Памяти Потупчик посвящается

               
     - Спи спокойно, дорогой Джавдет, - говорил, нечленораздельно разделяя согласные звуки речи русскоязычного шедевриста и личности - в целом - творческой, советский актер Кузнецов, закапывая лысую башку другого великого актера Спартака Мишулина саперной лопаткой, заслуженной и легендарной не рукой Хичкока, как вероятностно ожидают мои милые, как холерный вибрион, читатели, памятуя момент, после коего можно будет смеяться, а парой - тройкой раскроенных черепушек латышей и всяких нехороших грузин, надумавших усклизнуть из - под удушающей пяты Торгримура, тайно председателившего в Президиуме ЦК в конце восьмидесятых, в лихие годы девяностых и предательства элит, когда все пошло прахом и колбаса стала делаться из людей, на съемках отвратительной комедии из жизни борьбы с басмачеством, личным приказом Главнокомандующего ставшей любимым кино космонавтов, в чем нет ничего странного или необычного : Главковерх прекрасно знал материал, которым управлял, потому и приказывал, обосновывая словом  " велят " любить то и это, и еще вон то, и Лукашенку до кучи, и несменяемых ублюдков, и лютость ядерный зимы, и ультразвуковое оружие, продававшееся офертой самым глупым правителем страны еще до его конструирования и замысливания в мозгу генеральных конструкторов ведомства страха Рагозина, мультипликацией Левонтия Магницкого преодолевших агрессивные блоки жувачки с Микки Маусами, например.
    - Я Саид, - противоречил хрипящий под белым песком Мишулин, обманывая, конечно, актера Кузнецова. Не был он Саидом. Джавдетом, впрочем, тоже. Даже Спартаком Мишулиным он не был.
    В Совдепах очень процветал малопонятный иным расам обычай заменять свои не совсем русские отчества на более почвенные преном дю герр, многие заменяли и фамилии, выводя аллегорически из Равикокича через сурдоперевод Стафиллокока, переводя в обратку на более приемлемое великодержавношовинистскому уху Райкин или Фадеев, хотя все знают настояющую фамилию Райкина, а Фадеев был самым простым Вассерманом, прошедшим первичную санобработку в Институте красной профессуры под Минском, тоже на самом деле бывшем просто  " Менск ", что весьма не понравилось Машерову, автомобильному королю Полесья и Подляшья, лично уничтожившему сотню - другую соотечественников, за что благодарные потомки до сих пор проклинают Гитлера, одного из немногих, кого разрешили проклинать вышестоящие и знающие, как надо, и в процессе процветания не совсем внятных традиций Спартак Мишулин самообразовался из безымянного иешиботника Фандуклеевской гимназии славного града Киева, на радость мне, моральному уроду, доказавшему - таки по прошествии лет всю мерзоту фальшивых революций и тайных голосований, наглядно и во плоти демонстрируя всю нечеловеческую сущность усевшихся не в свои сани незадачливых потомков Симона Петлюры и атамана Козолупа, да святится имя его со всеми, мать вашу, РВСами и иной х...той, придуманной и воплощенной за цинковым занавесом бесконкурентной среды пожирания собственных ног.
     - И чо это за х...ня ?
     Необыкновенно серьезный голос, повлиявший на дальнейший съемочный процесс непосредственно, принадлежал присланному из Холливуда личным распоряжением Рузвельта и ГПТШО имени Линкольна народному артисту штата Миссури товарищу Аленделону, до того попивавшему двойной бурбон в кресле режиссера, на время уступленном самим, бля, Пырьевым, в рот его еть, как и всех гениев этой землицы.
    - Кино, Кокий Ротаныч, - ответил Пырьев заокеанскому гостю, прекрасно зная, что тот не рубит по - русски, не понимает ни слова, а переводчица, рябой вологжанской рожей высунувшаяся под локтем режиссера, переведет, как надо, точнее, как ей предварительно написали в ГПУ, провидчески прозревая весь спектр ожидавшихся вопросов и иногда даже - провокационных замечаний Аленделона.
    - Но ведь это же говно никто не станет смотреть, - недоумевал американец, ни хрена не понимая в местных аборигенах.
    Станет. Будут. И статистикой на сайтах приведут меня в предыстероидное состояние астероидного метеоризма, пучащего живот вместе с глазцами : оказывается, восемьдесят процентов скачиваний у моих соотечественников составляет не просто хорошее кино, а говносериалы и стремные ток - шоу. Вот тебе весь закон, все люди. И эти уроды еще пытаются читать мои сказочки. А такие, как Шарапова, еще пробовали и воплотить их. Что зря, вообще - то. Есть же более приличное чтиво, тот же Чехов или Генри Миллер. И я до сих пор не понимаю не только причин называния у флотских повара словом  " кок ", но и по - честному не одобряю очень пробующих читать все эти истории, изначально не предусматривающие читателей.


Рецензии