Этический кризис

Однажды в самой середине 80-х годов мне довелось прочесть очень необычные мемуары. Их автором был профессиональный революционер, член партии РСДРП с 1904 года. Необычность этих мемуаров заключалась в том, что автору при упоминании принадлежности к партии приходилось после сразу после названия указывать в скобках букву «м». Полное наименование партии автора звучало так: Российская социал-демократическая рабочая партия меньшевиков. В самом начале своих мемуаров автор рассказывал, что различия между рядовыми членами партии стали заметны только ближе к 17-му году. Практически вплоть до февральских событий 1917 года рядовые члены партии не видели никакой разницы между собой. Вместе занимались общей революционной работой, зачастую не ведая об идеологических разногласиях, происходивших на самом верху. Партии.
Мемуары представляли три сброшурованные папки формата А4, напечатанные на пищущей машинке под копирку и зашитые в картонные обложки. Эти папки не являлись изделием Самиздата. Все страницы мемуаров были пронумерованы, и на каждой страницы стоял штамп Музея Революции.  Сами мемуары мне дала мне прочесть дочь автора, одинокая древняя старушка, хранившая наследие своего отца. Эти папки были третьей или четвертой копией собственно мемуаров ее отца, напечатанных на обычной пищущей машинке. Первая и основная копия мемуаров хранилась в то время в Музее Революции.
Каждый из этих трех томов этих мемуаров касался определенных периодов, так или иначе связанной со страной, революционной деятельностью и жизнью автора, начиная с 1904 года вплоть до событий 1956 года, освобождения после последнего заключения в Воркута-лагерь.
Сейчас, по прошествии стольких лет, я уже не помню ни фамилии автора ни даже имени его дочери, подарившей мне несколько дней увлекательного чтения. Все написанное показалось мне тогда очень необычным и интересным и касалось совершенно не известных мне деталей и особенностей того времени.
Первая часть мемуаров описывала начало революционной подпольной деятельности автора в Одессе, выбор жизненного пути, первые встречи с социал-демократами, особенности первых подпольных собраний, первое серьезное партийное поручение, первый арест и первое заключение.
Собственно говоря, первый арест и первое заключение автора было тесно связано с его первым серьезным партийным заданием. Это партийное задание заключалось в доставке небольшой партии нелегальной газеты Искра в Россию, издававшейся в то время в Швейцарии. Задача автора была внешне очень простой. Автору предписывалось выехать в Румынию и на вокзале встретится с курьером партии. Далее после обмена необходимыми паролями предписывалось опечатанную сургучными печатями корзину-саквояж доставить в Россию. И уже в Одессе передать эту корзину следующему курьеру. На этом задание заканчивалось. К содержимому корзины-саквояжа, естественно, у автора мемуаров доступа не было.
Молодой революционер прекрасно справился со своим первым заданием, передал корзину-саквояж следующему партийному курьеру в Одессе, но через несколько недель все равно оказался под арестом.
Полицейские по воспоминаниям автора появились в их маленьком домике в Одессе примерно в середине дня, ближе к обеду под командой жандармского офицера. В доме. Кроме матери и юного революционера никого не было. Обыск продолжался до самого вечера. Во время обыска в дом никого не пускали, ни брата, вернувшегося с учебы, ни отца после целого дня работы в порту. Автору и его матери дом покидать было запрещено.
Обыск закончился поздно вечером. За окном уже было совсем темно. На столе горела керосиновая лампа. Юноша и его мать просидели все время на старом продавленном диване, офицер сидел на стуле в середине комнаты, рядом со столом. Старший у полицейский передал жандармскому офицеру стопку запрещенных книг, найденных при обыске. Более ничего запрещенного в доме найдено не было. Здесь же за столом офицер внимательно осмотрел все книги и разложил их на две части.
- Подойдите ко мне – обратился офицер к матери юного революционера.
Его мать, вспоминает автор, с трудом сдерживая слезы подошла к офицеру.
- Вот эти книги – жандармский офицер взял со стола маленькую стопку из двух или трех книг – сожгите на моих глазах в печке. В этом случае увидите своего сына через год. А вот с этими – офицер перевел взгляд на книги в своих руках – не увидите никогда.
Мама только охнула, вспоминал автор. С разрешения офицера она сбегала на кухню за спичками, книги, которые дал ей офицер бросила в печку-голландку, надорвав их чтобы лучше горели. Спички не сразу загорались в ее трясущихся руках, и офицер даже помог ей. Перемешав золу кочергой, женщина позвала офицера, чтобы тот лично все проверил.
- Вижу, вижу – успокоил жандармский офицер женщину. – Прощайтесь. Про передачи и все остальное, вам расскажут.

Спустя много лет, а именно в 1948 году автору мемуаров вновь пришлось давать показания по своей первой партийной командировке за границу. Следователь, занимавшейся делом автора мемуаров выяснил, что в те годы нелегальную газету Искра издавал в Швейцарии Г.В. Плеханов. Долгое время следователем инкриминировалась нелегальная доставка в Россию запрещенной литературы. Практически вплоть до самого суда.

Просматривая СМИ в 2019 году читаю: В Москве в 9 часов вечера арестовали журналиста опозиционного издания и депутата одного из муниципальных собраний. Депутат подозревался по административному делу, связанному с нарушением порядка проведения митинга. Его отвели в машину в домашней одежде и тапочках. В квартире без присмотра остался двухлетний ребенок, дочь журналиста. Дома, в тот вечер, других взрослых не было.


Рецензии
Опасная профессия...

Олег Михайлишин   19.10.2020 09:02     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.