Мишка Шумов. Глава 1

Глава 1. Размышлизмы перед началом


Люди говорят: «Доброе начало полдела откачало».
Вот я и хочу начать рассказ о жизни простого смоленского мужика, родившегося за несколько месяцев до начала Великой Отечественной войны, и потому первые два с лишним года сво-ей жизни он провёл там в немецкой оккупации. Однако, судьбе было угодно, чтобы малец остался жив благодаря своей матушке и деду, благополучно вырос, окончил с медалью школу, и вот теперь стоит на распутье самостоятельной жизни. С этого момента я и начну своё задуманное повествование.

Доброе ведь начало, не правда ли! И пусть у моего читателя появится на лице доброжелательная улыбка, но  пробудится и интерес к судьбе этого парня – Мишки Шумова, вступающего в жизнь, полную тревог и сомнений. А у кого их не было в начале пути? Вряд ли найдётся такой. Ведь что сейчас для него главное – не ошибиться в выборе профессии, проявить смелость и решительность в своём шаге, воспользовавшись данным ему свыше разумом и силой воли в полной мере. В полной мере… А какая она, эта мера? У каждого она своя, как говорится, каждый свой крест себе выбирает по силам, чтоб не упасть в пути, неся его по жизни.

Но далеко не всё бывает в жизни гладко, часто человек на-столько зависим от складывающихся обстоятельств, что они несут против его воли совсем в другую сторону от намеченной цели, взлелеянной поселившейся в сердце мечтой.

На самом деле, чего человек хочет в своей предстоящей жизни? Твёрдо ли он знает, что нужно именно ему? Чем он при-зван заниматься, с кем, с какими попутчиками хотелось бы идти по данной ему жизни? Ничего пока неизвестно, туманны реальные перспективы и возможности, чистый лист жизни лежит пе-ред тобой, рисуй на нём всё, что только сможешь сфантазировать.

А если не умеешь рисовать, что тогда? А если твои мечты не соответствуют твоим способностям, возможностям, сможешь ли перешагнуть через них, отбросить неуёмность нереальных своих фантазий и, возможно, круто изменить маршрут?
А куда будешь деваться, если вдруг постигла неудача? В такие моменты главное – не упасть духом, не отчаяться, вспомнить о том, что «жизнь даётся человеку один раз…», как говорил стальной Николай Островский, держись за неё и борись. Да, надо крепко подумать, как будешь добывать хлеб свой насущный, какому учиться ремеслу. Что ты можешь в свои семнадцать лет? Вроде многим житейским ремёслам научил тебя отец, только как и где готов применить ты это умение? Повторять судьбу своего родителя не хотелось бы, у него ладони от плотницкого топора были твёрже подмётки солдатского сапога. Недаром же он говорил: «Учись, если не хочешь иметь такие же вот мозоли, как у меня», – и показывал сыну исковерканные войной и тяжёлым трудом свои заскорузлые мозолистые руки.

Нет, небесные силы всё-таки вмешиваются в человеческие судьбы. Вот и Мишке Шумову, моему герою, они нашептали: мол, нечего тебе выдумывать, действуй по пословице: «Батька рыболов, и сын в воду глядит». И стоит он теперь перед директором Московского механико-технологического политехникума Валентиной Николаевной Соколовой, подаёт ей свой «серебряный» аттестат и просит принять на учёбу, чтобы выучиться на краснодеревщика. Вот тебе твоя судьба: батя столярничал да плотничал, ну и сыну тоже, похоже, предназначено иметь дело с деревом, с этим теплым, знакомым с детства, материалом. Мишка утешал себя мыслью о том, что такое ремесло людям нужно будет всегда и семью мастерового человека оно обязательно прокормит. Ну и ладно, краснодеревщиком так краснодеревщиком. В институт мог бы с медалью без экзаменов поступить, да отменили такую халяву в том году, только в техникум оставили.
 
Недалеко от Донского монастыря в одном из корпусов Московского текстильного института обосновался текстильный техникум, в котором Московский Совнархоз открыл отделение столярно-мебельного производства: не хватало специалистов для новых строящихся мебельных предприятий. Правительство решало в то время проблему жилья в стране, и Хрущёв объявил долгожданную программу:  обеспечить народ, пусть и малогабаритным, но своим жильём, и таким образом покончить с коммуналками. Вся страна аплодировала такой программе. Естествен-но, для нового жилья нужна будет мебель, которой катастрофически не хватало, люди простаивали в очередях сутками за ка-кой-нибудь несчастной горкой или шифоньером.

На Большевистской улице, что рядом с Красной Пресней, техникум имел своё неплохое общежитие и там же во дворе – прекрасные учебные мастерские и лаборатории, в них было всё для получения настоящей мужской специальности: металлорежущие и деревообрабатывающие станки, сварочное оборудование, столярные верстаки.
Мишка посмотрел на всё это богатство, и ему как-то сразу понравилась и эта база, и прекрасное общежитие, и постепенно стала угасать досада на самого себя за то, что вот он, медалист, попал не совсем туда, куда хотел.

А заветной его мечтой была совсем другая цель – связать судьбу с театром, с изобразительным искусством, поскольку эту линию жизни прочерчивали ему учителя и наставники с давних пор, ещё класса с четвёртого, когда стали замечать у него такие способности. Не получилось по обстоятельствам, от него не за-висящим: батя скоропостижно умер полтора года назад, мать больная, трое младших братьев, их поднимать надо. Но, это теперь неважно, поскольку принято другое и окончательное решение. Только бы не сорваться и выдержать эти два с половиной года, думал он в тот момент, когда документы директриса поло-жила в конверт и сказала:

– Ну, что ж, Михаил, поздравляю, вы будете зачислены на третий курс нашего техникума. Поезжайте домой, отдыхайте, а в конце августа приезжайте, устраивайтесь в общежитии, вот вам адрес. У нас там очень хорошие условия, а что ещё важнее – хороший комендант Анна Авдеевна, она будет вам как мать родная.
– Спасибо, Валентина Николаевна. До свидания.
– Да, Михаил, тут вчера приходила ваша тётя Варвара, она рассказала мне вашу историю, о желании попасть в театральное училище. Так вот, у нас есть театральный кружок, руководит им бывшая актриса Эльвира Фёдоровна Подлазова, так что есть возможность реализовать у нас театральные способности.

Хоть какое-то утешение, думал Мишка, буду осваивать отцовскую профессию и, потерпев фиаско в театральном училище, художественную самодеятельность. Эх ты, провинциальный медалист! Так думалось ему в общем вагоне поезда на обратном пути домой.

Мать встретила его возле дома.
– Ну что у тебя там получилось, сынок, с учёбой? Взяли?
– Да, взяли, буду учиться столярному делу, как батя наш буду, только топором махать не придётся. – Объяснял Мишка матери ситуацию, подробно рассказав об условиях, в которых ему предстоит жить в Москве.
– Ну и ладно, сынок, раз взяли – учись, отец с дедом уж больно хотели, чтоб ты выучился на инженера.
– Инженером я всё равно буду, мам, только потом. Через два с половиной года пойду работать, ребята наши подрастут, а там видно будет, как поступить.


Продолжение следует


Рецензии
Приветствую, Михаил!

Начало пути... Редко у кого бывает понятным. Хорошо, когда есть мечта, пусть и временно не реализованная. Хуже, когда вообще никуда не хочется после школы, не тянет, не увлекает. Иной человек всю жизнь ищет себя...

Буду следить за судьбой Мишки Шумова.

С теплом,
Татьяна

Татьяна Снимщикова   06.09.2019 18:59     Заявить о нарушении
Спасибо, Татьяна, буду признателен за внимание.

Михаил Шариков   07.09.2019 11:28   Заявить о нарушении