Турецкая ночь

Мы не спеша возвращались от рынка в отель по длинной мощёной улочке. Солнце уже садилось, погружая город в розоватую дымку. Свежий бриз, сладковатый запах олеандров... Мы были как в дурмане.

Муж обнимал меня за талию. Время от времени его рука сползала вниз, к ягодицам. Он слегка приподнимал подол сарафана, чтобы коснуться кожи. Меня это и волновало, и забавляло.


Мы заглянули в уличную палатку, вход которой был украшен тюлем с яркой вышивкой и бахромой. Разместились прямо на ковре, среди накиданных полукругом мягких квадратных подушек и валиков. Заказав лепёшку, стали наблюдать, как женщины, укрытые одеждой с головы до пят, раскатывали на больших круглых досках тесто. Было приятно находиться среди этой уютной экзотики. Я села, слегка подогнув ноги. Сарафанчик задрался неприлично высоко, я не стала поправлять, заметив на лице мужа игривую улыбку. Муж придвинулся, провёл ладонью по моей оголённой ноге, задержал руку на внутренней стороне бедра. Вроде бы ничего значительного, но я покрылась мурашками, всё внутри точно накалилось. И это было так странно, так ново.

Чуть позже мы решили не идти сразу в отель, а прогуляться до моря. На берегу из открытой веранды кафе ненавязчиво доносились арабские напевы. Луна освещала галечный пляж, в её рассеянном свете поблёскивали мокрые камешки. Мы разулись, оставили обувь у ближайшего шезлонга, попробовали ногами воду – она была тёплой.

Я стянула с себя сарафан, вслед последовало бельё. Через пару минут мы уже обнимались голые в воде. Море волнами ласкало наши тела. А мы едва не впивались друг в друга губами, целовались ненасытно, взахлёб, притяжение было таким бешеным, прям до дрожи.

Я не могла поверить, что это не сон. Разве может после десяти лет брака вот так в одночасье вспыхнуть страсть? Да и к кому? К человеку, которого месяц назад готова была огреть сковородкой за разбросанные по углам носки, за скрипучие дверцы шкафов и отвалившиеся плинтуса, вообще за неряшливость, лень и невнимание. Иной раз мне казалось, что мы живём в одном мире, но как бы находимся в разных плоскостях. Я постоянно стремилась к чему-то новому, большему, не хотела останавливаться на достигнутом, а муж довольствовался малым. У него была квартира, купленная до брака, машина, но в квартире давно требовался капитальный ремонт, а в машину опасно было садиться - на каждом ухабе она громыхала, как ящик с железяками.

Муж никогда не ездил со мной отдыхать. Может, ему было жалко денег, может, не хотел ничего замечать помимо того, к чему привык. Он так и говорил, чего я там не видел? А ведь я была бы рада любому отдыху с ним, хоть на горячем песке у моря, хоть у костра среди заснеженных скал.

Мне хотелось вырваться из нашего пыльного пустого города, который муж сам называл ямой, но он как гиря тянул меня вниз, обрубая все мои идеи на корню.

Уже поздно что-то менять, объяснял он.

Бессмысленно было доказывать, что в тридцать, сорок, даже в пятьдесят лет ещё можно что-то изменить. Жизнь прекрасна и удивительна, чтобы стоять на месте. Нужно воплощать мечты, наслаждаться каждым мгновением, потому что придёт возраст, когда останется время только на воспоминания. Но мне пришлось со многим смириться. Мы же семья! Интересы семьи выше личных интересов.

Те, кто видел нас вместе, удивлялись, что я – такая молодая, стройная и ухоженная, нашла в этом обрюзгшем и вечно ворчливом мужчине. А я уставала объяснять, что раньше он не был таким. Муж часто меня ревновал, при этом сам не оказывая мне никаких знаков внимания. Когда я встречалась с подругами, чтобы посидеть в кафе или потанцевать в клубе, куда он со мной не согласился бы пойти ни за какие коврижки, с его стороны обрушивался шквал упрёков.

– Ты взрослая замужняя женщина, у тебя есть дети, а тебе всё неймётся, – говорил он.

– А чем должна заниматься взрослая замужняя женщина? – отвечала я. – Бесконечно убирать разбросанные по квартире одежду, фантики и игрушки? Или лежать рядом с  тобой на диване, упулившись в телевизор? Может, ещё начать вязать и вышивать крестиком?

И дело не в том, что я отлынивала от каких-то домашних дел или что-то было зазорно, а в том, что для меня это было слишком однообразно и скучно. 


Муж не понимал меня, не разделял моих интересов. Он вообще, казалось, не замечал меня, как личность, как женщину, относился ко мне примерно, как к столу  или дивану, как к чему-то нужному, без чего не будет столь комфортно, но не более того.

Я подумывала о разводе, но что-то меня удерживало от этого шага. И это был не страх остаться одной с двумя детьми. Наоборот, я безумно хотела изменений, неважно каких, лишь бы они свершились. Наверное, удерживала любовь, самая что ни на есть глубокая. Но тогда я её не ощущала. Казалось, что своими действиями, вернее, больше бездействиями муж затушил во мне последнюю искру. В какой-то момент закралась мысль об измене, тем более что соблазн был велик - ко мне часто подкатывали мужчины. Я стала флиртовать, прямо под боком у мужа вела переписку.

Меня бросало в крайности. Жизнь представлялась беспросветным туннелем, из которого невозможно было найти выхода.

Однажды подруга пригласила меня на день рождения. Я напилась в стельку и пришла домой чуть ли не под утро. Муж предложил развестись. В этот раз ты перегнула палку, сказал он. А мне это было и на руку. Даже испытала облегчение, как груз с плеч упал. Я деловито заговорила о последствиях нашего расставания.

- Как будем объяснять детям? Кто будет возить их в школу и садик, кто забирать, я одна не смогу везде успевать. Или нам придется всё менять? - спросила я.

- Если дети остаются с тобой, значит, это твои проблемы, - ответил он. - Тебе их и решать.

Боже, у меня, наверное, колоссальное терпение! Я глубоко вздохнула, стараясь обуздать злость и обиду.

- И сколько ты готов платить алиментов?

- Сколько суд постановит.

- А если он постановит в месяц по тысяче рублей на ребёнка, ты будешь давать только по тысяче? - уточнила я.

- Значит, по тысяче, - ответил он, не глядя мне в глаза.

Умом я понимала, что не должна позволять так с собой обращаться. Нужно было уйти. Я сказала, что теперь всё ясно, больше нет сомнений. Но на самом деле душа разрывалось на части. Я выждала пару часов, отвезла детей к бабушке и, переступив через свою гордость, снова подошла к мужу.

- Мне сейчас собирать вещи? - спросила я. - Или вначале нормально поговорим?



В тот же день мы помирились. Бурно, без всяких там нежностей. Мы чувствовали друг друга в каждом движении, вздохе. Впервые в постель мы легли не как супруги, а как любовники. 

Не помню, чтобы мы долго о чём-то договаривались, просто отношения перешли на другой уровень. Мы наконец-то поняли, что не можем жить друг без друга. Я была тоже хороша: на работу или встречу с подругами шла, как на праздник, продумывая до мелочей образ - одежду, причёску, макияж, обязательно надевала туфли на шпильках, а дома, перед мужем - в пижаме или халатике изо дня в день, будто он не заслуживал ничего иного. Муж пообещал если не измениться, то хотя бы стать чуточку сговорчивее, извинился за своё невнимание.

Невнимание?! В это невероятнее всего было поверить. Стоя по пояс в воде, я прижималась к своему мужчине, смотрела в его тёмные глаза, манящие и таинственные, как турецкая ночь, и у меня перехватывало дыхание. Нам столько всего ещё предстояло открыть друг в друге, а ведь я чуть было от этого не отказалась.


Рецензии
Замечательно! Чувственно, романтично. Хэппи-энд (в том смысле, что это еще не конец)))

http://www.youtube.com/watch?time_continue=290&v=LiD_X-jHAQs

Не знаю, почему))

Андрей Звягин   10.09.2019 19:28     Заявить о нарушении
Рада, Андрей, что понравилось! А с композицией ты прям угадал, мало того, что мне нравится Би2, так еще и очень соответствует настроению этой миниатюры))

Анна Орлянская   10.09.2019 20:24   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.