили официанты с подносами, обнося гостей бокалами с игристым вином.

Миклош подвел ее к Барбаре Кастелли, которая в молодости была красавицей. Хотя годы наложили отпечаток на ее лицо, она все еще оставалась привлекательной. Женщина вела довольно строгий образ жизни респектабельной вдовы.

- Верес, похоже, ваши картины имеют большой успех,- елейным голоском сообщила она.- Будь жив мой муж, он бы по достоинству оценил эти шедевры. Но и я приобрету несколько любопытных экземпляров.

- Буду признателен, миссис Кастелли,-
он поцеловал ее руку и задержал в своей дольше, чем требовалось.

- Всегда рада помочь, ведь мы - старые друзья.

- Вряд ли язык повернется назвать вас старой,- поправил ее Миклош.

- Мистер Верес, прошу вас остановиться, уверена, комплименты заставляют женщин таять у ваших ног.

Она повернулась к Эленор и улыбка ее стала не такой радостной.

- Добро пожаловать, мисс. Надеюсь, вы оцените таланты мистера Вереса по достоинству.

- Благодарю, - тихо ответила Эленор, чувствуя враждебность со стороны дамы.- Я постараюсь уделить картинам максимум внимания.

Она последовала за Миклошем, благодаря его мысленно за то, что тот отошел от хозяйки галереи.

- Кажется, я ей не нравлюсь,- заметила Эленор.- Она считает, что я пришла показаться рядом с тобою, а не посмотреть картины.

- Большинство присутствующих здесь
пришли именно за этим.

- Спасибо за откровение. Но я действительно пришла, чтобы оценить твои работы, а не получать сомнительные комплименты.

- Тебе так нужны комплименты?

- Не возражала бы против парочки,- понизив голос, сказала она.

- Ты - самая красивая девушка из всех, кого я встречал,- он не обращал внимания на взгляды и пристальное внимание присутствующих.

- Прекраснее, чем миссис Кастелли?

- Эта дама мне симпатична, не более. Она может оказаться полезной. Мне ничего не стоило сделать ей комплимент.

Эленор нахмурилась.

- Как и мне. Вижу, ты даришь их с легкостью. Тебе нравится эта пожилая леди?

- Не настолько, чтобы говорить о ней весь день,- весело сказал он.

- Что тебя забавляет?- она испытывала досаду.

- Мне кажется, ты ревнуешь.

- Какие глупости,- с раздражением ответила она и тут же умолкла.

К ним направлялся мужчина.

- Мой отец,- Миклош сжал ее руку крепче.

Мистер Шандор Верес - владелец крупного банка в Манхэттене. Эленор внимательно разглядывала его и нашла весьма незаурядным. Он впечатлял строгостью и сдержанностью.

Вьющиеся волосы, худощавая фигура, проницательный взгляд серых глаз. Отстраненный вид выдавал в нем человека, далекого от подобного времяпровождения.
Пристальный взгляд не отрывался от нее.

- Отец, это мисс О'Доннел,- представил Миклош спутницу.

- Рад с вами познакомиться.

Отец и сын обменялись многозначительными взглядами. Мистер Верес слегка поклонился Эленор и попрощался.

- Сейчас будут произносить речь,- он повел ее к центру зала.- Ты должна быть рядом.

- Ты уверен?- спросила она, следуя за художником.- Я как раз хотела взглянуть на картины.

- Позже,- он подтолкнул ее вперед.

С напускной безмятежностью Эленор
прошла через толпу и остановилась напротив постамента. Миссис Кастелли и мистер Верес ждали, когда настроят микрофон. Он перебросился с нею парой фраз, а через минуту приветствовал гостей.

- Добрый день, дамы и господа,- начал он торжественную речь.- Всем вам знаком молодой художник Миклош Верес. Писать свои картины он начал еще в раннем детстве. Но мы с супругой, как все родители, относились к его картинам как к мазне,- в зале раздался дружный хохот.

- Однако, сын не сдавался, а упорно продолжал работать над собой и оттачивать мастерство. И сегодня я счастлив стоять здесь и любоваться его, не побоюсь этого слова - шедеврами. В добрый путь, Миклош.

Под всеобщие аплодисменты мужчина уступил место хозяйке галереи.

- Дамы и господа, много лет мой покойный муж занимался тем, что открывал молодые таланты и давал миру возможность познакомиться с новыми именами и увидеть их работы.

После его смерти я продолжаю дело своего супруга.
Хочу представить вам молодого венгерского художника, Миклоша Вереса,- она попросила подняться.

- Миклош не только талантливый художник и прекрасный молодой человек. На родине его ждет трон. Да-да, вы не ослышались. Миклош является наследным принцем небольшого королевства в Венгрии. Мы все желаем ему счастья и поддерживаем во всех начинаниях.

Эленор стояла, как громом пораженная. Какие еще сюрпризы ожидали ее? Теперь становились понятны злобные взгляды, посылаемые госпожой Фружиной.

Конечно, бабушка мечтала о невесте королевских кровей, а не о переселенке из Ирландии. Девушка хотела незаметно уйти, когда Миклош заговорил:

- Доброго дня всем, мои друзья. Рад представить вам плоды своего творчества. С самого детства в моей жизни были две страсти: лошади и искусство.

Как заметила миссис Кастелли, с недавних пор я узнал о том, что являюсь наследником трона в Венгрии. Мне предстоит отстоять свои права, так как всеми делами много лет заправляет дядя Ференц Биро. Фактически, он управляет королевством.

Но с нами Бог и мы уповаем на Его справедливость. Желаю все приятных впечатлений. Надеюсь, картины вызовут у вас только положительные эмоции.

Возмущение захлестнуло Эленор. Как она могла быть настолько наивной и слепой, чтобы не заметить всего раньше? Нуаду и Бран все знали, потому пытались ее предостеречь.
Миклош твердым шагом направлялся к ней. С ее уст готовы были сорваться обвинения, но он по-хозяйски взял ее за руку, не обращая внимания на взгляд отца, и отвел в сторону.

Эленор позволила ему вести себя, осознавая, что все взгляды обращены на них. Завтра все газеты будут пестреть их фотографиями.
Миклош крепко сжал ее запястья. Склонившись к уху, прошептал:

- Обещай, что не ускользнешь отсюда, когда я отвлекусь.

- Обещаю,- вымолвила она, освобождая руки с усилием.

- Мне многое придется тебе объяснить.

Он отошел от девушки к гостям, а Эленор двинулась в противоположную
сторону, не понимая, куда идет и что ищет. Она проходила вдоль стен и смотрела невидящим взглядом на картины, которые расплывались в глазах яркими пятнами.

Остановившись перед одним полотном, она застыла на месте, скрестив руки на груди.
Даже не оборачиваясь, она осознала, что Миклош рядом. Эленор не повышала голоса, чтобы не посвящать
в их разговор пару, изучавшую картины.

- Вы специально позвали меня, чтобы объяснить, кем являетесь на самом деле?- заметила она с горечью.

- Я сам узнал совсем недавно, но это не моя идея представиться широкой публике, а моих родителей и бабушки.

- Какая же она заботливая,- заметила Эленор.

- Это наш шанс заявить о себе, Эленор. Мой дядя претендует на то, что ему не принадлежит. Подключить общественность к этому делу - прекрасный ход.

- А какая роль отведена мне во всем этом? К чему мне было выслушивать признание сегодня и присутствовать на выставке?

- Если мне суждено сесть на трон, который я сумею вернуть, меня заставят жениться. Но я не хочу брать в жены ту, кого не знаю. А тебя считаю лучшей кандидатурой, подходящей на эту роль.

Его слова заставили Эленор разозлиться.

- Мог бы и предупредить о своих помыслах. По крайней мере, я была честна с тобою. Ты хитрый и расчетливый...

Она не знала, что еще сказать этому человеку. Красивый, сильный, он оказался циничным лгуном. До этой минуты Эленор чувствовала себя особенной, ей хотелось видеть в Миклоше заступника. А он намеревался решить проблемы за ее счет. Девушка испытывала безмерное одиночество.

Она оступилась, но чьи-то сильные руки ее поддержали.

- Осторожнее, мисс О'Доннел,- это был мистер Шандор Верес.

Эленор пробормотала слова извинения. Она сделала два шага вперед и оказалась перед еще одной картиной. На голубом фоне был изображен один-единственный лепесток розы, падающий на женскую ладонь. Не может быть...

Миклош подошел сзади и положил ей на талию руку, которую она тут же сбросила.

- Нравится картина?- с иронией спросил он.

- Что на ней изображено?

- Лепесток. Я думал, что ландшафтный дизайнер должен разбираться в подобных мелочах.

- Я не об этом. Почему он всего один?

- Это долгая история, касающаяся моей семьи. Не думаю, что тебе будет интересно,- он притянул ее к себе.

- Расскажи,- потребовала она, круто развернувшись и глядя в его глаза.

- Любимая женщина подарила моему деду сухой лепесток в знак вечной любви.

- Это была твоя бабушка?

- Нет, та женщина была ирландкой. Ходят слухи, что лепесток обладает чудесными свойствами. Но я в это не верю. Всего лишь красивая легенда.

Миклош увидел ее смятение.

- Что будет, если я покину выставку прямо сейчас?- осведомилась Эленор.

- Никто не неволит гостей. Ты вправе уйти, когда пожелаешь.

Эленор растерянно моргнула. Его слова не выходили из головы.

- Тогда я еду домой.

- Позволь мне отвезти тебя,- попросил он.

- Нет, вызови мне такси,- она в нетерпении сжимала пальцы.

Нехотя он набрал номер и заказал такси до дома Эленор. Потолкавшись среди гостей, Миклош приблизился к Эленор и открыл дверь. Они вышли вместе и молодой человек помог ей сесть в машину, оплатив счет.

- Я тебе позвоню. Не смей меня вот так оставлять. Если бы не выставка, я не позволил бы уехать тебе одной,- он положил ей на колени букет.

- Поезжайте,- попросила Эленор, обратившись к водителю.

- До встречи, Эленор,- Миклош отошел от машины и проводил ее взглядом.

Черт возьми, что за девчонка. Своенравная, как морской ветер. Но именно такой она Вересу нравилась.



Бран встретил ее с удивлением.

- Что так рано вернулась?

Она сбросила тесную обувь и на ходу избавилась от украшений.

- Ах, Бран, не спрашивай,- девушка подхватила подол платья и взбежала по лестнице наверх.

Бран не отставал, пытаясь понять, почему девушка вернулась в растрепанных чувствах. Эленор вошла в комнату, бросила украшения на трюмо и упала на кровать, раскинув руки. Шелк мягким облаком взметнулся и опал вокруг ее ног.

- Не пойму, что произошло? На тебе лица нет. На выставке появился вампир?

Эленор молчала.

- Тогда грешу на бабушку Фружину,- захихикал Бран. - Она, как разъяренная тигрица набросилась на тебя, защищая дорогого невинного внука.

- Ты близок к истине,- пробубнила она в подушку.

- Не соизволишь ли ты повторить то, что сказала?

Эленор нехотя перевернулась на спину.

- Ты знал, что Миклош Верес - наследный принц какого-то там венгерского королевства?- бесцветным голосом спросила она.

- Подозревал, так как его дед был королем,- ответил Бран.

- Так почему мне не сказал?- с упреком спросила Эленор.

- Это и по сей день является правдой лишь наполовину. Миклошу требуется доказать, что именно он - наследник.
Король Якаб был изгнан вероломным братом, так что шансов у Вересов мало. Если только им не поможет чудо. А что ты так переживаешь?

- Он думает о женитьбе.

- Грустишь, что женится на другой?

- Нет, он хочет жениться на мне.

Бран замер на месте, пытаясь осмыслить услышанное.

- Ну, это прекрасная новость,- пробормотал он.- Я думал, будет хуже.

- Бран, очнись: я ему не пара! И родители будут против, и бабушка. Да и сам он вряд ли влюбится в меня.

- О, женщины, вам не угодишь,- он раскрыл крылья.- То хотят замуж, то не хотят. Кто вас разберет?

- Бран,- она повернулась к ворону,- у них лепесток.

- Как ты узнала?- встрепенулся тот.

- Миклош нарисовал его на одной из своих картин. Сомневаюсь, что нам захотят его отдать.

- Ты должна встретиться с госпожой Фружиной,- важно заявил Бран.

- Снова видеться с этой ведьмой?- вскричала Эленор.

- Теперь ты пойдешь к ней как Хранитель и она обязана будет принять тебя. Мы с Нуаду будем тебя сопровождать в их дом.

- Королевство,- усмехнулась Эленор.

Она вскочила с кровати и подошла к столу, вытащив из него пухлую книжицу в бархатном переплете. Сев на кровать, Эленор раскрыла дневник на первой странице. Красивым почерком на ней было выведено имя бабушки. Девушка провела пальцами по надписи, словно желая прочувствовать ее энергетику.

Эленор сама не заметила, как углубилась в чтение. В дневнике бабушка рассказывала о своей семье,
писала наивные стихи, записывала девичьи мечты.

Пролистав пухлую книжицу примерно до середины, Эленор наткнулась на запись, сделанную рукой бабушки. Она писала о поездке в Венгрию!
Юная мечтательница писала о своей чистой и нежной любви к молодому принцу Якабу. Она описывала их прогулки под луной, встречи у пруда, легкие касания рук и первые робкие поцелуи.

" Я отдала ему вместе со своим сердцем нашу семейную реликвию - лепесток. Он поклялся хранить его в память обо мне",- писала миссис Морриган.

" Сегодня самый ужасный день в моей жизни. Отец узнал о нашей любви и приказал мне расстаться с ним. Мы уезжаем из Венгрии. Лучше бы я умерла",- писала семнадцатилетняя Морриган.

Далее следовала запись:

" Беда не приходит одна. Мое сердце разбито. Якаб хотел сбежать со мною и тайно обвенчаться в церкви. Но его отцу обо всем доложили.

Моему любимому поставили условие:
либо он женится на венгерке Фружине, либо меня заключат под стражу как политическую преступницу. Якаб пожертвовал нашей любовью ради моей свободы".

Эленор уронила дневник на колени. Так вот почему госпожа Фружина прогнала ее в тот день. Она узнала в ней внучку Морриган О'Доннел!



   

   
   
   
   

   

   
   
   
   

   
   
   
   

   
   
 


Рецензии
Неожиданная драма, связывающая сразу две семьи! И как же жаль Нуаду! Неужели Эленор к нему равнодушна, не видит, не чувствует, что с ним творится?
А Бран оказался между двух огней... Ох, как все закручивается!

Лариса Крутько   09.09.2019 22:00     Заявить о нарушении