История Пруссии 1230 - 1945 1945 - 2019 History of

История Пруссии  (1230 - 1945) [1945-2019] History of Prussia



История Пруссии (1230 - 1945) [1945 -2019]


Содержание.

1. Предисловие
2. Тевтонский орден -170 тыс. кв. км. Прусской территории. Секуляризация Тевтонского ордена на территории Пруссии в 1525 году (1230-1440-1525).
2.1. Тевтонский орден -170 тыс. кв. км. Прусской территории (1230-1440).
2.2. Секуляризация Тевтонского ордена на территории Пруссии в 1525 году (1440-1525).
3. Личная уния Бранденбург – Пруссия (1619). Сложный суверенитет Прусского Герцогства (1525 – 1619).
3.1. От первого герцога Пруссии ко второму герцогу Пруссии (1568 -1569).
3.2. Бранденбург и Пруссия (1525 – 1619).
3.3. Польская королевская опёка над Прусским герцогством (1568-1569…).
3.4. Георг Фридрих приступает к управлению Пруссией (1577-1578).
3.5. Формирование личной унии Бранденбург – Пруссия (1594 – 1619). Иоахим III Фридрих (1546 - 1608), курфюрст Бранденбурга, регент Пруссии. Иоганн Сигизмунд (1572 - 1619), курфюрст Бранденбурга, регент, герцог Пруссии.
3.6. Личная уния Бранденбург – Пруссия успешно формирована (1619). Георг Вильгельм (1595 - 1640), курфюрст Бранденбурга, герцог Пруссии.
3.7. Сложный суверенитет Прусского герцогства (1619).
4. Полный суверенитет Прусского герцогства (1657).
4.1. Младший партнер. Деньги и армия.
4.2. Балтийское море, Ганза и Швеция.
4.3. Польско-шведские войны. Шведский потоп (1655-1660). Из младшего партнера в самостоятельные игроки. Полная независимость Прусского герцогства (1657).
4.3.1. Вассал Польши.
4.3.2. Самостоятельный игрок. События на Ледовитом и Тихом океанах, в Сибири. (… 1648…).
4.3.3. Вассал Швеции (1656)
4.3.4. Союзник Швеции - соучастник шведов в победе под Варшавой (1656).
4.3.5. Суверенное государство (по версии Швеции) (1656).
4.3.6. Суверенное государство (по версии Польши, Речи Посполитой) (1657).
4.3.7. Суверенное государство (по международной многосторонней версии) (1660).
4.4. Планы (не реализованные) возвращения Пруссии в состав Речи Посполитой (1675).
5. Курфюрст, суверенный герцог, король в Пруссии  (1660-1701).
5.1. Фридрих Вильгельм I Бранденбургский (1620 -1688). Великий курфюрст. «Работал больше своего секретаря».
5.1.1. Возрождение государства.
5.1.2. Новая армия Бранденбурга-Пруссии. Профессионализация армии. Кадеты. Офицерский корпус. Фельдмаршалы. Общее командование, общее снабжение. Генерал-квартирмейстерштаб.
5.1.2.1. Профессионализация армии.
5.1.2.2. Кадеты. Офицерский корпус.
5.1.2.3. Фельдмаршалы. Общее командование, общее снабжение. Генерал-квартирмейстерштаб.
5.1.2.4. Армия, политика, государство.
5.1.3. Победы над шведами. «Великий курфюрст».
5.1.3.1. Победа в битве при Фербеллине (1675).
5.1.3.2. Achtung – Panzer! (Великий ледяной манёвр) (1679).
5.1.4. Бранденбургский флот. Беньямин Рауле (1634-1707), сооснователь Бранденбургского флота.
5.1.4.1. Бранденбургский флот; колонии.
5.1.4.2. Беньямин Рауле - первый и единственный генеральный директор бранденбургского военно-морского флота.
5.1.4.2.1. Владелец каперского свидетельства. Корабельный директор.
5.1.4.2.2. Старший директор морских дел. Верфи. Строительство кораблей. Коммерческая и адмиралтейская коллегии.
5.1.4.2.3. Генеральный директор военно-морского флота Бранденбурга.
5.1.4.2.4. Инициатор создания колоний Бранденбурга. «Бранденбургско-Африканская компания».
5.1.4.2.5. Смена власти. Новая метла по-новому метёт.
5.1.4.2.6. Судьба проектов Беньямина Рауле.
5.1.5. Отказ от конкуренции с великими морскими державами. Планы создания лучшей армии в Европе.
5.2. Фридрих III (1657 - 1713), курфюрст Бранденбурга с 1688 года, он же - Фридрих I, первый король в Пруссии c 1701 года. «Сохранял мир на своих землях».
5.2.1. «Худой фриц».
5.2.2. Курфюрст. Семь Звезд семьи Данкельманов. Победа в наследственном споре.
5.2.3. Король в Пруссии.
5.2.4. Иоганн Казимир Кольбе фон Вартенберг (1643 – 1712), глава Кабинета Трех Графов. Исскусство ступать по скользкому паркету власти. Дизайнер свободного времени. Три «камер-мавра» и  два «камер-карлика».
5.2.4.1. Старт.
5.2.4.2. Карьера в Бранденбурге.
5.2.4.3. Рост доходов.
5.2.4.4. Женитьба.
5.2.4.5. Обретение влияния.
5.2.4.6. Принципы кадровой политики и придворной деятельности.
5.2.4.7. Богатство.
5.2.4.8. Падение.
5.2.4.9. Заслуга Ко;льбе фон Ва;ртенберга.
5.2.5. Борьба с коррупцией. Совершенствование государственного управления.
6. Коронация Фридриха I, первого Короля в Пруссии (1701).
6.1. Церемониальная природа Мира.
6.2. Внутренняя оппозиция.
6.3. Дипломатическая борьба за признание королевского статуса. Преодоление внутренней оппозиции.
6.4. Одобрение Императором Священной Римской империи будущего королевского статуса Фридриха III.
6.5. Торжественная коронация (1701).
6.6. Символы королевской власти.
6.7. Международное признание нового, королевского, статуса. Некоторые исторические последствия.
7. Пруссия сосредотачивается. Ждать, расширяться, усиливаться. (1713 – 1740).
7.1. Увеличение численности армии.
7.2. Расширение территории. Осторожная, почти миролюбивая внешняя политика.
7.3. Среднее по размерам государство, способное на формирование большой армии. Общая бюрократческая оптимизация. Фискальный аппарат. Офицерский корпус. Иммиграционное накачивание. Освобождение от колоний.
7.3.1. Не обманывать, а работать. «Контроль» и «экономия». Всяк свечок знай свой шесток.
7.3.2. Аппарат для доходов.
7.3.3. Офицерский дворянский корпус.
7.3.4. Поощрение иммиграции.
7.3.5. Колониальные амбиции – это химера.
7.4. Обязательное образование.
7.5. Король Фридрих Вильгельм I. Выращивал овощи для королевской кухни. Потсдамские Гиганты. Табачные коллегии. Гундлинг. Способность к самооценке.
7.5.1. Овощи для королевской кухни
7.5.2. Потсдамские Гиганты.
7.5.3. Табачные коллегии. Гундлинг.
7.5.4. Способность к самооценке.
8. «Прусские добродетели».
9. Силезия. Первый раздел Речи Посполитой. Пруссия – Великая европейская держава. (1740 — 1786).
9.1. «Мягкая сила» и армия.
9.1.1. Наш бренд – «Вольтер». Король-философ. Король-музыкант. Король-писатель. Просвещение, терпимость, законность, равноправие, культура.
9.1.1.1. С Вольтером на дружеской ноге
9.1.1.2. Король-музыкант
9.1.1.3. Король – писатель
9.1.1.4. Просвещение, терпимость, законность, равноправие, культура, кодификация законов, совершенстовование судопроизводства
9.1.2. Невоенные (дипломатические и другие) методы влияния. Величественная кадриль и дипломатическая революция. Чудо Бранденбургского дома. Способность ловить внешнеполитический ветер в политические паруса.
9.1.3. Армия.
9.1.3.1. Усиление армии.
9.1.3.2. Фридрих Великий, полководец и военный теоретик.
9.1.3.3. Тактическое построение косым боевым порядком.
9.1.3.4. Реорганизация кавалерии.
9.1.3.5. Пруссия становится эталоном.
9.1.4. Внешнеполитические векторы. Прусско-австрийский дуализм.
9.2. Король Пруссии.
10. Прусско-российская (-австрийская...) кадриль (1786-1861). Завершить раздел Польши (Речи Посполитой) (1793, 1795), выжить в эпоху Наполеона (1793 - 1815), защититься от революционных тенденций (1830-1848-...). Королевско-офицерский дуализм (1807-1862-...).
10.1. Завершение раздела Речи Посполитой (1793, 1795). Последствия для России и для Пруссии.
10.2. Фридрих Вильгельм  II (1744—97) — прусский король 1786—97.
10.3. Эпоха Наполеона.
10.3.1. Разгром Пруссии. Сохранение Пруссии как государства благодаря России.
10.3.2. Участие Пруссии в нашествии Наполеона на Россию.
10.3.3.Борьба Пруссии против Наполеона после 1812 года.
10.3.4. Фридрих Вильгельм III (1770—1840) — прусский король 1797—1840.
10.3.5. Королевско-офицерский дуализм. От Генерального штаба к верховному командованию. От Верховного командования к военной диктатуре. От военной диктатуры к параллельному государству. От параллельного государства к Третьему рейху.
10.3.6. Венский конгресс 1814-1815 годов. Секретный договор Австрии, Великобритании и Франции против России и Пруссии.
10.4. Священный союз (1815-1830…) и его непростая судьба.
10.5. Фридрих Вильгельм IV (1795—1861) — прусский король с 1840 (- 1857, 1858, 1861).
10.6.1. Брат мой ... (Брат 1, Брат 2 ...). Прусская роль в провокации Крымской войны (1853-1856).
10.6.2. Пруссия и проигрыш Россией Крымской войны. (1855).
10.7. Экономический рост в середине 19 века. Потребность в политическом объединении Германии. Железнодорожна революция. Политическая революция. Конституция. Назначение Вильгельмом I Отто фон Бисмарка министром-председателем правительства Пруссии.
10.7.1. Экономический рост в середине 19 века. Потребность в политическом объединении Германии.
10.7.2. Железнодорожна революция 1840-х годов.
10.7.3. Политическая революция 1848 года. Конституция (1848).
10.7.4. Назначение Вильгельмом I Отто фон Бисмарка министром-председателем правительства Пруссии (1862).
11. Эпоха Бисмарка в Пруссии и объединенной Германии (1861 - 1890).
11.1. Историческая альтернатива.
11.2. Волк всегда забирает из стада лучших овечек.
11.3. Великие вопросы времени (1861 - 1866).
11.3.1. Вопросы поставлены публично и принципиально (1862).
11.3.2. Подготовка войны с Австрией.
11.3.3. Война с Австрией (Австро-прусско-итальянская война) (1866).
11.3.4. Франко-прусская война 1870-1871 годов.
11.3.5. Династия Гогенцоллернов.
11.4. Послевоенная политика (1871-1890). Оборонительный союз Германии и Австрии против России (1879).
11.5. Альбрехт фон Роон, Гельмут фон Мольтке, Альфред фон Шлиффен. Военное министерство, генеральный штаб, военный менеджмент. Военные планы и их результаты.
11.6. Рудольф Вирхов, Генрих Шлиман. Дар немецкому народу (1881).
12. Адмирал Атлантического океана шлет привет Адмиралу Тихого океана (1890-1914).
12.1. Кадровые изменения.
12.2. Мощное экономическое развитие.
12.3. Новый внешнеполитический курс.
12.4. План Шлиффена, Мольтке Младший.
12.5. Колонии.
12.6. Действия Вильгельма II и Русско-японская война 1904-1905 годов. Бьёркский договор от 11(24) июля 1905 года.
12.6.1. Многозначительный сигнал к действию (1902).
12.6.2. Российская и германская политика перед Русско-японской войной 1904-1905 годов.
12.6.3. Бьёркский договор от 11(24) июля 1905 года. «Не сообразил сути дела, в тумане напущенном Вильгельмом» (?)
13. Две мировые войны и решение о ликвидации Прусского государства (1914 – 1945). … 1947 год.
13.1. Свободное государство Пруссия в Веймарской республике (1918-1933)
13.2. Пруссия в период третьего рейха (1933 -1945). … 1947 год.
14. Послевоенная эпоха (1945 - 2019).
14.1. Калининградская область и г. Калиниград  (1945 - 1953)
14.2. Калининградская область и г. Калиниград  (1953 - 1978)
14.3. Калининградская область (… 2019…).
14.4. Территории Пруссии, включенные в состав Германии.
14.5. Территории Пруссии, включённые в состав Польши.


1. Предисловие

В основу данной работы легли следующие произведения автора:

(i) Секуляризация Тевтонского ордена на территории Пруссии в 1525 году.  Историческое эссе.
(ii) Личная уния Бранденбург – Пруссия (1619). Сложный суверенитет Прусского Герцогства. Исторический очерк.
(iii) Полный суверенитет Прусского герцогства (1657). Исторический очерк.
(iiii) Курфюрст, суверенный герцог, король в Пруссии  (1660-1701). Исторический очерк.
(iiiii) Коронация Фридриха I, первого Короля в Пруссии (1701). Исторический очерк.

Википедия (в какой-то степени, другие энциклопедии) является  источником значительной части текста.

О творческом вкладе автора:

А) Общий замысел, концепция, названия, исторический контекст, логика изложения,

Б) Структура,

В) Комплекс логических, смысловых акцентов и связей,

Г) Гипотезы, версии, постановки и формулировки вопросов, комментарии,

Д) Обработка (редакционная и литературная) текста – в ряде случаев,

Е) Отдельные исправления перевода с целью улучшения его результатов.


2. Тевтонский орден - 170 тыс. кв. км. Прусской территории. Секуляризация Тевтонского ордена на территории Пруссии в 1525 году (1230 - 1440 - 1525).


2.1. Тевтонский орден - 170 тыс. кв. км. Прусской территории (1230-1440).

В начале 13 в. монах Христиан из монастыря Оливы своей миссионерской деятельностью предварил военные походы крестоносцев, рыцарей из ордена Добринских братьев и Тевтонского ордена.

После 53-летней (1230—83) борьбы сопротивление пруссов было сломлено.

В 14 в. Тевтонский орден достиг своего наивысшего расцвета. В 1310 он присоединил к своим владениям Данциг и Восточную Померанию (Померелию), а в 1346 — Эстляндию, в 1398 — остров Готланд и в 1402 — Новую Марку.

Владения ордена составляли 170 тыс. кв. км.

К концу 14 в. Орден потерял свое прежнее военное значение. Крупные торговые операции продуктами сельского хозяйства обогащали правящую знать, но большинство феодалов и горожан находили излишней его дорого стоившую военную организацию.

В 1410 под под Грюнвальдом (Танненбергом) объединенные силы Литовско-Русского государства и Польши нанесли ордену настолько серьезное поражение, что его распад оказался неизбежным.

Созданный  в 1440 «Прусский союз» дворян и горожан (Прусская Конфедерация) отказался повиноваться Великому Магистру Ордена и обратился за помощью к польскому королю.

Во время 13-летней «войны западно-прусских городов» против ордена (1454—66) Польша за 436 тыс. гульденов купила Мариенбург, резиденцию великого магистра (1456), а по мирному договору 1466 завладела всей Западной Пруссией, получившей название Королевской Пруссии.

Восточная Пруссия с 1466 по 1660 находилась в ленной зависимости от польских королей.

Члены ордена искали поддержку у крупных феодалов в Германии и в этих целях в 1498 избрали великим магистром герцога Фридриха Саксонского, а в 1511—маркграфа Альбрехта Бранденбургского. Последний присоединился к реформации (1523) и, по Краковскому договору 1525, объявил себя герцогом Пруссии.

Превращение Пруссии в светское государство не уничтожило ее лонную зависимость от Польши, но воцарение Гогенцоллернов создало формальные предпосылки к политическому сближению с Бранденбургом.


2.2. Секуляризация Тевтонского ордена на территории Пруссии в 1525 году (1440-1525).

К 1525 году Тевтонский орден на территории Пруссии находился в сложной исторической ситуации.

С одной стороны, был накоплен колоссальный исторический багаж - коллективный и индивидуальный.

Орден в целом отличало умение воевать, умение побеждать, умение восстанавливаться после поражений, умение конвертировать победы в полезные результаты, умение создавать государство и организовывать жизнь в созданном государстве.

Отдельных членов Ордена отличала дисциплинированность, храбрость, настойчивость, умение действовать организованно, относительно высокий интеллектуальный уровень.

Существовали традиции, был накоплен опыт взаимодействия с местным населением.

На территории Ордена действовали города, входившие в Ганзейский союз. Пруссия была подключена к торговой сети, охватывающей Северное и Балтийское моря.

С другой стороны, Орден утрачивал историческую привлекательность, территории,  и суверенитет.

По ряду причин в 1312 году произошла известные события с Орденом Тамплиеров (этот Орден был упразднен).

Прусский союз (Прусская конфедерация) — организация немецких городов и духовенства, созданная в 1440 году для организации противодействия в союзе с поляками Тевтонскому ордену, подняла восстание против Тевтонского Ордена в феврале 1454 года.

После Тринадцатилетней войны Тевтонский орден был разгромлен. Согласно условиям  Второго Торуньского мира (1466)  Пруссия была разделена на восточную и западную часть. Часть территории стала провинцией Польши, другая часть находилась под властью Тевтонского ордена, однако сам Орден стал вассалом Польши.

Создание Прусской конфедерации (1440), восстание Конфедерации против Ордена (1454), вхождение основных ганзейских (прусских) городов в состав Королевства Польского как часть "Королевской Пруссии" - всё это позволяет обоснованно предполагать большую привлекательность Речи Посполитой по сравнению с Орденом.

В 1454 году, в год брака Елизаветы Австрийской с ягеллонским королем, города Прусской Конфедерации восстали против господства Тевтонского ордена и обратились за помощью к Королю Польши Казимиру IV. Гданьск (Данциг), Торн и Эльбинг стали частью Королевства Польского (с 1466 по 1569 годы именуемого Королевской Пруссией, регион Польши) во времена Второго Торуньского мира (1466). В свою очередь, Польша в значительной степени поддерживалась Священной Римской империей через семейные связи и военную помощь под руководством Габсбургов.

(Отсутствие таможенных границ на реке Висле после 1466 года помогло постепенно увеличить польский экспорт зерна, транспортируемого морем (вниз по Висле), с 9 100 тонн в год, в конце 15-го века, до более чем 180000 т в 17 веке. Морская торговля зерном (с доминированием Ганзы) сделала Польшу одним из основных районов деятельности Ганзы, помогая Данцигу стать крупнейшим городом Ганзы).

Речь Посполитая была государством христианским. В Польше доминировала католическая религия.

В 1515 году император Священной Римской империи Максимилиан I заключил брачный союз с Сигизмундом I из Польши-Литвы.

Ослабевала внешнеполитическая поддержка Тевтонского Ордена со стороны Папского Престола и со стороны Священной Римской империи.

Утрата привлекательности, утрата территории и суверенитета, ослабление внешнеполитической поддержки Тевтонского Ордена со стороны Папского Престола и со стороны Священной Римской империи, утрата исторических перспектив...

Были ли реальными такие перспективы, как  упразднение Ордена по "модели тамплиеров" и ассимиляция населения Ордена в Речи Посполитой?

Согласно Краковскому миру (1525) Альбрехт, последний великий магистр Тевтонского ордена и первый герцог Пруссии,  преобразовал Пруссию, территорию под властью Тевтонского ордена,  в герцогство, подвластное Польше.

Важнейшие последствия таких преобразований - своеобразная легализация Пруссии как стандартного европейского (секулярного, то есть светского) государства, закрепление принципа перехода власти по наследству (в семействе Альбрехта). Затем в Пруссии без труда была введена реформация (лютеранство).

Важнейшее значение имели советы грамотных "консультантов" с широким мировоззрением - Мартина Лютера и Меланхтона.

Еще одно важнейшее следствие создания герцогства - тевтонские рыцари, жившие на территории Пруссии, получили возможность стать прусским дворянством.

Сам Тевтонский орден не был упразднен. Столица ордена была перенесена в город Бад-Мергентхайм, расположенный под Вюрцбургом.

На месте одной организации - Тевтонского ордена - возникли две. Из Ордена "выделилось" Прусское герцогство.

Интересный пример внешнеполитической предусмотрительности, внешнеполитической игры на опережение, и формирования потенциала повышенной выживаемости.

В какой-то мере аналогом является существование двух Китаев - материкового и островного (Тайваня). Если возникнет еще и третий Китай ("европейский") - самостоятельный Гонконг, - то это будет новым примером формирования потенциала повышенной выживаемости.

Идеи реформации и секуляризации нейтрализовали риск принудительного упразднения власти Ордена на территории (восточной) Пруссии, открыли для многих рыцарей Тевтонского ордена новую историческую перспективу.

Однако оставались риски поглощения Прусского герцогства Речью Посполитой. Эти риски Герцогство сумело нейтрализовать на новых исторических этапах ...


3. Личная уния Бранденбург – Пруссия (1619). Сложный суверенитет Прусского Герцогства (1525 – 1619)


3.1. От первого герцога Пруссии ко второму герцогу Пруссии (1568 -1569)

Одним из важных исторических пунктов является формирование «сложного суверенитета» Прусского герцогства (1578 -1618).

Первый герцог Пруссии появился в 1525 году – одновременно с появлением светского государства Герцогство Пруссия.

Первый герцог «новой» светской Пруссии (Альбрехт Бранденбург-Ансбахский) скончался 20 марта 1568 года – за год до создания Речи Посполитой (1 июля 1569 года).

19 июля 1569 года его сын, Альберт Фредерик (29 апреля 1553 – 27 августа 1618), стал герцогом Пруссии.


3.2. Бранденбург и Пруссия (1525 – 1619)

Первый герцог Пруссии был связан с Бранденбургом. Его отцом был Фридрих I Гогенцоллерн, маркграф Бранденбург-Ансбаха. Его мать София Ягеллонка была дочерью польского короля Казимира IV Ягеллона.

В период перехода власти в Прусском герцогстве в Бранденбурге правил Иоахим II Гектор (13 января 1505, Кёльн — 3 января 1571), женившийся 1535 году на Ядвиге Ягеллонке (1513—1573), дочери польского короля Сигизмунда I.

Существует мнение, что бранденбургский курфюрст Иоахим II Гектор через своего родственника польского короля Сигизмунда II Августа (являвшегося сыном Сигизмунда I) приобрел права на Прусское герцогство. Насколько истинно это это мнение - сказать трудно. Возможно, имели место какие-то договоренности. Возможно, никаких обязывающих договоренностей между Иоахимом II и Сигизмундом II Августом не было.

Второму прусскому герцогу в момент смерти его отца (и матери) было 14 лет.

Была назначена опека. Возможно, либо сам факт назначения опеки, либо какие-то особые условия опеки послужили основанием для версии о наличии договоренностей между Иоахимом II и Сигизмундом II Августом по поводу (частичного) перехода власти к правителям Бранденбурга. (Это лишь предположение).


3.3. Польская королевская опёка над Прусским герцогством (1568-1569…)

Установление опёки – не самый удачный вариант начала правления.

Существует версия, что опёка осуществлялась в форме «тирании», сопровождалась лишениями для молодого герцога, и что опека довела его до депрессии и до последующего психического расстройства.

Альберт Фредерик, второй герцог Пруссии, женился в 1573 году на Марии Элеоноре Юлих-Клеве-Бергской, дочери герцога Вильгельма Богатого.

В 1572 году Альберт Фредерик, согласно доминирующей версии, начал проявлять признаки психического расстройства.

Было ли две опеки? Или опека в связи с юным возрастом плавно перешла в опеку в связи с психическим расстройством?

Конкретная дата отмены «первой» опеки (в связи с юным возрастом) в общедоступных источниках не называется.


3.4. Георг Фридрих приступает к управлению Пруссией (1577-1578)

В 1577 году, когда (второй) прусский герцог Альбрехт Фридрих все больше впадал в депрессию, Георг Фридрих (маркграф Бранденбург-Ансбаха) (1539 — 1603), как его ближайший родственник (двоюродный брат), взял на себя опекунство, хотя прусские сословия протестовали против этого.

В 1578 году статус Георга Фридриха, как управляющего Прусским герцогством, был санкционирован  польским королем Стефаном Баторием.

В 1578 году шла Ливонская война (1558—1583). Её участниками  были Ливонская конфедерация, Русское царство, Великое княжество Литовское (с 1569 года — Речь Посполитая), Шведское и Датское королевства. Возможно, Стефану Баторию нужны были и деньги, и союзники. Можно предполагать, что возложение на Георга Фридриха обязанностей управляющего Прусским герцогством позволило в какой-то мере решить вопрос недостатка денег и приобретения союзников.

Люди не вечны. Не вечен был и Георг Фридрих, управляющий Прусским герцогством (опекун второго прусского герцога).

Предусмотрительность была не лишней.

Сын Бранденбургского курфюрста (Иоахима Фридриха) Иоганн Сигизмунд в 1594 году женился на Анне, старшей (первой) дочери («слабоумного») герцога Пруссии Альбрехта Фридриха.

И первый управляющий Георг Фридрих, и Бранденбургский курфюрст (Иоахим Фридрих), и сын курфюрста (Иоганн Сигизмунд), и внук курфюрста (Георг Вильгельм) были представителями дома Гогенцоллернов. Если учесть, что последний великий магистр Тевтонского ордена и первый герцог Пруссии также являлся представителем дома Гогенцоллернов, то стремление сохранить власть над Пруссией было объяснимым.


3.5. Формирование личной унии Бранденбург – Пруссия (1594 – 1619). Иоахим III Фридрих (1546 - 1608), курфюрст Бранденбурга, регент Пруссии. Иоганн Сигизмунд (1572 - 1619), курфюрст Бранденбурга, регент, герцог Пруссии.

Примерно через девять лет после совершения брака между Иоганном Сигизмундом и Анной Прусской, 25 апреля 1603, Георг Фридрих, (первый) управляющий Прусским герцогством, ушел в мир иной.

Всё более тесный «союз» Бранденбурга и Пруссии требовал обновления.

2 ноября 1603 года в Берлине Элеонора, четвертая дочь («душевнобольного») второго герцога Пруссии, вышла замуж за курфюрста Бранденбурга Иоахима Фридриха, став его второй супругой (первая к этому времени умерла).

Политическая воля потребовала от отца (бранденбургского курфюрста) и от его сына жениться на сестрах – дочерях второго «душевнобольного» Прусского герцога (соответственно на четвёртой и первой дочерях).

Польский король Сигизмунд III Ваза назначил Иоахима Фридриха (курфюрста) регентом в 1605 году и разрешил его сыну, Иоганну Сигизмунду, стать его преемником в 1611 году.

Можно предположить, что Сигизмунд III Ваза  положительно воспринял обязательство Иоганна Сигизмунда Гогенцоллерна (в 1609 году) вносить в польскую королевскую казну ежегодно по 30 000 гульденов.

В 1611 году Иоганну Сигизмунду была выдана грамота на право управления и на наследственную власть в прусском герцогстве.

Переход курфюрста Иоганна III Сигизмунда из лютеранства в кальвинизм 25 декабря 1613 вызвал религиозные волнения внутри маркграфства. После этого последовала череда внутренних конфликтов между сторонниками и противниками смены религии, что повлекло собой ослабление Бранденбурга


3.6. Личная уния Бранденбург – Пруссия успешно формирована (1619). Георг Вильгельм (1595 - 1640), курфюрст Бранденбурга, герцог Пруссии

От Иоганна Сигизмунда и Анны Прусской, которые поженились в 1594 году, родился Георг Вильгельм (1595 - 1640).

28 августа 1618 года умер второй («душевнобольной») герцог Пруссии. Наследников по мужской линии он не оставил. Возможно, положения Краковского договора (1525) позволяли настаивать на переходе всей восточной Пруссии под полный суверенитет Польского королевства.

Обретение власти – это зачастую долгая история. В случае Пруссии в этом процессе участвовали, кроме Георга Фридриха (первого управляющего Пруссией), отец, сын, внук.

Георг Вильгельм (внук) стал законным герцогом Пруссии в 1619 году со всем объемом наследственных прав. Он заплатил феодальную дань лично к королю Польши, Сигизмунду III, в сентябре 1621 года в Варшаве. (На «Востоке», дань, возможно, дело привычное, обычное… На «Западе» дань кому-то могла и надоесть…).


3.7. Сложный суверенитет Прусского герцогства (1619)

Одновременно Георг Вильгельм был маркграфом и курфюрстом Бранденбурга (суверенного государственного образования).

Герцогство Пруссия в результате личной унии Бранденбург – Пруссия перешло в состояние «сложного суверенитета». Де факто было создано Бранденбургско-прусское государство со столицей в Берлине. В этом объединенном государстве Бранденбург обладал полным суверенитетом, а Прусское герцогство – частичным (Пруссия по-прежнему являлась вассалом Речи Посполитой).

Полный суверенитет Прусское герцогство обрело на очередном историческом этапе…

(В 1636 (1638) году отрядом казачьего атамана Ивана Юрьевича Москвитина было основано первое русское поселение на побережье Тихого океана)…


4. Полный суверенитет Прусского герцогства (1657)


4.1. Младший партнер. Деньги и армия

При создании светского государства из структур Тевтонского ордена на территории Пруссии, новое государство (герцогство Пруссия) обрело (сохранило) права на самоуправление, на обладание собственной армией, чеканку своей монеты, на значительную автономию во внешних делах.

Речь Посполитая испытывала внешнеполитическое давление со стороны Османской империи, России, Швеции.

В отношениях и в противоборстве с этими державами Речь Посполитая старалась действовать в составе разного рода внешнеполитических европейских коалиций.

Герцогство Пруссия, используя такие рычаги, как финансы и армия, выстраивала позицию младшего партнера.

Внешнеполитическая игра Прусского герцогства облегчалась созданием де-факто государства Бранденбург – Пруссия (на основе личной унии) (1619).

Если герцогство Пруссия находилось под относительным внешнеполитическим и административным контролем Речи Посполитой, то Бранденбург был авторитетным самостоятельным европейским государством, обладавшим свободой внешнеполитического манёвра.

Пруссия (государство Бранденбург – Пруссия) старается создать устойчивые отношения с европейскими державами.


4.2. Балтийское море, Ганза и Швеция

Балтийская торговля, балтийский рынок были финансово интересным экономическим объектом.

Для осуществления балтийской торговли был создан Ганзейский союз – организация относительно свободных купеческих городов.

Обретение политического контроля над балтийской торговлей сулило большие финансовые выгоды. Значительные потоки товаров двигались по маршруту «Персия – Волга – Новгород (Балтийское побережье)»…

В 1611 году – примерно в тот же период, когда де-факто начало свой исторический путь государство Бранденбург-Пруссия – на шведский престол взошел Густав Адольф.

1611 год считается началом периода существования шведской Империи. Завершающим годом этой империи признается 1721 год (окончание Северной войны).

Швеция сделала попытку стать региональной сверхдержавой и поставить под свой политический контроль балтийскую торговлю. В период своего существования (1611 - 1721) Шведская империя  осуществляла контроль над территорией большей части Балтийского региона.

Победы Швеции были невозможны без союза с Францией. Население Швеции было, в целом, бедным и относительно малочисленным.

Шведский народ опасался, что внешнее, искусственное величие их страны может быть приобретено за счет потери их гражданских и политических свобод.


4.3. Польско-шведские войны. Шведский потоп (1655-1660). Из младшего партнера в самостоятельные игроки. Полная независимость Прусского герцогства (1657)


4.3.1. Вассал Польши

Одним из этапов борьбы Швеции за контроль над балтийской торговлей стал так называемый Шведский потоп – оккупация огромных территорий Речи Посполитой шведскими войсками.

В Речи Посполитой было почти 10 миллионов жителей, почти в 10 раз больше, чем 1 миллион в Швеции.

Шведская армия была высоко подготовленной и мотивированной.

Швеция смогла набрать большую армию намного быстрее, чем Речь Посполита, благодаря централизованному правительству и обязательному призыву свободных крестьян.

Шведские войска получили численное превосходство 3: 1.

Децентрализованная финансовая система Речи Посполитой (все налоги должны были согласовываться всей знатью Сейма и региональных сеймиков) означала, что казначейство Речи Посполитой почти всегда было пустым. Этот недостаток преследовал Речи Посполитую  на протяжении веков.

В 1605 году шведы потратили большие суммы денег, чтобы призвать огромную новую армию.

Русский царь Борис Годунов оказал шведам большую финансовую помощь. Шведы смогли нанять большое количество наемников, а также нанять многих осадных инженеров со всей Европы.

Неоплачиваемая годами армия полководца Речи Посполитой Ходкевича в конце концов бросила его в массовом порядке, чтобы разграбить имения своих политических противников, оставив гетману вести войну как можно лучше с кучкой наемников.

В 1625 году к концу года шведы быстро заняли всю Ливонию и Курляндию.

В мае 1626 года шведский король Густав Адольф начал удивительное вторжение в Пруссию. Высадка Густава в Герцогской Пруссии около Пиллау с более чем 8 000 солдат стала неожиданностью для Речи Посполитой, и, несмотря на его относительно небольшие силы, Густав Адольф, действуя при поддержке курфюрста Бранденбурга, быстро захватил все прибрежные города, за исключением крупнейшего приза: города Гданьска (Данцига).

Речь Посполита не получила поддержки от своего вассала, герцога Пруссии.

Около деревни Гнев в бою (22–30 сентября 1626 г.) Густав разбил польскую армию во главе с королем Сигизмундом. Сигизмунд отступил и вызвал подкрепление из других частей страны.

В 1628 году польские войска, испытывая недостаток финансирования, были вынуждены прекратить свое наступление и перейти к обороне.

Войска Речи Посполитой были выведены из многих стратегических польских опорных пунктов в Пруссии.

Альтмаркское перемирие между Швецией и Речью Посполитой 26 сентября 1629 года было заключено в пользу шведских войск. Польша уступила большую часть Ливонии с важным портом Рига.

Шведы также получили право облагать налогом польскую торговлю, перемещаемую через Балтийское море (3,5% от стоимости товаров), сохраняя контроль над многими городами в Королевской Пруссии (включая Балтийск (Пиллау, Пилава), Мемель и Эльблонг (Эльбинг)).

Швеция стала общепризнанным доминирующей силой на южном побережье Балтийского моря.

Прусское герцогство было компенсировано за свои потери (оккупация некоторых городов шведами) Речью Посполитой, с временным (до 1634 года) переходом ряда городов в пользу герцогства.

В результате шведы контролировали почти все балтийские порты, за исключением Данцига, Пуцка, Кенигсберга (Кролевец) и Лиепаи (Либау, Либава).

Швеция приблизилась к достижению цели - сделать Балтийское море «внутренним озером Швеции».

Швеция использовала свои призы и деньги в качестве отправной точки при вступлении в Тридцатилетнюю войну и начала вторжение в северную Германию.

Альтмаркское перемирие (1629) будет пересмотрено в пользу Речи Посполитой в 1635 году (Штумсдорфское перемирие), когда Швеция, ослабленная своими потерями в Тридцатилетней войне, отступит из некоторых портов Балтики и прекратит взимать налог в размере 3,5%.

Военные действия Швеции против Речи Посполитой продолжались.

Тридцатилетняя война (23 мая 1618 — 24 октября 1648), которая пришлась на время правления курфюрста Георга Вильгельма, закончилась для маркграфства Бранденбург капитуляцией перед католическими войсками, экономическим упадком, эпидемиями и сокращением населения.


4.3.2. Самостоятельный игрок. События на Ледовитом и Тихом океанах, в Сибири. (… 1648…)

В 1637 году скончался бездетный герцог Померании — Богуслав XIV. Поскольку прямые наследники трона отсутствовали, его владения разделили между собой курфюрст Бранденбурга Георг Вильгельм (имевший непосредственные права на земли Померании согласно договору между двумя династиями от 1464 года) и шведский король — Густав II Адольф (женой которого была родная сестра Георга Вильгельма — Мария Элеонора Бранденбургская). Более того, жена Богуслава XIV Елизавета Шлезвиг-Гольштейн-Зондербургская приходилась родственницей королю Швеции.

Принуждённый заключить с Швецией союз в 1631 году бранденбургский курфюрст проявил пассивность в своих действиях и всячески старался уклониться от помощи шведскому королю. Более того, в 1635 году Георг Вильгельм заключил с императором Священной Римской империи мирное соглашение (Пражский мир). После этого события разгневанные шведы принялись опустошать земли Герцогства Померания. Вопрос о границе между Бранденбургом-Пруссией и Швецией в Померании не был решен.

1 декабря 1640 года Георг Вильгельм Бранденбургский скончался, что означало приход к власти его сына  Фридриха Вильгельма Бранденбургского («великого курфюрста»).

При этом, по Вестфальскому миру (1648) между Швецией и Бранденбургом разделялись земли Померании. Однако в документе отсутствовало чёткое указание линии разграничения, что привело к длительному конфликту между ними, который частично был разрешён в рамках Штеттинского договора 1653 года. (Несмотря на это, напряженность в отношениях между Швецией и Бранденбургом сохранялась, что, в конце концов, привело к тому, что Фридрих Вильгельм I открыто выступил против шведов в рамках Датско-шведской войны 1675—1679 года).

Около 20 сентября 1648 года Семён Дежнёв и его спутники увидели тёмный и грозный «Большой Каменный Нос», окаймлённый полосой пенных бурунов (ныне мыс Дежнёва). Мимо Носа прошли лишь три судна: два коча Дежнёва и Попова и один — Герасима Анкудинова.

Тем самым было доказано, что между Азией и Северной Америкой есть разделение (пролив).

Однако это историческое открытие ещё долгое время оставалось неизвестным, так как все документы о походе хранились в Якутском остроге.

Фактически в 1728 году Витус Беринг открыл этот пролив, названный его именем, во второй раз (спустя 80 лет).

В 1659 году Дежнев передал свои полномочия первооткрывателю озера Байкал Курбату Иванову.

В 1649 году Ерофей Павлович Хабаров с отрядом в 70 человек отправился из Якутского острога вверх по Лене и Олёкме и далее по Амуру, от впадения в него реки Урки до даурского городка Албазино. Весной 1650 года Хабаров вернулся в Якутск с отчётом и за подмогой. Осенью 1650 года, взяв Албазино, продолжил сплав по Амуру. 

Результатом этого похода является принятие коренным приамурским населением русского подданства.

В этом походе Хабаров составил «Чертёж реке Амуру», который явился первой европейской схематической картой Приамурья, а так же собрал немало информации о народах, проживающих возле Амура.

Так, в августе 1651 года казаки Хабарова подошли к устью реки Зеи, затем к устью Буреи. После зимовки в Ачанском острожке, на который 24 марта напал большой маньчжурский отряд численностью до 2000 конных с 6 пушками, Хабаров двинулся вверх по Амуру.

4 мая 1653 года в городе Штеттин встретились две делегации — шведская и бранденбург-прусская. Целью участников был поиск компромисса, а также юридическое закрепление территорий Померании, которые отойдут под управление каждой из стран. Граница, которая разделила герцогство Померания на две части была линией, ведущей к востоку от реки Одер. Области к западу от этой линии отошли к Швеции и получили название — Шведская Померания. Районы к востоку от этой условной линии были переданы в состав курфюршества Бранденбург и получили название — Восточная Померания. Более того, половина таможенных доходов в городах Восточной Померании продолжала взиматься Шведской стороной. Первое заседание бранденбургского ландтага на вновь присоединённой территории Восточной Померании состоялось 19 июля 1653 года в Старгарде. В 1654 году вывод войск и сворачивание военной администрации Швеции на территории Восточной Померании было официально завершено.

Шведское вторжение в Речью Посполитую в 1655 году положили начало Второй Северной войне.

Когда в 1655 году разразилась Вторая Северная война, Карл X Густав, король Швеции, предложил союз Фридриху Вильгельму I, «Великому курфюрсту» Бранденбурга и герцогу Пруссии. Поскольку ценой этого альянса была бы сдача прусских портов Пиллау (ныне Балтийск) и Мемеля (ныне Клайпеда) Швеции, Фридрих Вильгельм I отказался и вместо этого принял меры к созданию оборонительного союза с Голландской республикой в 1655 году.

В 1655 году быстрый прогресс шведской кампании в Польше-Литве заставил Бранденбургского курфюрста Фридриха Вильгельма I позаботиться о сохранении его герцогства Пруссии, которое находилось под верховной властью Польши.

Фридрих Вильгельм I отправил свою армию (14000 человек) из Бранденбурга в Пруссию.

Согласно Ринскому договору от 12 ноября 1655 года он взял обязательство защищать Королевскую Пруссию.

(«Намёк» на воссоединение западной и восточной Пруссии).

Фридрих Вильгельм I предложил защиту королевским прусским городам - в соответствии с Ринским договором, но ему пришлось уступить шведскому военному превосходству и уйти с войсками в свое прусское герцогство.

Швеция оккупировала всю Королевскую Пруссию (к декабрю 1655 года), за исключением Данцига (Гданьск), который сопротивлялся на протяжении всей войны, и Мариенбурга (Мальборк), который пал только в марте 1656 года.

Шведский король направил свои войска в Герцогскую Пруссию.


4.3.3. Вассал Швеции (1656)

В 1655 году шведский король Карл X Густав оккупировал западные территории Речи Посполитой, восточная половина которой уже была занята Россией. Быстрое шведское продвижение стало известно в Польше как шведский потоп.

«Великий курфюрст»  решил не бороться и принять шведские условия в январе 1656 года.

Фридрих Вильгельм I, курфюрст Бранденбурга и герцог Прусский, вступил в союз со Швецией в обмен на получение Прусского герцогства в качестве шведского вассала.

Прусский герцог должен был предоставить войска шведскому королю.

Согласно Кенигсбергскому договору от 7 января 1656 года  «Великий курфюрст»  должен был удовлетворить шведские требования в отношении балтийских портов и сдать половину портовых сборов Швеции.

Был заключен также франко-прусский договор об оборонительном союзе между сторонами.

Разработанный 24 февраля, он был ратифицирован 12 апреля 1656 года Париже и 24 октября 1656 года в Кенигсберге.


4.3.4. Союзник Швеции - соучастник шведов в победе под Варшавой (1656)

Воспользовавшись оскорблением религиозных чувств римско-католического населения во время протестантской оккупации и организовав Тышовецкую конфедерацию, польско-литовские военные лидеры, король Ян II Казимир Ваза, сумели восстановить свои позиции в 1656 году. Россия воспользовалась шведским поражением, объявила войну Швеции.

За Кенигсбергским договором (1656) последовал Мариенбургский договор от 25 июня 1656 года, когда ход войны повернулся против Швеции. Карл X Густав и Фридрих Вильгельм I заключили официальный союз. Бранденбург-Пруссия продвинулась до положения шведского союзника.

Фридрих Вильгельм I поддержал Карла X Густава со своей вновь сформированной армией в битве под Варшавой 28-30 июля 1656 года.

Последующее вступление в войну русского царя, императора Священной Римской империи и голландского флота поставило Швецию в неблагоприятное положение, создало зависимость Швеции от дальнейшей бранденбургской поддержки.

Война Фредерика III, короля Дании, со Швецией дала Карлу X Густаву повод выйти из польско-литовского тупика и вместо этого сражаться с Данией. Совершив опасный переход через замерзшие, покрытые льдом проливы Малый и Большой Бельт зимой 1657/58 года, он удивил неподготовленного Фредерика III и заставил его сдаться. В Роскилльском договоре (26 февраля 1658) Дании пришлось отказаться от всех датских провинций, которые сейчас является южной Швецией. Антишведские союзники тем временем нейтрализовали трансильванскую армию, а польские силы разорили шведскую Померанию.


4.3.5. Суверенное государство (по версии Швеции) (1656)

Продолжающееся давление на Карла X Густава привело к тому, что он уступил полный суверенитет над герцогской Пруссией и в Эрмланде (Эрмеланд, Вармия) Фридриху Вильгельму I, курфюрсту Бранденбургскому, по договоре в Лабиау 10 (20) ноября 1656 года, - чтобы обеспечить поддержание альянса.

Кроме полного суверенитета шведский король открывал перед Пруссией и другие перспективы.

Договор Радно (Treaty of Radnot) был договором, подписанным во время Второй Северной войны в Радно в Трансильвании (ныне Иернут в Румынии ) 6 декабря 1656 года. Договор разделил Речи Посполитую между подписавшими сторонами. Договор Радно предусматривал передачу Великой Польши Бранденбургу-Пруссии в случае победы.


4.3.6. Суверенное государство (по версии Польши, Речи Посполитой) (1657)

В последующих договорах в Велау (19 сентября 1657 года) и в Быдгоще (Бромберге) (6 ноября 1657 года) Ян II Казимир подтвердил суверенитет Фридриха Вильгельма I в Пруссии.

Бранденбург вышел из союза со Швецией. В обмен на военную помощь во Второй Северной войне польский король предоставил полный суверенитет герцогству Пруссии (наследственный суверенитет).


4.3.7. Суверенное государство (по международной многосторонней версии) (1660)

Суверенитет Гогенцоллернов в прусском герцогстве был подтвержден в Оливском мире, который закончил войну в 1660 году.

Оливский договор (1660) был подписан императором Священной Римской империи, курфюрстом  Бранденбурга и польским королём.  Регент подписал договор от имени несовершеннолетнего шведского короля.

Завершился почти двухсотлетний период польского сюзеренитета над государством Тевтонского ордена в Пруссии и его преемником герцогством Пруссией.

Открывалась дорога к коронации Гогенцоллернов как прусских королей…


4. Планы (не реализованные) возвращения Пруссии в состав Речи Посполитой (1675)

Польский король Ян III Собеский планировал восстановить польский сюзеренитет над Прусским герцогством и для этого заключил союз с Францией 11 июня 1675 года. Франция обещала помощь и субсидии. В проекте участвовала также Швеция. Чтобы этот план сработал, Речи Посполитой сначала требовалось завершить войну против Османской империи, чего не удалось достичь, несмотря на большие усилия. Кроме того, против Собеского выступили папство , польское дворянство, которое рассматривало османов как большую угрозу, и польские магнаты, подкупленные Берлином и Веной.

События направлялись к появлению на политической карте Прусского королевства...


5. Курфюрст, суверенный герцог, король в Пруссии  (1660-1701).


5.1. Фридрих Вильгельм I Бранденбургский (1620 -1688). Великий курфюрст. «Работал больше своего секретаря»


5.1.1. Возрождение государства

Прагматичная, решительная и ориентированная на реформы государственная политика Фридриха Вильгельма фон Бранденбурга  проложила путь для последующего подъема Бранденбург-Пруссии. После битвы при Фербеллине 18 июня 1675 года его прозвали Великим курфюрстом .

14-летний принц был отправлен в безопасные Нидерланды в июле 1634 года. В это время Нидерланды переживали свой золотой век. Там он завершил свое обучение, изучил местный язык и избежал угроз все более жестокой войны.

Фридрих Вильгельм пребывал в составе двора Фридриха Генриха Оранского, дяди его матери. Для него была создана небольшая ферма (поместье). В Лейдене он посещал курсы в местном университете. Опыт, полученный во время этого четырехлетнего пребывания, оказал очень большое влияние на молодого принца и на действия более позднего курфюрста Бранденбурга, поскольку он обнаружил в Нидерландах высокоразвитую политическую систему и торговую силу, которая во многих отношениях служила образцом для подражания обнищавшему Бранденбургу. В Амстердаме он также познакомился с судостроительной отраслью. Летом 1638 года по указанию своего отца он был отозван против своей воли в сравнительно провинциальный Берлин. Там он нашел разрушенную провинцию, в которой де - факто было установлено шведское господство.

После смерти своего отца, курфюрста Георга Вильгельма, 1 декабря 1640 года Фридрих Вильгельм, в разгар катастрофических политических обстоятельств, приступил к управлению своими широко разбросанными владениями.

Тридцатилетняя война опустошила страну; Бранденбург и Клеве были оккупированы иностранными (шведскими) войсками.

Пруссия считалась небезопасным владением.

Правительство Бранденбурга было в руках врага, императорского графа Адама фон Шварценберга.

Кроме того, финансы Бранденбурга-Пруссии были разрушены, наемники восстали.

Молодой курфюрст (впервые) возглавил свое правительство и наладил отношения с Нидерландами, где он ранее жил и учился. Фридрих Вильгельм назначил архитектора Иоганна Грегора Мемхардта (1607-1678), который уже служил его отцу, инженером. В качестве первого заказа он получил улучшение укреплений Шваненбурга. Имущество молодого курфюрста должно было быть защищено.

Необходимо было сломить влияние графа Адама фон Шварценберга, который руководил государственными делами Бранденбурга. Шварценберг умер уже через четыре дня после  заключения в крепость Шпандау 14 марта 1641 года. Чтобы обрести свободу действий в Бранденбурге, Фридрих Вильгельм заключил 14 июля 1641 года со шведами перемирие. Бранденбург все еще оставался занят шведскими войсками.

7 декабря 1646 г Фридрих Вильгельм женился на Луизе Генриетте, старшей дочери Фредерика Генриха Оранского (штатгальтера Голландии) и Амалии Сольмс-Браунфельсской. В браке родились шестеро детей.

В дополнение к щедрому приданому невесты (120000 Reichstalern наличными и ювелирные изделия на сумму 60000 Reichstalern) последовало прибытие  голландских художников, ремесленников, строителей, фермеров и торговцев, которые принесли современные технологии и методы производства в выщелоченный Тридцатилетней войной Бранденбург.

В Берлине и Потсдаме была создана «голландская колония», которая занималась, среди прочего, расширением и реконструкцией укреплений, расширением городского дворца и строительством дорог и каналов.

В ходе вестфальских мирных переговоров Фридриху Вильгельму пришлось отказаться от Передней Померании в пользу Швеции. Римско-германский император согласился с крупными европейскими державами, что Передняя Померания, Рюген и Штеттин и другие районы к востоку от Одера должны быть присоеденены к шведской территории. По соглашению со Швецией на 7 января 1647 года, он получил в качестве некоторые территориальные компенсации за Переднюю Померанию.

В мирном соглашении 1648 года было зафиксировано, что курфюрст  Бранденбурга, по сравнению с европейскими властелами в Вене, Париже, Лондоне или Стокгольме, был правителем более низкого ранга, который не мог самостоятельно осуществлять свои политические цели.


5.1.2. Новая армия Бранденбурга-Пруссии. Профессионализация армии. Кадеты. Офицерский корпус. Фельдмаршалы. Общее командование, общее снабжение. Генерал-квартирмейстерштаб.

5.1.2.1. Профессионализация армии.

К 1643–44 гг. развивающаяся армия насчитывала только 5500 военнослужащих, в том числе 500 мушкетеров-телохранителей Фридриха Вильгельма.

Доверенное лицо курфюрста Иоганн фон Норпрат вербовал войска в Клевском герцогстве и организовал армию из 3000 голландских и немецких солдат в Рейнской области к 1646 году.

Гарнизоны также постепенно увеличивались в Бранденбурге и Прусском герцогстве.

Фридрих Вильгельм обратился за помощью к Франции, традиционному конкуренту Габсбургской Австрии, и начал получать французские субсидии. Свои реформы он основывал на реформах военного министра короля Франции Людовика XIV.

Рост его армии позволил Фридриху Вильгельму добиться значительных территориальных приобретений по Вестфальскому договору1648 года , несмотря на относительную неуспех Бранденбурга во время войны.

Фридрих Вильгельм пытался профессионализировать своих солдат в то время, когда наемники были нормой.

В дополнение к индивидуальному созданию полков и назначению полковников, курфюрст установил суровые наказания за преступления, такие как повешение, за грабежи и за дезертирство. Акты насилия со стороны офицеров в отношении гражданских лиц вели к увольнению в отставку на год.


5.1.2.2. Кадеты. Офицерский корпус

Он разработал кадетское учреждение для дворянства; хотя верховный класс был против этой идеи в краткосрочной перспективе, интеграция дворянства в офицерский корпус объединила их с монархией Гогенцоллернов в долгосрочной перспективе.

(Слово cadet происходит из западного гасконского диалекта: capd;th означает примерно „маленькая голова", от лат. capitellum, уменьшительное от capet „главный". Первоначально этим словом назывались гасконские дворянские сыновья, служившие офицерами в армии французского короля. Позже, слово “кадет” во Франции используется как синоним «младший / молодой» и, в суженном смысле, для «(самого младшего / младшего) сына дворянина». Поскольку обычно только старший сын унаследовал семейное наследство, сыновья дворянства, которые родились позже, традиционно искали свое состояние в духовной должности [на гражданской службе] или в армии.

Король Людовик XIV объеденил кадет в специальные роты, в которых они служили до получения офицерского патента в качестве волонтеров (добровльцев).

Знаменитым гасконским кадетам Александр Дюма поставил литературный памятник в романе "Три мушкетера" и Эдмонд Ростан в пьесе Сирано де Бержерака).

Великий курфюрст основал так называемый кадетский корпус с учреждениями в Кольберге, Берлине и Магдебурге.

Первый набор кадетского корпуса находился в Кольберге и состояло из 60-70 кадетов.

(Первые школы курсантов (кадет) появились в конце 17-го века, в частности, во Франции , где некоторые молодые дворяне были собраны в качестве курсантов (кадет) в ротах, чтобы получить образование и подготовку, соответствующие их будущей профессии офицера).

Кроме того, имеется информация, что Богислав фон Шверин по поручению Великого курфюрста Фридриха Вильгельма в 1653 основал  в Кольберге рыцарскую академию. Предполагалось, что рыцарская академия будет давать образование для молодых аристократов - сыновей принцев и других благородных домов. Считается, что рыцарская академия являлась прообразом Прусской военной академии.

По мере развития системы военного образования установился порядок - студенты поступали в академию либо непосредственно, либо из кадетских школ.

Прусская военная система создала касту джентльменов-курсантов-офицеров. Их семьи получали титулы и земельные владения в обмен на службу в армии. Когда их сыновья достигли совершеннолетия (около 14 или около того), их отправили в военную академию (Kadettenschule) или подали заявление непосредственно в полк. В обоих случаях требовалось, чтобы кандидатура была поддержана полковником или генералом, происходила из уважаемой семьи, имела средства для поддержания своего существования и не имела непогашенных долгов.

После испытательного срока офицерские курсанты подавали завление о зачислении на службу. Офицеры полка, в который они были назначены, будут голосовать, заслуживают ли они зачисления. Кандидатуры тех, кто прошел голосование, будут представлены полковником кайзеру, который одобрит их продвижение в лейтенанты.

Слово «юнкер» имеет немецкие (германские) корни. Первоначально это слово обозначало «молодого барина».

Слово происходит от устойчивого позднесредневекового именования в нем. Junger Herr — буквально «молодой господин».

Офицерская служба в прусской армии открывала возможности для получения титулов и земельных наделов.

С одной стороны, путь к земельному наделу (поместью) начинался с звания младшего офицера (это одно из значений слова «юнкер» в немецком зыке) (кандидат в офицеры). С другой стороны, прусский офицер, получивший земельный надел (поместье), а, возможно, и титул, за службу в армии, был «новым» помещиком, «новым» дворянином.

При таком положении дел слово «юнкер» приобрело дополнительный смысл.

В XIX веке юнкерами стали называть высшую аристократию Пруссии.


5.1.2.3. Фельдмаршалы. Общее командование, общее снабжение. Генерал-квартирмейстерштаб

В состав фельдмаршалов Бранденбурга-Пруссии входили Дерффлингер , Иоанн Георг II , Спаен и Спарр.

Войска курфюрста традиционно были организованы в разрозненные провинциальные силы. В 1655 году Фридрих Вильгельм начал унификацию различных отрядов, отдав их под общее командование Спарра.

Унификация  также усилилась благодаря назначению генералкриегскомиссара Платена  руководителем снабжения.

Эти меры снизили авторитет в основном наемных полковников, которые были так заметны во время Тридцатилетней войны.

Великий курфюрст организовал  генерал-квартирмейстерштаб (Generalquartiermeisterstab) - прообраз генерального штаба - в конце 17 века по образцу уважаемой шведской армии. Задачей штаба было руководство инженерной службой Армии, наблюдение за походными маршрутами и выбор мест складов и фортификационных сооружений.


5.1.2.4. Армия, политика, государство

В 1655 году разразилась Вторая Северная война. Шведы при короле Карле X. Густаве вторглись из шведской Ливонии и Западной Померании в Польшу . Прусское герцогство было, таким образом, в большой опасности, так что Фридрих Вильгельм собрал 18 000 человек и вошел в герцогство, в которое уже проникли шведы. Побежденный шведами, он признал де-факто уже существующий суверенитет Швеции над Пруссией и подписал 16 января 1656 года Кенигсбергский договор, по которому теперь он стал владеть прусским герцогством при верховной власти шведского короля.

Из-за ухудшающегося положения шведов в Польше шведскому королю потребовались новые союзники, поэтому он подписал с курфюрстом Фридрихом Вильгельмом Мариенбургский договор (29 июня 1656 г.).

Фридрих Вильгельм объединил свои силы со шведами. Союзники сражались три дня в битве под Варшавой с 28 по 30 июля 1656 года.

Шведский король Карл X Густав, наконец, чтобы избежать разрыва со своим Бранденбургским союзником, подписал с Фридрихом Вильгельмом Договор в Лабиау 20 ноября 1656, признающий суверенитет Фридриха Вильгельма над Прусским герцогством.

По договору в Велау (19 сентября 1657 года) и Оливскому договору (3 мая 1660 года) Польша Речь Посполитая) признала курфюрста сувереном Прусского герцогства.

Первой задачей было согласовать права и привилегии сословий в отдельных территориальных владениях с общими интересами государства (единообразные, регулируемые финансы, военные системы).

Пруссия была особенно обеспокоена восстанием в Кенигсберге, когда строгие лютеране отказались признать реформаторов и просили Польшу о помощи. Лишь после принятия репрессивных мер к некоторым несогласным единство оппозиции ослабло.

Рот умер после 16 лет заключения. После смерти Альбрехта фон Калькштейна, его сын, полковник Кристиан Людвиг фон Калькштейн, бежавший в Польшу, был принудительно возвращен в Пруссию и казнен в 1672 году за измену.

В 1664 году курфюрст издал указ о толерантности, запрещающий лютеранским священнослужителям любую полемику против реформаторов.

Чтобы финансировать строительство постоянной армии в качестве основы для независимой внешней политики, курфюрст поднял налоги. Результатом стали ужесточение крепостного права, разграбление и последующая скупка ферм.

Фридрих Вильгельм построил армию Гогенцоллернов мирного периода размером 7000 и военного времени от 15 000 до 30 000 человек. Его успех в битвах против Швеции и Польши повысил престиж Бранденбург-Пруссии, а также позволил Великому курфюрсту проводить абсолютистскую политику против сословий и городов.

В своем политическом завещании 1667 года курфюрст писал: «Альянсы, безусловно, хороши, но собственные силы еще лучше. На них можно положиться с большей безопасностью, и руководитель государства не имеет значения, если он не имеет средств и собственных войск ".

Растущая власть Гогенцоллернов в Берлине побудила сына и преемника Фридриха Вильгельма, курфюрста Фридриха III (1688–1713), провозгласить Королевство Пруссия и принять титул короля с именем Фридриха I в 1701 году. Хотя он подчеркивал привлекательность барокко и искусно подражал Версалю, новый король признавал важность армии и продолжил ее расширение до 40 000 человек.

Фридрих Вильгельм начал развивать экономику, поддерживая сельское хозяйство и иммиграцию. Он основал традицию прусской миграционной толерантности. Он также освободил торговлю и торговлю от ограничений, способствовал развитию внутренней и морской торговли, построил канал Мюллрозер и создал собственную почтовую службу.

В 1672 году французский король Людовик XIV напал на Нидерланды, которые находились под властью фактического премьер-министра Яна де Витта, и тем самым спровоцировал голландскую войну.

Фридрих Вильгельм, связанный договором, выполнил свое обязательство перед альянсом и послал 20-тысячную армию.

Людовик XIV имел притязания на территорию Республики Соединённых провинций и, заручившись поддержкой Швеции, начал Голландскую войну 1672—1679 года. В ответ голландцы заключили союзное соглашение с Бранденбургом. Выполняя взятые на себя обязанности, Фридрих Вильгельм I выступил с войсками на помощь Вильгельму III Оранскому в борьбе с французскими войсками, вторгшимися на территорию Республики Соединённых провинций. В это время шведские войска развернули наступление на бранденбургские крепости, выполняя обещание, данное французам. Однако успеха им развить не удалось, а курфюрст Фридрих Вильгельм I, узнав о планах врага, поспешил на помощь осаждённым крепостям.

16 июня 1673 года Фридрих Вильгельм заключил сепаратный мир с Францией.

1 июля 1674 года Фридрих Вильгельм  присоединился к обновленной коалиции против Франции. Вместе с Бурнонвиллом он тщетно сражался в 1674/75 против фельдмаршала Туренна в Эльзасе.

Однако из-за вторжения Швеции в Бранденбург в конце 1674 года ему пришлось отказаться от активной войны против Франции.


5.1.3. Победы над шведами. «Великий курфюрст»


5.1.3.1. Победа в битве при Фербеллине (1675)

25 июня 1675 года бранденбургская армия под личным командованием Фридриха Вильгельма в битве при Фербеллине победила шведов. После этой победы ему дали прозвище «Великий курфюрст». В результате победы Бранденбург полностью завоевал шведскую Померанию до 1678 года.

Сражение при Фербеллине, имевшее второстепенное значение на фоне общеевропейской войны, развернувшейся против французской агрессии, имело огромное психологическое воздействие. Фридрих Вильгельм получил почетное прозвище Великий курфюрст, а его армия которую Дерфлингер привел к победе, стала ядром будущей прусской армии. День 18 июня был объявлен государственным праздником, который отмечался в Германии до 1914 года. Ореол непобедимости шведов, сложившийся во время Тридцатилетней войны был развеян. Вскоре против Швеции на стороне германо-испанской коалиции выступила Дания, начавшая так называемую Сконскую войну (Датско-шведскую войну 1675—1679).


5.1.3.2. Achtung – Panzer! (Великий ледяной манёвр) (1679)

В декабре 1678 года Фридрих Вильгельм I принял решение осуществить манёвр, которым решал сразу две задачи: во-первых, отрезать путь к отступлению шведских войск на север и, во-вторых, предотвратить переброску через Балтийское море и высадку шведского подкрепления. Поскольку действия разворачивались зимой, мобильность войск ограничивалась погодными условиями. Для реализации своего замысла Фридрих Вильгельм распорядился изъять у крестьян сани и лошадей, получив при этом тысячу единиц транспорта и около семи сотен голов лошадей.

В середине декабря Фридрих Вильгельм I собрал около 9 тыс. воинов и 30 осадных орудий и выдвинулся из Берлина. Уже 20 января 1679 года его войска форсировали реку Вислу и достигли Мариенвердера (Барнима).

После пополнения запаса провианта армия, которая к этому времени уже была укомплектована санями для повышения мобильности, двинулась по направлению к крепости Хайлигенбайль.

Передвигаясь по просторам замерзшего Свежего залива (Frische Haff) [Калининградский залив], войска 26 января 1679 года добрались до Кёнигсберга, следующего пункта следования Фридриха Вильгельма I.

Спустя сутки прибывания в замке Лабиау войска вновь продолжили путь, пройдя форсированным маршем через Куршский залив по направлению к деревне Гилге, до которой добралисьи 29 января 1679 года.

С помощью саней Фридриху Вильгельму I удалось осуществить переброску восьми тысяч шестисот солдат.

Невзирая на попытки Фридриха Вильгельма I настигнуть и навязать открытый бой шведским войскам, последним удавалось постоянно уходить от открытого сражения и отступать всё дальше на север. Однако цель манёвра была всё же достигнута: шведские войска не получили должного подкрепления и были лишены возможности быстрой эвакуации обратно в Швецию на кораблях через Балтийское море.

Во время отступления мощь шведской армии была значительно подорвана холодной погодой, постоянным голоданием из-за отсутствия провианта и нехваткой снарядов для ведения военных действий. Общее количество шведских потерь во время этого отступления составила более девяти тысяч солдат.

После побед над шведами Фридриха Вильгельма I стали называть «Великим курфюрстом». Объединившись со Священной римской империей и Данией, он полностью завоевал Восточную Померанию.

Однако вскоре союзники перестали оказывать ему помощь, и инициированные Францией мирные перговоры 1679 года в Сен-Жермен-ан-Лей вынудили курфюрста вернуть завоеванные территории шведам и выплатить 75 тыс. луидоров в пользу Франции.

Разочарованный, в частности, поведением императора Леопольда, Фридрих Вильгельм I вступил в тесные отношения с Францией, даже заключил тайный договор от 25 октября 1679 года, чтобы отдать свой голос на новых имперских выборах.

Зимняя кампания 1678-1679 годов и Великий ледяной манёвр появились в немецком военном военном журнале Milit;r-Wochenblatt в 1929 году, в котором тогдашний (относительно неизвестный) майор по имени Хайнц Гудериан написал статью, комментирующую использование оперативной мобильности как решающий фактор в победе.


5.1.4. Бранденбургский флот. Беньямин Рауле (1634-1707), сооснователь Бранденбургского флота.

5.1.4.1. Бранденбургский флот; колонии.

В 1680/81 Фридрих Вильгельм пытался вести борьбу на море против испанских кораблей, чтобы собрать средтва для шведско-бранденбургской войны.

В 1685 году Людовик XIV отменил Нантский эдикт , чтобы подавить лютеранских протестантов в своей империи. По Потсдамскому указу от 27 октября/6 ноября 1685 Фридрих Вильгельм позволил 15 000 кальвинистских протестантов из Франции обосноваться в его владениях. Это привело к буму в промышленности, особенно в Берлине.

Под влиянием его пребывания в Голландии его усилия после заключения мира были сосредоточены на приобретении колоний и создании собственного флота, что, однако, не соответствовало реальным возможностям Бранденбург-Пруссии.

Когда в мае 1675 года шведский король Карл XI объявил войну Бранденбургу и Нидерландам, правительство Бранденбурга не имело военных кораблей. У истоков возрождения бранденбургского военно-морского флота стояли Фридрих Вильгельм, курфюрст Бранденбурга, и голландский купец Беньямин Рауле. После вторжения Франции в Нидерланды в 1672 году Рауле понес большие убытки, поэтому он обратился к пиратству, снарядив для этой цели несколько кораблей.

Победа над шведской армией в битве при Фербеллине в июне 1675 года дала решающий импульс для создания собственного флота.

В 1675 году во время своего пребывания в Нидерландах курфюрст Фридрих Вильгельм связался с Рауле и выдал ему каперские свидетельства для действий против шведов.

7 июля 1675 года Фридрих Вильгельм заключил новый, впоследствии много раз продлевавшийся, договор с Рауле о найме его судов для войны со Швецией. Всего было нанято пять кораблей, которые стали считаться кораблями военного флота Бранденбурга.

На корабли был посажен полк морской пехоты численностью в 600 человек, предназначенный для атаки на шведскую крепость Карлсбург в устье реки Везер. Операция не удалась, однако уже в следующем году Рауле снова предоставил курфюрсту три фрегата и три корабля (всего 67 орудий, 287 человек команды) за 40 тыс. талеров. Данные корабли участвовали в блокаде острова Рюген.

Военно-морской флот достиг первых успехов в войне против Швеции поддерживая осаду Штральзунда и Штеттина и вторжение на остров Рюген.

В дальнейшем курфюрст продолжал нанимать военные корабли и корабли Рауле, кроме того, во флот вошли захваченные каперами суда. В результате всех усилий к 1677 году флот насчитывал 19 кораблей со 160 орудиями и свыше 600 человек команды. Эти корабли поддерживали армейские операции и охотились на шведские торговые суда. В 1677 году голландец Клаус ван Беверен был назначен адмиралом бранденбургского флота и возглавил осаду Штеттина. В декабре 1677 Штеттин был взят. В сентябре 1678 года флот участвовал в захвате Рюгена.

После окончания Сконской войны Фридрих Вильгельм смог начать осуществлять свои планы по созданию колоний и морского флота.

В Пиллау были основаны Коммерческая и Адмиралтейств-коллегия, в Кёнигсберге — верфь для постройки десяти коммерческих судов. Чтобы раздобыть денег, курфюрст открыл каперские действия против Гамбурга, который медлил с выплатой ему долга. После захвата нескольких призов и повышения страховой премии с 3% до 25% Гамбург выплатил свой долг.

Вскоре после этого курфюрст выступил против Испании, которая была должна ему около 2 млн. талеров. Экспедиция успеха не имела.

В это же время Рауле был назначен «генеральным директором военно-морского флота» (фр. General Directeur de Marine — должность, соответствующая морскому министру) с окладом в 400 талеров ежемесячно (для сравнения: в то время профессорам немецких университетов, чтобы заработать такие деньги, требовался целый год). К концу 1681 года он подготовил ещё одну экспедицию против Испании, которая захватила несколько призов в Ла-Манше.

В итоге значимых успехов курфюрст не добился.

Фридрих переключается на создание колоний. Согласившись с доводами самого Рауле о том, что собственные суда будут обходиться государственной казне намного дешевле, курфюрст 1 октября 1684 года выкупил у Рауле принадлежавшие тому корабли, и этот день с тех пор нередко называется днём рождения военно-морского флота Бранденбурга.

Было куплено 9 судов со 176 орудиями: пять 10-54 пушечных фрегатов, три 4-8 пушечных судна и одна невооруженная, но быстроходная яхта. Это стоило Бранденбургу-Пруссии 109 340 талеров. Незадолго до этого, в 1682 году, в Пиллау были основаны адмиралтейство и верфь. В 1684 году, когда город Эмден перешел во владение Бранденбурга, в него из Пиллау были перенесены адмиралтейство и Торговая компания. В Берлине под руководством Рауле была учреждена Адмиралтейств-Коллегия (В 1681 году в Берлине состоялось переименование «Генерал-Коммерц-Коллегиум» в Адмиралтейство).

Организованный Рауле бранденбургский флот насчитывал в это время 28 кораблей, что позволяло решать поставленные перед ним задачи в прилегающих морях, хотя и не могло сравниться по численности с крупнейшими морскими державами того времени (так, в начавшейся несколько лет спустя войне Аугсбургской лиги участвовали 173 английских, 102 голландских и 221 французское судно).

Помимо кораблей, офицеров и моряков, у флота также были собственные морские пехотинцы.

7 марта 1682 года Фридрих Вильгельм подписал указ о создании Бранденбургско-африканской компании, в задачи которой входили морская торговля и освоение новых земель. При этом компания получила право использования для защиты своих интересов бранденбургского военно-морского флота. С 1683 года управление Бранденбургско-Африканской компании действовало в городе Эмдене. На тот момент компания имела 30 торговых судов. 1 января 1683 года Отто Фридрих фон дер Грёбен (Otto Friedrich von der Gr;ben) с фрегатами Morian и Churprinz высадился на побережье современной Ганы и основал колонию Бранденбургский Золотой Берег (Гросс-Фридрихсбург).

В 1688 году флот достиг пика своей численности: он насчитывал 35 кораблей с 210 орудиями и 40 мелких судов с 80 орудиями. Эти суда использовались в первую очередь для обеспечения контроля за торговыми маршрутами и морской торговлей, в случае необходимости обеспечивали блокаду и морскую оборону, а также служили для усиления различных военных операций и противодействия вражеским военным кораблям.

Как и попытка каперства против Испании, колониальные начинания Фридриха Вильгельма в целом закончились неудачей. Сил бранденбургского флота было недостаточно, чтобы конкурировать с такими морскими державами, как Нидерланды, Испания, Англия и Швеция.


5.1.4.2. Беньямин Рауле - первый и единственный генеральный директор бранденбургского военно-морского флота

5.1.4.2.1. Владелец каперского свидетельства. Корабельный директор.


Беньямин Рауле родился в феврале 1634 года в нидерландском городке Флиссинген в семье гугенотов из Фландрии Беньямина Рауле и Марии Лесаж. Его брат Якоб стал морским инспектором и капитаном.

Беньямин получил неплохое по тем временам торговое образование, владел французским и голландским языками, а также латынью.

Существует версия, что семья Рауле достигла достаточного уровня благосостояния благодаря деятельности его предков, которые занимались пиратством в районе между Дюнкерком и Зеландией.

В 1658 году Рауле женился на Аполлонии ван ден Бранде (в браке с которой у него родилась одна дочь) и поселился вместе с нею в Мидделбурге, столице голландской провинции Зеландия.

Рауле стал одним из самых богатых торговцев, членом магистрата и судебным заседателем, имел в собственности городской дом и несколько земельных участков.

Владея судоходной компанией и многими собственными судами, он особенно активно развивал торговлю с Францией. Эта торговля из-за начавшейся в 1672 году франко-голландской войны пришла в полное запустение и поставила Рауле на край финансовой катастрофы.

В попытке поправить свои дела Рауле обратился к бранденбургскому курфюрсту Фридриху Вильгельму с предложением снарядить корабли и заняться каперством против Швеции, находившейся тогда с Бранденбургом в состоянии войны.

Получив в начале 1675 года от курфюрста каперские свидетельства,  Рауле в течение 4 недель захватил 21 шведское судно, а ещё через четыре недели Балтийское море было по сути полностью очищено от шведских кораблей.

Ни Англия, ни Голландия, в порты которых были доставлены для продажи захваченные корабли, не признали их каперской добычей и начали возвращать их владельцам, с чем Фридрих Вильгельм, не желавший нажить себе новых врагов, вынужден был в итоге согласиться.

От долговой тюрьмы Рауле, который по договору сам должен был нести все издержки и при этом не получил никакой выгоды, спас лишь курфюрст, покрывший его затраты и назначивший его своим советником.

Летом 1675 года Фридрих Вильгельм заключил новый, впоследствии много раз продлевавшийся, договор с Рауле о найме его судов для войны со Швецией, а в следующем году произвёл его в «корабельные директоры» (нем. Schiffs-Direktor).

Осенью 1676 года, опасаясь преследований своей страны, грозившей немалыми штрафами её подданным, замеченным в действиях против Швеции, Рауле отказался от прежнего гражданства и привилегий в Зеландии и окончательно переселился в Бранденбург вместе со своей семьёю, которая отныне стала получать жалование в 100 талеров ежемесячно.

За связи с курфюрстом он стал ненавидимым человеком у себя на родине.


5.1.4.2.2. Старший директор морских дел. Верфи. Строительство кораблей. Коммерческая и адмиралтейская коллегии

Рауле брался за любое дело, которое поручал ему курфюрст: будь то каперство против Гамбурга и Испании, под всякими предлогами не плативших свои долги Бранденбургу, осада и блокада крепостей, морские сражения, транспортировка бранденбургских сухопутных войск, конвой торговых судов или перевозка сложившего оружие шведского гарнизона Штеттина назад на родину.

В конце 1677 года Р. был повышен до «старшего директора морских дел» (нем. Oberdirektor der Seesachen).

Круг интересов Рауле можно проследить по представленным Фридриху Вильгельму предложениям, которые в той или иной степени были воплощены в действительность: по оживлению торговли в Пруссии и закладке сахароварни в Штеттине, повышению таможенных пошлин и реорганизации системы мер и весов, оптимизации использования лихтеров и морских заливов, консервации шлюзов и ограничениям для иностранцев по надзору за товарами, по введению морской пехоты и учреждению специального морского суда в Кольберге, чтобы поощряемое Бранденбургом каперство не выглядело пиратством в глазах других государств.

После нескольких лет, проведённых в Кольберге, Кёнигсберге и Пиллау, Рауле переселился в Берлин, где им было куплено заброшенное строение во Фридрихсвердере, перестроенное позднее под жилой дом. В 1682 году Рауле получил от Фридриха Вильгельма во владение пустующее имение Розенфельде (нем. Rosenfelde) на восточной окраине Берлина и распорядился построить на нём небольшой двухэтажный дворец в голландском стиле (ныне — дворец Фридрихсфельде), который вместе с прилегавшим к нему парком служил для развлечений посещавшей его бранденбургской знати во главе с самим курфюрстом.

К 1687 году ему была передана практически неограниченная власть во всех вопросах, связанных с военно-морским и коммерческим флотом.

В 1678 году Рауле построил жилое и коммерческое здание "Raules Hof". Здание находилось в Берлине  между Унтервассерштрассе и Адлерштрассе. В период работы Рауле в качестве директора военно-морского флота Бранденбург  его дом стал фактическим местом размещения военно-морского министерства.

Чтобы не зависеть от иностранных судостроителей, при непосредственном участии Рауле с 1676 года были организованы верфи в Кольберге, а затем в Хафельберге, Пиллау и Берлине, со стапелей которых начали сходить военные корабли собственного, бранденбургского, изготовления.

В Пиллау рауле организовал коммерческую и адмиралтейскую коллегии.

В 1687 году Рауле основал выгодную торговлю древесиной в Хафельберге (ганзейский город).


5.1.4.2.3. Генеральный директор военно-морского флота Бранденбурга

Согласившись с доводами самого Рауле о том, что собственные суда будут обходиться государственной казне намного дешевле, 1 октября 1684 года Фридрих выкупил у Рауле принадлежавшие тому 9 кораблей, а этот день с тех пор нередко называется днём рождения военно-морского флота Бранденбурга.

Рауле в феврале следующего года был назначен «генеральным директором военно-морского флота» (фр. General Directeur de Marine — должность, соответствующая морскому министру) с окладом в 400 талеров ежемесячно (для сравнения: в то время профессорам немецких университетов, чтобы заработать такие деньги, требовался целый год).

(20 февраля 1681 года Рауле был назначен «Генеральным директором военно-морского флота» в звании полковника).


5.1.4.2.4. Инициатор создания колоний Бранденбурга. «Бранденбургско-Африканская компания»

Первый проект Рауле по организации торговли в африканской Гвинее возник уже в 1676 году, осуществлению которого тогда помешала шедшая война со Швецией.

После того, как не получили поддержки его планы по коммерческому освоению Гренландии, Рауле вернулся к своим первоначальным идеям.

В 1681 году он на собственные деньги снарядил и отправил на побережье Гвинеи два корабля, один из которых возвратился напрямую в Пиллау с грузом, принёсшим порядка 100 тысяч талеров.

По предложению Рауле в марте 1682 года эдиктом Фридриха Вильгельма была организована компания по торговле на побережье Гвинеи, позднее названная «Бранденбургско-Африканской компанией» (нем. Brandenburgisch-Afrikanische Compagnie), ставшая первым немецким акционерным обществом. Летом того же года к берегам Африки были отправлены ещё два бранденбургских корабля.

Груз, который находился на борту отправляемых судов, состоял в основном из тканей из Фландрии и Силезии, огнестрельного оружия и амуниции к нему, ножей, зеркал, металлической посуды, стеклянных бус и крепкого алкоголя, а среди товаров, которые намеревалось вывозить из Африки, в первую очередь упоминались рабы, золото и слоновая кость.

За годы своего существования компания перевезла из Африки порядка 17 тысяч невольников, отправной точкой для чего служила колония Гросс-Фридрихсбург на берегу Гвинейского залива.

Рауле начал задумываться о расширении компании, покупке островов в Карибском море, где можно было бы организовать рынок доставленных из Африки рабов, а на вырученные деньги закупать индиго, какао, кофе, сахар, имбирь или табак (в действительности пришлось ограничиться арендой у датчан части Сент-Томаса). Компания была переименована в «Бранденбургско-Африканско-Американскую», а управленческие здания, склады, казармы для задействованных солдат были перенесены из Пиллау в незамерзающий зимой Эмден.

В Западной Африке , на Золотом Побережье , в нынешней Гане Рауле с Отто Фридрихом фон дер Гребеном основал небольшую колонию и поднял флаг Бранденбурга 1 января 1683 года. В том же году он основал колонию Грос Фридрихсбург на мысе Cape Three Points. Он разместил другие коммерческие базы на острове Арген в современной Мавритании и на острове Сент-Томас , который сейчас является частью Виргинских островов США. Одновременное развитие баз в Африке и на Карибах объединяло процессы работорговли и импорта сахара на в Европу.


5.1.4.2.5. Смена власти. Новая метла по-новому метёт

Поначалу в отношении военно-морского и коммерческого флота новый курфюрст Фридрих III (будущий король), пришедший к власти в 1688 году, полностью продолжил линию своего отца. Однако уже реорганизация адмиралтейства, в которое теперь одновременно назначалось три директора, показала, что для Рауле наступили новые времена.

Расследование против Рауле нашло его невиновным по всем пунктам обвинения, он получил от курфюрста в качестве компенсации за причинённый ущерб почти 10 тысяч талеров и был восстановлен в прежней должности. Своей реабилитацией Рауле не в последнюю очередь был обязан и заступничеству первого министра Данкельмана, с которым он был давно знаком. Чтобы как-то ограничить влияние Рауле, коммерческая коллегия были отделена от военно-морской и выведена из-под его контроля, однако дела в ней пошли настолько плохо, что ему пришлось вновь забрать их обе под своё крыло и управлять ещё в течение 4 лет.

Получившая влияние на Фридриха III группировка во главе с Кольбе поставила себе задачей убрать с дороги Данкельмана и всех, кто стоял рядом с ним или под его протекцией. Начатое в январе 1698 года новое расследование привело к тому, что 12 декабря того же года Рауле был доставлен в цитадель Шпандау (где уже находился под арестом Данкельман), а всё его имущество было конфисковано в пользу курфюрста.

Рауле не признал своей вины, но, возможно, из-за боязни, что в противном случае процесс — который для 66-летнего старика и без того был настоящим испытанием — затянется ещё дольше, просил курфюрста о помиловании, соглашаясь отказаться от своего имущества в обмен на пожизненную пенсию. Фридрих III — к тому времени уже король Пруссии — удовлетворил прошение о помиловании, и 12 мая 1702 года Рауле был отпущен из-под ареста, получил несколько часов на свидание со своей больной женой и был препровождён для проживания в Эмден. (Его жена, как и ее единственная дочь, умерли до него).

Рауле поселился на старом трёхмачтовом паруснике, на котором он — зимой и летом — прожил 40 месяцев, пока тот не дал течь. Лишь в конце 1705 года король разрешил Рауле, уже тогда ставшему вдовцом, перебраться в Гамбург, где тот и скончался 17 мая 1707 года. Всё его имущество, оказавшееся намного меньшим, чем предполагалось — 10 тысяч талеров наличными, ещё 26 тысяч в акциях, а также дом во Фридрихсвердере и множество непогашенных долгов — отошло в пользу короля.


5.1.4.2.6. Судьба проектов Беньямина Рауле

Судьба Африканской компании и военно-морского флота Бранденбурга-Пруссии, некогда вызванных к жизни Рауле, оказалась такой же незавидной: без организаторского таланта энергичного голландца и необходимой поддержки короля они быстро пришли в полное запустение. В течение следующих десяти лет Пруссия потеряла все свои колонии, компания была распущена, а весь флот, уже к 1700 году сократившийся более чем на две трети, практически перестал существовать.

Правители Пруссии хотели видеть её сугубо континентальной державой, и лишь к концу XIX века в Германии вновь возродился интерес к морским делам и колониальной политике — спустя два столетия после первой попытки, предпринятой когда-то Беньямином Рауле.

Не дошло до наших дней ни одного изображения или описания внешности Рауле, а его бюст, выполненный в 1910 году по заказу германского императора Вильгельма II графом фон Гёрцем (нем. von G;rtz), является лишь результатом художественного видения скульптора.


5.1.5. Отказ от конкуренции с великими морскими державами. Планы создания лучшей армии в Европе.

Фридрих Вильгельм умер в 1688 году, и при его потомках флотом постепенно пришел в полный упадок. Фридрих I и Фридрих Вильгельм I признали, что они никогда не смогут конкурировать непосредственно с великими морскими державами и сосредоточились вместо этого на создании лучшей армии в Европе, сохраняя при этом хорошие отношения с военно-морскими державами, такими как Дания и Нидерланды.

Вклад короля в Пруссии Фридриха I в развитие флота ограничился заказом в 1704 году в Нидерландах двух роскошных яхт.

Что же касается военного и торгового флотов, то корабли и верфи, а также порты и колонии пришли в упадок, средств для их содержания не хватало. В 1701 году Фридрих был коронован королём Пруссии, в том же году бранденбургский флот официально стал прусским флотом, но он уже пришёл в упадок, в нём насчитывалось всего 11 кораблей. В 1702 году последний раз в документах упомянут Fortuna, в 1708 был продан Schloss Oranienburg, а в 1712 году — Kurprinzess.

В 1711 году была ликвидирована Бранденбургско-африканская компания. Последний военный корабль — фрегат Friedrich III — не ходил в море с 1708 года, но был продан только в 1725 году, на 4 года пережив королевскую яхту Gro;e Jacht.

В 1713 году последний раз упоминается берлинская яхта-галера Leibyacht.

В конце концов в 1720-х годах остатки флота были проданы различным коммерческим предприятиям.

Колонии были заброшены или проданы другим державам.

Великий курфюрст Бранденбурга Фридрих Вильгельм I умер 9 мая 1688 года в Потсдамском городском дворце. Похоронен в Берлинском соборе.

Вторая жена курфюрста успешно пыталась убедить его разделить наследственные владения среди  сыновей. Это привело к спорам, более десяти лет, с участием наследника – будущего короля Фридриха I.


5.2. Фридрих III (1657 - 1713), курфюрст Бранденбурга с 1688 года, он же - Фридрих I, первый король в Пруссии c 1701 года. «Сохранял мир на своих землях»


5.2.1. «Худой фриц»

Фридрих I (1657 - 1713) увеличил политическое значение своей страны и консолидировал ее развитие. Пруссия выросла при его преемниках до уровня великой европейской державы.

Коррупция, распространенная при Фридрихе, наряду с постоянным перерасходом бюджета королевского двора, высокие государственные расходы привели к нищете целых слоев населения. Он оставил банкротом государство с 20 млн Reichstalern долга.

Фридрих был третьим сыном курфюрста Фридриха Вильгельма и Луизы Генриетты Оранской.

На первом году жизни его уронила акушерка, он оставался с покалеченным плечом до конца своей жизни. Поэтому население Берлина называло его «худой фриц».

В 1662 году его образование было передано Отто фон Шверину, поскольку королевская  пара часто отсутствовала в Берлине.

Его преподаватель рано научил принца религии, истории и географии. Принц выучил французский, польский и латынь. В возрасте 10 лет ему пришлось произносить речь на латыни в день рождения отца. Уже в Альтландсберге у Фридриха возникла страсть к великолепию.

Отто фон Шверин оставался до 20 июня 1676 года просветителем Фридриха.

Далее его учителем был Эберхард фон Данкельман.

Когда Фридрих был десять лет, его мать Луиза Генриетта умерла. Год спустя (1668) Великий курфюрст женился (вторым браком) на 32-летней вдове Доротее Софи из Шлезвиг-Гольштейн-Сондербург-Глюксбург, урожденной принцессе фон Гольштейн-Глюксбург. Вторая жена дала Великому курфюрсту еще семерых детей (четырех сыновей и трех дочерей). Отношения между мачехой Доротеей и наследником Фридрихом не были хорошими.

7 декабря 1674 года, когда его брат Карл Эмиль умер после непродолжительной болезни, Фридрих стал наследным принцем.

Он, чье значение в качестве прямого преемника престола значительно возросло, сопровождал своего отца в Северной войне во время походов в Померанию с 1675 по 1678 и в начале 1679  в трудной зимней кампании в Пруссию против вторжения шведов. Пережив серьезную болезнь, которую он перенес во время этой кампании, он женился на гессенской принцессе Елизавете Генриетте в Потсдаме 13 августа 1679 года, с которой он был помолвлен с 1673 года.

Его отношения с отцом значительно ухудшились в последние годы жизни его отца из-за разногласий в вопросе наследования. Родовые земли Бранденбурга должны были быть разделены среди всех сыновей (включая четырех сыновей от второго брака).

7 июля 1683 года Елизавета Генриетта умерла в Берлине-Кельне во время беременности от оспы.

Он женился в 1684 году повторно. В этом браке Фридрих Вильгельм, наследник престола, родился в Берлине 14 августа 1688 года .

7 апреля 1687 года, в то время, когда планировались завещания в пользу сводных братьев Фридриха, младший брат Фридриха (от первого брака отца) Людвиг также умер.

Фридрих, который подозревал свою мачеху в отравлении, решил не возвращаться в Берлин из курортного отеля в Карловых Варах, а отправиться в Кассель через Лейпциг и Ганновер. На возвращение в Берлин, которого требовал стареющий курфюрст, Фредерик хотел согласиться под гарантии личной безопасности, что еще больше разозлило его отца.

Наконец, при посредничестве Данкельмана его удалось убедить вернуться в начале ноября 1687 года после шести месяцев отсутствия.

В Берлине состоялся долгий разговор между сыном и отцом.

Хотя их взаимное недоверие сохранялось, оба чувствовали, что любое дальнейшее препирательство стало бессмысленным.

Курфюрст Фридрих Вильгельм скончался 9 мая 1688 года.


5.2.2. Курфюрст. Семь Звезд семьи Данкельманов. Победа в наследственном споре

Неделю спустя Тайный совет впервые встретился под председательством Фридриха III. Предметом и повесткой дня было открытие и чтение отцовского завещания.

В нарушение закона Бранденбург-Пруссия была разделена среди пяти сыновей.

Последовали длительные переговоры, подробные юридические заключения.

В итоге наследник престола одержал победу над своими братьями и сохранил единство страны.

Для ведния дел  государства был назначен бывший учитель Эберхард фон Данкельман.

Эбергард Христоф Бальтазар фон Данкельман (родился 23 ноября 1643 года вЛингене, † 31 марта 1722 года в Берлине) был наставником первого прусского короля, министром Бранденбурга, прусским оберпрезидентом (= премьер-министром) и имперским бароном.

Эбергард Данкельман был четвертым из семи сыновей земельного судьи и вырос в графстве Линген.

Он получил образование в Нидерландах, Англии, Франции и Италии.

(В 1695 году началось правление семи братьев Данкельман . В то время о семиглавом Данкельманне говорили (Danckelmansche Siebengestirn). Император Леопольд I даровал им всем титул графа Империи (барона Империи).

Они руководили несколько лет прусской дипломатией и прусской политической жизнью в конце 17-го века. Все родились в Лингене (Эмс) . Большинство из них умерли в Берлине.

Йоханнес фон Данкельман (1637-1706)
Томас Эрнст фон Данкельман (1738-1709)
Сильвестр Якоб фон Данкельман (1640-1695)
Эбергард Христоф Бальтазар фон Данкельман (1643-1722)
Даниэль Людольф фон Данкельман (1648-1709)
Николаус Батоломей фон Данкельман (1650-1739)
Вильгельм Генрих фон Данкельман (1654-1729)).

После обучения в Утрехте Эбергард Данкельман был в возрасте 21 года воспитателем (второго по рождению) бранденбургского принца, позже короля Фридриха I в Пруссии. Данкельман, в соответствии со своим собственным строгим кальвинистским воспитанием, вел себя очень жестко с нежным принцем. Говорят, что он заставил восьмилетнего Фридриха написать такие предложения, как: «Фриц останется ослом».

Курфюрст Фридрихом III (в будущем – король Фридрих I) назначил Данкельмана после вступления на престол Бранденбурга в 1688 году в Тайный государственный и военный совет. В 1692 году Данкельман - президент правительства герцогства Клеве. В 1695 году - наконец, Оберпрезидент Тайного совета, премьер-министр и главный президент всех государственных коллегий.

Данкельман осуществлял централизацию государственного управления.

Он продвигал торговлю, промышленность, искусство и науку. Почтовая система была улучшена.

Данкельман способствовал созданию Университета Галле в 1694 году и Академии художеств в Берлине в 1696 году.

Вместе с ним его шесть братьев приобрели влияние, так что один из них говорил о Семи Звездах семьи Данкельманов.

Данкельман координировал прусскую армию, когда она занимала нижний Рейн во время высадки Уильяма Оранского в Англии; прусский фельдмаршал Шомберг сопровождал Уильяма в Англию. Данкельман также объединил Бранденбург-Пруссию с Великим альянсом против французского короля Людовика XIV. Несмотря на военную поддержку союзников Бранденбургом-Пруссией, государство мало получило в 1697 году по Рейсвейкскому мирному договору.

Данкельман был уволен после мирного договора, но отсутствие результатов военного времени было не единственным, что привело к его падению. Его суровый кальвинизм контрастировал с пышностью двора Фридриха III, и ему не нравилась курфюрстина София Шарлотта. Фредерик также обвинил Данкельмана в том, что он выступил против цели получить королевский титул.

Успех и власть Данкельмана вызвали зависть у других дворян, и назначение его шести братьев на влиятельные министерские должности усилило отвращение к «Семи Звездам».

Ненависть к Данкельману усиливалась его безрассудной жестокостью по отношению ко всем подчиненным.

Данкельман создал себе  врагов в влиятельных кругах. 27 ноября 1697 года он был свергнут и арестован по подстрекательству своих врагов.

Обвинения против него включали 290 пунктов, большинство из которых оказались необоснованными. Тем не менее процесс затянулся на годы. Без осуждения Данкельман был окончательно приговорен к пожизненному заключению по распоряжению кабинета министров Фридриха I. Его владения были конфискованы, в том числе его великолепный дворец рядом с ратушей Фридрихсвердера, который отныне использовался как «княжеский дом» для размещения государственных гостей.Данкельманн также потерял свою пенсию и свои наследственные достоинства. Самая важная причина его падения состояла в личных отношениях с его бывшим учеником - Фридрихом I. - который избегал новых встреч со своим бывшим учителем. Данкельман был заключен в тюрьму с 1698 по 1707 год в крепости Пейц.

Додо фон Книфхаузен (немецкий дворянин из герцогства Пруссии на службе Бранденбург-Пруссии во времена правления курфюрстов Фридриха Уильяма и Фридриха III) был еще одним политическим козлом отпущения после Рейсвейкского мирного договора (1697).

Правительственное учреждение по сбору доходов в Бранденбурге было создано в 1650-х годах, но только в 1683 году руководство Книфхаузена дало этому центральному доходному управлению прямой контроль над доходами из разных земель бранденбургских Гогенцоллернов.

В 1689 году Книфаузен организовал создание эффективную Geheime Hofkammer, или коллегиальное центральное контрольное управление Бранденбург-Пруссии.

На смену действенным Данкельману и Книфхаузену пришли три «W (oes)» - Вартенберг, Витгенштейн и Вартенслебен, под руководством которых правительство Фридриха начало коррумпироваться.

Фридрих I амнистировал его в 1707 году и позволил ему жить в Котбусе. Также Данкельману предоставлялось 2000 талеров в год из конфискованного имущества.Однако примирения с Фридрихом  никогда не было. Фридрих Вильгельм I почтил его после вступления на престол в 1713 году, призвал ко двору и попросил его советов. Пересмотра его осуждения и возврата его имущества не состоялись.

Эберхард фон Данкельман скончался в 1722 году в возрасте 78 лет в Берлине. Как и его братья, он был похоронен в гробнице Доротенштадтской церкви . По случаю восстановления церкви в 1861-1863 годах на соседнем погосте были захоронено его останки. Могилы были потеряны не позднее, чем в ходе выравнивания церкви и погоста в 1965 году.

14 апреля 1885 года недавно созданная улица была названа Данкельманштрассе. Также в Нойштадт (Доссе) была названа улица в честь Данкельманов.

В ноябре 1688 года Вильгельм Оранский высадился в Англии.

Хотя курфюрст унаследовал коалицию с Францией от своего отца, по финансовым, семейным, конфессиональным и стратегическим причинам он быстро приспособился к антифранцузской протестантской коалиции, организованной Вильгельмом Оранским.

После пяти месяцев двойной дипломатии с голландскими и французскими агентами курфюрст впервые позиционировал себя в октябре 1688 года против Франции. Он способствовал формированию антифранцузского концерта в Магдебурге.

С 1696 г. курфюрст Фридрих преследовал идею учредить королевский престол. При этом он также направил свои политические амбиции на объединение своего разорванного государства. Он искал общенациональную фигурную скобку, так сказать. Кроме того, более высокий ранг в тогдашнем иерархически структурированном дворянском обществе был связан с более высоким положением и более высокой репутацией. Вместе со своей второй женой Софи Шарлоттой из Ганновера (1668-1705), очень умной принцессой из Ганновера, он стремился достичь этой цели. Первоначально венский двор отверг эти стремления.

С 1697 года Фридрих III действовал с большей энергией.

После смерти Карла II 1 ноября 1700 года в Европе возникли новые конфликты. Габсбурги нуждались в союзниках в войне против Франции. После секретных переговоров в замке Шёнхаузен 16 ноября 1700 года император в так называемом договоре сказал, что протестантские курфюрсты могут достичь королевского достоинства. Коронация должна проходить за пределами Священной Римской империи.

Кроме того, Фридрих III, чтобы получить королевское достоинство, должен был заплатить высокую цену в 2 миллиона дукатов императору Леопольду I и 600 000 дукатов немецкому духовенству; орден иезуитов получил 20 000 талеров за ходатайство при дворе Вены.

Кроме того, Фридрих обязался участвовать вместе с 8000 солдат во главе с Габсбургским императором в Войне за испанское наследство .


5.2.3. Король в Пруссии

Церемония коронации состоялась 18 января 1701 года.

Когда его вторая жена Софи Шарлотта скончалась 1 февраля 1705 года во время карнавального визита к ее матери в Ганновере от запущенной боли в горле, ей было всего 36 лет. Фридрих потерял сознание при поступлении этого сообщения.

Похороны стоили 200 000 талеров и были настолько великолепны, что 80 000 незнакомцев приехали в Берлин, чтобы присутствовать на похоронах. Траур длился год.

27 ноября 1708 года Фридрих женился на 23-летней Софи Луизе Мекленбургской. Целью брака было рождение другого сына, чтобы обеспечить дальнейшее существование династии в случае смерти единственного наследника престола.

«Если Фридрих I заслуживает похвалы, то это потому, что он всегда сохранял мир на своих землях, а соседи были опустошены войной».

- Фридрих II.


5.2.4. Иоганн Казимир Кольбе фон Вартенберг (1643 – 1712), глава Кабинета Трех Графов. Исскусство ступать по скользкому паркету власти. Дизайнер свободного времени. Три «камер-мавра»,  два «камер-карлика» и и один придворный шут


5.2.4.1. Старт

Иога;нн Ка;зимир Ко;льбе фон Ва;ртенберг - бранденбургский и прусский государственный деятель, первый министр Пруссии, граф Священной Римской империи.

Фон Вартенберг произошёл из дворянского рода Кольбе, ведущих свою родословную с XII столетия и носивших как часть своей фамилии название некогда им принадлежавшей и разрушенной в 1522 году крепости Вартенберг неподалёку от одноименного местечка в немецком Пфальце. Его отец (и полный тёзка) был тайным советником и камер-юнкером курфюрста Пфальца Фридриха V, бежавшим во время тридцатилетней войны во французский Мец, где в браке с Юдит фон Флерсхайм (Judith von Flersheim) и был рождён Иоганн Казимир-младший.

Кольбе, получивший достаточно скромное образование и оставшийся без отца уже в 19 лет, был вынужден полностью полагаться на себя и рано поступил на службу к графу Людвигу Генриху Пфальц-Зиммернскому, при котором стал тайным советником, а после его смерти ещё и обер-шталмейстером при его супруге Марии Нассауской.

Ещё находясь при дворе Пфальца-Зиммерна, во время своих поездок в Берлин Кольбе — прирождённый царедворец, знавший толк в организации досуга августейших персон и вечно скучавшего придворного окружения, — обратил на себя внимание бранденбургского курфюрста Фридриха Вильгельма, который приглашал его к себе на службу. Однако лишь в 1688 году — после смерти графини Марии, с которой он, по-видимому, имел любовные отношения, — Кольбе перебрался в столицу Бранденбурга.


5.2.4.2. Карьера в Бранденбурге

Кольбе, поначалу заботившийся по сути лишь о развлечениях курфюрста, быстро поднялся по иерархической лестнице Бранденбурга-Пруссии.

Колбе проявил себя в игре часто меняющихся интригующих групп придворного берлинского общества, который был повсюду популярен из-за его дружелюбия и доброжелательного самодовольства.

«Он оставался предельно осторожным и осторожным в словах и жестах, избегая четких позиций, зная, что в постоянно меняющемся придворном обществе сегодняшние друзья могут быть завтрашними врагами».

Спустя всего несколько лет он был назначен первым казначеем, пробстом собора в Хафельберге, получил высокие должности в Берлине и Ораниенбурге.

Кольбе сделал себя незаменимым дизайнером свободного времени и гидом.

Услужливый и преданный Кольбе всё больше входил в доверие к курфюрсту, поддерживая все его планы, в том числе и по принятию королевского титула, что не могло не импонировать Фридриху на фоне Данкельмана, бывшего тогда первым министром и считавшего, что Бранденбургу-Пруссии будет не по средствам содержать расточительный королевский двор.

Чтобы финансировать непомерные расходы королевского двора, при котором числилось 300 человек персонала (в том числе три «камер-мавра», два «камер-карлика» и один придворный шут), Кольбе вводил всё новые и новые акцизы и налоги: на потребление чая, кофе, какао и соли, на парики, шляпы, сапоги, чулки, кареты и даже «налог на девичество» (нем. Jungfernsteuer) в размере двух грошей, которые каждый месяц до их вступления в брак должны были платить все незамужние особы женского пола в возрасте от 20 до 40 ле.

Правление Вартенберга и его «соратников» Витгенштейна и Вартенслебена было названо в народе «тройной болью» (нем. das dreifache Weh), что обыгрывало начальные буквы их фамилий: W.


5.2.4.3. Рост доходов

Доходы самого Кольбе достигали 150 тысяч талеров в год и превышали суммы, затрачиваемые на содержание прусских короля и королевы вместе взятых. Одни только бриллианты, принадлежавшие его жене, оценивались в полмиллиона талеров (для сравнения: годовой доход кузнеца в те времена составлял 20 талеров, а жалование солдата — 10). При этом многие начинания его предшественников, как например, строительство военно-морского флота или колониальная торговля, которым отдали немало сил и средств предыдущий курфюрст и его морской министр Рауле, были для Кольбе совершенно чуждыми и постепенно пришли в полное запустение.


5.2.4.4. Женитьба

В 1696 году Кольбе женился на Катарине Рикер (нем. Catharina Ricker), старшей дочери владельца пивной в Эммерихе и вдове одного из берлинских камердинеров, в браке с которой были рождены две дочери и четверо сыновей, старший из которых дослужился до прусского генерал-майора.

После брака с Кольбе Катарина стала официальной любовницей короля.

Катарина, долгие годы бывшая официальной метрессой (нем. M;tresse) Фридриха I, говорила, что легче было бы пересчитать ракушки на пляже Схевенингена, чем её галантные приключения, но король не был в их числе. После смерти мужа она перебралась в Париж, где безуспешно пыталась добиться внимания Людовика XIV, а потом в Гаагу, где и скончалась в 1734 году.

Утверждение, что графиня Вартенберг была дочерью владельца таверны Эммерих, а в таверне гости были довольны любовными услугами, явно ошибочно и объясняется враждебностью некоторых представителей берлинского двора. Нет уверенности в том, что Катарина уже имела свои отношения с Колбе при жизни ее первого мужа, несмотря на циркулировавшие слухи. У Катарины был шипучий и неконтролируемый характер, она всегда хотела быть в фокусе, поэтому у нее было много врагов при дворе.

Утверждения, чтоКатарина стала «любовницей по этикету» Фридриха I, или он был ее любовником,- маловероятны.

Сын Иоганна Казимир (1699) позже стал генералом при Фридрихе Вильгельме I из Пруссии.


5.2.4.5. Обретение влияния

После падения первого министра Эберхарда фон Данкельмана в 1697 году Кольбе стал министром и министром финансов и быстро устранил своих конкурентов Ганса Альбрехта фон Барфуса и Пола фон Фукса с помощью целенаправленной интриги и наполнил важные посты при дворе своими приспешниками.

Он занимал должности не одну за другой, а одновременно, что позволило ему наполнить двор систематической коррупцией и безбожно обогатиться. Ему также помогала его жена Катарина Риккерт (1670 - 1734). Она была из среднего класса, как дочь сборщика налогов для Бранденбургского двора в Кливском герцогстве в Эммерих-на-Рейне.

Одно только перечисление чинов и должностей, которые собрал Кольбе, говорит о его положении в государственной иерархии Пруссии: дворцовый капитан Берлина (нем. Schlosshauptmann von Berlin), обер-камергер, старший казначей, верховный государственный министр, обер-шталмейстер, генеральный директор экономики (нем. General-Oeconomie-Director), генеральный директор государственных имений (нем. Generaldirektor der Dom;nen), старший капитан всех королевских касс (нем. Oberhauptmann aller Schatul;mter), генерал-почтмейстер, маршал Пруссии, канцлер и рыцарь ордена Чёрного орла, смотритель всех королевских академий.

Кабинет трех графов (немецкий - Drei-Графен-Кабинетт ) был неофициальным триумвиратом, который доминировал в политике Королевства Пруссии с 1702 до 1710 года.

В его состав входили граф Иоганн Казимир Кольбе фон Вартенберг, граф Вартенслебен и граф Витгенштейн. Этот кабинет был известен  как «три W» или «три горе» Пруссии (Wartenberg, Wittgenstein, Wartensleben).

Самый главный пост Кольбе – это неофициальная должность фаворита Фридриха III. Например, Кольбе удостоился, к примеру, чести нести шлейф мантии Фридриха при коронации в Кёнигсберге.

Усилиями Фридриха в 1695 году Кольбе получил от императора Леопольда I титул имперского фрайхерра (примерно соответствовавший положению барона), а 26 октября 1699 года и графский титул.


5.2.4.6. Принципы кадровой политики и придворной деятельности

Колбе занимал самые важные должности, окружая себя людьми, которым он доверял. Их пригодность для должности была менее важной, чем их лояльность к Колбе.

Их задача была прежде всего - собирать деньги для исполнения дорогостоящих желаний Фридриха I.

Эти люди были верными и послушными по отношению к Кольбе, но также недееспособными и недобросовестными людьми при исполнении должностных обязанностей.

Прусские призвания телеологических движущих сил (под руководством Фридриха Вильгельма I) должны были быть аннулированы.

Казимир Кольбе фон Вартенберг во многих отношениях является типичным барочным придворным аристократом - он не более благороден, но и не менее безжалостен, чем его соперники за власть и близость к принцу. Он был, с наилучшей манерой вежливости, отличным судьей человеческой природы, мудрым человеком, который лучше всех знал, как передвигаться по гладкому паркетному полу, он нравился людям, потому что он воспринимался как приятный собеседник, и потому что один из его многочисленных талантов состоял в умении оказать уравновешивающий эффект, что признавали даже его враги в придворных интригах.


5.2.4.7. Богатство

Графство Вартенберг состояло из более чем дюжины различных поместий, сам Кольбе жил в построенном для него по планам архитектора Шлютера дворце Вартенберг (нем. Palais Wartenberg), а его жена — в расширенном для неё дворце Монбижу.


5.2.4.8. Падение

Исключительная близость Кольбе к королю служила поводом для многочисленных интриг, ставивших своей целью отстранение его от власти. Однако Фридрих, ценивший Кольбе не только как дипломата и государственного деятеля, но и как личного друга, внимательно выслушивал все обвинения и наказывал самих жалобщиков: таким образом лишились его расположения и своих постов генерал-фельдмаршал Дона-Шлобиттен, обер-гофмаршал Лоттум, генерал-комиссар Денгоф и другие представители высшего света Пруссии.

И всё же одного из своих врагов — наследника престола и будущего короля Фридриха Вильгельма I — Кольбе переиграть не удалось.

Чтобы как-то противостоять возросшему влиянию кронпринца, Кольбе содействовал третьему браку Фридриха — с герцогиней Софией Луизой.

После долгих поисков для короля нашли подходящего кандидата на вступление в брак -  23-летнюю принцессу Софи Луизу, которую хвалили как «мекленбургскую Венеру».

28 ноября 1708 года свадьба была торжественно отмечена в Берлинском замке.

Молодой женщине усложняла жизнь Катарина Кольбе фон Вартенберг (Риккерс), жена фактического премьер-министра.

Софи Луиза стала верной медсестрой своего мужа. Сначала Фридрих позволил ей участвовать в представительских задачах. Однако со временем ее религиозное рвение превратилось в одержимый пиетизм.

Королева впала в глубокую депрессию и психическое расстройство, поэтому она больше не могла участвовать в придворной жизни. Невыносимые ссоры между супругами из-за «истинного» вероисповедания заставили короля расстаться со своей безумной женой.

Залитая кровью из-за пореза, она, как говорят, напугала больного короля в берлинском замке, который сначала подумал, что он увидел в качестве посланника смерти легендарную «Белую леди», которая, согласно легенде, появляется незадолго до смерти члена семьи.

Однажды, психически больная Софи Луиза сбежала от своей фрейлины, прошла через галерею, вошла в комнату короля, вломившись через стеклянную дверь, и бросилась на Фридриха. Он внезапно проснулся в кресле, пораженный видом белой кровавой фигуры. Слуги вошли в комнату и попытались освободить короля от рук его жены.

Его преемник, король Фридрих Вильгельм I, отправил больную женщину к своей семье в Мекленбург. Там она жила сначала в замке в Грабове , затем недолго в Нойштадт-Глеве, а затем в Шверинском замке , где она умерла в 1735 году в возрасте пятидесяти лет.

Противники Кольбе воспользовались моментом, так как в восточных провинциях экстремальные холода и неурожай, дизентерия и тиф и голод привели к катастрофической ситуации. В конце концов, около трети населения погибло.Так как не было ассигнований на такие чрезвычайные ситуации из-за непомерных капитальных потребностей короля, а казначейство пустовало, с голодом и болезнями невозможно было эффективно бороться. Этим воспользовались врагив Вартенбергов  при дворе. Они привлекли наследного принца на свою сторону, чтобы, в конце концов, благодаря изощренному интригеншпилю, произошло падение Вартенберга. 31 декабря 1710 года Вартенберг был вынужден уйти в отставку.

В 1710 году, после того, как вскрылись манипуляции Витгенштейна со страховой кассой от пожаров и тот был отправлен под арест в цитадель Шпандау, король вынужден был расстаться и с самим Кольбе, по чьим указаниям и действовал Витгенштейн.

Со слезами на глазах король попрощался со своим любимцем, отправив Кольбе и его супругу в их имение в Пфальце, подарил ему напоследок своё кольцо и назначил годовое жалование в 20 тысяч талеров. Вскоре Фридрих, которому нелегко давалось расставание с бывшим фаворитом, передал тому предложение вернуться ко двору уже без жены, на что Кольбе ответил отказом. 4 июля 1712 года Иоганн Казимир Кольбе фон Вартенберг умер во Франкфурте-на-Майне.

Фридрих повелел забрать бренные останки своего фаворита и перезахоронить их в приходской церкви в Берлине.

Катарина фон Вартенберг последовала за своим супругом в изгнание во Франкфурт, привезя с собой драгоценности стоимостью в 500 000 талеров. Она овдовела в 1712 году и снова вышла замуж за французского дворянина Маршала д'Ювеля, с которым поселилась в Париже. Последние годы своей жизни она прожила в Гааге.


5.2.4.9. Заслуга Ко;льбе фон Ва;ртенберга

Сравнивая деятельность на посту премьер-министра Кольбе и Данкельмана, уже их современники «в тысячу раз» больше удостаивали похвалой последнего. Кольбе стал, пожалуй, уникальным случаем в истории Бранденбурга-Пруссии, когда не блиставший своими способностями фаворит, бывший не более чем удачливым придворным, долгие годы подряд безответственно вершил дела своего государства.

Единственной «заслугой» Кольбе называют данный им отрицательный пример управления государством, оказавший такое сильное впечатление на будущего «короля-солдата» Фридриха Вильгельма I, что тот после восшествия на престол незамедлительно начал борьбу против коррупции и беспорядка, глубоко пустивших свои корни в Прусском королевстве.

Оценки Кольбе практически единогласно сводятся к мнению, что он использовал своё высокое положение в целях собственного обогащения, мало заботясь о процветании Пруссии, финансы и управление которой он полностью расстроил. Кроме того, отмечается, что он был недостаточно активен во внешнеполитических вопросах, а при назначениях на ответственные государственные должности руководствовался не компетентностью, а лояльностью своих подчинённых, не гнушаясь при этом интригами и даже насилием.

Кольбе — сам автор двух опубликованных при его жизни книг, первая из которых, «Отеческое наставление своим детям» (нем. V;terliche Instruction an seine Kinder), была переиздана несколько раз, — послужил прототипом для трусливого и болтливого гофмаршала фон Кальба в драме Шиллера «Коварство и любовь».


5.2.5. Борьба с коррупцией. Совершенствование государственного управления

В конце 1710 года комиссия по расследованию, организованная 22-летним наследным принцем Фридрихом Вильгельмом, разоблачила всю злобную экономику кабинета Трех графов.

Поводом стало дело с разграбленным фондом пожаров для домовладельцев в городе Кроссен.

После получения отчета о расследовании 23 декабря 1710 года Фридрих был  удивлен масштабами коррупции.

Главный руководитель коррупции Вартенберг прибыл 6 января 1711 года из Вольтерсдорфа в Берлин для одночасового интервью с Фридрихом. Король дал Вартенбергу ценное кольцо с бриллиантом и пролил слезы, когда попрощался. Фридрих знал наверняка, что его много лет обманывали.

Тот факт, что он все еще плакал по Вартенбергу, свидетельствует об одиночестве Фридриха, для которого дружелюбный облик стал важнее реальности.

Наиболее важная реорганизация была осуществлена рескриптом от 27 октября 1710 года, согласно которой действительность подписываемых королем актов зависела от рассмотрения в профессиональном Тайном совете. Таким образом, этот день стал основой для улучшения властей в Пруссии. Эти изменения постепенно улучшили финансовое положение.

Внутренняя политика Фридриха была направлена на формирование культуры и образования с целью достижения равенства с другими крупными европейскими державами.

Королевская прусская академия наук была основана в Берлине 11 июля 1700 года (через четыре года после Академии Академии искусств) в соответствии с волей курфюрста Фридриха III. Ее первым президентом был Готфрид Лейбниц, который планировал и развивал Академию вместе с Даниэлем Эрнстом Яблонски. Прусская академия наук не финансировалась из государственного казначейства до 1809 года. 10 мая 1700 года Академия получила монополию на производство и продажу календарей в Бранденбурге для финансирования своей деятельности.

Средневековый и провинциальный Берлин был расширен в период правления Фридриха I до великолепного города-резиденции в стиле барокко.

Когда он умер в 1713 году, он оставил своему сыну Фридриху Вильгельму 24 замка.

В целом, время правления Фридриха I можно считать одним из самых богатых периодов культурной истории Бранденбурга.

Вскоре после похорон 1713 года его сын, солдатский король, запретил всякую помпу и помпезность, что привело к бегству художников и ремесленников из Берлина и Пруссии.


6. Коронация Фридриха I, первого Короля в Пруссии (1701)


6.1. Церемониальная природа Мира

После длительных переговоров и рассмотрения юридических мнений наследник престола Фридрих III (1657 - 1713) сумел одержать победу над своими братьями и сестрами до 1692 года и сохранить единство страны. Общенациональное единство было необходимо для его изодранного государства, чтобы предотвратить неизбежное разделение и объединить отдельные части страны.

«… Мир стал больше интересоваться церемониальной природой ... Церемониальная наука регулирует действия великих лордов ...»

Усилия по приобретению королевской короны Гогенцоллеров осуществлялись уже при Великом курфюрсте, который в 1676 году заставил Лейбница составить юридическое заключение по этому вопросу. Усилия, однако, остались в основном безуспешными. Лишь в 1680-х годах французский король Людовик XIV написал его имя и титулы с названием mon fr;re (мой брат), которое предназначалось только для коронованных особ.

Одним из пунктов в ходе погони за королевской короной стала встрече с  Вильгельмом Оранским в Гааге в 1691 году, когда Генрих Бентинк, 1-й герцог Портлендский, в преддверии встречи, обратил внимание Фридриха III на то, что король Вильгельм  сначала сядет на кресло за столом, а курфюрсту придется занять второе место на простом стуле. После протеста Фридриха встреча, наконец, состоялась в вертикальном положении.

«Пока я не более, чем Принц-курфюрст, я всегда оказываюсь против Мира».

- Фридрих III.


6.2. Внутренняя оппозиция

С точки зрения Фридриха III, застой в статусе означал потерю власти, и эта перспектива, казалось, была подтверждена, когда европейские королевские власти проигнорировали требования Бранденбурга-Пруссии в Рейсвейском договоре (1697).

Эберхард фон Данкельман, первый министр, опасался безответственного увеличения расходов и политической изоляции, если королевский статус не будет признан на международном уровне. Решение Тайного Совета было единодушно отрицательным.


6.3. Дипломатическая борьба за признание королевского статуса. Преодоление внутренней оппозиции

Предполагаемое повышение статуса не просто служило декоративной цели, но считалось необходимым для преобладания в политической конкуренции.

Вокруг Бранденбурга вырастали новые троны: Вильгельм Оранский сделался английским королём, курфюрст Саксонии Фридрих Август стал королём Польши, Эрнст-Август Ганноверский стал 9-м курфюрстом, а его сын Георг, судя по всему, должен был стать преемником королевы Анны на английском троне. Бавария стремилась получить Нидерландскую корону. Фридрих чувствовал, что Бранденбург должен сравняться с остальными германскими государями.

Первая попытка Фридриха в этом вопросе в 1694 году была отклонена Венской государственной конференцией. Настойчивость Фридриха усилило недоверие венского двора к курфюрсту. До 1697 года отношения остывали до состояния замораживания из-за дальнейших споров.

27 июня 1696 года Август Сильный (Август II Польский, курфюрст Саксонии с 7 мая 1694 года, король польский и великий князь литовский с 15 сентября 1697 года) сказал, что при определенных условиях можно признать прусскую королевскую корону.

В конце 1696 года Фридрих заключил секретный договор с баварским курфюрстом, в котором обе стороны заверили друг друга в взаимной поддержке в получении короны.

Начало серьезных усилий в обретении королевского статуса состоялось лишь после того, как первый министр Данкельман, убежденный противник проекта, был свергнут в ноябре 1697 года. Данкельман был внезапно отставлен, без суда подвергнут заключению и лишен звания и прав состояния (в 1707 году он получил свободу).

Фридрих III в ноябре 1698 года снова попросил своих тайных советников прокомментировать возможность коронации. Они оценили это дело более позитивно из-за благоприятных внешнеполитических событий. Возник вопрос о правопреемстве Испании. Габсбургу были нужны союзники. По мнению Бранденбургских тайных советников, вероятность повлиять на Леопольда I была высокой.

В декабре начались переговоры с ведущими представителями Габсбургского кабинета, хотя первоначально на неофициальном уровне. В начале марта 1699 г. переговоры велись по имперскому мандату на министерском уровне.

3 марта 1700 года император Леопольд I дал Бранденбургскому посланнику первую ауденцию по коронному вопросу.

(После смерти отца в 1657 году Леопольд I, несмотря на интриги Людовика XIV, желавшего добиться императорской короны, был избран германским императором и коронован 18 июля 1658 года особенно благодаря содействию курфюрста Фридриха-Вильгельма Бранденбургского – отца Фридриха III, претендующего на титул короля.)

Дальнейшие переговоры между Берлином и Веной были долгие и трудные. С точки зрения Бранденбурга, было важно, чтобы королевский титул был не «получен» от католического императора, а только «признан», поскольку королевский титул «приходит» только от Бога, а не от императора.

Тем временем бранденбургские дипломаты определили отношение других европейских держав. Они ясно дали понять, что без согласия императора Фридрих никогда не сможет рассчитывать на признание европейскими державами.

Переговоры ускорились, когда стало известно , что приближается кончина испанского короля.


6.4. Одобрение Императором Священной Римской империи будущего королевского статуса Фридриха III

27 июля 1700 года Постоянная государственная конференция в Вене одобрила признание короны Фридриха III.

В решающем разделе 7 Krontraktats император объявил в случае коронации: «… почтить и признать короля в Пруссии…»

Словосочетание  «Король в Пруссии» было принято, чтобы подчеркнуть, что Гогенцоллерны по закону были королями только в своем бывшем герцогстве.

В Бранденбурге и тех частях их владений, которые находились в пределах Империи, они по закону были только курфюрстами под (номинальной) властью императора. К этому времени власть императора была только номинальной. Правители различных территорий империи действовали в основном как правители суверенных государств и лишь формально признавали сюзеренитет императора.

Кроме того, Герцогство было только восточной половиной региона Пруссии; западная половина находилась под властью короля Польши.

Условия Габсбургов для прусской королевской короны были:

Предоставление  8000 военнослужащих,
Фиксированные субсидии в размере 100 000 талеров в год.

Испанский король Карл II умер 1 ноября 1700 года. Был неизбежен серьезный военный конфликт между Францией и Габсбургской династией из - за спорного вопроса о правопреемстве.

24 ноября 1700 года курьер прибыл в Берлин с Кронтрактатом. Фридрих III ратифицировал его 27 ноября.

В тот же день, 27 ноября, были даны инструкции послам Бранденбурга в Париже, Лондоне, Гааге и Варшаве, чтобы получить согласие отдельных держав.

4 декабря император ратифицировал договор.


6.5. Торжественная коронация (1701)

После беспокойных приготовлений 17 декабря 1700 года правящая пара отправилась с большой свитой из Берлина в Кенигсберг, столицу герцогства Пруссии. Поезд состоял из четырех секций, которые в совокупности составили 300 пассажирских и багажных экипажей. Ехал также двор численностью 200 человек.

По дороге было в общей сложности 30 000 готовых лошадей.

Утром двигались, днем праздновали.

Через двенадцать дней, 29 декабря, поезд прибыл в Кенигсберг.

Коронация состоялась 18 января 1701 года в Кенигсбергском замке.

Иоганн Казимир Кольбе фон Вартенберг на коленях представил корону Фридриху. Фридрих увенчал себя собственной рукой.

За этим последовало выражение почтение князей королевского дома.

Существует версия, что этот церемониал с коронацией был аналогичен коронации шведского короля Карла XII.

Фридрих отправился в покои королевы.

С  короной и скипетром короля, в сопровождении королевы (Софи Шарлотты), Фридрих направился в замковую церковь. За ним последовали прусские советники, которые несли коронационные знаки, сделанные в 1700 году неизвестным берлинским ювелиром. Служба началась с гимнов и проповеди.

Помазание было выполнено капелланами, которые ранее были назначены на сомнительной правовой основе. Один из капелланов принадлежал к лютеранам, другой - к кальвинистской деноминации. Была принята во внимание деноминация кальвинистского королевского дома и лютеранская вера большинства. Королевское достоинство должно быть представлено как данное Богом. За этим последовало помазание королевы.

После дальнейших песен и молитв чиновник двора объявил всеобщую амнистию. Из числа амнистированных были исключены богохульники, убийцы, должники и предатели.

Курфюрста Фридриха III теперь его звали Фридрих I - король в Пруссии.

День закончился коронационным обедом в «московском зале».

На следующий день после коронации началась поздравления населения.В зале для публики были выставлены знаки отличия и драгоценности короны, а также все королевские регалии. Даже меньшим было позволено войти в замок.

Церемонии коронации сопровождались дорогостоящими торжествами. Например, в день коронации среди людей было роздано 6000 талерских монет (1 талер равен примерно 100 евро в 2008 году), на Замковой площади жарили волов для людей и было приготовлено 4000 литров игристого вина.

День завершился великолепным фейерверком. Дальнейшие торжества продолжались до весны.

Общая стоимость коронации была позже оценена в шесть миллионов, с годовым государственным бюджетом в четыре миллиона талеров.

Высказано мнение, что коронация была самым дорогим событием за всю историю Бранденбург-Пруссии.


6.6. Символы королевской власти

Сама церемония была в основном разработана самим Фридрихом. Он определил многие детали, такие как знаки коронации, ритуалы и сама литургия.

Королевская корона должна символизировать всеобъемлющий, как светский, так и духовный авторитет короля.

Фридриха поддержали многочисленные ценители международных церемоний. Самым важным был Иоганн фон Бессер как мастер церемоний. Самокоронация и последующее помазание означали претензию на всестороннюю, присущую только Богу, силу.

Повышение в звании считается «гордым часом» в жизни Фридрих I и расценивается  как почти неизбежный и срочно требующийся шаг.

Изображение прусского орла, сошедшего с небес без посредничества человека, - символ всеобъемлющего притязания на власть новой монархии Deo Destinata (Божьего провидения).


6.7. Международное признание нового, королевского, статуса. Некоторые исторические последствия

Официальное признание короны было осуществлено, по согласованию, сначала королем Польши Августом II, затем римским императором, затем Данией, Англией, Россией, Нидерландами, Швейцарией и некоторыми курфюрстами.

Тем не менее, на международном уровне высказывалось не только одобрение.

Были и критические голоса на стороне Габсбургов. Принц Евгений, как говорят, сказал: «Хорошо бы повесить сторонников этой короны».

Противники, такие как французский король Людовик XIV и Папа Римский Иннокентий XII, отказались признать новый статус Фридриха. То же самое было с Испанией и Швецией. Выражали несогласие Тевтонский орден, который исторически считал себя владельцем Пруссии, а также польское дворянство.

Сейм попытался делегитимизировать Договор в Велау (1657). Признание прусского королевского титула и Королевства Пруссии Сеймом последовали только под давлением России в 1764 году.

Коронация не была принята Тевтонским орденом, который, несмотря на секуляризацию Прусского герцогства в 1525 году, сохранял претензии к региону. Гроссмейстер протестовал при дворе императора.

Папа послал циркуляр всем католическим регентам не принимать королевский статус Фридриха. До 1787 года папские документы продолжали говорить о прусских королях как о «Маркграфах Бранденбурга».

Папа признал новый статус в 1787 году.

В конце концов, новая монархия обеспечила Гогенцоллерну равный статус с другими европейскими державами.

В рейхе Гогенцоллерны приобрели превосходство среди протестантских держав.

Пруссия была вовлечена в войну за испанское наследство, в которой контингент войск прусской армии сражался на стороне Габсбургов.

Коронация состоялась 18 января 1701 года в Кенигсберге. С апреля 1701 года  "Королевский прусский контингент" был дислоцирован на Нижнем Рейне в Везеле. В апреле 1702 года он впервые принял участие в боевых действиях при осаде Кайзерсверта.

Внутри страны королевская коронация способствовала государственному единству географически далеких и экономически сильно различных территорий Гогенцоллернов. В случае с государственными учреждениями, властями и армией титул «королевский прусский» заменил предыдущий «Бранденбург». Название «Пруссия» и «Пруссак» было перенесено в течение 18-го века во все районы Бранденбург-Пруссии.

Хотя Габсбург обеспечил себе союзника и, таким образом, ценную военную поддержку, признав повышение ранга ввиду предстоящей войны за испанское наследство, в долгосрочной перспективе подъем Гогенцоллернов оказывал неблагоприятное влияние на Габсбургов.

Поскольку Бранденбург все еще был юридически частью Священной Римской империи, личный союз между Бранденбургом и Пруссией технически продолжался до распада империи в 1806 году. Однако власть императора к этому времени была только номинальной, и Бранденбург вскоре стал рассматриваться как де-факто провинция Прусского королевства. Хотя Фридрих все еще был только курфюрстом  в тех частях его владений, которые были частью империи, он лишь формально признал господство императора над ним.

Пруссия превратилось в сильное протестантское государство, которое, в первую очередь, поколебало гегемонию Габсбургов в Германии и окончательно сломило ее в 19 веке.

Провозглашение империи в форме провозглашения короля Пруссии германским императором 18 января 1871 года символически соотносилась с королевской коронацией 1701 года и считалась дальнейшим повышением в звании.

Бранденбург и Берлин использовали 300-ю годовщину коронации как возможность объявить Прусский 2001 год. В течение культурного года был проявлен интерес к Пруссии. Было организовано более чем 4600 мероприятий. Более 400 000 посетителей осмотрели экспонаты из прошлого на многочисленных выставках и мероприятиях.

Многие королевские регалии 1701 года сохранились до нашего времени. Они  выставлены с 18 января 1995 года в Королевском кабинете дворца Шарлоттенбург в Берлине: в частности,  скипетр, имперский шар и имперский меч.


7. Пруссия сосредотачивается. Ждать, расширяться, усиливаться. (1713 – 1740)


7.1. Увеличение численности армии

Фридрих I (первый король в Пруссии) умер в Берлине 25 февраля 1713 года. Ему наследовал его сын – король Фридрих Вильгельм I.

Действующая армия выросла при Фридрихе I (первом короле в Пруссии) с 30 000 человек, оставленных ему отцом, Великим курфюрстом, до примерно 39 000.

В Пруссии не хватало рекрутов должного возраста и тогда Фридрих Вильгельм I стал вербовать рекрутов за пределами Пруссии. Более 1000 агентов-вербовщиков было послано в различные германские государства. К 1720 году в прусской армии было уже 55 000 человек, к 1730 году она насчитывала 60 000 человек, из них 20 000 иностранцев.

К моменту смерти Фридриха Вильгельма I, в 1740-м году, прусская армия насчитывала  — 83 000 человек и стала четвертой по численности в Европе (Франция — 160 000 человек, Россия — 110 000 человек, Австрия — 100 000 человек).

Фридрих Вильгельм I имел постоянную армию в 83,5 тыс. солдат (4% всого населения), на которую расходовалось 5 млн. из 7 млн. талеров ежегодного дохода государства.

(Фридрих II утроил численность армии. Он довел постоянную армию до 186 тыс., и ее содержание обходилось в 13 млн. талеров при 17 млн. всех государственных расходов).


7.2. Расширение территории. Осторожная, почти миролюбивая внешняя политика

По условиям Утрехтского мирного договора, подписанного 11 апреля 1713 года, Пруссия получила испанскую часть Верхнего Гельдерна (Испанские Нидерланды) и княжество Невшатель (Швейцария) в качестве вознаграждения за помощь в Войне за испанское наследство. Кроме того, Франция признавала за курфюрстами Бранденбургскими их титул «королей Пруссии».

В 1715 году Пруссия во главе с Фридрихом Вильгельмом I ( в 1713 году он вступил на престол после смерти своего отца) присоединилась к анти-шведской коалиции.

Пруссия участвовала только в одном сражении, в Стрезовской битвена острове Рюген , так как война уже была практически решена в Полтавской битве1709 года .

По Стокгольмскому договору Пруссия получила всю шведскую Померанию к востоку от реки Одер .

Швеция, потерпев поражение от России, Саксонии, Речи Посполитой, Датско-Норвежской унии, Ганновера и Пруссии в Северной войне (1700—1721), потеряла территории на южном побережье Балтийского моря. По прусско-шведскому договору, подписанному в Стокгольме (январь 1720), Пруссия получила Штеттин (Щецин) и другие территории Швеции в Померании.

Стокгольмский договор от 21 января / 1 февраля 1720 г. Пруссии со Швецией. был одним из мирных договоров, которым звершилась Великая Северная войне. Этот договор завершил войну между Пруссией и Швецией. За 2 миллионов талеров Фридрих-Вильгельм I приобретал часть передней Померании (Штеттин (Щецин)) и острова Узедом и Воллин. Эти области находились с 1713 года, с перерывом в 1715 году для Узедома, под прусской оккупацией.

Стокгольмский договор означал для Пруссии еще один шаг навстречу немецкой сверхдержаве, а для Швеции - еще одну неудачу. Потеря власти Швецией на Балтике продолжалась.

Великая Северная война не только ознаменовала конец шведской империи, но также возвела Пруссию и Россию в ранг сильных крупных европейских держав.

В польской войне (1733—38) Пруссия держалась полного нейтралитета.


7.3. Среднее по размерам государство, способное на формирование большой армии. Общая бюрократческая оптимизация. Фискальный аппарат. Офицерский корпус. Иммиграционное накачивание. Освобождение от колоний.


7.3.1. Не обманывать, а работать. «Контроль» и «экономия». Всяк свечок знай свой шесток.

Фридрих Вильгельм I основал прусскую государственную службу (с фиксированными часами работы).

21 июня 1713 года были опубликованы королевские «Поправки и уточнения касательно юстиции», ставшие основой для Всеобщего свода законов Пруссии. В этом кодифицированном нормативно-правовом акте провозглашалось равенство всех сословий перед законом.

Король продиктовал руководство по Положению о государственных должностных лицах, содержащее 35 глав и 297 параграфов, в котором каждый государственный служащий в Пруссии мог четко определить свои обязанности.

Например, министр или советник, не присутствовавший на заседании комитета, потерял бы зарплату за шесть месяцев; если бы он отсутствовал во второй раз, он был бы уволен с королевской службы.

Король заменил обязательную военную службу среди среднего класса ежегодным налогом и основал школы и больницы. Король поощрял сельское хозяйство, осушал болота, хранил зерно в хорошие времена и продавал его в плохие времена.

Фридрих Вильгельм I понимал себя как абсолютистского правителя и сам взял на себя управление государственными делами. Когда он вступил в должность, он сказал некоторым министрам, что он требует «не совета, не рассуждения, но послушания». Он описал как принцип для каждого правителя, что он должен «делать все свои дела сам»  и предупредил своего преемника: «Добрый Бог поставил тебя на трон не для того, чтобы обманывать (обмануть), но чтобы работать». Король руководил правительством.

Фридрих Вильгельм - один из самых трудолюбивых монархов в мировой истории; в ежедневной, часто ночной, письменной работе он изучал поступающие отчеты министров и в основном принимал решения в одиночку.

Фридрих Вильгельм I был человеком труда. В то время как его дедушка, Великий курфюрст, кропотливо приобретал Поморье и включил земли Магдебурга и Клевеса в государственную структуру Бранденбург-Пруссии, король видел свою главную задачу в министерстве, в консолидации этого государства путем дополнения и расширения армии, а также создания здоровой и надежной профессиональной гражданской службы. Фридрих Вильгельм I  выполнял невероятно тяжелую работу. И он также потребовал от своих чиновников того, что было по-человечески возможно: «Вы должны работать, как я всегда работал. Правитель, который хочет править с честью в мире, должен выполнять свои обязанности, потому что правители рождены для работы, а не для ленивой жизни ». Таким образом, бережливость и неустанная работа стали неизменными принципами этого короля; чувство долга было его высшей заповедью.

На долгие 27 лет ключевыми словами в управлении Пруссией стали «контроль» и «экономия».

Поскольку Фридрих Вильгельм мыслил практичным и прагматичным образом, он пропагандировал только практико-ориентированные науки.

Факультеты, которые не обслуживали страну, все чаще подвергались преследованиям. Философ Кристиан Вольф в Галле, обвиненный королем в подрыве религии и, следовательно, армии, и юрист-конституционер Иоганн Якоб Мозер покинули Пруссию под угрозой смертельной опасности.

Пруссия стала местом передовой медицины (как важного фактора боеспособности армии).

9 января 1727 года Фридрих Вильгельм I приказал переоборудовать военный госпиталь в гражданский госпиталь и в сопроводительной записке указал: «Его следует назвать Домом Шарите (Charit;)» (Charit; – милосердие). Первым директором стал личный врач короля Иоганн Теодор Эллер. (В наше время в Шарите (Charit;) лечились несколько политиков и дипломатов, в том числе канцлер Германии Ангела Меркель и джулия Тимощенко из Украины).

Фридрих Вильгельм I желал видеть сам, все знать, во все входить. «Его прогулки являются ревизиями, и на берлинских улицах трость его тоже прогуливается по спинам праздношатающихся». Совершенный контраст со своим отцом, он, по натуре «грубый и первобытный», отличался редкой бережливостью, преследовал мотовство, ненавидел Версаль и французов. Отменены были все французские моды, уменьшен (до 8) штат придворных слуг, в конюшнях королевских оставлено было лишь 30 лошадей; сокращены были размеры пенсионов. Таким образом бюджет с 300000 талеров был сведен к 50000; король собственноручно вычеркивал даже самые незначительные расходы.

Несмотря на то, что Фридрих Уильям был очень эффективным правителем, он обладал постоянно вспыльчивым характером, который иногда заставлял его физически нападать на слуг (или даже его собственных детей) с тростью при малейшей провокации. Его жестокий, суровый характер еще более усугублялся наследственной порфиритической болезнью , которая вызывала у него подагру , ожирение и частые калочные боли в животе. У него также было заметное презрение к Франции , и он иногда приходил в ярость при простом упоминании этой страны, хотя это не мешало ему поощрять иммиграцию французских беженцев-гугенотов в Пруссию.

Короче говоря, Фридрих Вильгельм I заботился обо всех аспектах своей сравнительно небольшой страны, управляя абсолютной монархией с огромной энергией и умением.

В момент его смерти у Пруссии было отличное казначейство и полная казна, в отличие от других немецких государств.

В 1740 году Фридрих Вильгельм I оставил баланс бездолговым и 2 миллиона талеров в сокровищнице.

Фридрих Вильгельм I увеличил площадь Пруссии на 8000 квадратных километров до 119 000 квадратных километров. Население, которое в 1688 году все еще составляло 1,5 миллиона человек, увеличилось до 2,4 миллиона.

Соотношение одного солдата на каждые 28 граждан было намного выше, чем соотношение один к 310 в Великобритании


7.3.2. Аппарат для доходов.

Фридрих Вильгельм I создал «Генеральную дирекцию» - центральный органа для внутреннего и финансового управления. Генеральная дирекция существовала с 1723 до 1808.
В период с 1723 по 1740 годы в ее компетенцию входили (с 1722/1723) финансы, экономические вопросы, внутренняя политика.


7.3.3. Офицерский дворянский корпус

Фридрих Вильгельм создал из капризной знати верный прусский офицерский корпус.

Чтобы компенсировать дворянам утрату власти в абсолютистском государстве, король попытался привязать дворянство к короне. Для этого он создал в сентябре 1717 года в Берлине Королевский прусский корпус кадетов (K;niglich Preu;isches Corps de Cadets), центральное кадетское учреждение, для формирования которого он лично отбирал молодых дворян, которые в возрасте от 12 до 18 лет записывались в справочник.

Тем самым он предложил отпрыскам в основном обнищавших дворянских семей перспективу в профессиональном и социальном плане.

Помимо карьеры в армии была также возможность прохождения гражданской службы для курсантов.

Таким образом, король обеспечил дворянство долей в своем государстве, вместо того, чтобы оставить их в политической оппозиции. Несмотря на ожесточенное сопротивление древнего дворянства, в этом вопросе король победил. Принуждение дворян к военной службе в прусской армии сопровождалось запретом на службу в других армиях.


7.3.4. Поощрение иммиграции

Фридрих Вильгельм I приложил немало усилий для восстановления Восточной Пруссии, которая была опустошена чумой 1709 года.

2 февраля 1732 года Фридрих Вильгельм I издал свой «Патент на приглашение», в котором он обещал изгнанникам принять их в Пруссии «из королевской жалости и сердечной симпатии Христа». Сначала он хотел пустить в свое владение только 10 000 беженцев, но изменил свое мнение на неограниченное количество. С большим вниманием и активным сочувствием немецкой общественности, казалось бы, бесконечная процессия перемещенных лиц переехала через Германию в Берлин, где в мае 1732 года он приветствовал их перед деревенской церковью Целендорф со словами «Я, новые сыновья, для вас, - мягкое отечество». Фридрих Вильгельм I поселил изгнанников из Зальцбурга в Восточной Пруссии.

Согласно его заявлению: «Я уважаю людей с самым большим богатством», Пруссия была теперь защитником всех протестантов.

В 1732 году король пригласил протестантов Зальцбурга обосноваться в Восточной Пруссии, которая была опустошена в 1709 году (эпидемией). Согласно условиям Аугсбургского мира , принц-архиепископ Зальцбургский мог требовать от своих подданных исповедовать католическую веру, но протестанты имели право эмигрировать в протестантское государство. Прусские комиссары сопровождали 20 000 протестантов в их новые дома на другой стороне Германии. Фридрих Вильгельм I: «Я лично приветствовал первую группу мигрантов и пел с ними протестантские гимны».


7.3.5. Колониальные амбиции – это химера

Колониальный эксперимент своего деда Фридриха Вильгельма  Фридрих Вильгельм I закончил вскоре после прихода к власти.

Он всегда считал африканские амбиции своих предшественников "химерой".

Фридрих Вильгельм продал 18 декабря 1717 западноафриканские владения за 6000 дукатов голландской Вест - Индской компании.

Таким образом, он не только наполнил свою казну, но и снизил риск конфликта с западноевропейскими колониальными державами.

Фактическая передача Friedrichsburg и Arguin голландцам и французам произошла в связи с местными осложнениями в1721 и 1724 годах.

Отношения с Австрией и Англией значительно охладились, и к 1739 году единственным союзником Пруссии была Франция.


7.4. Обязательное образование

28 сентября 1717 года король ввел королевским указом всеобщее обязательное образование.Каждый ребенок от пяти до двенадцати лет должен ходить в школу.

«Мы неодобрительно слышим и часто оплакиваем … , что  бедная молодежь в большом невежестве…".

- Фридрих Вильгельм I.

За время его правления общий уровень образования в Пруссии значительно вырос. Обязательное школьное образование 1717 года внесло существенный вклад в эту тенденцию.Число сельских школ выросло с 320 в 1717 году до 1480 в год его смерти (462 процента).

Фридрих Уильям полностью освободил крепостных (1719).


7.5. Король Фридрих Вильгельм I. Выращивал овощи для королевской кухни. Потсдамские Гиганты. Табачные коллегии. Гундлинг. Способность к самооценке


7.5.1. Овощи для королевской кухни

Фридрих Вильгельм I (1688, Берлин — 31 мая 1740, Потсдам) — король Пруссии, курфюрст Бранденбурга c 1713 года, из династии Гогенцоллернов. Известен как «король-солдат».

Его отец, утончённый эстет Фридрих III, мечтал вырастить широко образованного, чувствительного и галантного наследника. Однако принц интересовался самыми «низменными» предметами: работой каменщиков и плотников, кормами для лошадей, садоводством и огородничеством.

Специально для маленького принца был устроен огород, где ребёнок с любовью выращивал овощи для королевской кухни.

Принимая во внимание почти неконтролируемые финансовые потери в королевском дворе, он поставил себе в возрасте десяти лет отдельную книгу расходов на свои расходы. В дополнение к чувству бережливости становилось все больше и больше чувство военного. Вместо того, чтобы играть в замковом парке, он контролировал одежду и вооружение часовых.

К французскому языку, обязательному в среде европейской аристократии XVIII века, Фридрих Вильгельм питал отвращение. Гуманитарные знания также были ему неинтересны. Мальчик обнаруживал способности к математике, к рисованию, интересовался историей, обладал неплохим музыкальным слухом, однако, в силу своего упрямого и агрессивного характера, не смог получить должного образования даже в этих областях.

Фридрих Вильгельм с детства был истово религиозен и пронёс чувство любви к Богу через всю свою жизнь.

В самом раннем возрасте принц заинтересовался армией. Проявляя склонность к выяснению деталей любого явления, Фридрих Вильгельм вникал в быт и нравы казармы, в покрой формы, в рассказы солдат о былых сражениях. Светские манеры, которым безрезультатно пытались обучить его и родители и воспитатель — граф Александр фон Дона, принц не воспринимал, так как считал их бесполезными.

В 1702 году четырнадцатилетний наследный принц стал членом Тайного государственного совета , а год спустя стал членом Военного совета . До своей инаугурации наследный принц участвовал во многих встречах, приобретая глубокие знания внутренних дел и армии. Поэтому от него не скрылось неумелое руководство Иоганна Казимира Кольбе фон Вартенберга кабинетом трех графов.

В 1704 году шестнадцатилетний наследный принц был объявлен совершеннолетним.

14 июня 1706 года состоялась помолвка с его кузиной Софи Доротеей, на которой он женился 14 ноября 1706 года в Кельнена Шпрее.

Фридрих Вильгельм женился на своей двоюродной сестре Софии Доротее из Ганновера, младшей сестре Георгия II (дочери его дяди, короля Георга I и Софии Доротеи из Целле). Хотя в браке пристутствовали верность и любовь, у супругов не было счастливых отношений: София Доротея боялась непредсказуемого характера совего мужа. Она также ненавидела его жестокость по отношению к их сыну и наследнику Фридриху (с которым она была близка), хотя вместо того, чтобы пытаться исправить отношения между отцом и сыном, она часто подталкивала Фридриха к неповиновению.

У супругов четырнадцать детей

24 января 1712 года у Фридриха Вильгельма родился долгожданный сын-наследник, который был крещён именем Карл Фридрих (будущий Фридрих Великий).

Когда в 1710 году тяжелое положение Пруссии стало невыносимым из-за Великой чумы в Восточной Пруссии и неумелого руководства кабинетом трех графов, 22-летний Фридрих Вильгельм убедил своего отца создать комиссию по расследованию, которая в конечном итоге раскрыла всю коррупцию. Это был первый раз, когда Фридрих Вильгельм активно вмешивался в высокую политику.

Благодаря своему высоко ориентированному на практику образованию наследный принц имел четкое представление о своих будущих обязанностях в правительстве, бизнесе и вооруженных силах еще до начало правления.

Со смертью отца 25 февраля 1713 года Фридрих Вильгельм I стал королем.


7.5.2. Потсдамские Гиганты.

В Вустерхаузене Фридрих Вильгельм содержал небольшую частную охрану. Эта подразделение стало ядром для более поздних (1710) длинных парней (Потсдамских гигантов). (Рост самого Фридриха Вильгельма I составлял около 1 метра 60 сантиметров). Гренадерский батальон Вустерхаузена вскоре насчитывал более 600 человек.

Когда король умер в 1740 году, полк состоял из 3200 человек. Однако его преемник Фридрих II Великий не разделял чувств своего отца к «высоким парням», и содержание полка казалось ему лишней тратой средств. Полк был в основном расформирован, и большинство его солдат были интегрированы в другие подразделения. Сам полк был понижен до батальона и в 1745 году во время войны за австрийское наследство участвовал в битве при Гогенфридберге, а также в сражениях при Россбахе, Лейтене, Хохкирхе, Лигнице и Торгау во время Семилетней войны. Батальон сдался императору Наполеону I у Эрфурта и Пренцлау после поражения Пруссии в битве при Йене-Ауэрштедте в 1806 году и был расформирован.


7.5.3. Табачные коллегии. Гундлинг.

Очень характерны для Фридриха-Вильгельма I были устроенные им табачные коллегии, где король любил проводить свободные часы со своими генералами-министрами. Вся компания усаживалась вокруг длинного стола, на котором лежали газеты. У всех были длинные глиняные трубки; перед каждым стояла большая кружка с пивом. Здесь нередко решались очень важные государственные дела; здесь позволял себе король и те грубые шутки над французами, над учёными, которые сделались уже классическими. Шутом табакс-коллегиума в Берлине был педант Гундлинг, осыпанный милостями короля и назначенный президентом академии наук.

Профессор Джейкоб Пол фон Гандлинг (1673-1731) - ученый и советник короля. Гандлинг проявил предрасположенность к высокомерному тщеславию ученого и сильной зависимости от алкоголизма в сочетании с грязью. Это сделало его желанной мишенью для явного издевательства со стороны Фридриха Вильгельма I и участников табакс-коллегиума. Гандлинг позволил своему поведению сделать его шутом. Уже современники и последующие поколения ученых видели в нем символ презрения к науке Фридриха Вильгельма I.

Гандлинг похоронен в бочке с вином на кладбище Борнштедтер.

Отказавшись от обычаев своего времени, король не имел любовниц.


7.5.4. Способность к самооценке.

На смертном одре Фридрих Вильгельм I признал: «Я злой человек. Я очень вспыльчивый. Огонь разгорается во мне в один миг. Раньше, чем я это почувствую. Но мне сразу становится жаль». Болезнь отразилась и на том облике, который он оставил в истории. Меринг называл его «азиатским деспотом», Вольтер — «вандалом», Маколей — «душевнобольным», сам он называл себя «старым человеческим мучителем».

Несмотря на то, что Фридрих Вильгельм был очень эффективным правителем, он обладал постоянно вспыльчивым характером, который иногда заставлял его физически нападать на слуг (или даже на его собственных детей) (с тростью) при малейшей провокации. Его жестокий, суровый характер еще более усугублялся наследственной порфиритической болезнью, которая вызывала у него подагру, ожирение и частые калочные боли в животе. У него также было заметное презрение к Франции, и он иногда приходил в ярость при простом упоминании этой страны, хотя это не мешало ему поощрять иммиграцию французских беженцев-гугенотов в Пруссию.


8. «Прусские добродетели»

Король Пруссии Фридрих Вильгельм I, «солдат-король», впервые «наименовал» прусские добродетели (которые предположительно присутствовали со времен Государства Тевтонского ордена).

Прусские добродетели (Preussische Tugenden) относятся к добродетелям, связанным с Прусским королевством, особенно с его милитаризмом и этическим кодексом в прусской армии, но также и с буржуазными ценностями, сформировавшимися  под влиянием лютеранства и кальвинизма . Они также значительно повлияли на немецкую культуру, такую как современные немецкие стереотипы эффективности, экономии и дисциплины.

Прусские добродетели не установлены ни по количеству, ни по качеству и потому не составляют канона. Высказывается мнение, что за исключением послушания, они восходят к христианским кардинальным добродетелям.

Пруссия сочетала стереотипы прусских добродетелей и протестантских ценностей, таких как надежность, бережливость, скромность, честность, трудолюбие и терпимость. Противоположный стереотип относится к милитаризму, авторитаризму, агрессивному империализму и принципиально антидемократической и реакционной политике.

Эти добродетели, прослеженные до тевтонских рыцарей, были “поименованы” королем Пруссии Фридрихом Вильгельмом I, «королем-солдатом» и реформатором прусской администрации, а также его сыном Фридрихом Великим.

Пруссия разработала высокоразвитую административно-правовую систему, а также лояльный офицерский корпус и своего рода патриотизм, основанный на здравом смысле, объединяющий подопечных Гогенцоллернов-правителей. Прусская «эпоха реформ», от военного поражения Наполеона I в битвах за Йену и Ауэрштедт, до Венского конгресса в 1815 году, также оказала большое влияние.

Немецкий писатель и солдат Вальтер Флекс (1887–1917) писал: «Wer je auf Preu;ens Fahne schw;rt, hat nichts mehr, был им сам по себе». Перевод: «Тот, кто клянется на флаге Пруссии, не имеет ничего, что принадлежит ему самому».

Термин Kadavergehorsam для «слепого повиновения», первоначально оскорбление, направленное против иезуитов во время Культуркампфа в 1870-х годах, стал использоваться в качестве уничижительного основного элемента «прусского» военного духа. Точно так же термин Nibelungentreue («лояльность Nibelung»), который в германской империи использовался в положительном смысле для военной добродетели абсолютной лояльности, стал уничижительно относиться к фанатической лояльности, характерной для фашизма. В ответ на призыв социал-демократической партии Германии канцлера Германии Хельмута Шмидта к возвращению к таким добродетелям (1982) мэр от СДПГ Саарбрюккена Оскар Лафонтен отметил, что это «прекрасно подходит для … концлагеря ". В 2006 году премьер-министр Бранденбурга Матиас Платцек призвал вернуться к прусским добродетелям, сославшись на «хорошие базовые добродетели, такие как честность, надежность и трудолюбие».

Перечень «прусских добродетелей»:

Бережливость (Аскетизм или бережливость) (нем. Sparsamkeit)
Богобоязненность (нем. Gottesfurcht) с религиозной терпимостью
Верность (лояльность) (нем. Treue)
Дисциплинированность (нем. Diszipliniertheit)
Искренность (нем. Aufrichtigkeit)
Любовь к порядку (нем. Ordnungssinn) (нем. Ordnung ;ber Alles, «Порядок превыше всего») ("Знай свое место")
Мужество без жалости к себе (нем. Tapferkeit) (нем. Lerne leiden ohne zu klagen, «Учись страдать не жалуясь»)
Надёжность (нем. Zuverl;ssigkeit)
Неподкупность (нем. Unbestechlichkeit)
Послушание (нем. Gehorsam) (с откровенностью, нем. Freimut)
Прямота (прямолинейность) (нем. Geradlinigkeit)
Пунктуальность (нем. P;nktlichkeit)
Самоотверженность (Самоотречение) (нем. Selbstverleugnung) (нем. Wer je auf Preu;ens Fahne schw;rt, hat nichts mehr, was ihm selbst geh;rt, «Кто поклялся на флаге Пруссии, себе не принадлежит»)
Сдержанность (нем. Zur;ckhaltung) (нем. Mehr sein als scheinen!, «Будь больше, чем кажешься!»)
Скромность (Смирение или скромность) (нем. Bescheidenheit) (классическим примером является василёк, любимый цветок Вильгельма I)
Субординация (нем. Unterordnung)
Твёрдость (Жесткость) (нем. H;rte), больше к себе, чем по отношению к другим. Gegen sich mehr noch als gegen andere ("будь еще жестче к себе, чем к другим")
Усердие (нем. Flei;)
Храбрость (нем. Mut)
Целеустремленность (нем. Zielstrebigkeit)
Честность (Откровенность или честность) (нем. Redlichkeit)
Чувство долга (Чувство долга или добросовестности) (нем. Pflichtbewu;tsein)
Чувство справедливости (нем. Gerechtigkeitssinn) («Каждому своё»)  ("Пусть все получат по заслугам").

Первоначально прусские добродетели считались характерными только для  армии и лишь позднее были приняты прусским обществом, которое само все более ориентировалось на военное дело.

В 21 веке законодательства многих государств закрепляют разного рода и вида присяги. Существует возможность сопоставить тексты присяг и добродетели из списка.

Если считать, что присяга – это «официальное и торжественное обещание (клятва) при поступлении (призыве) на военную или иную службу, получении определенного статуса (например, гражданство, свидетель в суде), вступлении в должность, в члены организации или клуба» («обещания, произнесенные вслух в церемониальных или юридических целях»), то, видимо, присяга предполагает, по меньшей мере, наличие лояльности, честности и неподкупности.


9. Силезия. Первый раздел Речи Посполитой. Пруссия – Великая европейская держава. (1740 — 1786).

9.1. «Мягкая сила» и армия.


9.1.1. Наш бренд – «Вольтер». Король-философ. Король-музыкант. Король-писатель. Просвещение, терпимость, законность, равноправие, культура.


9.1.1.1. С Вольтером на дружеской ноге

Фридрих попросил   в 1750 году французского философа Вольтера приехать.

Их литературная переписка и дружба, которые длились почти 50 лет, были отмечены взаимным интеллектуальным увлечением и начались как флирт.

Однако, лично Фридриху было трудно жить с Вольтером, и его часто раздражали многочисленные ссоры Вольтера с другими людьми. Гневное нападение Вольтера на Маупертюи, президента академии Фредерика, в форме Le Diatribe du Docteur Akakia спровоцировало Фридриха публично сжечь брошюру и посадить Вольтера под домашний арест, после чего Вольтер покинул Пруссию.

После временного охлаждения дружбы Фридриха и Вольтера они возобновили свою переписку.


9.1.1.2. Король-музыкант

Король был одарён музыкально, играл на флейте и сочинял музыку (ок. 100 сонат, 4 симфонии и концерты для флейты сочинения Фридриха II до сих пор входят в репертуар исполнителей на этом инструменте). Одним из первых он ввёл в инструментальную музыку речитатив, что наиболее ярко проявилось в его Сонате до минор для флейты и цифрованного баса. Как и его учитель И. И. Кванц, он был приверженцем музыкальной риторики.

С детства любил музыку. Каждый вечер он отводил один час для игры на флейте.

Фридрих проявил себя как покровитель наук и искусств. Он учредил в 1742 году Королевскую оперу, для которой архитектор Кнобельсдорф строит здание. Открытие (премьерная постановка оперы «Клеопатра и Цезарь» К. Г. Грауна) Королевской оперы состоялось ещё в недостроенном здании 7 декабря 1742.

В области музыки Фридрих II прославился ещё и тем, что в 1747 году пригласил к себе в Потсдам Иоганна Себастьяна Баха. Результатом этой встречи стало Музыкальное приношение Баха — цикл из нескольких пьес, написанных на тему, сочинённую и предложенную Баху королём. При дворе короля жили и работали крупные композиторы своего времени.


9.1.1.3. Король – писатель

Фридрих был полиглотом, кроме своего родного немецкого языка, король владел французским, английским, испанским, португальским и итальянским; читал на латыни, греческом и древнегреческом.   

В свободное время он писал книги: «Письма о любви к отечеству», «Рассуждения о различных образах правления и о обязанностях государей», «История раздела Польши», «Историю своего времени» и «Исторические записки Бранденбургского дома».

Одно из собраний его сочинений насчитывает 30 томов.

В 1744 году Фридрих на основе Берлинского научного общества создаёт Берлинскую академию наук, куда приглашает со всей Европы лучших учёных, в том числе Мопертюи (президент) и Леонарда Эйлера (директор математического класса). В 1775 Фридрих открывает в Берлине первую публичную библиотеку.

В последние годы Фридрих много пишет. В это время были написаны: «Письма о любви к отечеству», «Рассуждения о различных образах правления и о обязанностях государей», «История раздела Польши».


9.1.1.4. Просвещение, терпимость, законность, равноправие, культура, кодификация законов, совершенсовование судопроизводства

После смерти короля-отца 31 мая 1740 года 28-летний Фридрих II получает развитую и сильную Пруссию, сильную армию, а также не растраченную казну. Хотя король перед смертью сделал распоряжение похоронить его как можно проще, сын не выполнил этого. Погребение Фридриха Вильгельма было пышным и достойным короля. Гроб Фридриха Вильгельма I был покрыт тканью с вышитыми на нём знаками «мёртвой головы» (нем. Totenkopf). Этот символ впоследствии станет эмблемой «чёрных гусар», а в XX веке его примут в качестве атрибутики войска СС.

(Использование Totenkopf в качестве военной эмблемы началось при Фридрихе Великом, который сформировал полк гусарской кавалерии в прусской армии под командованием полковника фон Рюша. Он принял черную форму с Totenkopf и носил его на поле во время войны за австрийское наследство и в Семилетней войне.)

Фридрих начал переустраивать Пруссию на началах Просвещения, пригласив философов: сначала Христиана Вольфа (1740), а затем Вольтера (1750). Впоследствии он так обозначил программу преобразований: «Хорошо работающее правительство должно представлять столь же прочно связанную систему, как и система понятий в философии. Все его решения следует хорошо обосновывать; хозяйственная, внешняя и военная политика должны способствовать единой цели — консолидации власти государства и увеличению его мощи». За такой рациональный подход Фридрих получил прозвище короля-философа, в противовес прозвищу его отца как короля-солдата.

Фридрих II провёл ряд реформ в духе так называемого просвещённого абсолютизма.

Одним из знаменательных его нововведений была отмена цензуры. Он дал понять своим министрам, что «берлинским газетным писателям должна быть предоставлена неограниченная свобода писать без предварительной цензуры обо всех столичных новостях». Фридрих требовал, чтобы «интересным газетам не чинились препятствия». Умершие цензоры, как правило, не замещались новыми — эти должности оставались вакантными во время его правления. При нём впервые стало возможно законодательное обоснование свободы прессы на немецкой земле

Средства, необходимые для государства, выкачивались из населения путем налогов, особенно косвенных.

Были отменены пытки, упрощено судопроизводство, расширено начальное образование.

Заинтересованный в привлечении в Пруссию переселенцев, Фридрих II проводил политику религиозной веротерпимости. Однако многие мероприятия носили показной характер (например, выдавая себя за сторонника свободомыслия, Фридрих II в 1740 декларировал свободу печати, на деле же ввёл строжайшую цензуру).

Предпринимались попытки приостановить сгон крестьян с земли (ибо он сокращал поступления налогов и уменьшал призывные контингенты).

Фридрих II проводил меркантилистскую и протекционистскую экономическую политику, которая в целом способствовала развитию мануфактурного произоизводства, но в то же время сковывала инициативу предпринимателей мелочной государственной опекой.

Фридрих помог превратить Пруссию из европейского захолустья в экономически сильное и политически реформированное государство. Он защищал свои отрасли с высокими тарифами и минимальными ограничениями на внутреннюю торговлю. Он реформировал судебную систему, позволил свободу слова, прессы и литературы. Он отменил большинство видов судебных пыток, за исключением порки солдат, в качестве наказания за дезертирство. Смертная казнь может быть осуществлена только с ордером, подписанным самим королем; Фредерик подписывал только несколько таких ордеров в год, и то только за убийство.

Он позволил людям, не принадлежащим к дворянству, стать судьями и высокопоставленными чиновниками. Высказано мнение, что «прусское правосудие стало самым быстрым и эффективным в Европе».

Фридрих Великий  гарантировал имущественные права своих подданных, централизовал судопроизводство и отделил его от исполнительной власти в духе идей Монтескьё. В 1749 году Самуэлем фон Кокцеи был окончен и вступил в законную силу новый свод законов «Corpus juris Fridericianum». В этом кодифицированном нормативно-правовом акте были собраны все действующие законы Пруссии, которые были дополнены и новыми актуальными нормами. В 1781 году Фридрих совместно с ведущими юристами Пруссии, в частности, с фон Кармером, разрабатывает новые законы: «Всеобщее гражданское право» и «Общий порядок судопроизводства».

Фридрих Великий продвигал более активную демографическую политику, что означало увеличение налоговых поступлений, а также солдат для армии. Новые земли сельскохозяйственного назначения были освоены в Одере .

Фридрих модернизировал прусскую бюрократию и государственную службу.

При Фридрихе II Пруссия фактически была превращена в военный лагерь, где большинство населения работало на армию.

Габсбургская пропаганда со времени Силезских войн рисовала Фридриха «тираном-содомитом.

Фридрих II был заядлым собаководом. В быту любил простоту, порядок, умеренность, был бережлив до скупости. Вставал рано (не позже 6 часов утра).


9.1.2. Невоенные (дипломатические и другие) методы влияния. Величественная кадриль и дипломатическая революция. Чудо Бранденбургского дома. Способность ловить внешнеполитический ветер в политические паруса

Стратегия Фридриха II состояла в сложном маневрировании – военном, дипломатическом, финансовом (в том числе, конфиденциальном).

Маневрирование сменялось агрессивностью, когда обстановка становилась благоприятной.

В своих  устремлениях Пруссия сталкивалась с мощными соперниками—Австрией, Францией, Швецией, Россией и другими. Основной метод прусской политики заключался в использовании противоречий между этими государствами и ловком маневрировании между ними.

Фридрих Великий считал, что создание альянсов необходимо, поскольку у Пруссии нет сопоставимых ресурсов таких стран, как Франция или Австрия.
«Величетвенная кадриль» (« Великолепная кадриль ») - процесс изменения альянсов между великими державами Европы в 18 веке. Конечная цель состояла в том, чтобы сохранить баланс сил в Европе, чтобы не дать ни одному альянсу или стране стать слишком сильным. Он получил свое название от кадрили , танца, в котором участники постоянно обмениваются партнерами.

Наиболее широко известный случай изменения альянсов произошел в 1756 году, когда Великобритания и Австрия отказались от своего 25-летнего англо-австрийского альянса и вместо этого заключили новые альянсы со своими бывшими врагами, Пруссией и Францией, соответственно. Это было известно как дипломатическая революция .

Великобритания и Пруссия в Вестминстерской конвенции (16 января 1756 г.) договорились, что Великобритания не поможет Австрии при возобновлении конфликта по Силезии, если Пруссия согласится защитить Ганновер от Франции.

В результате этой дипломатической революции Великобритания и Пруссия столкнулись с Австрией, Францией и Россией. Несмотря на отмену альянсов, однако, основные антагонизмы остались: Пруссия против Австрии и Британия против Франции. Война закончилась победой Британии и Пруссии, чему способствовало чудо Бранденбургского дома и британский контроль над морями, который был усилен успехом во время его annus mirabilis [чудесный год]1759 года . Франция, Австрия и их европейские союзники в конечном итоге были неудачны в своих целях.

Однако англо-прусский альянс оказался недолговечным в значительной степени потому, что в 1762 году Британия прекратила финансовую и военную поддержку Пруссии; Пруссия впоследствии вступила в союз с Россией. Распад альянса и выдающийся подъем Британии не оставили ее без союзников к моменту начала американской войны за независимость .

После дипломатической революции 1756 года последовало Чудо Бранденбургского Дома (1759 и 1762).

Чудо Бранденбургского Дома – это спасение Пруссии в Семилетней войне после смерти императрицы Елизаветы 5 января 1762. Ее преемник, Петр III,  будучи поклонником Фридриха, разорвал союзный договор с Австрией и заключил сепаратный Петербургский мир (24 апреля / 5 мая 1762) с Пруссией, находившейся на грани поражения в Семилетней войне ввиду полного истощения людских и материальных ресурсов.. Петр был убит 17 июля 1762 года и его преемник Екатерина II продолжала сохранять мир с Пруссией.

Термин «Чудо Дома Бранденбург» появился в письме Фридриха II  к брату. 12 августа 1759 года Фридрих был разбит союзниками (русскими и австрийскими войсками) в битве при Кунерсдорфе. Однако противники Фридриха не использовали эту победу для атаки на Берлин.


9.1.3. Армия.

9.1.3.1. Усиление армии


Широко используя методы вербовки, Фридрих II довёл численность армии в мирное время до 70 тысяч человек, а в военное — до 180—220 тысяч человек. Прусская армия более чем наполовину состояла из иностранцев, в ряды войск включались также военнопленные.

Офицеры набирались исключительно из дворян (около 20 000 дворянских семей).

Комплектование войск осуществлялось путём насильственной вербовки в сочетании с принудит, поставкой крестьянами рекрутов.

Обучение и воспитание армии Фридрих II основывалось на принципах слепого повиновения и механич. исполнения приказов, жесточайшей дисциплины и муштры. "От офицера до последнего рядового никто не должен рассуждать, но лишь исполнять, что приказано",- требовал Фридрих II.

Фридрих II создал сильнейшую и считавшуюся лучшей в Западной Европе армию (до 200 тысяч человек), на содержание которой расходовалось около двух третей государственного бюджета.


9.1.3.2. Фридрих Великий, полководец и военный теоретик

Фридрих  проявил себя очень смелым в бою (за исключением его первого опыта битвы, Mollwitz). Он часто руководил своими вооруженными силами лично, и во время боевых действий под ним убили шесть лошадей.

Во период своего правления он командовал прусской армией в шестнадцати крупных сражениях (большинство из которых были для него победамными), а также в различных осадах, перестрелках и других действиях.

Фридрих II  был влиятельным военным теоретиком, анализ которого возник из его обширного личного опыта на поле боя и охватывал вопросы стратегии, тактики, мобильности и логистики.

Основой стратегии Фридриха II было сложное маневрирование на театре военных действий, которое имело целью лишить противника его баз снабжения, крепостей и территорий (одновременно не допуская выхода противника на собственные коммуникации), чтобы, таким образом, по возможности избегая крупных сражений, добиться заключения выгодного мира.

Важными были его оперативные успехи, особенно предотвращение объединения численно превосходящих противоборствующих армий и нахождение в нужном месте в нужное время, чтобы не пускать вражеские армии в пределы прусской основной территории.

По словам прусского монарха, предвидение входит в число наиболее важных атрибутов борьбы с врагом, так как различающий командир должен видеть все до того, как это произойдет, поэтому «для него ничего нового не будет».

Именно гибкость часто имела первостепенное значение для военного успеха. Надев шкуру лисы или льва в бою (как однажды заметил Фридрих), он демонстрировал  ловкость в искусстве ведения войны.

Наиболее заметными и решительными военными победами Фридриха Великого на поле битвы были Сражения при Хоэнфридберге , сражавшиеся во время Войны за австрийское наследство в июне 1745 года; Битва Россбаха , где Фредерик побеждил объединенную франко-австрийской армию численностью 41 000 человек с всего лишь 21000 солдатами (10000 убитых на франко-австрийской стороне и только 550 – у для Пруссии);  битва при Лютене , которая была последующей после победы Россбаха, в которой 36 000 воинов Фридриха сражались против австрийских войск Карла Лотарингского в 80 000 человек.

Во время Семилетней войны (1756-1763) армия Фридрих II благодаря чёткой слаженности линейных боевых порядков и маневрированию на поле боя, достигнутым мерами жестокой муштры, нанесла ряд поражений австрийским и французскм войскам (Пражское сражение 1757, Росбах, Лейтенское сражение 1757), однако в боевых действиях против русской армии, применявшей более гибкую тактику, несла большие потери и терпела поражения (Грос-Егерсдорф, Кунерсдорфское сражение 1759 и др.).

Несмотря на его ошеломительный успех в качестве военного командира, Фридрих не был поклонником затяжной войны и однажды написал: «Наши войны должны быть короткими и быстро ведущимися… Долгая война разрушает… дисциплину нашей [армии]; депопулирует страну и истощает наши ресурсы. "

Наполеон Бонапарт видел в прусском короле величайшего тактического гения всех времен; после победы Наполеона над Четвертой коалицией в 1807 году он посетил гробницу Фридриха в Потсдаме и заметил своим офицерам: «Господа, если бы этот человек был еще жив, меня бы здесь не было».


9.1.3.3. Тактическое построение косым боевым порядком

Фридрихом II  часто восхищаются как одним из величайших тактических гениев всех времен, особенно за то, что он использовал косоугольный боевой порядок , в котором атака сосредоточена на одном фланге противостоящей линии, что дает локальное преимущество, даже если его силы были в меньшинстве в целом (как часто было).

В области тактики Фридрих II усовершенствовал линейный боевой порядок, усилив один из флангов дополнительной линией пехоты и превратив его в атакующий фланг. Часто впереди этого фланга ставилась ещё передовая линия из гренадер (3-я линия тогда выполняла роль резерва), а иногда и 4-я линия из гусар. Применяя так называемую "косую атаку", Фридрих II стремился охватить более слабый фланг противника и разгромить его нацеленным в одном направлении ударом всей пехоты (а затем и остальные силы).

Тактический маневр выражался в элементарной форме: построение косым боевым порядком, чем преследовалась цель охвата противника. Несмотря на примитивность этой тактики она оказалась чрезвычайно действительной против австрийцев (Лейтен), действовавших густыми колоннами, которые не давали возможности использовать силу огня, или чрезмерно растягивавших свое расположение. Под Лейтеном численно меньшая прусская армия, выстроившись в четыре линии в косом боевом порядке, атакует и опрокидывает левое крыло растянутой линии австрийских войск.

Однако под Куннерсдорфом неудачный охват фланга привел к поражению.

Мерами жестокой муштры Фридриху II удалось довести до образцовой слаженности линейный боевой порядок.

Его войско способно было выполнять сложные перестроения и четко развёртываться в линии.

Пехота в этих линиях шла в наступление, отбивая шаг, со скоростью 75 шагов в 1 мин.


9.1.3.4. Реорганизация кавалерии

Фридрих II реорганизовал прусскую кавалерию, в боевой подготовке которой главное внимание было обращено на верховую езду и фехтование. В бою кавалерия шла в атаку на полном галопе, причём стрельба с коня не допускалась, пока обе линии боевого порядка противника не будут сломлены. По примеру русской армии Фридрих II ввёл в кавалерийских полках конную артиллерию. Кавалерия (15—20 тысяч человек) также была вымуштрована для удара в предельно сомкнутых строях на карьере. Стрелковый огонь в бою применялся только залпами.


9.1.3.5. Пруссия становится эталоном

После Семилетней войны прусские военные приобрели огромную репутацию по всей Европе. Прусская армия Фридриха, известная своей эффективностью и успехом в битве, стала образцом для подражания со стороны других европейских держав, в первую очередь России и Франции.

Прусская военная система Фридриха II просуществовала до начачала 19 века и нашла своих подражателей в странах Западной Европы и в России. Однако, эта военная система потерпела полный крах в войнах против французских революционной и наполеоновской армий.


9.1.4. Внешнеполитические векторы. Прусско-австрийский дуализм.


Пруссия, став королевством, а затем, присоединив Силезию, стала соперником, который хотел, по крайней мере, лидировать в Германии, превосходя Австрию.

После многочисленных дипломатических манёвров, внешнеполитических акций и династических событий Пруссия добилась того, что Россия стала ее суб-цивилизационным союзником (почти до 1914 года).

В событиях середины 19 века (Крымская война и недальновидный односторонний отказ России от обязательств по 2-й статье Парижского трактата о нейтрализации Чёрного моря), в неподготовленной Русско-японской войне (1904-1905 годов), возможно, имеется влияние союзнических отношений с Пруссией (начавшихся примерно после Семилетней войны и в период первого раздела Речи Посполитой).


9.2. Король Пруссии

Фридрих II правил Прусским королевством с 1740 по 1786 год, самое длинное правление любого короля Гогенцоллернов,  - 46 лет.

Его самые значительные достижения во время его правления включали его военные победы, его реорганизацию прусских армий , его покровительство искусству и Просвещению и его окончательный успех в Семилетней войне.

Фредерик был последним монархом Гогенцоллернов под названием Король в Пруссии и объявил себя Королем Пруссии после достижения суверенитета над большинством исторически прусских земель в 1772 году.

Пруссия значительно увеличила свои территории и стала ведущей военной державой в Европе под его правлением. Он стал известен как Фридрих Великий ( Фридрих дер Гроссе) и был прозван Der Alte Fritz («Старый Фриц») прусским народом и в конечном итоге остальной частью Германии.

Взойдя на прусский престол, он напал на Австрию и захватил Силезию во время Силезских войн , завоевав признание военных и для себя, и для Пруссии.

К концу своего правления Фридрих физически связал части своего королвства, приобретя польские территории по итогам Первого раздела Польши (Речи Посполитой).

Он был влиятельным военным теоретиком, анализ которого возник из его обширного личного опыта на поле боя и охватывал вопросы стратегии, тактики, мобильности и логистики.

Считая себя «первым государственным служащим», Фридрих был сторонником просвещенного абсолютизма . Он модернизировал прусскую бюрократию и государственную службу и проводил религиозную политику - от терпимости до сегрегации.

Он реформировал судебную систему и дал возможность мужчинам, не имеющим благородного статуса, стать судьями и высокопоставленными чиновниками. Фридрих также призвал иммигрантов разных национальностей и вероисповеданий приехать в Пруссию, хотя он принял репрессивные меры против польских католических подданных в Западной Пруссии. Фридрих поддерживал искусства и философов, а также дозволял полную свободу прессы и литературы.  Поскольку он умер бездетным, Фридриху наследовал его племянник, Фридрих Вильгельм II , сын его брата, Августа Уильяма .

Многие из ближайших друзей Фридриха (а также его родственники) и лучшие из представителей офицерского корпуса погибли на войне. К 1772 году, когда экономика в основном восстановилась, Фридриху удалось довести свою армию до 190 000 человек (что сделало ее третьей по величине армией в Европе), но почти никто из офицеров не были ветеранами.


10. Прусско-российская (-австрийская...) кадриль(1786-1861). Завершить раздел Польши (Речи Посполитой) (1793, 1795), выжить в эпоху Наполеона (1793 - 1815), защититься от революционных тенденций (1830-1848-...). Королевско-офицерский дуализм (1807-1862-...).


10.1. Завершение раздела Речи Посполитой (1793, 1795). Последствия для России и для Пруссии.

В результате первого раздела (1772) Речь Посполитая утратила около 30% своей территории и четыре-пять миллионов граждан (около трети ее населения из 14 миллионов до разделов). Захватив северо-западную Польшу, Пруссия немедленно получила контроль над 80% всей внешней торговли Речи Посполитой. Путем взимания огромных таможенных пошлин Пруссия ускорила распад Речи Посполитой.

Во втором разделе (1792) Австрия не участвововала.

Россия аннексировала (1792)  250 000 квадратных километров, Пруссия захватила 58 000 квадратных километров.

Речь Посполитая потеряла около 307 000 квадратных километров, сократившись до 215 000 квадратных километров. (В 1650 году территория Речи Посполитой стставляла 1,100,000 квадратных километров).

Лишь около 4 миллионов человек осталось в Польше после Второго раздела, что приводит к потере еще одной трети его первоначального населения, около половины оставшегося населения. В Польше осталась только треть населения 1772 года.

То, что осталось от Речи Посполитой, было небольшим буферным государством с марионеточным королем, а русские гарнизоны следили за сокращением польской армии.

Третий раздел (1795). Страны-участники раздела, видя растущие волнения в оставшемся государстве – Речи Посполитой, приняли решение стереть независимое польское государство с карты. 24 октября 1795 года их представители подписали договор, делящий оставшиеся территории Речи Посполитой между их тремя странами.

Российское «приобретение» включало 120 000 квадратных километров и 1,2 миллиона человек с Вильнюсом, прусское - (новые провинции Новая Восточной Пруссия и Новая Силезия)  - 55 000 квадратных километров и 1 миллион человек с Варшавой, Гданьском (Данцигом), а также Австрийское - 47 000 квадратных километров с 1,2 миллиона человек, с Люблином и Краковым.

Наиболее сильным участником раздела была Россия. Для Пруссии было важно приобрести дополнительные территории и дополнительное население в результате разделов – особенно побережье Балтийского моря, что обеспечивало соединение Восточной Пруссии и других частей государства. Россия приобрела более всего территории Речи Посполитой - 63,15%.

Так как население разделенной Речи Посполитой сопротивлялось разделу, а евпропйский державы, в целом, отнеслись к нему отрицательно, исторические судьбы Пруссии и России оказались связаны на длительный период.

Австрия в разделах была на третьих ролях (во втором разделе она не участвовала). России разделы были не нужны, так как к началу разделов Речь Посполитая находилась в зависимости от России.

Наибольший интерес и наибольшую активность проявляла Пруссия.

Однако, наибольшим влияним и наибольшей военной мощью среди участников разделов обладала Россия.

В результате разделов Речи Посполитой Россия добилась того, что в мировом общественном мнении укрепился тот сегмент ее репутации, который характеризовал Россию как агрессивное, опасное, не считающееся с нормами международного права государство.

Восприятие в Европе. Аргументируя в парламенте необходимость объявить войну России (Крымская война 1853-1856 годов) представитель британского правительства, в частности, указывал на риски того, что при неблагопритном развитии событий (с Турцией) русский царь настолько усилился бы, что «не одна страна Западной Европы подверглась бы участи Польши».

Если рассматривать узкий аспект – зависимость Речи Посполитой от России, и зависимость Пруссии от Речи Посполитой, то в таком случае логичен вывод, что Россия контролировала Пруссию через контроль той польской территории, которая отъединяла Восточную Пруссию от других территорий прусского государства. При рассмотрении этого отдельного аспекта логичен тезис, что  раздел Речи Посполитой не был выгоден России. Наоборот, передача Пруссии польской территории, расположенной между Восточной Пруссией и остальными регионами прусского государства, прямо противоречила интересам России.

После Синьхайской революции 1911 года почти постоянно существовало «несколько Китаев». В 21 веке в зависимости от критериев можно обнаружить либо «два Китая» (материковый Китай – КНР и Тайвань), либо «три Китая» (дополняя Гонконгом).

В 1795 году второе преимущественно русское государство – Великое Княжество Литовское – прекратило свое существование.

В ходе событий августа – сентября 1939 года СССР указывал на то, что произошло «воссоединение» русских земель (варинт: «воссоединение» украинского и белорусского народов). Доля истины в таком оправдании была. Но из этого оправдания выпадало то обстоятельство, что ранее эти территории находились длительное время в составе другого самостоятельного государства.

Содействие в 1939 году Советским Союзом созданию западно русского государства (как исторического преемника Великого княжества Литовского) выглядит как нереалистическая и фантастическая версия.

Во-первых, такие действия не укладывались бы в концепцию Истории Карамзина, который сделал Великое княжество Литовское прозрачным, почти невидимым (а зачем о нём знать? Зачем его видеть? Чтобы понимать, что значительная часть русского населения длительное время жила в условиях развитой (западной) демократии?). Поклонникам прусских порядков такое знание и такое понимание не нужно.

Во-вторых, такие действия не укладывались в мировоззрение и менталитет «советской элиты».

Пришлось снова идти по «знакомому пути».

К концу 18 века (после заверешения разделов Польши) Пруссия владела территорией в 300 тысяч квадратных километров с населенном 8.700 тыс. чел. Бесконечные войны привели к тяжелому экономическому положению страны,—ее государственный долг составлял 48 миллионов талеров; повсюду происходили крестьянские волнения, городская буржуазия открыто приветствовала военные успехи революционной Франции.


10.2. Фридрих Вильгельм  II (1744—97) — прусский король 1786—97.

Ввёл в 1788 строгую цензуру, покончил с политикой веротерпимости и значительно стеснил свободу совести.

При нём было введено (1794) подготовленное еще при Фридрихе II «Общее земское право», действовавшее до 1900.

В целях борьбы с французской буржуазной революцией конца 18 века подписал вместе с императором «Священной Римской империи» Леопольдом II Пильницкую декларацию 1791 и принял участие в интервенции против революционной Франции в составе первой коалиции. В 1792 потерпел поражение при Валъми.

В связи с разногласиями с Австрией и осложнениями в Польше заключил с Францией сепаратный мирный договор (Базельские мирные договоры 1795).

За счёт второго (1793) и третьего (1795) разделов Польши  увеличил территорию Пруссии более чем на 100 тыс. км2.


10.3. Эпоха Наполеона.


10.3.1. Разгром Пруссии. Сохранение Пруссии как государства благодаря России.

В битвах при Иене и Ауэрштедте (1806) прусская армия была наголову разбита Наполеоном и капитулировала. По Тильзитскому миру (1807) Пруссия потеряла половину своей территории и вынуждена была уплатить огромную контрибуцию. Наполеон добивался полного расчленения Пруссии.

Сохранением своего государственного существования Пруссия была обязана России.

Разгром Пруссии ярко продемонстрировал слабость существовавшего в ней режима.


10.3.2. Участие Пруссии в нашествии Наполеона на Россию.

Пруссия, находясь в полной зависимости от Наполеона,  приняла участие в нашествии Наполеона на Россию.

В книге «Нашествие Наполеона на Россию» Евгений Тарле писал:

«24 февраля 1812 г. Пруссия заключила союзный трактат с Наполеоном. Она обязалась выставить вспомогательный корпус в 20 тысяч человек, который должен был постоянно пополняться (в случае убыли) и всегда быть равным своей первоначальной численности. Пруссия также брала на себя обязательство предоставлять французским военным властям овес, сено, спиртные напитки и т. п. в определенных огромных количествах. За это прусский король выпросил у Наполеона обещание пожаловать Пруссии что-нибудь из отвоеванных русских земель. Вот что гласит этот любопытный пункт:

«В случае счастливого исхода войны против России, если, несмотря на желания и надежды обеих высоких договаривающихся сторон, эта война будет иметь место, его императорское величество (Наполеон — Е. Т.) обязуется доставить прусскому королю территориальное вознаграждение, чтобы возместить жертвы и убытки, которые (прусский. — Е. Т.) король понесет во время войны». В бумагах Михайловского-Данилевского к копии этого договора приложена интересная справка:

“По заключении союза с Францией, направленного против России, король потребовал от французского правительства в случае успешного исхода кампании уступки Курляндии, Лифляндии и Эстляндии. Когда Марэ, герцог Бассано, доложил императору о притязаниях Пруссии, Наполеон по этому поводу зло заметил: „А клятва над гробом Фридриха?“». Это он вспоминал о сентиментальной комедии с клятвами в вечной любви и дружбе, разыгранной Александром I, Фридрихом-Вильгельмом III и королевой прусской Луизой в октябре 1805 г. в потсдамском мавзолее.”

(…)

В первый, самый тяжкий и опасный для России период войны прусские генералы, вторгшиеся в Россию под общим командованием и в составе корпуса маршала Макдональда, дрались, что называется, не за страх, а за совесть, потому что уповали, как и сам благочестивый их монарх Фридрих-Вильгельм III, получить от Наполеона в награду значительную часть русской территории — именно весь Прибалтийский край. Русские сначала думали, что пруссаки участвуют в войне только для вида, чтобы не раздражить Наполеона, и что по-настоящему биться с русскими они не станут, но, к своему удивлению, они поняли, что ошиблись... Пруссаки не только исправнейшим образом убивали русских солдат, но и «под метелочку», как выразился один очевидец, ограбили весь край, который они занимали в 1812 г. Но едва Наполеон ушел из России, пруссаки немедленно переметнулись на сторону России.»


10.3.3.Борьба Пруссии против Наполеона после 1812 года.

После того как русские войска разгромили армию Наполеона, в Пруссии началось восстание народных масс против Наполеона.

Фридрих Вильгельм III вынужден был объявить войну Франции (1813).

Блюхер (Blucher), Гебгард Лебрехт (1742—1819), прусский фельдмаршал, наиболее прославленный из немецких военачальников эпохи наполеоновских войн.

В 1806, после поражения пруссаков при Иене, Блюхер был одним из немногих, пытавшихся оказать сопротивление и спасти остатки армии.

В 1813 Блюхер командовал прусско-русской армией, действовавшей в Силезии.

В кампаниях 1813—14 Блюхер участвовал в большинстве важных сражений, то одерживая победы, то терпя поражения, но настойчиво преследуя поставленную цель.

В кампании 1815 на его долю выпала решающая роль: разбитый при Линьи, он успел вновь стянуть войска и поспеть к концу сражения при Ватерлоо, склонив, таким образом, исход его в пользу союзников.

Независимо от своих военных способностей, Блюхер снискал большую популярность в широких кругах немецкого населения своей личностью—солдатской прямотой, простым обращением с солдатами, с которыми он  говорил народным языком, природным юмором.

Благодаря всему этому, имя Блюхера было окружено ореолом национального героя, и создалась легенда о его военном гении; на деле руководство военными операциями принадлежало его начальнику штаба Гнейзенау.


10.3.4. Фридрих Вильгельм III (1770—1840) — прусский король 1797—1840.

После разгрома Пруссии наполеоновской Францией (1806) Фридрих Вильгельм III  вынужден был согласиться на проведение ряда буржуазных реформ (ликвидация личной крепостной зависимости крестьян, военная реформа и др.).

В 1815 обещал создать в Пруссии народное представительство и ввести конституцию, но нарушил своё обещание.

Шарнхорст Герхард Иоганн Давид (1755—1813) — видный военный деятель, генерал. В 1777 закончил военную школу и служил сначала в ганноверской армии, а с 1801 — в прусской. Был преподавателем артиллерийской школы, военной академии в Берлине, созданной по предложению Шарнхорста, начальником штаба корпуса, армии, начальником прусского генерального штаба. Участвовал в сражениях под Ауэрштедтом в 1806 и Прёйсиш-Эйлау в 1807.

Первоначально сторонник «фридриховских» взглядов и палочной дисциплины в армии, Шарнхорст, под влиянием уроков американской войны за независимость, а еще больше французских революционных войн стал учитывать и «моральные факторы».

Его первые предложения о реформе прусской армии, сделанные в 1801, были отвергнуты.

Являясь с 1807 председателем «реорганизационной военной комиссии» и директором военного департамента (военный министр), Шарнхорст провёл реорганизацию прусской армии.

Проведение этой реформы позволило Пруссии наряду с немногочисленной, 40-тысячной армией, определённой мирным договором (1807) с Наполеоном, создать ландвер — народное ополчение. Это дало возможность Пруссии исподволь подготавливать кадры обученных солдат.

Гнейзенау (Gneisenau), Август (1760—1831). С 1778 на военной службе сначала в австрийских, затем в ансбахских войсках. В 1786 перешел на прусскую службу. Общественный подъем после катастрофы при Иене (1806) выдвинул его в первые ряды. С 1807 он являлся одним из самых деятельных членов «кружка реформ», возглавляемого Шарнгорстом, был близок с К.Гарденбергом.

Гнейзенау был сторонником ограниченной монархии с широким местным самоуправлением, построенным по английскому образцу на сословном начале.

При обсуждении военной реформы Гнейзенау отстаивал принцип всеобщей воинской повинности, но, вместе с тем, и пережитки старой наемной армии, в частности—сохранение за офицером права убивать на месте неповинующегося солдата.

Как и большинство его политических друзей, Гнейзенау принадлежал к западно-германскому дворянству, не знавшему крепостного хозяйства Восточной Германии и ближе стоявшему к неецкой буржуазии.

В 1809 он, по требованию Наполеона, принужден был оставить службу и с тех пор посвятил свои силы подготовке войны с Францией.

Союз с Англией и Австрией, поддержка России против Наполеона, в крайнем случае—вопреки воле своего короля, но во имя Германии — таковы были планы Гнейзенау.

10 марта 1813 он снова вступил на прусскую службу и после смерти Шарнгорста был назначен начальником штаба армии Блюхера.

Его советы способствовали ряду успехов этой армии, увенчанных победой под Лейпцигом.

В 1815 он, после поражения пруссаков при Катр Бра и Линьи (16 июня ), направил армию «назад к Вавру», предусмотрев решающее значение прусской армии в предстоящем сражении Наполеона с Веллингтоном.

При Ватерлоо (18 июля 1815 года) в критический момент прусская армия обрушилась на правый фланг французов и тем самым решила исход сражения.

В 1825, в годовщину Ватерлоо, Гнейзенау был возведен в звание фельдмаршала.

Гнейзенау  резко критиковал Венский конгресс, раздробивший Германию.

В 1831 командовал прусскими войсками на русской границе, оказывавшими содействие русской армии при подавлении польского восстания.

Гнейзенау умер в Познани от холеры.

Существует версия, что сказку про Щелкунчика и Мышиного короля, написанную в 1816 году Эрнстом Теодо;ром Вильге;льмом Го;фманом (1776 - 1822)  с интересом встретили прусский военачальник Август Гнейзенау, а также Карл Август фон Га;рденберг. Гнейзенау впечатлили батальные сцены с участием мышиного войска и армии кукол. Гнейзенау, в частности, признал в одном из писем, что автор повести «очень хорошо изобразил грандиозное сражение..."


10.3.5. Королевско-офицерский дуализм. От Генерального штаба к верховному командованию. От Верховного командования к военной диктатуре. От военной диктатуры к параллельному государству. От параллельного государства к Третьему рейху

Реформа прусской армии осуществлялась с 1807 до 1814.

Фактическим началом реформы прусской армии является назначение Герхарда фон Шарнхорста главой военного департамента (военного министерства) и Генерального штаба, а также председателем комиссии по военной реорганизации в июле 1807 года.

Кроме того, реформы изменили подготовку и повышение квалификации офицеров. Повышение в должности, таким образом, больше не зависело исключительно от стажа и благородного происхождения, но также и от личной выгоды. Еще больший упор был сделан на личную квалификацию при продвижении по службе.

По сути, высшие офицерские звания впервые были открыты для простых людей.

В 1810 году были созданы военные училища, в которых офицеры всех направлений службы обучались вместе.

Самым важным структурным изменением стало создание военного ведомства.

Военный министр должен быть как военным командиром непосредственно под руководством короля, так и главой военной администрации.

Помимо Военного департамента на базе Генерального штаба интенданта был создан современный Генеральный штаб , который выполнял несколько задач: улучшать взаимодействие армии и служить учебным центром для старших офицеров в случае войны.

История развития  генерального штаба берет свое начало не в Пруссии.

Великий курфюрст организовал свой генерал-интендант в конце 17-го века, беря пример со шведской армии.  В то же время аналогичные учреждения были созданы в Англии при Кромвеле , в Австрии и других южных германских государствах.

Современный прусский генеральный штаб не был результатом фазы реформ с 1807 по 1814 год. По своей сути, предшественники Генерального штаба уже развивались в 18 веке.

При Герхарде фон Шарнхорсте Генеральный штаб был официально учрежден с 1808 года как центральный орган во вновь созданном Военном министерстве.

Офицеры Генерального штаба должны понимать себя как ВОЕННЫХ УЧЕНЫХ.

Порка была отменена и заменена лишением свободы. Он выражал имидж нового солдата: солдат имел личную честь и свободу.

Концепция большого маневра была приведена в соответствие с реальными боевыми условиями, создана жандармерия , осуществлены новации в инженерном корпусе, в медицинской службе и модернизирована систему призыва .

Армейская реформа, как и остальные реформы, с самого начала подверглась резкой критике со стороны старой, консервативной, благородной военной и политической элиты, которая глубоко не доверяла включению буржуазии и обычного населения на руководящие посты  на основе обязательной военной службы.

Из-за этого сопротивления многие компоненты реформ не были реализованы. Таким образом, буржуазия могла де-факто занимать более высокие офицерские должности только в артиллерии и в некоторых других видах и родах войск. Доступ к командным должностям в кавалерии были для недворян был полностью запрещен.

Дворянство быстро добилось того, что король отменил многочисленные постановления Immediatunterspr;fungskommission личными распоряжениями.

На  Генеральный штаб в Германской империи была возложена функция планировании и проведении войн.

В более узком смысле Генеральный штаб отвечал за постоянное исследование, составление и пересмотр планов мобилизации и военных кампаний.

«Большой генеральный штаб» был создан в соответствии с Конституцией Бисмарка 1 января 1871 года.

Таким образом, существовало несколько Генеральных Штабов различных уровней.

Наибольшее значение фактчески имел Генеральный штаб полевой армии.

Выражение по-генштабному (generalstabsm;;ig) до сих пор широко распространено в немецком языке как обозначение качественного плана, ничего не оставляющего на волю случая.

Демонстрацией мощи Большого Генерального штаба стала битва при Садовой в 1866 году, в которой тогдашнему руководителю Генштаба Хельмуту фон Мольтке удалось одновременно привести три прусские армии на поле сражения, в результате чего была разгромлена вражеская армия.

Особое положение в Германской империи заняли военные.

Верховным командованием прусской армии занимал император, который назначал руководителя Генерального штаба.

В соответствии со статьями 63 и 64 Конституции германский император был командующим вооруженными силами германского рейха и, таким образом, был также стратегически-оперативным руководителем полевой армии. В случае войны ему помогал начальник Генерального штаба Фельдхир (полевой армии). Его функция состояла в том, чтобы информировать императора о состоянии войны, предлагать меры и передавать решения Императора в форме приказов нижестоящему командному уровню и следить за их исполнением.

Однако в начале Первой мировой войны Вильгельм II практически отказался от этой власти, уполномочив начальника Генерального штаба Фельдхира издавать приказы от своего имени. Император  хотел участвовать только в важных решениях.

Император все больше и больше позволял себе освобождаться от непосредственного командования начальником ОХЛ и его первым генерал-интендантом .

Уже в Пруссии генеральный штаб со времен Мольтке имел особое, а также политическое значение. Он был чрезвычайно влиятельным, обладая самостоятельным статусом в отношениях с канцлером и рейхстагом.

Это считается одной из зародышевых клеток катастрофы Первой мировой войны , так как военное планирование не обязательно подлежало политическому контролю.

С началом Первой мировой войны Великий Генеральный штаб был переклассифицирован  до Генерального штаба полевой армии, а затем переименован в Верховное командование (ОХЛ).

В период , когда Пауль фон Гинденбург был начальником Генерального штаба сухопутных войск, эта позиция была публично утверждена путем принятия названия «Верховное Главнокомандование».

Генштаб был преобразован в Верховное командованием армии.

Верховное Главнокомандование (ОХЛ) возглавлял с августа 1916 года чрезвычайно популярный фельдмаршал, а затем президент Рейха Пол фон Гинденбург и его начальник штаба Эрих Людендорф . В то время как Гинденбург был главным ответственным за связи с общественностью, Людендорф на самом деле дергал за ниточки. Для Людендорфа была назначена должность первого генерал-квартирмейстера в качестве специальной должности, чтобы поставить его в один ряд с Гинденбургом.

Власть «3-го ОХЛ» (Гинденбург, Людендорф) зашла настолько далеко, что германский рейх 1917 и 1918 годов носил признаки военной диктатуры.

В последние два года войны реальная власть в Рейхе фактически принадлежала 3-му ОХЛ, особенно Эриху Людендорфу .

Фактически 1917 и 1918 годы можно интерпретировать как военную диктатуру Людендорфа.

В октябре 1918 года ОХЛ призвал новое правительство Германии при Максе фон Бадене безотлагательно подписать перемирие, убедившись в том, что западный фронт Германии может рухнуть каждый день. За несколько дней до окончания войны, 26 октября, Людендорф был уволен Императором за его приказы продолжать безнадежную борьбу; его преемником в качестве генерального интенданта был Вильгельм Грёнер.

Перед тем как бежать в изгнание в Нидерландах , Вильгельм II формально передал вынесенном 9 ноября 1918 г. стратегическое и оперативное управление начальнику штаба полевой армии.

Генеральный штаб армии в качестве носителя ВГК был демобилизован 3 июля 1919.

С подписанием Версальского договора функции генерального Штаба перешли к руководящим структурам рейхсвера. В Веймарской республике рейхсвер стал «государством в государстве».

Гинденбург (фактический представитель рейхсвера) был избран президентом Германии.

В 1933 году Гиндербург назначил канцлером Гитлера.

При Гитлере режим Веймарской республики прекратил существование. Был создан режим Третьего рейха.


10.3.6. Венский конгресс 1814-1815 годов. Секретный договор Австрии, Великобритании и Франции против России и Пруссии.

Самой опасной темой на съезде был так называемый польско-саксонский кризис.

Россия хотела большую часть Польши, а Пруссия хотела всю Саксонию, чей король вступил в союз с Наполеоном. (Царь станет королем Польши).

Австрия боялась, что это сделает Россию слишком сильной, и эту точку зрения поддержала Великобритания.

Результатом стал тупик, для которого Талейран предложил решение: допустить Францию во внутренний круг, и Франция поддержит Австрию и Великобританию.

3 января 1815 года три страны (Австрия, Великобритания и Франция) подписали секретный договор, согласно которому в случае необходимости договорились вступить в войну против России и Пруссии, чтобы помешать осуществлению российско-прусского плана.

Когда Император Александр I  услышал о секретном договоре, он согласился на компромисс, который удовлетворил все стороны 24 октября 1815 года.

По решению Венского конгресса 1814—15 Пруссия получила западные земли Варшавского герцогства, часть Саксонии, Рейнскую провинцию, Вестфалию и некоторые другие земли.


10.4. Священный союз (1815-1830…) и его непростая судьба.

В 1815 Пруссия вошла в реакционный Священный союз (консервативный союз России, Пруссии и Австрии, созданный с целью поддержания установленного на Венском конгрессе (1815) международного порядка.).

Уже к концу 1820-х годов Священный союз начал разлагаться, чему способствовало, с одной стороны, отступление от принципов этого Союза со стороны Англии, а с другой — расхождение интересов России и Австрии по отношению к Турции.

Низвержение монархии во Франции в июле 1830 года и взрыв революций в Бельгии и Варшаве заставили Австрию, Россию и Пруссию вернуться к традициям Священного союза, что выразилось, между прочим, в решениях, принятых на мюнхенгрецском съезде российского и австрийского императоров и прусского наследного принца (1833 г.); тем не менее успехи французской и бельгийской революций 1830 года нанесли сильный удар принципам Священного союза, поскольку теперь уже две великие державы, Англия и Франция, ранее вполне примыкавшие к этим принципам в сфере международных отношений (да и внутренних), теперь держались иной политики, более благоприятной буржуазному либерализму, — политики невмешательства.

(К этому времении и в Англии, и во Франции произошли промышленные революции. Они стали развитыми европейскими промышленными державами).

Священный союз существовал де-факто примерно до Крымской войны 1853-1856 годов.

(Бисмарку удалось обновить Священный союз на период прмерно 1873-1885 годов. Прусские порядки – они очень привлекательные).


10.5. Фридрих Вильгельм IV (1795—1861) — прусский король с 1840 (1857, 1858, 1861).

В начало царствования под давлением либерально-буржуазной оппозиции вынужден был пойти на проведение некоторых незначительных реформ.

В 1847 под влиянием буржуазной оппозиции и финансовых затруднений созвал Соединённый ландтаг.

В период революции 1848—49 в Германии «даровал» крайне ограниченную конституцию (1848), которая после пересмотра в 1850 действовала в Пруссии до 1918.

С 1857 в связи с психическим заболеванием отошёл от управления государством, вследствие чего в 1858 регентом стал его брат Вильгельм.


10.6. Брат мой ... (Брат 1, Брат 2 ...). Прусская роль в провокации Крымской войны (1853-1856)

Евгений Тарле в книге «Крымская война» прослеживает, как прусская дипломатия сначала способствовала обострению отношений между Россией и Францией, а затем, способствовала внешнеполитической изоляции России.

«Зловещая для Николая I расстановка сил в грядущей борьбе обозначилась по существу дела вполне определенно в этом памятном инциденте борьбы вокруг императорского титула Наполеона III.

… принц-президент, ставший после переворота 2 декабря 1851 г. диктатором Франции, примет императорский титул. Как же быть?

… выступил прусский посол в Петербурге фон Рохов, который, ссылаясь именно на принципиальнейшую непримиримость нового австрийского министра Буоля, окончательно убедил все-таки еще колебавшегося Николая отказать Наполеону III в наименовании «брата», твердо его уверив, что и Пруссия и Австрия безусловно сделают то же самое…. Николай тогда решился на этот, правда, как будто не имевший особо важного значения, но тоже сыгравший в будущем свою фатальную роль поступок. А когда уже непоправимые заявления были сделаны, оказалось, что фон Рохов грубо ошибся и что Пруссия и Австрия вовсе и не думали отказать Наполеону III в «братском» словообращении, и Николай I оказался в изолированном и крайне нелепом положении…

… «старый пруссак» жестоко подвел царя в этом, казалось бы, неважном, но на самом деле беспокойном и зловещем вопросе с титулованием парижского «доброго друга», так внезапно в последнюю минуту оказавшегося для Австрии и Пруссии «дорогим братом».

Николай Павлович …  не знал еще, что «дуэль» так близка…

Австрия и Пруссия делали все зависящее, чтобы провоцировать Николая на дальнейшее…

… Царь слишком поздно убедился, что его дурачат и что все его «братья» уже в эти самые дни решили принять в свое «братство» в качестве «дорогого брата» нового французского императора и что его подбивают на дерзкую выходку именно затем, чтобы испортить отношения между Францией и Россией….

Австро-прусская конвенция от 20 апреля 1854 г. значительно ухудшила дипломатическое и военное положение России. В сущности эта конвенция грозила Николаю военным вмешательством Австрии, а может быть, и всего Германского союза, с Пруссией во главе, и переходом их на сторону Англии и Франции …».


10.6.2. Пруссия и проигрыш Россией Крымской войны. (1855).

Пруссия сыграла определенную роль не только в провокации Крымской войны, но и катастрофическом итоге этой войны.

Вот что пишет об этом Евгений Тарле в книге «Нахимов».

«Болезни, холод, русские ядра и пули косили осаждающих.

Энергия севастопольского гарнизона, выстроившего в самых невероятных условиях, буквально под дождем ядер и штуцерных пуль, Селенгинский и Волынский редуты и Камчатский люнет и три месяца отбивавшего все нападения на них, посеяла в осаждающих чувство растерянности, которого еще не было даже в тяжелом морозном январе 1855 года…

«В мае 1855 года в Париже отчаивались взять Севастополь, уже готовились остановиться на крайнем решении снять осаду, когда правительство императора Наполеона III неожиданно, посредством таинственных откровений, узнало, что Россия уже истощила свои средства, что ее армии изнемогают…» – именно в таких словах характеризует сложившуюся ситуацию один из источников.

… Прусский военный атташе в Петербурге граф Мюнстер писал в «частных письмах» своему «другу» генералу фон Герлаху в Берлин, передавая все, о чем в его присутствии непозволительно и безответственно выбалтывалось при русском дворе и в аристократических салонах русской столицы, и все, что он добывал также и всякими иными средствами.

А французский посол в Берлине, маркиз де Мустье, купил копии этих «дружеских» писем у выкравшего их сыщика и переслал их в Париж Наполеону III, как раз когда русские два редута и Камчатский люнет приводили того в смущение своей непреоборимостью.

«Предвидели, что если неприятелю (то есть русским) удастся прочно укрепиться на некоторых отдельных пунктах, а именно перед Малаховым курганом и Корниловским бастионом, то его огонь сделается неодолимым, его снаряды будут перелетать через гавань и будут достигать до северного берега (бухты). Тогда счастье улыбнулось императору (Наполеону III): в тот час, когда он считал уже все скомпрометированным, он узнал, что он выиграл партию», – читаем мы в том же источнике дальше.

Едва в Париже были получены из Берлина известия о приближающемся истощении русских ресурсов, как в официальном органе французской империи «Монитор» появилась ликующая статья о близости победы, а из Тюильрийского дворца и военного министерства полетели к генералу Пелисье настойчивые требования прежде всего немедленно покончить с войной, … принудить город к скорой сдаче.».

Генерал фон Герлах был назначен в 1849 году адьютантом прусского короля. Следовательно, через генерала проходило много конфиденциальной информации. Видимо не вся секретная информация выкрадывалась сыщиками. Но с инофрмацией об истощении России не повезло. Её-то, эту информацию, выкрали и передали Наполеону III в то время, когда союзные войска были в какой-то мере близки к завершению военных действий.


10.7. Экономический рост в середине 19 века. Потребность в политическом объединении Германии. Железнодорожна революция. Политическая революция. Конституция. Назначение Вильгельмом I Отто фон Бисмарка министром-председателем правительства Пруссии.


10.7.1. Экономический рост в середине 19 века. Потребность в политическом объединении Германии

Между 1815 и 1865 годами население Немецкой Конфедерации (исключая Австрию) выросло примерно на 60% с 21 миллиона до 34 миллионов.

Одновременно произошел демографический переход, когда высокие показатели рождаемости и высокой смертности в доиндустриальной стране сместились к низким показателям рождаемости и смертности в быстрорастущей промышленно развитой городской экономической и сельскохозяйственной системе.

Повышение продуктивности сельского хозяйства обеспечило стабильное снабжение продовольствием, поскольку голод и эпидемии сократились. Это позволило людям жениться раньше и иметь больше детей.

Высокая рождаемость была компенсирована очень высоким уровнем младенческой смертности и после 1840 года широкомасштабной эмиграцией в Соединенные Штаты .

Эмиграция составляла 480 000 в 1840-х годах, 1 200 000 в 1850-х и 780 000 в 1860-х годах. Высшие и средние классы практиковали контроль над рождаемостью, который скоро был принят повсеместно.

В 1800 году социальная структура Германии была плохо приспособлена к предпринимательству или экономическому развитию. Однако господство Франции во время Французской революции (1790–1815 гг.) Привело к важным институциональным реформам, которые включали отмену феодальных ограничений на продажу крупных земельных владений, уменьшение власти гильдий в городах и введение нового, более эффективного коммерческого права.

С 1830-х по 1840-е годы Пруссия, Саксония и другие штаты ввели сельское хозяйство на основе сахарной свеклы, репы и картофеля, что позволило получить более высокие урожаи, что позволило перемещенному излишку сельскому населению перебраться в промышленные районы.

В начале 19-го века промышленная революция была в полном разгаре в Великобритании, Франции и Бельгии. Различные маленькие федеральные земли в Германии развивались медленно и независимо, так как конкуренция была сильной. Ранние инвестиции в железнодорожную сеть в 1830-х годах приходили почти исключительно из частных рук.


10.7.2. Железнодорожна революция 1840-х годов

Фактическая индустриализация началась только после 1850 года после строительства железной дороги.

Стадия экономического развития на взлете началась с железнодорожной революции 1840-х годов, которая открыла новые рынки для местной продукции, создала группу менеджеров среднего звена, увеличила спрос на инженеров, архитекторов и квалифицированных машинистов и стимулировала инвестиции в уголь и железо.

Политическая разобщенность трех дюжин государств и повсеместный консерватизм затруднили строительство железных дорог в 1830-х годах.
Вначале, не имея технологической базы, техника и оборудование были импортированы из Британии.

Во многих городах новые железнодорожные мастерские были центрами технологического осознания и обучения. К 1850 году Германия была самодостаточна в удовлетворении потребностей строительства железных дорог, а железные дороги стали основным стимулом для роста новой сталелитейной промышленности.

К 1840-м годам магистральные линии связывали крупные города; каждое немецкое государство несло ответственность за линии в пределах своих границ.

Текстильная промышленность росла быстрыми темпами, извлекая выгоду из устранения тарифных барьеров.

Во второй половине 19-го века немецкая промышленность росла в геометрической прогрессии, и к 1900 году Германия была мировым лидером в промышленности наряду с Великобританией и Соединенными Штатами.


10.7.3. Политическая революция 1848 года. Конституция (1848).

После падения Наполеона европейские государственные деятели собрались в Вене в 1815 году для реорганизации европейских дел под руководством австрийского князя Меттерниха . Политические принципы, согласованные на этом Венском конгрессе, включали восстановление, законность и солидарность правителей для подавления революционных и националистических идей.

Германский союз ( немецкий : Deutscher Bund ) был основан, рыхлый союз 39 государств (35 правящих князей и 4 свободных городов) под руководством Австрии, с Федеральным Diet ( немецкий : бундестаг ) во время встречи в Франкфурт -на- Майне . Это была свободная коалиция, которая не смогла удовлетворить большинство националистов. Страны-участницы в значительной степени пошли своим путем, и у Австрии были свои интересы.

В 1834 году был создан Zollverein , таможенный союз между Пруссией и большинством других немецких государств, но исключая Австрию. По мере развития индустриализации потребность в объединенном немецком государстве с единой валютой, правовой системой и правительством становилась все более очевидной.

Растущее недовольство политическим и социальным порядком, навязанным Венским конгрессом, привело к возникновению в 1848 году мартовской революции в немецких государствах. В мае Национальное собрание Германии (парламент Франкфурта ) собралось во Франкфурте, чтобы разработать национальную конституцию Германии.

Но революция 1848 года оказалась неудачной: король Пруссии Фридрих Вильгельм IV отказался от имперской короны, парламент Франкфурта был распущен, правящие князья подавили восстания военной силой, и к 1850 году была восстановлена Германская конфедерация.

Король Пруссии Фридрих Вильгельм IV в одностороннем порядке ввел монархическую конституцию. Эта конституция вступила в силу 5 декабря 1848 года. 5 декабря 1848 года Берлинская Ассамблея была распущена и заменена двухпалатным законодательным органом, разрешенным в соответствии с монархической Конституцией.

1850-е годы были периодом крайней политической реакции. Несогласие было энергично подавлено, и многие немцы эмигрировали в Америку после краха восстаний 1848 года. Фридрих Вильгельм IV в этот период впал в глубокую депрессию и меланхолию, и его окружали люди, выступавшие за клерикализм и абсолютную божественную монархию .

Прусский народ снова потерял интерес к политике. Пруссия не только расширила свою территорию, но и начала быстро индустриализироваться, сохраняя при этом сильную сельскохозяйственную базу.


10.7.4. Назначение Вильгельмом I Отто фон Бисмарка министром-председателем правительства Пруссии (1862).

В 1857 году прусский король Фридрих Вильгельм IV перенес инсульт, а его брат Вильгельм служил регентом до 1861 года, когда он стал королем Вильгельмом I.

Несмотря на консервативность, Вильгельм был очень прагматичным. Его наиболее значительным достижением стало назначение Отто фон Бисмарка министром-председателем правительства Пруссии 23 сентября 1862 года. Сотрудничество Бисмарка, министра обороны Альбрехта фон Руна и фельдмаршала Гельмута фон Мольтке подготовило почву для военных побед над Данией, Австрией и Францией, это привело к объединению Германии.


11. Эпоха Бисмарка в Пруссии и объединенной Германии (1861-1890)


11.1. Историческая альтернатива

Новая эпоха требовала перераспределения власти.

Перераспределение власти в пользу парламента, создание правительства, ответственного перед парламентом,  грозило, как казалось, самому существованию королевской власти в Пруссии.

Прусское юнкерство, прусское дворянство сделало умелый политический ход, предложив иллюзию сохранения королевской власти в максимально полном объеме – с опорой на прусское дворянство, на офицерский корпус.

Такой вариант был вкусной конфетой в красивой обертке. Однако начинкой этой конфеты было, всё же, перераспределение королевской власти.

Прусский король делал попытку де-юре сохранить свои полномочия. Де-факто он стал на путь перераспределения властных полномочий в пользу прусского дворянства, прусского  офицерского корпуса.

В исторической перспективе это привело к формированию таких политических центров, как органы военного управления.

Во время Первой мировой войны возникло являние военной диктатуры при формальном сохранении власти у императора.


11.2. Волк всегда забирает из стада лучших овечек

Проблема королевской власти состояла в том, что существование выборного представительного коллективного органа стало фактом, и с этим органом требовалось организовать взаимодействие.

Специалистов для такой работы не было.

Парламент претендовал на всё большую власть. Противостояние парламенту несло в себе риски.

Парламентское правление предполагает кадровый резерв. Одним министрам (например, в случае неуспеха) на смену приходят другие.

Прусскому королю требовалась кандидатура, отвечающая, по меньшей мере, двум требованиям.

Во-первых, нужен был специалист, умеющий взаимодействовать с парламентом.

Во-вторых, требовался государственный деятель, способный в условиях противостояния с парламентом добиваться (а) быстрых, (б) очевидных, (в) общепризнанных, (г) общезначимых успехов. Лишь успехи могли оправдать существование правительства, формируемого королем, а не парламентом. Лишь успехи могли оправдать политику, проводимую в режиме противостояния парламенту.

Таким человеком казался Отто Бисмарк.

Бисмарк начал парламентскую карьеру в 1846 году, к 1862 году имел значительный политический и парламентский (а также дипломатический) опыт.

Накопление Бисмарком политического, дипломатического и журналистского опыта выглядело следующим образом.

1847 год – Соединенный ландтаг, 1848 год Соединенный ландтаг нового созыва, 1849 год - нижняя палата конституционного  ландтага, прусский ландтаг, избранный по трех-классной системе, 1850 год - Эрфуртский парламент, 1851 - Бундестаг (Союзный сейм), деятельность в качестве одного из основных авторов «Новой прусской газеты», созданной в 1848 году (десятки статей), 1859 - 1862 – посол в России, 1862 - посол во Франции.

В рядах прусскогодворянства возник политический, парламентский, дипломатический, журналистский деятель, соответствующий новым требованиям.

Что касается его успешности на посту руководителя правительства, то, с одной стороны, риск при любом выборе был неизбежен, а, с другой стороны, особого выбора не было.

(В 1847 году Отто фон Бисмарк женился.

Мать невесты, сначала, была против столь одиозной кандидатуры, заявив, что волк всегда забирает из стада лучших овечек.

«Я думаю, – писал Бисмарк  в письме брату, – мне выпало большое счастье, на которое я и не надеялся. Говоря хладнокровно, моей женой станет женщина редкой души и внутреннего благородства».

Свадьба состоялась в Рейнфельде 28 июля того же 1847 года»).

Нечто подобное назначению Бисмарка, как энергичного представителя дворянства, пыталась провернуть Российская империя. Российский парламент был слегка «редуцирован», а во главе правительства поставлен Столыпин, начавший активные реформы.

Однако, кроме некоторого сходства можно найти и несколько отличий.

Основные отличия.

Во-первых, Бисмарк нашел ключ к решению социальных проблем – военную победу. Столыпин «наступал» на широком (необъятном) социально-экономическом «фронте».

Какой-то «ключ» к успеху (быстрые, относительно компактные, доступные, успешные действия –«пакет» мер) определён не был. Соответственно, как-то в масштабной деятельности Столыпина не видно чего-то аналогичного таким «опорам» Бисмарка, как военное министрество, как генеральный штаб, как выдающиеся военные умы, отвечавшие за относительно компактные направления деятельности.

Где «план Мольтке» применительно к усилиям Столыпина – с распеределением резервов, сил, с графиком действий, с «точкой победы»? Да и возможен ли был в принципе аналогичный план – для усилий Столыпина?

Во-вторых, приходится констатировать, не вдаваясь в детали, что энергичное «наступление» Столыпина не привело к успеху (в отличие от успешного «рывка» Бисмарка).

Если кто-то планировал «повторить Бисмарка» (сознательно или бессознательно), то приходится признать, что в силу ряда причин это намерение не привело к успеху.

В числе результатов деятельности Столыпина было противозаконное изменение выборного законодательства и ограничение возможностей парламента (Государственной Думы).


11.3. Великие вопросы времени (1861 -1866)


11.3.1. Вопросы поставлены публично и принципиально (1862)

Отто фон Бисмарк, ставший в 1862 во главе правительства Пруссии, поставил цель - объединение Германии.

30 сентября 1862 он сказал палате: «Великие вопросы времени решаются не речами и постановлениями, а железом и кровыо»... «Германия смотрит не на либерализм Пруссии, а на ее вооружение...».


11.3.2. Подготовка войны с Австрией

Бисмарк привлек на свою сторону Россию конвенцией о совместном подавлении польского восстания 1863.

Он совместно с Австрией захватил Шлезвиг-Голштинию у Дании.

Бисмарк побудил Австрию согласиться на Гаштейнскую конвенцию . В соответствии с этим соглашением, подписанным 20 августа 1865 года, Пруссия получила Шлезвиг, а Австрия получила Гольштейн.

В 1866 году Австрия отказалась от соглашения и потребовала, чтобы Сейм определил принадлежность  Шлезвига-Гольштейна. Бисмарк использовал это в качестве предлога для начала войны с Австрией, обвинив Австрию в нарушении Гаштейнской конвенции.


11.3.3. Война с Австрией (Австро-прусско-итальянская война) (1866)

Бисмарк отправил прусские войска оккупировать Гольштейн. Австрия обратилась за помощью к другим германским государствам, которые быстро втянулись в австро-прусскую войну . Благодаря реорганизации Рooна, прусская армия была почти равна численности австрийской армии. Со стратегическим гением Мольтке, прусской армии  удалось победить. Бисмарк также заключил тайный союз с Италией. Вступление Италии в войну заставило австрийцев разделить свои силы.

Тем временем, когда началась война, немецкий радикал Фердинанд Коэн-Блайнд попытался убить Бисмарка в Берлине, пять раз застрелив его с близкого расстояния. Бисмарк получил только незначительные травмы. Впоследствии Коэн-Блинд покончил жизнь самоубийством, находясь под стражей.

Война длилась семь недель; Немцы назвали ее блицкригом («молниеносной войной»).

Австрия имела, казалось бы, мощную армию, и  была в союзе с большинством северогерманских и всех южногерманских государств. Тем не менее, Пруссия выиграла решающую битву при Кёниггреце (битва при Садовой).

Бисмарк настаивал на «мягком мире» без аннексий и парадов победы, чтобы иметь возможность быстро восстановить дружественные отношения с Австрией.

В 1867 был создан Северогерманский союз, в который под давлением Пруссии вошли все германские государства, за исключением Баварии, Бадена, Вюртемберга и Гессен-Дармштадта. Этот союз явился прообразом будущей Германской империи, на его территории был установлен реакционный прусский режим.

Победа Пруссии в войне против Франции (1870—71) привела к преобразованию Северогерманского союза в Германскую империю и к завершению объединения Германии на прусско-милитаристской основе.

Победа в австро-прусской войне знаменует собой поворотный момент в общественном мнении для Бисмарка. Потрясения, спровоцированные войной, и шаг к единству,  воспринимались как революция, совершенная без бунта, революция, «революция сверху».

Бисмарк сказал Наполеону III: «В Пруссии только короли делают революции".


11.3.4. Франко-прусская война 1870-1871 годов

19 июля 1870 г. Французская империя объявила войну Пруссии.

Последовали поражение французских войск в битве под Седаном, капитуляция Наполеона III, падение Второй империи и изгнание Наполеона III, появление  во Франции республиканского режима.

Боевые действия закончились 28 января 1871 г. подписанием перемирия.

Мирный договор, подписанный 10 мая во Франкфурте-на-Майне , оформил поражение Франции.

Поражение и потеря в Эльзас-Лотарингии вызвало во Франции чувство прочного разочарования.

В результате франко-прусской войны Пруссия захватила Эльзас и воcточную Лотарингию. Огромную контрибуцию в 5 миллиардов франков Пруссия использовала преимущественно для развития объединённой Германии, Германской империи.

Конфликт закончился поражением Франции, и, сильный в выигрыше, германские государства объединились в Германской империи.

Империя была провозглашена в Версале на 18 января 1871 (в ущерб Австро-Венгрии и Франции).

В руках Пруссии остались все командные и политические посты империи. Прусский король являлся по конституции 1871 германским императором, он неограниченно распоряжался всеми вооружёнными силами империи, имел право утверждения или отклонения законов, созыва и роспуска представительных учреждений.

Прусский министр-президент обычно являлся и имперским канцлером. Пруссия играла руководящую роль также и в имперском Союзном совете.

В 1871 объединние Германии стало совершившимся фактом, и результатом этого был мощный подъем Германии, несмотря на экономический кризис 70 и 80-х годов.

Девизом возникшего в конце 19 века Пангерманского союза было: «Король во главе Пруссии, Пруссия во главе Германии, Германия во главе мира».


11.3.5. Династия Гогенцоллернов.


Гогенцоллерны — династия бранденбургских курфюрстов 1415—1701, прусских королей 1701 —1918 и германских императоров 1871—1918.

Имя Гогенцоллерны происходит от названия замка Цоллерн (или Гогенцоллерн) в Верхней Швабии, первое известие о котором относится к 9 веку. В 1227 графский род Гогенцоллернов разделился на две ветви: старшую—швабскую и младшую—франконскую.

Младшая ветвь Гогенцоллернов — франконская, владевшая в качестве лена бургграфством нюрнбергским, захватила в половине 14 века Ансбах и Байрейт и приобрела имперско-княжеское достоинство.

В 1411 бургграф Фридрих VI получил наместничество в Бранденбурге, а в 1415 сделался курфюрстом под именем Фридриха I.

В 1618 курфюрст Иоган Сигизмунд получил в лен герцогство прусское.

Его потомок Фридрих III короновался в Кенигсберге в 1701 и принял титул «Фридрих I, король в Пруссии».

170 лет спустя (1871), в тот же день, 18 января,  Вильгельм I, был провозглашен императором германским.

Вильгельм II был низвергнут ноябрьской буржуазной революцией 1918, уничтожившей монархию в Германии.

Представители побочной линии Гогенцоллернов занимали румынский престол с 1866 до 30 декабря 1947.


11.4. Послевоенная политика (1871-1890). Оборонительный союз Германии и Австрии против России (1879)

Формирование нового немецкого государства коренным образом изменило баланс сил в Европе, сложившийся после  Венского конгресса.

Главной целью внешней политики Бисмарка остается ослабление Франции. Для этого он старается поддерживать хорошие отношения с Австрией и Россией. Осуществлением этой политики является соглашением трех императоров из 1873.

Намечается сближение между Францией и Россией. Бисмарк  хочет избежать этого альянса, который грозил Германии войной на два фронта. Бисмарк делает всё , чтобы  помешать такому союзу.

Англия дала понять, что она не потерпит будущего увеличения мощи Германии. Для поддержания континентального равновесия Франция и Россия также готовы объединить усилия.

Из-за своего центрального положения в Европе Германия опасается оказаться в центре большой европейской войны.

На Берлинском конгрессе 1878 года, целью которого является найти выход из кризиса на Балканах, Бисмарк представляет себя «честным посредником» (Эрлихер Маклер).

Возникает вынужденное сближение между Австрией и Германией, что приводит к оборонительному союзу против России. Этот альянс между двумя странами со временем укрепляется и четко определяет внешнюю политику Германской империи на протяжении всего ее существования.

Император Вильгельм I был испуган прекращением прежней про-русской ориентации немецкой внешней политики и предупредил Бисмарка о том, что дело идёт к заключению союза между царской Россией и ставшей снова республикой Францией. При этом он указывал на ненадёжность Австрии как союзника, которая никак не могла разобраться со своими внутренними проблемами, а также на неопределённость позиции Британии.

7 октября 1879 года Бисмарк заключил с Австрией «Двойственный союз», что толкнуло Россию на союз с Францией. Это было фатальной ошибкой Бисмарка, разрушившей близкие отношения России и Германии, установившиеся со времён Освободительной войны в Германии. Между Россией и Германией началась жёсткая тарифная борьба. С этого времени Генеральные штабы обеих стран стали разрабатывать планы превентивной войны друг против друга.

Бисмарку удалось преодолеть напряженность в отношениях с Россией - в 1881 году сформировать альянс трех императоров ( Dreikaiserbundnis ), что помешало франко-русскому соглашению.

18 июля 1881 года срочно был заключён договор, представляющий собой возрождение «Союза трёх императоров» — России, Германии и Австро-Венгрии. В соответствии с ним участники обязались соблюдать нейтралитет, если даже один из них начнёт войну с любой четвёртой державой. Таким образом Бисмарк обеспечил себе нейтралитет России на случай войны с Францией.

По словам Бисмарка, в середине 1880-х годов дипломатическая безопасность Германии казалась гарантированной.

Концепция «насыщенности» германского государства в эпоху империализма все больше ставится под сомнение. Лично Бисмарк против колониальной экспансии. В 1884 году он организовал Берлинскую конференцию , чтобы регулировать разделение Африки между различными европейскими державами и, в частности, судьбу Конго.

В Германии формируется империалистическое движение, которое стремится к завоеванию колоний.

Защитнику колонизации Евгению Вольфу канцлер сказал в 1888 году: «Ваша карта Африки действительно очень красивая, но моя карта Африки расположена в Европе. Франция слева, Россия справа, а мы посередине. Это моя карта Африки."

Во второй половине 1880-х годов система, созданная Бисмарком, оказалась под угрозой. Периодически появляется призрак франко-русского альянса, синоним войны на двух фронтах.

Более того, Бисмарк раздувает кризис, чтобы на внутреннем уровне поддержать его волю к укреплению армии. Почти одновременно начинается новый кризис на Балканах .

Бисмарк пытается ослабить напряженность в отношениях между двумя противостоящими сторонами, Австрией и Россией.

В России усиливается стремление к франко-русскому альянсу, в то время как германский протекционизм, только ухудшает ситуацию.

В Германии влиятельные дипломатические и военные деятели, такие как Фридрих фон Гольштейн , Бернхард фон Мольтке и Альфред фон Вальдерзее , выступают за превентивную войну против России. Бисмарк категорически против таких идей; он думает, что войны можно избежать.

В феврале 1887 года Бисмарк был инициатором "Средиземноморского соглашения" между Италией, Великобританией и Австро-Венгерской монархией, направленного на сдерживание российской экспансии.

Бисмарку всё же удалось 18 июня 1887 года заключить с Россией Договор перестраховки. По его условиям, обе стороны должны были сохранять нейтралитет при войне одной из них с любой третьей великой державой, кроме случаев нападения Германии на Францию или России на Австро-Венгрию.

Чтобы преодолеть сложную ситуацию, с которой он сталкивается в парламенте, Бисмарк пытается снизить значимость политических партий. Он пытался учредить экономический совет, состоящий из представителей различных корпораций и обойти парламент.

Основная цель социальной политики Бисмарка - укрепить связь немцев с государством и таким образом изолировать партии от их избирательной базы.

Первоначально предоставляется только страхование от несчастных случаев, а затем приходит идея добавить медицинскую страховку , инвалидность и пенсионную систему . Эти устройства должны в основном контролироваться государством; Бисмарк даже говорит о «государственном социализме».

Парламент исключает все ссылки на государственный социализм из законопроекта о страховании от несчастных случаев.

С этим социальным законодательством Бисмарк закладывает основы современной системы социального обеспечения, но не достигает своих политических целей. Его попытки искоренить германский социализм заканчиваются, так же как и его более ранние попытки ослабить партии в пользу органов государственной власти. Это демотивирует Бисмарка продолжать в том же духе. Он установил страхование на случай инвалидности и пенсионное страхование в 1889 году.

Для того , чтобы воспользоваться преимуществами националистических настроений, Бисмарк усиливает анти-польскую политику в восточных провинциях Пруссии - с принятием с 1885 года политики изгнания поляков и закона о колонизации в 1886 году. Он использует чувство французского реваншиста для оправдания широкомасштабной кампании в прессе, чтобы дискредитировать, изображая их как предателей - всех противников его военной политики. После роспуска рейхстага, националистическая агитация усиливается.

В феврале 1887 г. выборы отмечают победу партий , поддерживающих правительство. После десяти лет ожидания Бисмарк наконец получает абсолютное большинство в обоих палатах парламента. Поэтому он может свободно навязывать свою военную политику и отдавать предпочтение своей консервативной клиентуре. Из-за этой новости, объявляющей о всемогуществе Бисмарка, восхождение на престол Фридриха III в марте 1888 года для него почти не имеет значения.

В конце 1880-х годов появляются первые признаки того, что политическое господство Бисмарка подходит к концу. Общественное мнение все больше требует более амбициозной внешней политики, что делает канцлера непопулярным. После короткого правления Фридриха III , Вильгельм II взошел на престол.

15 марта 1890 года император Вильгельм II официально отказался от поддержки канцлера из-за их неоднократных конфликтов. Отставка Бисмарка официально датирована 18 марта 1890 г.

Безграничное доверие императора Вильгельма I к своему канцлеру и полное подчинение уму Бисмарка сделали Бисмарка в 80-х годах безапелляционным судьею в делах внутренней и внешней политики. Пока был жив Вильгельм I, отставка Бисмарка была политически невозможной.

Вильгельм II уволил Бисмарка в отставку, когда стало ясно, что общественное мнение большинства парламентских кругов настроено против Бисмарка.

Отставка Бисмарка (18 марта 1890) была встречена левыми партиями с полным удовлетворением, правыми—с молчаливым согласием.


11.5. Альбрехт фон Роон, Гельмут фон Мольтке, Альфред фон Шлиффен. Военное министерство, генеральный штаб, военный менеджмент. Военные планы и их результаты.

Альбрехт фон Роон,  (1803—79), граф,— прусcкий генерал-фельдмаршал.

Родился в Плойсхагене, Померания. Получив офицерский чин в 1821 году, преподаёт в Берлинском кадетском корпусе. В 1830 году зачислен на службу при прусском Генеральном штабе.

В 1844—1848 годах был воспитателем прусского принца Фридриха Карла и сопровождал его во время учёбы в Бонне, а также в нескольких поездках по Германии, Франции и Италии. После этого служит на различных командных и штабных должностях.

Назначенный в 1849 году начальником штаба корпуса, был направлен на подавление революции в Бадене.

В 1849 участвовал в подавлении революционного движения в Бадене.

В 1859 - 1873 Роон был военным министром, а в 1861 — 71 также и морским министром Пруссии.

По его предложению в 1862 Вильгельм I назначил Бисмарка министром-президентом Пруссии.

При поддержке Бисмарка Роон вместе с Мольтке провели реорганизацию прусской армии.

Роон провёл военные реформы, резко повысившие боеспособность прусской армии (увеличение численности армии, введение трёхлетней действительной службы, ускорение мобилизационных мероприятий и прочие), сыгравшие большую роль в победах Пруссии в войнах с Данией (в 1864 году), Австрией (1866 год) и Францией (в 1870—1871 годах).

После объединения Германии и назначения Бисмарка рейхсканцлером Роон был в 1873 министром-президентом Пруссии.

Гельмут Карл Бернгард Мольтке (Moltke) (Старший),  (1800—91), граф, прусский фельдмаршал и военный писатель. Дядя начальника германского генерального штаба генерал-полковника Хельмута фон Мольтке (Мольтке-младшего).

Родился в Мекленбурге-Шверине (город Пархим).

Служил офицером в датской армии; в 1822 перешел на прусскую службу.

В 1820 окончил Прусскую военную академию. Затем занимал ряд постов, преимущественно в военных школах и генеральном штабе. К этому времени относится сближение Мольтке с принцем Вильгельмом, будущим прусским королем, а затем германским императором Вильгельмом I, на которого Мольтке имел большое влияние.

В 1857 Мольтке был назначен начальником генерального штаба прусской армии; фактически управлял всеми войсками и всеми военными учреждениями Пруссии.

В 1864 Мольтке был начальником штаба союзных армий в войне с Данией, окончившейся присоединением к Пруссии Шлезвига и Гольштейна. В войнах Пруссии с Австрией и ;e 5 союзниками (1866) и с Францией (1870—71) Мольтке, занимая пост начальника полевого штаба, фактически был главнокомандующим всеми вооруженными силами.

План битвы при Садовой (1866) целиком принадлежал Мольтке, основой плана была идея двух сходящихся ударов с целью расшатать позицию австрийцев и нарушить её связность. Несмотря на неблагоприятное стечение обстоятельств (пруссаков подвела техника — Эльбская армия не получила вовремя приказа на атаку из-за порчи телеграфа), план Мольтке удался, и австрийская армия была разбита.

Понимая, что добиться точности в перевозках мобилизованных войск можно только тогда, когда железные дороги будут в руках правительства, Мольтке добился не только выкупа всех железных дорог в казну, но и того, что в проложении новых линий доминирующим условием должен быть замысел войны; он не допускал прокладки линий коммерческого значения ранее, чем не будут осуществлены проекты стратегических дорог.

Достигнув этого, он направил работу генерального штаба к составлению планов перевозок по корпусам, и добился того, что впоследствии имел полное право сказать по объявлении войны Франции: «я могу, наконец, отдохнуть».

Руководил победоносным для германцев сражением при Седане, в результате которого в плен сдался император Франции Наполеон Третий и 110 000 французских солдат.

Осенью-зимой 1870 года руководил осадой Парижа.

Участвовал в подготовке провозглашения Германской империи в январе 1871 года и условий мирного договора с Францией.

После Франко-прусской войны Мольтке еще 16 лет (до 1888) оставался на посту начальника генерального штаба, преобразованного в имперский генеральный штаб. В этот период он руководил официальным изданием истории Франко-прусской войны и был занят разработкой плана кампании против Франции и России.

Гельмут фон Мольтке назвал своей настольной книгой книгу  Карла фон Клаузевица (1780-1831) «О войне» (опубликована в 1832 году).

Альфред фон Шлиффен (Schliefen) (1833—1913), граф, генерал - фельдмаршал (с 1911), начальник прусского генерального штаба с 1891 по 1905.

Родился в Берлине. Отец его был майор гвардии, помещик (юнкер). Военную службу начал в 1853; в войнах  1866 и 1870—71 участвовал в качестве офицера генерального штаба. До 1891—начальник французкого отдела и помощник начальника генерального штаба.

С именем Шлиффена связаны планы войны, разрабатывавшиеся германским (прусским) генеральным штабом с 1891 вплоть до Первой Мировой войны, а также практическая боевая подготовка офицеров прусского генерального штаба к руководству операциями и боями массовых армий.

Под руководством IIIлиффена германская армия усиленно тренируется в искусстве решительного маневрирования, причем обход флангов является доминирующей формой операции. В основу общего стратегического плана IШлиффена была положена идея обороны на русском направлении, решительного наступления на французском фронте.

Нарушая бельгийский нейтралитет, германанская армия должна была главными силами обойти французский левый фланг с севера и отбросить французскую армию к швейцарской границе.

В первом из этих планов (1900) Шлиффен предусматривает сосредоточение шести германских армий для обеспечения правого фланга против бельгийской армии с севера.

В 1905, после Русско-японской войны, в связи с ослаблением русской армии Шлиффен видоизменяет свой план, а именно силы, направляемые против Франции, увеличиваются.

Решительный успех достигается фланговым ударом с Севера через Бельгию, для которого и предназначаются главные силы. Сильный резерв предусматривался Шлиффеном для прикрытия его обходящего фланга, что в дальнейшем было сведено на-нет преемником Шлиффена—Мольтке.

Две германские армии обороняют Эльзас-Лотарингию, укрепленную долговременными сооружениями. В своем плане Шлиффен не учитывал возможности сосредоточения английских войск во Франции.

Планы Шлиффена были, кроме того, плохо увязан с планами войны на море. Преемник Шлиффена Мольтке Младший значительно ослабил (до 16 армейских корпусов вместо 25 и 11 резервных корпусов вместо 18,5  резервных и эрзатц-корпусов) первоначальную группировку правого крыла в пользу других фронтов, что привело к остановке наступления ни реке Марне, восточнее Парижа, к отходу на реку Эн и к затяжке войны.

Мольтке сохранил чрезвычайно решительную и смелую схему плана Шлиффена, но, уменьшив число корпусов ударных армий, ослабил материальные средства ее выполнения, благодаря чему трудности грандиозного наступления сказались очень скоро.

Шлиффен закончил свою работу по подготовке к войне как начальник генерального штаба в 1905, т. е. до начала подготовки к войне Антанты; следовательно он не имел непосредственного отношения к подготовке Германии в годы, предшествовавшие войне, в новой политической обстановке (при активной позиции Англии).

Несомненно германанская армия своим тактическим и оперативным искусством в очень большой степени обязана Шлиффену.

Впрочем Шлиффен мало усовершенствовал оперативное управление армиями, сохраняя методы, унаследованные от Франко-прусской войны, в то время как телеграф, телефон и механические средства передвижения позволяли осуществлять более систематическое и планомерное оперативное руководство, необходимое в условиях войны массовых армий.

Шлиффен ошибочно считал продолжительную войну невозможной в силу сложности «международного механизма хозяйственной жизни».

В ходе франко-прусской войны 1870-1871 годов Вильгельму Штиберу (1818—1882) было поручено создать полевую полицию безопасности, директором которой он стал. 17 марта 1871 года он вернулся в Берлин, где посвятил себя своему Центральному информационному бюро, которое стало первой организованной немецкой разведывательной службой.

Существует версия, что военный шпионаж, организованный Вильгельмом Штибером (при общем патронаже Отто Бисмарка), сыграл одну из решающих ролей для достижения победы Пруссии в ходе Франко-прусской войны 1870-1871 годов.


11.6. Рудольф Вирхов, Генрих Шлиман. Дар немецкому народу (1881)

Рудольф Вирхов (Virchow)  (1821—1902), выдающийся ученый, патолог и антрополог, а также общественный и политический деятель. Родился в маленьком городке Пруссии Шифельбейне в купеческой семье. В 1843, окончив Берлинский медицинский институт, поступил на место помощника прозектора больницы Charit;, в Берлине, в 1846 занял там должность прозектора. В первые же три года дал ряд работ, имеющих характер крупных научных открытий (о свертывании крови, о белокровии, о закупорке артерий, о воспалении артерий, о патологических пигментациях).

Основал знаменитый «Архив Патологической Анатомии, Физиологии и Клинической Медицины» («Archiv f;r pathologische Anatomie und Physiologie und f;r klinische Medizin»), к-рый без перерыва выходит до настоящего времени (известен под названием «Вирховского Архива»). С 1999 года журнал публикуется как официальный орган Европейского общества патологов. Язык публикации - английский.

Клеточная патология Вирхова,  послужила базой для пышного расцвета патологической физиологии и патологической анатомии, этих краеугольных камней современной медицины.

В дальнейшем Вирхов выпустил ряд замечательных исследований по сифилису, проказе, опухолям, о животных и растительных паразитах, эхинококке, трихинозе, об инфекционных болезнях, а также ряд статей по философии естествознания и по педагогике.

В своем Берлинском патологическом институте Вирхов организовал единственный в мире по количеству препаратов музей.

В дальнейшем он перешел к археологическим раскопкам, производя их как в Германии, так и в других странах. Вместе со Шлиманом он участвовал в раскопках Трои, а позднее с ним же посетил Египет, Нубию, Пелопоннес.

В результате своих археологических исследований, Вирхов напечатал ряд специальных статей (об урнах, курганах, бронзовом периоде, свайных постройках, развалинах Трои, мумиях и др.).

Вирхов состоял членом прусского ландтага, а с 1880 по 93—и рейхстага.

Вирхов напечатал более 1.000 статей и книг, многие из которых имеются на русском языке.

Генрих Шлиман (Schliemann) (1822—1890). Известный немецкий археолог. Сын пастора. Шлиман овладевает знанием примерно 15 языков. Составив торговлей миллионное состояние, Шлиман оставляет коммерческие дела и заинтересовывается археологическими раскопками в Италии и Малой Азии, и с 1866 он, задавшись целыо открыть вещественные остатки эпохи гомеровского эпоса, начинает заниматься археологией. В 1868 посещает упоминаемые у Гомера места и в 1869 в книге «Итака, Пелопоннес и Троя» высказывает предположение, что местом древнего г. Трои является холм Гиссарлик, раскопки которого он начинает в 1870.

В 1876 Шлиман производит раскопки в Микенах.

В 1874 и 1878 в книгах «Троянские древности» и «Микены» Шлиман опубликовывает богатые результаты своих раскопок. В 1878 он производит раскопки в Итаке; в 1880—81—в Орхомене и наконец в 1886 пытается найти следы дворца Миноса на острове Крит.

Раскопки Шлимана, хотя и не всегда велись строго научно, вызвали целый переворот в деле изучения древнейших эпох истории Греции и Малой Азии. Находки Шлимана хранятся в настоящее время в музеях Берлина и Афин. После 1945 года коллекция Шлимана почти в полном объеме (в том числе «Золото Шлимана» или «Клад Приама») перемещена в СССР (Россию).

С 1879 года, благодаря постоянной переписке с Вирховым, Шлиман принял решение передать свои троянские коллекции в Берлин. В конце 1879 года Шлиман получил разрешение правительства Греции и отправил в Берлин 15 ящиков с коллекцией, которая была помещена в доисторический отдел Этнографического собрания.

За это Шлиман получил личную благодарность рейхсканцлера Бисмарка.

9 августа 1880 года в Берлине состоялось чествование учёных, на котором присутствовали Шлиман и шведский полярный исследователь Норденшёльд.

В ноябре 1880 года Шлиман принял решение передать музею всё своё троянское собрание, но при этом потребовал, чтобы «залы, где будут выставлены коллекции, навечно носили его имя и это должно быть санкционировано кайзером».

Он потратил большие средства на выкуп коллекций Калверта, в начале 1881 года в Берлин прибыло ещё 40 ящиков с древностями, которые были официально приняты  кайзером Вильгельмом I 24 января 1881 года как «ДАР НЕМЕЦКОМУ НАРОДУ» (Не дар в пользу Германии!).

Во-первых, «народ» и «государство» – различные понятия.

Во-вторых, немецкий народ представлен (проживает) в различных странах, не только в Германии.

В-третьих, коллекция Генриха Шлимана была по окончании Второй Мировой войны добровольно передана сотрудником музея представителям Советского Союза в Германии для сохранения (то есть изначально отсутствует признак ценностей, приобретнных в связи с ведением военных действий).

Вышеизложенные доводы свидетельствуют в пользу законности и необходимости передачи (возвращения) коллекции Шлимана («Клада Приама», в том числе) из России в Германию – для размещения в музейных залах в соответствии с условиями дарения.


12. Адмирал Атлантического океана шлет привет Адмиралу Тихого океана (1890-1914)


12.1. Кадровые изменения

Император Вильгельм I умер в 1888 году. Его сын Фридрих III, открытый для более либерального политического курса, правил только девяносто девять дней, так как он был поражен раком горла и умер через три месяца после своей коронации. Его сын Вильгельм II сменил его на престоле в возрасте 29 лет.

Вильгельм отверг либеральные идеи своих родителей и приступил к консервативному самодержавному правлению.

Он решил заменить политическую элиту, и в марте 1890 года он заставил канцлера Бисмарка уйти в отставку.

Следуя своему принципу «личного полка», Вильгельм был полон решимости оказывать максимальное влияние на все государственные дела.

Молодой кайзер Вильгельм намеревался применить свои империалистические идеи.
Он предполагал беспощадно агрессивный политический курс для усиления влияния империи в мире и контроля над миром.

После удаления Бисмарка, внешняя политика определлась Кайзером и Федеральным министерством иностранных дел под руководством Фридриха фон Гольштейна.

Все более неустойчивое и безрассудное поведение Вильгельма было связано с недостатками характера и отсутствием дипломатических навыков (способностей).


12.2. Мощное экономическое развитие

К 1890 году экономика Германии продолжала индустриализироваться и расти еще более быстрыми темпами, чем в предыдущие два десятилетия. Экономика и резко возросла в годы, предшествовавшие Первой мировой войне.

Интенсивное методическое выращивание сахара и других корнеплодов сделало Германию самым эффективным сельскохозяйственным производителем в Европе к 1914 году.

Основы современной планировки лаборатории химических исследований и внедрение необходимого оборудования и инструментов, ориентированных на задачи принципы групповых исследований, возникли в Германии и Франции 19-го века.

Организация получения знаний была усовершенствована путем лабораторной интеграции в научно-исследовательских институтах университетов и промышленности.

Германия приобрела ведущую роль в мировой химической промышленности к концу 19-го века благодаря строго организованной методологии.

В 1913 году немецкая химическая промышленность продала около 80 процентов своей продукции за рубежом.

Германия стала ведущей страной-производителем стали в Европе в 1890-х годах, во многом благодаря защите от американской и британской конкуренции, обеспечиваемой тарифами и картелями.

К 1913 году американский и немецкий экспорт доминировали на мировом рынке стали, Британия перешла на третье место.

В машиностроении, металлургии и других отраслях немецкие фирмы избегали жесткой конкуренции и вместо этого полагались на торговые ассоциации. Германия была мировым лидером из-за своего преобладающего «корпоративного менталитета», своих сильных бюрократических традиций и поддержки правительства. Эти ассоциации регулируют конкуренцию и позволяют малым фирмам функционировать в тени гораздо более крупных компаний.

Германия стала (становилась) экономически более могущественной, чем Британия.


12.3. Новый внешнеполитический курс

Министерство иностранных дел схематично оценивало текущую ситуацию и давало рекомендации относительно наиболее подходящего курса действий империи:

Во-первых, предполагалось создать препятствия для долгосрочной коалиции между Францией и Россией.

Во-вторых, Россия и Великобритания никогда не станут союзниками.

В-третьих, Великобритания в конечном итоге будет искать союза с Германией.

Вильгельм отказался возобновить договор перестрахования с Россией.

Россия быстро установила более тесные отношения с Францией в Двойном альянсе 1894 года, так как обе страны были обеспокоены новой позицией Германии.

Кроме того, англо-германские отношения не давали, с британской точки зрения, никаких оснований для какого-либо консенсуса, поскольку кайзер демонстрировал имперскую агрессивность и гонкой вооружений на море (в частности).

Анализ фон Гольштейна оказался ошибочным по всем пунктам.

Вильгельм тоже потерпел неудачу, так как не понял нюансов политического диалога.

Германия была постепенно изолирована и зависела от Тройственного союза с Австро-Венгрией и Италией. Это соглашение было затруднено разногласиями между Австрией и Италией, и в 1915 году Италия вышла из альянса.

В 1897 году адмирал Альфред фон Тирпиц, государственный секретарь Императорского военно-морского ведомства Германии, разработал свой первоначально довольно практичный, но, тем не менее, амбициозный план по созданию значительных военно-морских сил.

Тирпиц предположил, что само существование флота заставит Великобританию, зависящей от морского транспорта, согласиться на дипломатические компромиссы.

Тирпиц начал программу строительства военных кораблей в 1898 году и пользовался полной поддержкой кайзера Вильгельма.

Вильгельм развлекал менее рациональные идеи о флоте, поддаваясь романтической мечте детства о том, чтобы иметь «свой собственный флот, как когда-то» и ориентируясь на работу Альфреда Тайера Махана «Влияние морской мощи».

Британия считала имперские германские усилия опасным нарушением многовекового тонкого баланса глобальных дел и торговли на морях, находящихся под британским контролем.

К 1910 году гонка вооружений снова обострилась.

Во время первого марокканского кризиса 1905 года Германия почти столкнулась с Англией и Францией, когда последние попытались установить протекторат над Марокко.

Кайзер Вильгельм II был расстроен тем, что его не проинформировали о намерениях Франции, и заявил о своей поддержке марокканской независимости.

Вильгельм II произнес весьма провокационную речь по этому поводу. В следующем году была проведена конференция, на которой все европейские державы, за исключением Австро-Венгрии (ставшей почти саттелитом Германии), встали на сторону Франции.

Компромисс был достигнут благодаря Соединенным Штатам. Французы отказались от части, но не всего, контроля над Марокко.

Второй марокканский кризис 1911 года вызвал еще один спор по поводу Марокко, когда Франция попыталась подавить там мятеж. Германия, все еще страдая от предыдущей ссоры, согласилась на урегулирование, в соответствии с которым французы уступили некоторую территорию в центральной Африке в обмен на отказ Германии от любого права вмешиваться в марокканские дела. Это подтвердило французский контроль над Марокко, которое стало полным протекторатом этой страны в 1912 году.

Германия была лидером центральных держав, включая Австро-Венгрию, Османскую империю, а затем и Болгарию; Против них были выстроены союзники, состоящие в основном из России, Франции, Великобритании и Италии в 1915 году.

Англичане были больше обеспокоены судьбой Франции.

Существовали опасения повторения 1870 года - когда Пруссия и германские государства разгромили Францию.

Такое положение - будет означать, что Германия с мощной армией и флотом будет контролировать Английский канал и северо-западную Францию. Британские политики предполагали, что это станет катастрофой для британской безопасности.


12.4. План Шлиффена, Мольтке Младший

В феврале 1891 года Шлиффен был назначен на должность начальника генерального штаба (Gro;er Generalstab (Great General Staff)), профессионального руководящего органа Kaiserheer  (германской армии).

Этот пост утратил влияние на конкурирующие учреждения в немецком государстве из-за махинаций предыдущего руководителя Альфреда фон Вальдерзее (8 апреля 1832 года - 5 марта 1904 года), который занимал этот пост с 1888 по 1891 год и пытался использовать свое положение как политический трамплин.

Шлиффен считался безопасным выбором, будучи малоизвестным за пределами Генерального штаба и с небольшим количеством интересов вне армии.

Другие руководящие институты пришли к власти за счет Генерального штаба, а Шлиффен не имел последователей в армии или государстве.

Раздробленный и антагонистический характер германских государственных институтов осложнил разработку великой стратегии, поскольку не было органа для координации внешней, внутренней и военной политики.

Генеральный штаб планировал в политическом вакууме, и слабая позиция Шлиффена была усугублена его узким военным взглядом.

Генеральный штаб разработал планы развертывания, и его начальник де-факто стал главнокомандующим, если война началась, но в мирное время командование было отдано командирам двадцати округов армейских корпусов.

Шлиффен сконцентрировался на вопросах, на которые он мог повлиять, и настаивал на увеличении численности армии и принятии нового оружия.

Успех битвы зависит больше от концептуальной согласованности, чем от территориальной близости. Таким образом, одна битва может вестись, чтобы обеспечить победу на другом поле битвы.

- Шлиффен, 1909

Война против Франции (1905 г.), меморандум, позже известный как «План Шлиффена», была стратегией войны необычайно больших сражений, в которой командиры корпусов были бы независимы, при условии, что это соответствовало намерению главнокомандующего.

Мольтке (Младший) внес существенные изменения в концепцию наступления, изложенную Шлиффеном в меморандуме «Война против Франции 1905–06 годов».

Мольтке изменил ход наступления армий на правом (северном) крыле, чтобы избежать Нидерландов, сохранив страну в качестве полезного маршрута для импорта и экспорта.

Продвижение только через Бельгию означало, что немецкие армии потеряли железнодорожные линии вокруг Маастрихта и должны были протиснуть 600 000 человек 1-й и 2-й армий через разрыв шириной 19 км (12 миль), что сделало жизненно важным, чтобы бельгийские железные дороги были захвачены быстро и в целости и сохранности.

Более поздние изменения  означали, что атакующим силам нужно будет двигаться только через несколько часов после того, как был отдан приказ о мобилизации.

«В январе 1905 года император сообщил Мольтке, что наметил его кандидатом на должность начальника генерального штаба: граф Шлифен очень стар. «Мне, правда, предлагают фон дер Гольца и фон Безелера, — добавил Вильгельм II, — но первого я назначать не хочу, а второго не знаю...»

Ответ Мольтке делает честь его бескорыстию и независимости характера. Он сказал, что мог бы принять столь ответственную должность при одном условии: император должен обещать, что не будет вмешиваться в военные дела.

Вильгельм II был изумлен — он не привык к таким ответам. Генерал разъяснил свою мысль. Маневры германских войск, сказал он, превратились в совершенную комедию. Они всегда заканчиваются полной победой той армии, которой командует сам император: армия эта неизменно окружает противника и берет его в плен. Поэтому германское офицерство потеряло к маневрам всякий интерес; потеряло оно и доверие к самому императору, ибо не допускает мысли, что он может не замечать разыгрываемой перед ним комедии. Граф Шлифен, напротив, находит, что так и должно быть: ни один генерал и не смеет побеждать своего императора. Но ведь если возникнет война, дело пойдет иначе. Впрочем, добавил Мольтке, никому не известно, какова будет европейская война. Это будет война народов, исход ее не определится отдельной победой, будет долгая тяжкая борьба, из которой и победитель выйдет совершенно истощенным... Как окажется возможным руководить многомиллионными человеческими массами, я не знаю. Думаю, что не знает этого и решительно никто вообще...

Таков был смысл ответа генерала Мольтке императору. Ответ был удивительный и до некоторой степени пророческий, — в этом отношении он ничего не теряет по сравнению с планом графа Шлифена и с французским планом №17. Но, пожалуй, еще удивительнее то, что, выслушав этот ответ, император Вильгельм все же назначил генерала-агностика начальником штаба германской армии. (…) Этот человек был осколком старой Европы, той Европы, где злодеи не могли править культурным государством и не правили. Старый мир потонул, а самое воспоминание о нем производит эффект грустно-комический, как фильмы 1910 года. (…) Узнав, что армия Клука свернула по направлению на юго-восток, Галлиени, по словам очевидцев, сказал: «Я не смею этому верить! Это было бы слишком хорошо!..» В ту же минуту в его уме сверкнула мысль, о которой с 1914 года написано, по меньшей мере, пятьдесят ученых трудов. Относящиеся сюда строки в дневнике парижского главнокомандующего за этот день нельзя и теперь читать без волнения:

«Если первая германская армия движется к юго-востоку, то она тем самым открывает свой фланг для удара парижских войск. Думаю ударить по ней, несмотря на риск этой операции, несмотря на директивы верховного главнокомандующего...»

Не надо быть военным для того, чтобы оценить эти несколько слов: как никак, с ними связано спасение Парижа, Европы, быть может, цивилизации.

Галлиени на свою личную ответственность поддержал 6 французскую армию Монури (атаковавшую Германскую армию во фланг) войсками из гарнизона Парижа, высланными для ускорения, на реквизированных автомобилях (в том числе, парижских такси).

Больной, замученный старик, по ночам бредивший какими-то маневрами, в этот памятный день превзошел сам себя.

(…) Отношения между императором и верховным главнокомандующим к тому же давно стали нехороши; первое столкновение между ними — и весьма серьезное — произошло в первый же день войны. По-видимому, неуверенность Мольтке очень раздражала императора…

Десятью днями позднее, после Марны, Мольтке верно предсказывает будущее: «В конце концов, сила наша будет сломлена в этой борьбе на два фронта... Какое горькое разочарование! И нам придется платить за разрушения...»

Быть может, император был прав в том, что не хотел оставить столь безнадежно настроенного человека на посту верховного главнокомандующего. 13 сентября 1914 года между ними произошла какая-то сумбурная сцена, о которой мы можем только догадываться по следующим кратким словам Мольтке: «Я вынужден сознаться, что моя нервная система ослабела в результате перенесенных испытаний. Император должен был подумать, что я болен...»

Он был болен и в самом деле. Была ли его отставка следствием болезни, или болезнь (точнее, резкое ее осложнение) следствием отставки, сказать нелегко. Война раздавила этого человека, который был живым парадоксом германского милитаризма. Генерал фон Мольтке слишком любил жизнь, культуру, людей. Ему надлежало быть из стали или из дерева, а у него были нервы! Как человек, он, во всяком случае, привлекательнее генералов стальных или деревянных.

Верховному командующему было предложено отдохнуть… Фактическая власть перешла к генералу фон Фалькенгайну. Несколько позднее, 3 ноября, Гельмут фон Мольтке был с почетом уволен. Историческая роль его навсегда кончилась. Кончалась и жизнь.» (Марк Алданов «Мольтке младший»).

Мольтке (Moltke) (Младший), Хельмут, фон (1848—1916), германский генерал-полковник, племянник фельдмаршала графа Мольтке. С 1880—адъютант графа Мольтке до его смерти в 1891; с 1906—начальник Большого генерального штаба. Но обладая способностями и волевыми качествами своего дяди, Мольтке умел хорошо ладить с Вильгельмом II и правящей верхушкой продвоонной Германии, в руках которой такой начальник генерального штаба являлся удобной фигурой.

В основу своих оперативных планов войны на два фронта Мольтке положил известный план своего предшественника, Шлиффена, внеся в него некоторыо изменения, в частности — ослабив правое крыло армий, предназначенных наносить главный удар Франции через бельгийскую территорию. Оказавшись в 1914 в роли фактического главнокомандующего всеми германскими армиями, Мольтке но проявил никаких способностей полководца. Во время марнского сражения в сентябре 1914 года Мольтке совершенно выпустил из своих рук управление войсками; в решающий момент сражения штаб Мольтке находился почти в 180 км от главного района боевых действий, причем Мольтке не только ни разу не побывал на фронте, но и не отдал в ходе сражения ни одной директивы. Бездарность Мольтке,  явилась одной из причин поражения германских армий на Марне в 1914, после которого Мольтке был отстранен от должности и заменен Фалькенгайном.

«Генерал Гельмут фон Мольтке не оставил после себя, если не ошибаюсь, никаких трудов. Он написал несколько докладных записок, которые военным людям могут быть интересны, да и то не слишком. Но остались после него письма к жене, интересные в историческом, бытовом, психологическом отношении. Женат он был на своей родственнице графине Мольтке-Гуитфельд. По-видимому, это был очень счастливый брак. Письма генерала, охватывающие сорокалетний период времени, свидетельствуют о необыкновенной любви его и уважении к жене. Доверял ей Мольтке безгранично. В пору войны он сообщал жене в частных письмах самые секретные военные сведения. Достаточно сказать, что в письме от 9 сентября 1914 года он в почти безнадежном тоне говорит о военных шансах Германии!» (Марк Алданов «Мольтке младший»).

«… в пору похода на Пекин, Мольтке замечает: «Об истинных причинах этой экспедиции лучше не распространяться. Если говорить откровенно, только из жадности мы и бросились на большой китайский пирог. Хотим строить железные дороги, разрабатывать копи, одним словом, наживать денежки. Мы ведем себя не лучше, чем англичане в Трансваале...» (Марк Алданов «Мольтке младший»).


12.5. Колонии

К 1890-м годам колониальная экспансия Германии в Азиатско-Тихоокеанском регионе (Киаучау в Китае, Марианские острова, Каролинские острова, Самоа) привела к трениям с Великобританией, Россией, Японией и США. Строительство Багдадской железной дороги, финансируемое немецкими банками, было рассчитано на то, чтобы в конечном итоге соединить Германию с Турецкой империей и Персидским заливом, но оно также столкнулось с британскими и российскими геополитическими интересами.

Колонии Германии (Deutsches Kolonialreich) составляли заморские колонии кайзеровской Германии.

Кратковременные попытки колонизации отдельными германскими государствами имели место в предшествующие столетия, но важные колониальные усилия начались только в 1884 году с «Борьбы за Африку».

Германии удалось построить третью по величине колониальную империю в то время, после англичан и французов.

Германия потеряла контроль над своей колониальной империей, когда в 1914 году началась Первая мировая война, и многие ее колонии были захвачены союзниками в первые недели войны. Однако некоторые колониальные воинские части продержались какое-то время дольше: немецкая Юго-Западная Африка сдалась в 1915 году, Камерун в 1916 году и немецкая Восточная Африка в 1918 году. В случае немецкой Восточной Африки защитники под командованием Пола фон Леттоу-Ворбека , участвовал в партизанской войне против британских колониальных и португальских сил и не сдавался до окончания войны.

После поражения Германии в войне колониальная империя Германии была официально конфискована согласно Версальскому договору, и каждая колония стала подмндатной территорией Лиги Наций с передачей под контроль одной из победивших держав. Германская колониальная империя прекратила свое существование в 1919 году.

Планы по возвращению своих утраченных колониальных владений сохранялись в течение Второй мировой войны, причем многие в то время подозревали, что это была цель Третьего рейха все время.

Несмотря на то, что по сравнению с другими колониальными империями существование Deutsches Kolonialreich было коротким, колониальные предприятия Германии изменили места и людей, с которыми они вступили в контакт. Немцы участвовали в медицинских и научных исследованиях в Африке, а также в попытках создать там инфраструктуру.

До объединения 1871 года германские государства не концентрировались на развитии военно-морского флота, и это, по сути, исключало участие Германии в ранних империалистических схватках за отдаленную колониальную территорию - так называемое «место под солнцем» . Казалось, Германии суждено было сыграть в догонялки. Немецкие государства до 1870 года сохранили отдельные политические структуры и цели, а внешняя политика Германии вплоть до эпохи Отто фон Бисмарка была сосредоточена на решении «немецкого вопроса» в Европе и обеспечении немецких интересов на континенте. Однако, к 1891 году они были в основном объединены под прусским правлением. Они также стремились к более четкому «германскому» государству и рассматривали колонии как хороший способ добиться этого.

В конечном итоге общественное мнение пришло к пониманию того, что престижные африканские и тихоокеанские колонии идут рука об руку с мечтами о морском флоте.

По сути, колониальные мотивы Бисмарка были неясны, поскольку он неоднократно говорил: «Я не человек для колоний» и «оставался таким же презрительным ко всем колониальным мечтам, как и прежде». Тем не менее, в 1884 году он согласился на приобретение колоний Германской империей, чтобы защитить торговлю, защитить сырьевые и экспортные рынки, а также воспользоваться возможностями для капиталовложений, среди прочих причин.

В следующем году Бисмарк утратил личную причастность, когда «он отказался от своего колониального влечения так же внезапно и случайно, как начал его», как если бы он допустил ошибку в суждении, которая могла бы запутать сущность его более значимой политики.

Германская колониальная империя начала свое существование примерно в 1884 году, и в те годы они приобрели несколько территорий. Германская Восточная Африка, немецкая Юго-Западная Африка, Камерун и Того в Африке. Германия также активно действовала в Тихом океане, аннексируя ряд островов, которые будут называться немецкой Новой Гвинеей. Северо-восточный регион Новой Гвинеи назывался Кайзер-Вильгельмсланд, архипелаг Бисмарка, расположенный к востоку от островов. Здесь также находились два более крупных острова: Нью-Мекленбург и Новая Померания, они также приобрели Северные Соломоновы Острова. Этим островам был присвоен статус протектората.

Переход к официальному принятию колониализма и колониальному правительству произошел в течение последней четверти срока полномочий Бисмарка.

В первые годы 20-го века на судоходных линиях были организованы регулярные рейсы с охлажденными трюмами, а сельскохозяйственная продукция из колоний, экзотические фрукты и специи продавались населению в Германии. Колонии были романтизированы. Геологи и картографы исследовали немаркированные регионы на европейских картах, определяя горы и реки и разграничивая границы.

Немецкие колониальные дипломатические усилия оставались коммерчески вдохновленными, «колониальная экономика процветала ... и автомобильные, железные дороги, морские и телеграфные связи были в действии до последней минуты».

Перестройка колониального административного аппарата подготовила почву для последнего и наиболее многообещающего периода германского колониализма.

Как колониальные власти, так и поселенцы придерживались мнения, что коренные африканцы должны быть низшим классом, их земли будут конфискованы и переданы поселенцам и компаниям, а оставшееся население должно быть помещено в резервации; немцы планировали создать колонию, населенную преимущественно белыми: «новая африканская Германия».

Каждый африканский протекторат проложил железнодорожные линии к внутренним районам, каждая колония в Африке и на Тихом океане положила начало системе государственных школ, а каждая колония построила и укомплектовала больницы.

Дар-эс-Салам превратился в «город-витрину всей тропической Африки». Ломе превратился в «самый красивый город в Западной Африке», а Циндао, Китай, - в миниатюре, такой же немецкий город, как Гамбург или Бремен". Что касается коренного населения в некоторых колониях, то местные сельскохозяйственные угодья поощрялись и поддерживались.

Англо-германские колониальные проблемы в десятилетие до 1914 года были незначительными, и обе империи, британская и немецкая, заняли примирительные позиции. Министр иностранных дел сэр Эдвард Грей , который в 1911 году все еще считался умеренным, был готов "изучить карту Африки в прогерманском духе".

После начала Первой мировой войны в 1914 году общественность была проинформирована о том, что немецкие колонии представляют собой угрозу, потому что «Каждая немецкая колония имеет мощную беспроводную станцию - они будут разговаривать друг с другом через моря, и при каждой возможности они … будут разрушать нашу торговлю и, может быть, совершить набеги на наши побережья".

Британская позиция о том, что Германия была исключительно жестокой и жестокой колониальной державой, возникла во время войны; это не говорилось в мирное время.

В Тихом океане союзная Британия Япония объявила войну Германии в 1914 году и быстро захватила несколько островных колоний Германии, Марианские , Каролинские и Маршалловы острова , практически без сопротивления.

К 1916 году немецкие войска выдержали только в отдаленных районах джунглей в Восточной Африке.

Зарубежная империя Германии была разрушена после поражения в Первой мировой войне. С заключением Версальского договора , статья 22, немецкие колонии были преобразованы в мандаты Лиги Наций и разделены между Бельгией, Великобританией и некоторыми британскими доминионами, Францией и Японией с решением не возвращать какую-либо территорию Германию - гарантия, гарантированная статьей 119.

В Африке Великобритания и Франция разделили немецкий Камерун (Камерун) и Тоголанд . Бельгия получила Руанду-Урунди на северо-западе Германии, в Восточной Африке , Великобритания получила гораздо большую площадь суши этой колонии, получив таким образом «недостающее звено» в цепи британских владений, простирающихся от Южной Африки до Египта (от мыса до Каира ), и Португалия получила треугольник Кионга , осколок немецкой Восточной Африки. Германская Юго-Западная Африка была взята под мандат Союзом Южной Африки. 

В Тихом океане Япония получила острова Германии к северу от экватора ( Маршалловы Острова , Каролины , Марианские острова , острова Палау ) … Немецкое Самоа было передано Новой Зеландии; Немецкая Новая Гвинея , Бисмаркский архипелаг и Науру перешли Австралии в качестве подмандатных территорий.

Принцип «самоопределения», воплощенный в Уставе Лиги Наций, не считался применимым к этим колониям и «считался бессмысленным». Для того, чтобы «успокоить подозрения президента [Вудро] Вильсона британского империализма», система «мандатов» была разработана Британским военным кабинетом (с французами и итальянцами на буксире). «Отнюдь не предполагая возможной независимости [бывших] немецких колоний, государственные деятели союзников на Парижской конференции считали 1919 год обновлением, а не концом имперской эры».

В 1920-х годах некоторые люди и немецкое колониальное общество боролись за идею колониализма. Поселение в Африке не было популярным и не было целью Гитлера .

Созданный в 1936 году рейхсколониальный фонд под руководством Франца Риттера фон Эппа впитал в себя все колониальные организации и должен был поднять проколониальные настроения, общественный интерес к бывшим немецким колониям и принять участие в политической агитации. Однако с началом Второй мировой войны организация пришла в упадок, а в 1943 году была распущена декретом за «деятельность, не связанную с войной».

Вряд ли существуют какие-либо особые связи между современной Германией и ее бывшими колониями.

В резком контрасте с французским и английским языками, которые широко распространены на континенте среди жителей африканского и европейского происхождения, немецкий язык не является важным языком в Африке даже в бывших колониях, хотя на нем говорит значительное меньшинство населения Намибии.

Германия сотрудничает экономически и культурно со многими странами Африки и Азии, независимо от колониальной истории.

Немецкое колониальное население до Первой мировой войны составляло 19 696 немцев в африканских и тихоокеанских колониях в 1913 году.

В Африке (1913) 12 292 немца жили в Юго-Западной Африке, 4 107 в немецкой Восточной Африке и 1 643 в Камеруне.

В тихоокеанских колониях в 1913 году было 1645 немцев. После 1905 года был введен запрет на вступление в брак, запрещающий смешанные пары между немецким и коренным населением в Юго-Западной Африке, а после 1912 года в Самоа.

После Первой мировой войны военные и «нежелательные лица» были изгнаны из немецких протекторатов. В 1934 году бывшие колонии были заселены 16 774 немцами, из которых около 12 000 проживали в бывшей колонии Юго-Западной Африки.

Как только новые владельцы колоний снова разрешили иммиграцию из Германии, в последующие годы их число возросло до итогов Первой мировой войны.

В своих колониях в африканском и южном морях Германия создала различные биологические и сельскохозяйственные станции. Специалисты по персоналу и иногда посещающие университетские группы проводили анализ почвы, разрабатывали гибриды растений , экспериментировали с удобрениями , изучали вредителей овощей и проводили курсы по агрономии для поселенцев и местных жителей и выполняли множество других задач. Успешные немецкие операторы плантаций осознали преимущества систематического научного исследования и создали и обслуживали свои собственные станции со своим персоналом, который в дальнейшем занимался разведкой и документированием местной фауны и флоры.

Исследования бактериологов Роберта Коха и Пола Эрлиха и других ученых финансировались имперской казной и свободно передавались другим народам. Более трех миллионов африканцев были привиты от оспы.

Ограниченные успехи немецкого колониализма за рубежом привели к решению сместить основной акцент немецкого экспансионизма в Центральную и Восточную Европу с помощью плана Миттелевропы . В отличие от Британской или Испанской империй , Германия оставила очень мало следов своего языка или обычаев. На сегодняшний день ни одна страна за пределами Европы не использует немецкий в качестве официального языка, хотя в Намибии немецкий является признанным языком, и в стране существует множество немецких географических названий и архитектурных сооружений.

Немецкий колониализм поэтому обратился к европейскому континенту. Эта идея в полной мере развивалась при Эрихе Людендорфе и его политической деятельности в Прибалтике, Украине и Польше . Впоследствии, после поражения России во время Первой мировой войны, Германия приобрела обширные территории по Брест-Литовскому договору и создала несколько административных районов, таких как Обер-Ост.


12.6. Действия Вильгельма II и Русско-японская война 1904-1905 годов. Бьёркский договор от 11(24) июля 1905 года


12.6.1. Многозначительный сигнал к действию (1902)

О многих аспектах дипломатии и внешней политики Вильгельма II писал в своих мемуарах Сергей Витте.

«Летом 1902 года Государь Император ездил в Ревель на морские маневры. В июне месяце на маневры приезжал Германский Император, причем после маневров совершилось следующее интересное событие, показывавшее настроение Германского Императора: когда его яхта начала отходить, то началось обыкновенное сигнальное прощание, причем Германский Император дал следующий сигнал: Адмирал Атлантического океана шлет привет Адмиралу Тихого океана. Государь очень был стеснен, что ему на этот привет ответить.

Я не знаю, как Его Величество ответил, но знаю положительно, что Германский Император дал нашему такой сигнал, который значил, если перевести его на обыкновенный язык: я стремлюсь к захвату или к доминирующему положению в Атлантическом океане, а, мол, тебе советую и буду поддерживать в том, чтобы Ты принял доминирующее положение в Тихом океане.

Как я уже имел случай говорить, Император Вильгельм втюрил (так в оригинале) нас в дальневосточную историю, понимая, что если нас отвлечет на Дальний Восток, то он развяжет ceбе руки в Европе и этим сигналом он продолжал ту же самую характерную комедию.

Не знаю, влияние ли Императора Вильгельма, выразившееся между прочим, в сказанном сигнале, или нечто другое, но с того времени, а еще более в 1903 году, в депешах, даваемых наместнику Его Величества на Дальнем Востоке и в других актах, неоднократно высказывалась Государем мысль о том, что он желает, чтобы Poccия имела доминирующее влияние в Тихом океане.» (Сергей Витте.Воспоминания (Царствование Николая II, Том 1)).


12.6.2. Российская и германская политика перед Русско-японской войной 1904-1905 годов

“Несколько лет до захвата Квантунской области, мы заставили уйти оттуда японцев и под лозунгом того, что мы не можем допустить нарушения целости Китая, заключили с Китаем секретный оборонительный союз против Японии, приобревши через это весьма существенные выгоды на Дальнем Востоке и затем, в самом непродолжительном времени, сами же захватили часть той области, из которой вынудили Японию, после победоносной войны, уйти под лозунгом, что мы не может допустить нарушения целости Китайской Империи.

Несомненно, что толчок к такому акту дал Император Вильгельм захватом Цинтау; может быть, он и не сознавал ясно, к каким последствиям это поведет, но несомненно то, что германская дипломатия и германский император в то время всячески старались нас втиснуть в дальневосточные авантюры; он стремился к тому, чтобы отвлечь все наши силы на Дальний Восток и быть спокойным относительно западной границы; это и было им вполне достигнуто, так как занятие Квантунской области повлекло за собой - (как это я буду иметь случай рассказывать далее) - жестокую японскую войну, в которой мы потерпели самое обидное и чрезвычайное поражение. –

Во время этой войны Германский Император явился как бы защитником нашей западной границы, но, конечно, защитником недобровольным. Под видом дружбы - он выхлопотал превыгодный для Германии и крайне невыгодный для России торговый договор.

Как только мы захватили Квантунскую область, все державы, имевшие там интересы, всполошились и прежде всего: Япония и Англия. Англия захватила Вей-ха-вей, а Япония начала предъявлять аналогичные притязания относительно Кореи.
Граф Муравьев, видимо, этого не ожидал, так как он уверил Его Величество, что все обойдется совершенно спокойно, - за это он ручался…” (Сергей Витте.Воспоминания (Царствование Николая II, Том 1)).

«В моем архиве находится экземпляр моего всеподданнейшего доклада, из которого видно, что если бы угодно было принять во внимание мои мнения и указания, то мы избегли бы ужасной и несчастнейшей Японской войны и всех последствий от того происшедших.
(…) Если бы мы в точности исполнили наши договоры с Китаем, если бы мы не завели сказочную для конца 19-го века авантюру в Корее, авантюру, которая может быть названа по автору ее "Безобразовщина", если бы мы приняли искренние предложения, которые были нам сделаны Ито и дальнейшее предложение, даже перед самой войной, сделанное нам японским послом Курино, то войны бы не было». (Сергей Витте.Воспоминания (Царствование Николая II, Том 1)).

«Император Вильгельм много способствовал втащить нас в несчастную японскую войну, а когда мы искалеченные выбрались из этого несчастья в Портсмуте он хотел совсем нам навязать петлю на шею (В Биорке.).


12.6.3. Бьёркский договор от 11(24) июля 1905 года. «Не сообразил сути дела, в тумане напущенном Вильгельмом» (?)

(…) … император Вильгельм. До свидания в Биорках в его интересе было еще более обессилить Poccию, a раз были Биорки, его интерес также заключался в том, чтобы в Портсмуте дело кончилось миром. Не мог же он тогда думать, что Биорки потом провалятся.

(…)

Вильгельм после разговора со мною уже не сомневался, что дело его в шляпе - война ослабила Poccию и ему развязала руки с востока, теперь же Портсмут и Биорке послужат ему к успокоению, если не к возвеличению Германии при помощи России с запада. И все это без пролития капли крови и затраты хотя бы одного германского пфеннига. Но человек полагает, а Бог располагает.

(…)

На это граф Ламсдорф меня спросил:

- Да читали ли вы соглашение в Биорках?

Я ответил:

- Нет не читал.

- Вильгельм и Государь не давали вам его прочесть?

Я опять ответил:

- Нет, не давали, да и вы, когда я приехал в Петербург и был у вас ранее, чем явиться к Государю, также мне не дали его прочесть.

На это граф ответил следующее:

- Я не дал потому, что не знал о его существовании; о нем в эти три месяца мне никто не сказал ни одного слова, и только теперь Государь мне его передал. Прочтите, что за прелесть!

Граф Ламсдорф был весьма взволнован. Я взял и прочел это соглашение. Вот в чем оно заключалось. Обыкновенный preambule - слова! - затем несколько пунктов, суть которых следующая:

Германия и России обязуются защищать друг друга в случае войны с какой либо европейской державой (значить и с Францией). Россия обязуется принять все от нее зависящие меры, чтобы к этому союзу с Германией привлечь и Францию (но покуда это не совершится, или вообще, если это достигнуто не будет, все таки союз Poccии с Германией имеет полную силу). Договор вступает в силу со времени заключения мира с Японией, т.е. со времени ратификации Портсмутского договора (значит, если война с Японией будет продолжаться - отлично, а если прекратится, то Россия втягивается в этот договор). Договор подписан Императорами Николаем и Вильгельмом и контрассигнован германским сановником, бывшим с Вильгельмом в Биорках (не разобрал фамилию), а с нашей стороны морским министром Бирилевым.

Таким образом, со дня ратификации Портсмутского договора Россия обязывалась защищать Германию в случае войны с Францией, между тем мы имеем договор с Францией, действующий с 80 года и до сих пор не отменный, в силу которого мы обязаны защищать Францию в случае войны с Германией. Германия также обязалась защищать европейскую Poccию в случае войны с европейскими державами, но до тех пор покуда у нас действует договор с Францией, мы с ней воевать не можем, с Италией и Австрией тоже война невозможна при соглашении с Германией, в виду тройственного союза Германии, Австрии и Италии, значит, договор мог реально иметь в виду только войну России с Англией, но Англия не может вести сухопутной войны с Poccией, что же касается Дальнего Востока, где покуда не установятся отношения с Японией, война наиболее вероятна, то мы там можем воевать сколько угодно - Германия никакого участия принимать не обязана.

Прочитавши этот договор, я сказал графу Ламсдорфу:

- Да это - прямой подвох, не говоря о неэквивалентности договора. Ведь такой договор бесчестен по отношению Франции, ведь по одному этому он невозможен. Неужели все это сотворено без вас и до последних дней вы об этом не знали? Разве Государю неизвестен наш договор с Францией?

Ламсдорф ответил:

- Как неизвестен. Отлично известен. Государь, может быть, его забыл, а вероятнее всего не сообразил сути дела, в тумане напущенном Вильгельмом. Я же об договоре ничего не знал и совершенно добросовестно телеграфировал вам в Париж, когда ехали в Америку, что свидание в Биорках не имеет никакого политического значения.» (Сергей Витте.Воспоминания (Царствование Николая II, Том 1)).


13. Две мировые войны и решение о ликвидации Прусского государства (1914 – 1945). … 1947 год.


13.1. Свободное государство Пруссия в Веймарской республике (1918-1933)

В первой мировой войне 1914—1918 годов германская юнкерско-буржуазная элита не сумела осуществить свою экспансионистскую программу. Германия потерпела поражение.

В 1917 году династия Романовых утратила власть в России. Россия был провозглашена республикой.

В 1918 году был заключен Брест-Литовский мирный договор. Договор предусматривал передачу огромных территорий и огромную контрибуцию. Появился мираж победы, аналогичной победе в войне 1870-1871 годов.

Этот мираж был одним из источников разработанной позже «теории удара в спину» и стремлений нового похода на Восток.

В 1918 году в войну вступили США.

Германия была вынуждена признать поражение.

В 1918 в Германии произошла буржуазная революция, которая не затронула господства монополий и юнкерства.

В 1918 году династия Гогенцоллернов утратила власть в Германии. Германия была провозглашена республикой.

В 1920 году  самые северные территории Пруссии (так называемая Клайпедская область) были от нее отделены и переданы Литве.

По Версальскому мирному договору 1919 Германия удержала большую часть территорий, захваченных Пруссией в течение веков у Польши.

После создания Веймарской республики Пруссия стала одной из земель Германии, сохранив за собой прежние, главенствующие позиции в политической жизни страны.

Пруссия была провозглашена независимым свободным государством и в 1920 году получила демократическую конституцию.

Территориальные «уступки» Германии, указанные в Версальском договоре , за исключением Эльзас-Лотарингии и частей Баварского Пфальца, образованных после франко-прусской войны, - исключительно прусская территория: Юпен-Мальмеди отправился в Бельгию, Нордшлезвиг в Данию, Хультшинер Лендхен в Чехословакию.

Значительная часть районов Западной Пруссии и Позена, которые Пруссия получила в рамках раздела Польши, а также Восточная Верхняя Силезия, пошли в Польшу .

Гданьск стал Свободным городом под управлением Лиги Наций, а Мемель - под управлением союзников.

Восточная Пруссия была отделена от остальной части страны польской территорией.

С территории рейха до него можно было добраться на корабле, самолетом или поездом через польский коридор. Саар также был сформирован преимущественно из прусских районов.

С 1919 по 1932 год в Пруссии управляли правительства Веймарской коалиции (СДПГ, Немецкая демократическая партия и Немецкая народная партия, ННП).

С 1920 по 1932 год почти непрерывно правивший восточно-прусский Отто Браун , который до сих пор считается одним из наиболее способных социал-демократических политиков Веймарской республики , осуществил вместе со своим министром внутренних дел Карлом Севером несколько перспективных реформ, которые впоследствии стали образцом для Федеративной Республики. Например, конструктивный вотум недоверия. Таким образом, правительство государства штата Пруссия могло оставаться у власти до тех пор, пока в парламенте  не было положительного большинства, то есть большинства из тех оппозиционных партий.

Парламентские выборы 24 апреля 1932 года не принесли положительного большинства (ни крайне левые, ни крайне правые не могли собрать большинство).

Поскольку в парламенте не было коалиции, способной на формирование правительства, правительство Брауна оставалось на своем посту.

Это дало канцлеру Францу фон Папену повод для так называемого «прусского удара».

20 июля 1932 года с Preu;enschlag ("прусский переворот"; «прусский удар»): рейхсканцлер Франц фон Папен добился от президента Гинденбурга отстранения избранного прусского государственного правительства под предлогом того, что оно утратило контроль над общественным порядком. Это было вызвано перестрелкой между СА и коммунистами. После этого чрезвычайного указа Папен назначил себя рейхскомиссаром по Пруссии и взял под свой контроль правительство. Это позволило Адольфу Гитлеру легко взять на себя контроль над Пруссией полугода спустя, в следующем году.

Правительство Отто Брауна подало иск в суды, но дела остались нерешенными из-за войны и последующей оккупации союзниками и раздела Германии.

Национал-социалисты с самого начала приобрели власть над прусским правительством, особенно над полицейским аппаратом.

Свободное государство Пруссия подразделялось на 12 провинций:

Бранденбург (Столица — Берлин)
Большой Берлин
Восточная Пруссия (Столица — Кёнигсберг)
Ганновер (Столица — Ганновер)
Гессен-Нассау (Столица — Кассель)
Нижняя Силезия (Столица — Бреслау)
Померания (Столица — Штеттин)
Позен-Западная Пруссия (Столица — Шнайдемюль)
Рейнская провинция (Столица — Кобленц)
Саксония (Столица — Магдебург)
Шлезвиг-Гольштейн (Столица — Киль)
Верхняя Силезия (Столица — Оппельн)
Вестфалия (Столица — Мюнстер).
Земли Гогенцоллернов (Земли Гогенцоллернов в административном плане представляли собой один единственный административный округ Зигмаринген со столицей в городе Зигмаринген. Округ формально не входил ни в одну прусскую провинцию и был наделён многими провинциальными функциями. Некоторые административные вопросы региона обслуживались, однако, расположенной по соседству Рейнской провинцией).


13.2. Пруссия в период третьего рейха (1933 -1945). … 1947 год

На смену первому президенту Германии Эберту в 1925 году был избран Гинденбург.

Гинденбург назначил в 1933 году канцлером Гитлера.

30 января 1933 года Гитлер был назначен канцлером Германии. В рамках сделки Папен был официально назначен министром-президентом Пруссии в дополнение к его роли вице-канцлера Рейха. Старший лейтенант Герман Геринг стал министром внутренних дел.

Четыре недели спустя (27 февраля 1933 г.) Рейхстаг был подожжен. По настоянию Гитлера президент Пауль фон Гинденбург издал Указ, который приостановил гражданские свободы в Германии.

Через шесть дней после пожара выборы в рейхстаг 5 марта 1933 года укрепили позиции нацистской партии, хотя они не достигли абсолютного большинства. Однако вместе со своими партнерами по коалиции, Германской национальной народной партией, Гитлер теперь имел абсолютное большинство в рейхстаге.

Геринг играл важную роль на этих выборах, так как он был командиром крупнейшей полиции Рейха. Его полиция избивала и преследовала другие партии (особенно коммунистов и социал-демократов), и позволяла только нацистам и националистам вести кампанию относительно беспрепятственно.

23 марта 1933 года Гитлеру на законных основаниях были предоставлены диктаторские полномочия.

В апреле 1933 года Папен посещал Ватикан. Нацисты воспользовались его отсутствием и назначили Геринга на его место. Этим актом Гитлер смог окончательно захватить власть в Германии, поскольку теперь он имел в своем распоряжении весь аппарат прусского правительства, включая полицию.

С 1933 года началось создание нацистского унитарного государства. Хотя земли и не были упразднены, но их лишили независимости.

К 1934 году почти все прусские министерства были объединены с соответствующими министерствами Рейха.

Только Министерство финансов Пруссии, администрация архива и несколько других государственных органов оставались независимыми до 1945 года.

Пространственная протяженность Пруссии практически не изменилась между 1933 и 1945 годами. Пруссия была расширена 1 апреля 1937 года, включив до сих пор свободный ганзейский город Любек . Аннексированные во время второй мировой войны польские, бывшие прусские, районы не были преимущественно включены в соседнюю Пруссию, но управлялись отдельными администрациями.

Гитлер в 1945 году перед самоубийством «передал власть» Дёницу.

Правительство Дёница, хотя и не было признано союзниками по антигитлеровской коалиции, существовало незначительное время (до ареста). Например, с санкции этого правительства были подписаны акты капитуляции представителями Верховного командования гитлеровской армии.

Государствами-союзниками был сформирован Союзнический (Союзный) Контрольный совет, который сосредоточил верховную государственную власть в Германии (5 июня 1945 года, 20 сентября 1945 года).

В соответствии с решением Берлинской конференции 1945 руководителей трёх великих держав — СССР, США и Великобритании — г. Кёнигсберг с прилегающим районом был передан Советскому Союзу (на этих землях была образована Калининградская область РСФСР).

Польше были возвращены отторгнутые от нее прусские территории.

Среди земель, переданных Польше, — большая часть Восточной Пруссии.

Территория Пруссии к западу от рр. Одера и Западной Нейсе была оставлена в составе Германии.

25 февраля 1947 Союзный Контрольный совет в Германии принял закон о ликвидации Прусского государства.


14. Послевоенная эпоха (1945 - 2019).


14.1. Калининградская область и г. Калиниград  (1945 - 1953)

В ходе Семилетней войны, между 1758 и 1762 годами Восточная Пруссия входила в состав Российской империи. В немецкой историографии этот период получил название «первое русское время».

Калининградская о6ласть — область в составе РСФСР. Образована 7 апреля 1946.

По решению Берлинской конференции трёх держав (СССР, США, Великобритания) 1945 и Московской сессии министров иностранных дел четырёх держав (СССР, США, Великобритании и Франции) в марте 1947, подтвердивших ликвидацию бывшего Прусского государства, две третьих земель бывшей Восточной Пруссии переданы Польше, а одна треть (бывшие Кёнигсбергский и Гумбинненский округа) вошла в состав СССР.

Во время Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 -45 войска 3-го Белорусского фронта под командованием A. M. Василевского 6-10 апреля 1945 овладели городом Кенигсбергом (Восточно-Прусская операция 1945). По решению Потсдамской конференции 1945 Кенигсберг с прилегающей к нему территорией (ок. одной трети  бывшей Восточной Пруссии) отошёл к СССР.

В результате ожесточённых боёв во время штурма город был разрушен более чем на 90%.

Согласно информации Википедии в октябре 1945 года на этой территории проживало всего около 5000 советских граждан. В период с октября 1947 года по октябрь 1948 года около 100 000 немцев были насильственно перемещены в Германию. Около 400 000 советских граждан прибыли к 1948 году. Некоторые переехали добровольно, но, поскольку число добровольных переселенцев оказалось недостаточным, колхозам были предоставлены квоты на количество людей, которых они должны были отправить в Калининград. Часто они отправляли наименее социально желательных людей.

Сразу после Победы был организован Особый военный округ, который также занимался и гражданскими делами.

Особый военный округ образован приказом Наркома обороны СССР от 9 июля 1945 года. Территория округа включала северную часть Восточной Пруссии, отошедшую к СССР по окончании Великой Отечественной войны 1941—1945 годов. Управление округа было сформировано на базе полевого управления 11-й гвардейской армии и дислоцировалось в городе Кёнигсберге (ныне город Калининград).

На основании Постановления СНК СССР от 29 января 1946 года Особый военный округ был объединён с Прибалтийским военным округом в один — Прибалтийский военный округ. Управление Особого военного округа 27 февраля 1946 года вновь переформировано в полевое управление 11-й гвардейской армии.

7 апреля 1946 года Указом Президиума Верховного Совета СССР на территории округа была образована Кёнигсбергская область в составе РСФСР.

4 июля 1946 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Кёнигсбергская область была переименована в Калининградскую, город Кёнигсберг — в Калининград.

В июле 1946 области присвоено имя  М. И. Калинина.

«Насколько я помню, Сталин начал отыскивать на карте Кёнигсберг, потому что его следовало переименовать в Калининград, – и мы натолкнулись на места вокруг Ленинграда, которые еще с екатерининских времен назывались по-немецки. Сталину это не понравилось, и он сказал кратко Жданову:

– Переименовать! – глупо, что эти места до сих пор носят немецкие названия!

Жданов вынул записную книжечку и карандашиком записал сталинское распоряжение.

После этого мы с Молотовым прошли в уборную, находившуюся в подвале дачи, – там было несколько уборных и писсуаров. Молотов начал уже на ходу расстегивать брюки, комментируя:

"Это мы называем разгрузкой перед нагрузкой!"» (Милован Джилас. Беседы со Сталиным).

Область занимает самую западную часть территории СССР. Здесь, на Балтийской косе, находится крайняя западная точка СССР —19°33' восточной долготы.  Площадь 15,8 тыс. квадратных километров (включая морские заливы). Область делится на 17 районов, имеет 20 городов, 7 посёлков городского типа. Центр— Калининград.

Калининград (до 1946 — Кёнигсберг)— город, центр Калининградской обл. РСФСР, крупный индустриальный, транспортный и культурный центр Советской Прибалтики.

Основан в 1255.

Кёнигсберг вошёл в состав СССР по решению Берлинской конференции 1945 после разгрома гитлеровской Германии и ликвидации провинции Восточная Пруссия.

4 июля 1946 городу присвоено имя М. И. Калинина.

Через мелководный залив проходит судоходный канал, связывающий Калилинград с Балтийским морем (порт Балтийск, бывший Пиллау). Калининград обладает незамерзающим морским портом, является важным узлом шоссейных и железных дорог, имеет непосредственную железнодорожную связь с Москвой через Вильнюс, с Ригой через Советск, с Берлином, Белостоком, Зеленоградском и Балтийском. Территория города составляет (на 1952) около 180 квадратных километров.

На 1 января 1950 года в области проживало по одним данным 407,3 тысячи жителей, а по другим 479,3 тысячи жителей, из которых естественный неиммиграционный прирост составил 40 тысяч человек. После 1950 года иммиграция в область резко сокращается: если в 1946—1950 годах официальных заявок на переселение было в среднем по 36,6 тысяч в год, то в последующие 5 лет только по 5 тысяч в год. Одновременно к 1950 году была закончена депортация оставшихся в области 102,5 тысяч немцев.

Калилинград расположен на равнинной, заметно всхолмлённой местности, заболоченной в пойме р. Преголи, с большим количеством прудов в окружении лесных массивов. Климат морской.

Во время второй мировой войны 1939—45 город подвергся огромному разрушению. Советские люди проделали громадную работу по строительству нового города на месте руин. Важнейшими отраслями промышленности Калининграда являются: судостроение, машиностроение (саморазгружающиеся вагоны-думпкары, автопогрузчики, башенные и портовые краны, оборудование для рыболовецкого флота), целлюлозно-бумажная, химическая и деревообрабатывающая. Развита пищевая промышленность, представленная рыбными, рыбоконсервными, пивоваренными заводами, мясокомбинатом,макаронной фабрикой и др.

К 1952 восстановлены более 1 миллиона квадратных метров жилой площади, коммунальное хозяйство (электросеть, водонасосные станции, водопровод и канализация); вновь отстроены целые улицы и кварталы.

Пущен коксогазовый завод; тысячи квартир газифицированы. Открыто трамвайное сообщение (9 маршрутов, 78 километров путей). Внутригородской транспорт пополнился за счёт автобусного и таксомоторного парка.

За годы Советской власти открыты (к 1952) 29 общеобразовательных школ, 9 вечерних школ рабочей молодёжи, 5 техникумов: коммунально-строительный, энергетический, железнодорожный, торговый, целлюлозно-бумажный; фельдшерско-акушерская школа, педагогическое училище, педагогический институт с факультетами — историко-филологическим и физико-математическим.

Полностью восстановлены и реконструированы морской торговый порт, речной порт, железнодорожный узел, вокзалы.

Калининград  будет развиваться согласно 20-летнему генеральному плану восстановления и строительства города.


14.2. Калининградская область и г. Калиниград  (1953 - 1978)

Калининградская область, в составе РСФСР. Население 750 тысяч человек (1972). Граничит на юге с Польшей.

Традиционное название побережья Калилинградской области - "Янтарный берег" - связано с наличием здесь крупнейшего в мире месторождения янтаря, на базе которого работает янтарный комбинат. Имеются месторождения каменной соли, бурого угля, глин, строительных песков, гравия. В 8-й пятилетке разведаны месторождения нефти, имеется 156 промышленных месторождений торфа.

Многие реки спрямлены и зарегулированы, судоходны. Озёр более 100. Заболочено 7% территории. Леса занимают 15% территории (ель, сосна, дуб, берёза, липа, граб, ольха). Ок. 1/3 терр.- луга и пастбища. На месте осушенных болот преобладают культурные угодья.

Животный мир разнообразен: заяц-русак, белка, куница, лисица, ласка, речной бобр, речная выдра, норка, благородный олень, лань, косуля, лось, кабан. Большое кол-во и разнообразие птиц (через территорию области проходят маршруты многих перелётных птиц). Воды богаты рыбой, в опреснённых морских заливах: лещ, судак, снеток, угорь; в море - салака, килька, корюшка, лосось.

Население. Более 77% - русские (преим. переселенцы из центральных районов РСФСР), остальные - главным образом белорусы и украинцы. Cpедняя плотность населения 50 челеловек на 1 км2, в т. ч. сельское - более 12 чел. на 1 км2.

Более 3/4 составляет городское население. Наиболее крупные города: Калининград, Советск, Чер-няховск, Балтийск, Гусев, Светлый, Светлогорск, Пионерский и Зеленоградск - благоустроенные курортные города.

Основные отрасли промышленности: машиностроение, целлюлозно-бумажня, пищевая, (особенно рыбная).

Сельское хозяйство специализируется на молочно-мясном животноводстве и свиноводстве.

Область играет  большую роль в морских (в т. ч. импортно-экспортных) перевозках СССР.

Валовая продукция промышленности в 1970 была в 2,2 раза больше, чем в 1960.

Энергетика базируется на электроэнергии, поступающей из единой энергосистемы СССР, и на привозном угле.

Рыболовецкий флот, добывающий около 0,7 млн. т рыбы в год (1970), имеет более 500 новых крупнотоннажных морских судов. Освоены промыслы в Северном и Норвежском морях, экваториальной и южной Атлантике. У берегов Антарктиды ведёт промысел китобойная флотилия "Юрий Долгорукий". На долю области приходится более 10% общесоюзной добычи рыбы и морских продуктов (основные промысловые рыбы: сельдь, мор. окунь, сардины, тунец, треска). Рыбоконсервные комбинаты (в Калининграде, Мамонове, Светлом) дали в 1970 более 125 миллионов условных банок консервов. Рыбная промышленность тесно связана со всем хозяйством области (с судоремонтом, с производством картонной тары, средств лова и др.; с научно-исследовательскими учреждениями, портовым хозяйством; сельскому хозяйству даёт рыбную муку). Из прочих отраслей пищевой промомышленности наиболее развиты: производство животного масла, сыра, цельномолочной продукции (наиболее крупные маслозаводы - Черняховский, Нестеровский, Озёрский; Калининградский завод), а также мясная промышленность (Калининградский, Черняховский, Советский мясокомбинаты).

Получила развитие уникальная отрасль - добыча и обработка янтаря (поселок Янтарный); ежегодно добывается более 400 т янтаря; кроме ювелирных и декоративно-художественных изделий (более 350 видов), производятся янтарные лаки и краски, изоляционные материалы.

Незамерзающие порты - Калининград и его морской аванпорт Балтийск имеют общесоюзное значение, обеспечивая значит, часть внешнеторговых каботажных перевозок СССР на Балтийском море и Атлантике. Густая равномерно размещённая сеть железных и автомобильных дорог.

Калининград, центр Калининградской области РСФСР.

Население 315 тысяч человек (1972; в 1959-204 тысяч).

Около одной трети территории Калининграда занято парками, бульварами, садами, скверами и водоёмами. С 1953 Калининград реконструировался по генеральному плану; с 1967 действует новый генеральный план.


14.3. Калининградская область (… 2019…)

Калининградская область, является субъектом федерации в Российской Федерации , который находится на побережье Балтийского моря.

Это единственный балтийский порт в Российской Федерации, который зимой остается незамерзающим. Согласно переписи 2010 года , население области составляло 941 873 человека. На 2019 год составляет 1 002 187 человек.

Согласно информации Википедии в 1950-х годах Никита Хрущев предложил Литовской ССР аннексировать Калининградскую область. Предложение было отклонено лидером литовской компартии Снечкусом, который не хотел, чтобы изменился этнический состав республики. В конце советской эпохи распространились слухи о том, что область может быть превращена в родину советских немцев.

В начале 1990-х в область начали прибывать первые потоки российских немцев из Казахстана и Сибири, которые, однако, вскоре репатриировались в Германию. По переписи 2002 года в области проживало 8,34 тыс. немцев (0,9 % населения).

Область является анклавом, граничит с Польшей на юге и Литвой на востоке и на севере, так что жители из остальной части России могут прибыть в область без виз по морю или по воздуху.

В начале XXI века развивающаяся экономика Калининградской области стала одной из самых эффективных в России. Этому способствовала низкая ставка налога, связанная со статусом области как «особой экономической зоны» (ОЭЗ). По состоянию на 2006 год каждый третий телевизор, производимый в России, был из Калининграда. Население территории было одним из немногих в России, которое,  продемонстрировало рост после распада СССР.

В 2010 году немецкий журнал Der Spiegel опубликовал сообщение о том, что Калининград был предложен Германии в 1990 году (за плату), но это было опровергнуто Михаилом Горбачевым.

Изоляция Калининграда усугубилась распадом Советского Союза в 1991 году, когда Литва стала независимой страной, и еще больше, когда Польша и Литва стали членами НАТО, а затем и Европейского Союза в 2004 году .

После распада Советского Союза и независимости стран Балтии Калининградская область была отделена от остальной части России другими странами, а не другими советскими республиками. Соседние страны ввели строгий пограничный контроль, когда вступили в Европейский Союз . Все военные и гражданские сухопутные связи между регионом и остальной частью России должны проходить через членов НАТО и ЕС. Российские предложения относительно безвизового режима между ЕС и Калининградом  были отклонены ЕС. Были организованы поездки, основанные на упрощенном транзитном документе (FTD) и упрощенном железнодорожном транзитном документе (FRTD).

12 января 1996 года Калининградская область, наряду со Свердловской, стала первой областью России, подписавшей договор о разделе власти с федеральным правительством. Это соглашение отменено 31 мая 2002 года.

На экономическое положение территории сильно повлияла ее географическая изоляция и значительное сокращение численности российского военного гарнизона, который ранее был одним из основных работодателей и помогал местной экономике.

В июле 2005 года широко отмечался 750-летний юбилей города.

По данным российской переписи 2010 года, в области проживает 7 349 этнических немцев, что составляет 0,8% населения.


14.4. Территории Пруссии, включенные в состав Германии

Северный Рейн-Вестфалия является крупнейшим «преемником» государства Пруссия.

После Второй мировой войны территория сегодняшней земли Северный Рейн-Вестфалия находилась в британской оккупационной зоне. Новая земля была создана 23 августа 1946 года из бывшей прусской провинции Вестфалия и северной части Рейнской провинции (Rheinland) британской оккупационной администрацией (требование Франции, поддержанное Советским Союзом) согласно предписанию № 46 «О ликвидации провинций бывшего Государства Пруссия в Британской зоне и их преобразовании в самостоятельные земли».

9 июля 1945 года Советское правительство объединило Магдебургское и Мерзебургское воеводства бывшей прусской провинции Саксония и Анхальт. Провинциальная администрация начала действовать 23 июля 1945 года в провинции Саксония-Анхальт.

21 июля 1947 года провинция Саксония-Анхальт получила статус в земли Саксония-Анхальт.


14.5. Территории Пруссии, включённые в состав Польши

В состав Польши были включены южная часть Восточной Пруссии, Западная Пруссия , восточная частью Померании и Силезии . Западная часть Померании и небольшой фрагмент Западной Пруссии были позже включены в созданную ГДР.



8 сентября 2019 г. - 3 октября 2019 г.

[Де-факто существует вероятность изъятия, удаления фрагмента текста - без согласия и без уведомления автора]
[De facto, there is a probability of a withdrawal, of a deletion of a fragment of the text - without the consent and without the notification of the author]


[Граница между русскоязычным и англоязычным текстами]
[The Border between the Russian-language and the English-language texts]


History of Prussia (1230 - 1945) [1945 -2019]



The Content.

1. The Foreword.

2. The Teutonic Order - 170 thousand square km of Prussian territory. The secularization of the Teutonic Order on the territory of Prussia in 1525 (1230-1440-1525).
2.1. The Teutonic Order - 170 thousand square km of Prussian territory (1230-1440).
2.2. The secularization of the Teutonic Order on the territory of Prussia in 1525 (1440-1525).

3. The Personal Union of Brandenburg - Prussia (1619). The complex sovereignty of the Duchy of Prussia (1525 - 1619).

3.1. From the first Duke of Prussia to the second Duke of Prussia (1568 -1569).
3.2. Brandenburg and Prussia (1525-1619).
3.3. The Polish royal custody (guardianship) of the Prussian Duchy (1568-1569 ...).
3.4. George Frederick begins to rule the Prussian Duchy (1577-1578).
3.5. The creation of the personal union of Brandenburg - Prussia (1594 - 1619). Joachim Frederick (1546 - 1608), Elector of Brandenburg, Regent of Prussia. John Sigismund (1572 - 1619), Elector of Brandenburg, Regent, Duke of Prussia.
3.6. The Personal Union Brandenburg - Prussia is successfully formed (1619). George William (1595 – 1640), Elector of Brandenburg, Duke of Prussia.
3.7. The complex sovereignty of the Duchy of Prussia (1619).


4. The full sovereignty of the Prussian Duchy (1657).

4.1. A Junior partner. Finance and the army.
4.2. The Baltic Sea, the Hanseatic League and the Sweden.
4.3. Polish-Swedish wars. Swedish Deluge (1655-1660). From a junior partner to the independent player. The complete independence of the Prussian Duchy (1657).
4.3.1. The Vassal of Poland.
4.3.2. The Independent player. Events in the Arctic and Pacific oceans, in Siberia. (… 1648…).
4.3.3. The Vassal of Sweden (1656)
4.3.4. An ally of Sweden - an accomplice of the Swedes in the victory  Battle of Warsaw (1656).
4.3.5. The Sovereign state (according to the Swedish version) (1656).
4.3.6. The Sovereign state (according to the Poland, to the Rech Pospolita) (1657).
4.3.7. The Sovereign state (according to the international multilateral version) (1660).
4.4. The Plans (not implemented) to the return of Prussia to the Rech Pospolita (the Rzeczpospolita, the Polish-Lithuanian Commonwealth) (1675).


5. Elector [Kurf;rst], sovereign Duke, King in Prussia (1660-1701).

5.1. Frederick William I of Brandenburg (1620-1688). Great Elector. "Worked more than his secretary."
5.1.1. The Revival of the state.
5.1.2. The Brandenburg-Prussia's new Army. The Professionalizing of the army. A cadet institution. Officer Corps. Field marshals. The General command, the general supply. The General quartermasters staff.
5.1.2.1. The Professionalizing of the army.
5.1.2.2. A cadet institution. Officer Corps.
5.1.2.3. Field marshals. The General command, the general supply. The General quartermasters staff.
5.1.2.4. The Army, politics, the state.
5.1.3. The Victory over the Swedish troops. The Great Elector (der Gro;e Kurf;rst).
5.1.3.1. Victory at the Battle of Fehrbellin (1675).
5.1.3.2. Achtung - Panzer! (The Great Ice Maneuver) (The Great Sleigh Drive) (1679).
5.1.4. Brandenburg fleet. Benjamin Raule (1634-1707), co-founder of the Brandenburgischen Flotte.
5.1.4.1. The Brandenburgischen Flotte; the colonies.
5.1.4.2. Benjamin Raule, the first and only Generaldirecteur de Marine.
5.1.4.2.1. The Owner of a letter of marque. Schiffs-Direktor.
5.1.4.2.2. Oberdirektor der Seesachen (The Senior Director of Maritime Affairs). Shipyards. Construction of ships. Commercial and Admiralty Departments.
5.1.4.2.3. Generaldirecteur de Marine.
5.1.4.2.4. Initiator of the colonies of Brandenburg. The Brandenburg-Africa company.
5.1.4.2.5. The Change of power. “New broom” fulfil duties in a new way.
5.1.4.2.6. The fate of a Benjamin Raule's projects.
5.1.5. The Refusal to compete with great maritime powers. The Plans of  creation the best army in Europe.

5.2. Frederick III (1657 - 1713), Elector of Brandenburg since 1688, -  Frederick I, the first king in Prussia since 1701. "He kept the peace in his lands."
5.2.1. The "Thin Fritz".
5.2.2. The Elector. Seven Stars of the Danckelmann family. The Victory in a hereditary dispute.
5.2.3. The King in Prussia.
5.2.4. Johann Kasimir Kolbe von Wartenberg (1643 - 1712), head of the Cabinet of Three Counts. The science of stepping upon a slippery parquet floor of power. The Designer of a free time. Three “Kammer-moors”, two “Kammer-dwarfs” and one court clown.
5.2.4.1. A Start.
5.2.4.2. The Career in Brandenburg.
5.2.4.3. The Revenue growth.
5.2.4.4. The Marriage.
5.2.4.5. The Gaining of an influence.
5.2.4.6. The principles of personnel policy and court activity.
5.2.4.7. The Wealth.
5.2.4.8. The Dismissal.
5.2.4.9. The merit of Kolbe von Wartenberg.

5.2.5. The fight against corruption. The Improving of public administration.


6. The Coronation of Frederick I, the first King in Prussia (1701).

6.1. The ceremonial nature of the World.
6.2. The Internal opposition.
6.3. The Diplomatic struggle for recognition of royal status. The Overcoming of the internal opposition.
6.4. The Approval by the Emperor of the Holy Roman Empire of the future royal status of Frederick III.
6.5. The Solemn coronation (1701).
6.6. The Symbols of the royal status.
6.7. The International recognition of the new, royal status. Some historical implications.

7. Prussia is focusing on the own development. The waiting, the expanding, the gaining of more force. (1713 – 1740)
7.1. The increasing the size of the army.
7.2. The expansion of the territory. A cautious, almost peaceful foreign policy.
7.3. A medium-sized state with the capacity of forming a large army. General bureaucratic optimization. Fiscal apparatus. Officer corps.  An Immigration pumping. The Exemption from the colonies.
7.3.1. Do not cheat, but work. “Control” and “saving”. Every grig knows its own personal grass sheet.
7.3.2. The device for income.
7.3.3. The Officer noble corps.
7.3.4. The Promotion of immigration.
7.3.5. Colonial ambition is a chimera.
7.4. The Compulsory education.
7.5. King Frederick William I. Growing vegetables for royal family. Potsdam Giants. Tabakskollegiums ("Tobacco Cabinets"). Gundling. The ability to self-esteem.
7.5.1. The vegetables for royal family
7.5.2. Potsdam Giants.
7.5.3. Tabakskollegiums ("Tobacco Cabinets"). Gundling.
7.5.4. The ability to self-esteem.
8. «Prussian virtues».
9. Silesia. The first partition of the Rech Pospolita. Prussia is a great European power. (1740 - 1786).
9.1. The "Soft Power" and the Army.
9.1.1. Our brand is "Voltaire". The King-philosopher. The King-musician. The King-writer. The Enlightenment, tolerance, rule of law, equality, culture.
9.1.1.1. On a friendly leg with Voltaire.
9.1.1.2. The King-musician.
9.1.1.3. The King-writer.
9.1.1.4. The Education, tolerance, legality, equality, culture, codification of laws, improvement of legal proceedings.
9.1.2. Non-military (diplomatic and other) methods of influence. The stately quadrille and Diplomatic Revolution. The Miracle of the House of Brandenburg. The ability to catch the foreign policy windflow in political sails.
9.1.3. The Army.
9.1.3.1. The development of the Army.
9.1.3.2. Frederick II the Great, commander and military theorist.
9.1.3.3. The Tactical oblique battle formation.
9.1.3.4. The Reorganization of the cavalry.
9.1.3.5. Prussia becomes the benchmark.
9.1.4. The Foreign policy vectors. Prussian-Austrian dualism.
9.2. King of Prussia.

10. Prussian-Russial (-Austrian ...) quadrille (1786-1861). To complete the partition of Poland (Rech Pospolita) (1793-1795), to survive during the era of Napoleon (1793 - 1815), to defend against revolutionary trends (1830-1848 -...). The Royal - Officer Dualism (1807-1862 -...).

10.1. The completion of the section of the Rech Pospolita (1793, 1795). The Consequences for Russia and for Prussia.
10.2. Frederick William II (1744–97) - the Prussian king in 1786–1797.
10.3. The era of Napoleon.
10.3.1. The defeat of Prussia by Napoleon. The preservation of Prussia as a state thanks to Russia.
10.3.2. The participation of Prussia in the invasion of Napoleon in Russia.
10.3.3. The struggle of Prussia against Napoleon after 1812.
10.3.4. Frederick William III (1770-1840) – the King of Prussia 1797-1840.
10.3.5. The Royal - Officer Dualism. From the General Staff to the High Command. From the High Command to the military dictatorship. From the military dictatorship to a parallel state. From the parallel state to the Third Reich.
10.3.6. The Congress of Vienna 1814-1815. The Secret treaty of Austria, Great Britain and France against Russia and Prussia.
10.4. The Holy Alliance (1815-1830 ...) and his not easy fate.
10.5. Frederick William IV (1795-1861) – the King of Prussia from 1840 (- 1857, 1858, 1861).
10.6. My brother ... (Brother 1, Brother 2 ...). The Prussian role in the provocation of Crimean war (1853-1856). 
10.6.2. Prussia and the Russia 's Defeat in the Crimean War. (1855).
10.7. The Economic growth in the mid-19th century. The need for political unification of Germany. The Railway revolution. The Political revolution. The Constitution. The Appointment Otto von Bismarck as Prime Minister of the Government of Prussia by William I.
10.7.1. The Economic growth in the mid-19th century. The need for political unification of Germany.
10.7.2. The railway revolution of the 1840s.
10.7.3. The political revolution of 1848. The Constitution of 1848.
10.7.4. The Appointment Otto von Bismarck as Prime Minister of the Government of Prussia by William I (1862).
11. The Epoch of Otto von Bismarck  in Prussia and the United Germany (1861-1890)
11.1. The Historical alternative.
11.2. The wolf always takes the best lambs from the herd.
11.3. The great questions of the time (1861-1866).
11.3.1. Questions are put publicly and in principle (1862).
11.3.2. The Preparing a war against the Austria.
11.3.3. The War against Austria (the Austro-Prussian-Italian War) (1866).
11.3.4. The Franco-Prussian War of 1870-1871.
11.3.5. The dynasty of Hohenzollerns.
11.4. The Post-war politics (1871-1890). The defensive alliance of Germany and Austria against Russia (1879).
11.5. Albrecht von Roon, Helmuth von Moltke (the Elder), Alfred von Schlieffen. The War Ministry, the General Staff, a military management. Military plans and their results.
11.6. Rudolf Virchow, Heinrich Schliemann. The Gift to the German people (1881).
12. Admiral of the Atlantic Ocean sends his hello to Admiral of the Pacific (1890-1914).
12.1. The Personnel Changes.
12.2. The Powerful economic development.
12.3. The New foreign policy.
12.4. The Schlieffen Plan, Moltke the Younger.
12.5. The Colonies.
12.6. The actions of William II and the Russo-Japanese War of 1904-1905. The Treaty of Bj;rk; (July 11 (24), 1905).
12.6.1. The multi significant signal to action (1902).
12.6.2. Russian and German politics before the Russo-Japanese War of 1904-1905.
12.6.3. The Treaty of Bj;rk; (July 11 (24), 1905). “He didn’t realize the essence of the matter, in the fog created by Wilhelm” (?)
13. Two world wars and, after them, the decision to liquidate the Prussian state (1914-1945). …1947 year.
13.1. The Free State of Prussia in the Weimar Republic (1918-1933).
13.2. Prussia during the Third Reich (1933-1945). …1947 year.
14. The post-war era (1945 - 2019).
14.1. The Kaliningrad oblast and the city of Kaliningrad (1945 - 1953)
14.2. The Kaliningrad oblast and the city of Kaliningrad (1953 - 1978)
14.3. The Kaliningrad oblast (... 2019 ...)
14.4. The territories of Prussia included in Germany.
14.5. The territories of Prussia included in Poland.


1. The Foreword

The following writings by the author formed the basis of this work:

(i) Secularization of the Teutonic Order on the territory of Prussia in 1525. Historical Essay.
(ii) The Personal Union of Brandenburg - Prussia (1619). The complex sovereignty of the Duchy of Prussia. The historical essay.
(iii) The full sovereignty of the Prussian Duchy (1657). Historical essay.
(iiii) Elector [Kurf;rst], sovereign Duke, King in Prussia (1660-1701). Historical essay.
(iiiii) The Coronation of Frederick I, the first King in Prussia (1701). Historical essay.

Wikipedia (to some extent, other encyclopedias) is a source of a significant part (a significant volume) of the text.

About the creative contribution of the author:

A) The General purpose, the plan, the idea, the concept (the conception), the vision, the design (the project), names, historical context, the logic of presentation (the logic of the statement),

B) A structure,

C) A complex of logical, semantic accents and connections,

D) A hypotheses, a versions, a puttings (statings, placements) and wording of questions (problems), a comments,

E) Processing (editorial and literary) of the text - in some cases,

F) Some corrections of the translation in order to improve its results.


2. The Teutonic Order - 170 thousand square km of Prussian territory. The secularization of the Teutonic Order on the territory of Prussia in 1525 (1230-1440-1525)


2.1. The Teutonic Order - 170 thousand square km of Prussian territory (1230-1440)

At the beginning of the 13th century the monk Christian of Oliva, with his missionary activity, preceded the military campaigns of the crusaders, knights from the  Order of Dobrzy; and the Teutonic Order.

After a 53-year-old (1230–83) struggle, the resistance of the native Old Prussians was broken.

In the 14th century the Teutonic Order reached its peak. In 1310 he annexed Danzig and Eastern Pomerania (Pomerelia) to his possessions, and in 1346 - Estonia, in 1398 — the island of Gotland and in 1402 —the New March (Neumark).

The possession of the Order was 170 thousand square km.

By the end of the 14th century the Order has lost its former military significance. Large trade operations with agricultural products enriched the ruling nobility, but most feudal lords and townspeople found unnecessarily expensive the military organization of the Order.

In 1410 near Grunwald (Tannenberg), the combined forces of the Lithuanian-Russian state and Poland inflicted such a severe defeat on the Order that its collapse was inevitable.

Created in 1440, the Prussian Confederation, the nobles and the townspeople refused to obey the Grand Master of the Order  and turned to the Polish king for help.

During the 13-year “war of West Prussian cities” against the Order (1454–66), Poland bought Marienburg, the residence of the Grand Master (1456) for 436 thousand guldens, and, under a peace treaty, 1466 took over the whole of West Prussia (was called the Royal Prussia).

East Prussia from 1466 to 1660 was under the feudal dependency on the Polish kings.

The members of the Order sought support from large feudals in Germany and for this purpose in 1498 elected Grand Duke Frederick of Saxony and, in 1511, Margrave Albrecht of Brandenburg. The latter joined the Reformation (1523) and, according to the Treaty of Krakow (1525), declared himself the Duke of Prussia.

Prussia's transformation into a secular state did not destroy her feudal dependency on Poland, but the ruling of the Hohenzollerns created formal prerequisites for a political rapprochement with Brandenburg.


2.2. The secularization of the Teutonic Order on the territory of Prussia in 1525 (1440-1525)

By 1525, the Teutonic Order in Prussia was in a difficult historical situation.

On the one hand, enormous historical baggage was accumulated - collective and individual.

The Order, as a whole, showed the ability to fight, the ability to win, the ability to recover from losses, the ability to convert victories into useful results, the ability to create a state and organize life in the created state.

Individual members of the Order had such capacities as discipline, courage, perseverance, ability to act in an organized manner, relatively high intellectual level.

There were traditions and experience of interaction with the local population.

On the territory of the Order operated cities - participants of the Hanseatic League. Prussia was connected to a trading network spanning the North and Baltic Seas.

On the other hand, the Order was losing its historical appeal, territory, and sovereignty.

For a number of reasons in 1312 the known events with the Order of the Templars occurred (this Order was abolished, banned).

The Prussian Confederation, an organization of German cities and clergy established in 1440 to organize opposition in alliance with the Poles - to the Teutonic Order, revolted against the Teutonic Order in February 1454.

After the Thirteen Years 'War, the Teutonic Order was defeated. Under the terms of the Second Peace of Thorn (1466), Prussia was divided into the eastern and western part. Part of the territory became a province of Poland, the other part was under the authority of the Teutonic Order, however the Order itself became a vassal of Poland.

The establishment of the Prussian Confederation (1410), the revolt of the Confederation against the Teutonic Order (1454), the transition of a major Hanseatic (Prussian) cities into the Kingdom of Poland (as part of the  "Royal Prussia")  - all this allows to reasonably assume a great attraction of the Rech Pospolita compared to the Order.

In 1454, the year of the marriage of Elisabeth of Austria to the Jagiellonian king, the towns of the Prussian Confederation rose up against the dominance of the Teutonic Order and asked Casimir IV, King of Poland, for help. Gda;sk (Danzig), Thorn and Elbing became part of the Kingdom of Poland, (from 1466–1569 referred to as Royal Prussia, region of Poland) by the Second Peace of Thorn (1466). Poland in turn was heavily supported by the Holy Roman Empire through family connections and by military assistance under the Habsburgs.

(The lack of customs borders on the River Vistula after 1466 helped to gradually increase Polish grain exports, transported to the sea down the Vistula, from 10,000 short tons (9,100 t) per year, in the late 15th century, to over 200,000 short tons (180,000 t) in the 17th century. The Hansa-dominated maritime grain trade made Poland one of the main areas of its activity, helping Danzig to become the Hansa's largest city).

Rzeczpospolita was a Christian state. Poland was dominated by the Catholic religion.

In 1515, Holy Roman Emperor Maximilian I entered into a marriage Alliance with Sigismund I of Poland - Lithuania.

The foreign policy support for the Teutonic Order from the Pontifical See and from the Holy Roman Empire was weakened.

The gradual loss of attractiveness, the gradual loss of territory and sovereignty, weakening of foreign policy support of the Teutonic Order by the Holy See and by the Holy Roman Empire, the gradual loss of historical prospects...

Were such prospects, as the abolition, the ban of the Order according the "Templar model" and the assimilation of the population of the Order in the Rech Pospolita, real?

According to the Peace Treaty of Krakow (1525) Albert, the last Grand master of the Teutonic Order and the first Duke of Prussia, transformed Prussia, a territory under the rule of the Teutonic Order, into a Duchy under the supreme authority of the Poland.

The most important consequences of such transformations - a kind of legalization of Prussia as a standard European (secular) state, consolidation of the principle of the transition of power by inheritance (in the family of Albrecht). Then a reformation  (Lutheranism) was easily introduced in Prussia.

The advice of competent "consultants" with a broad world view - Martin Luther and Melanhton - was crucial.

Another important consequence of the creation of the Duchy - Teutonic knights who lived in Prussia, were able to become the Prussian nobility.

The Teutonic Order, itself, was not abolished, was not banned. The capital of the order was moved to the town of Bad Mergentheim, located near W;rzburg.

On the site of one organization - the Teutonic Order - two arose. The Prussian Duchy "stood out" from the Order.

An interesting example of foreign policy foresight, foreign policy game ahead of the curve, and building the potential for increased survival.

To some extent, the equivalent is the existence of two Chinas - the mainland one and the island (Taiwan). If there wiil be also a third China ("European") - an independent Hong Kong - it will be a new example of building the potential for increased survival.

The ideas (and practice) of reformation and secularization neutralized the risk of forced abolition, forced ban of the power of the Order in the territory of (eastern) Prussia. Those measures opened for many knights of the Teutonic order a new historical perspective.

However, the risks of absorption of the Duchy of Prussia by the Rech Pospolita remained.  The Duchy managed to neutralize these risks at new historical stages...


3. The Personal Union of Brandenburg - Prussia (1619). The complex sovereignty of the Duchy of Prussia (1525 - 1619)


3.1. From the first Duke of Prussia to the second Duke of Prussia (1568 -1569)

Among the important historical points - the formation of the “complex sovereignty” of the Prussian Duchy (1578-1619).

The first Duke of Prussia appeared in 1525 – simultaneously with the advent of the secular state of the Duchy of Prussia.

The first Duke of "new" secular Prussia (Albert, the member of the Brandenburg-Ansbach branch of the House of Hohenzollern,) died on 20 March 1568 - the year before the creation of the Rech Pospolita (1 July 1569).

On 19 July 1569, his son,  Albert Frederick (29 April 1553 - 27 August 1618), became Duke of Prussia.


3.2. Brandenburg and Prussia (1525-1619)

The first duke of Prussia was linked with Brandenburg. His father was Frederick I of Hohenzollern, Margrave of Brandenburg-Ansbach. His mother was Sophia, daughter of Casimir IV Jagiellon.

During the transition of power inside the Prussian Duchy, in the Brandenburg ruled Joachim II Hector (13 January 1505, Cologne-3 January 1571). Joachim II Hector married in 1535 to  Hedwig (1513-1573), daughter of King Sigismund I the Old of Poland.

It is believed that the Elector of Brandenburg, Joachim II Hector, through his relative, King Sigismund II Augustus of Poland (who was the son of Sigismund I), acquired the rights to the Prussian Duchy. It is hard to say how true this opinion is. Perhaps there were some agreements. Perhaps there were no (binding) agreements between Joachim II and Sigismund II Augustus.

The second Prussian duke at the time of the death of his father (and mother) was 14 years old.

The custody (guardianship) was appointed. Perhaps either the very fact of the appointment of guardianship, or some special conditions of guardianship served as the basis for the version about the existence of agreements between Joachim II and Sigismund II Augustus regarding the (partial) transfer of power in favour the rulers of Brandenburg. (This is only an assumption).


3.3. The Polish royal custody (guardianship) of the Prussian Duchy (1568-1569 ...)

Establishment of guardianship is not the best option for a starting a reign.

There is a version that guardianship was carried out in the form of "tyranny", and accompanied by deprivations for the young duke, and that custody (guardianship) brought him to depression and to subsequent mental disorder.

Albert Frederick, the second Duke of Prussia, married in 1573 Marie Eleonore of Cleves (daughter of William, Duke of J;lich-Cleves-Berg and Maria of Austria).

In 1572, Albert Frederick, according to the dominant version, began to show signs of mental disorder.

Were there the two guardianships? (At first, - one? Later, the another?).

Or the custody (guardianship) in connection with the young age gradually moved into the custody in connection with a mental disorder?

The specific date of cancellation of the "first" guardianship (in connection with young age) is not mentioned in public sources.


3.4. George Frederick begins to rule the Prussian Duchy (1577-1578)

In 1577, when the (second) Prussian Duke Albert Frederick was increasingly falling into depression, George Frederick (the Margrave of Brandenburg-Ansbach) (1539 — 1603), as his closest relative (a cousin), assumed guardianship, although the Prussian estates (classes) protested against this.

In 1578, George Frederick 's status as the (first) appointed ruler of the Duchy of Prussia was authorized by the Polish King Stephen Bathory.

In 1578 the Livonian war (1558-1583) was proceeding. Its participants were the Livonian Confederation, The Russian Kingdom, the Grand Duchy of Lithuania (since 1569 — Rzeczpospolita), the Swedish and Danish kingdoms. Perhaps Stephen Bathory needed both money and allies. It may be supposed that the imposition on George Frederick of the duties of the appointed ruler of the Duchy of Prussia allowed to some extent to solve the problem of lack of money and the acquisition of allies.

People are not eternal. George Frederick, the appointed ruler of the Duchy of Prussia (guardian (trustee) of the second Prussian Duke), was not eternal.

The foresight was useful.

The son of the Brandenburg elector (Joachim Friedrich) John Sigismund (Johann Sigismund) married Anna, the eldest (first) daughter of the ("feeble") Duke of Prussia Albert Frederick, in 1594.

Both the first appointed ruler George Frederick and the Brandenburg elector (Joachim Friedrich), and the son of the elector (Johann Sigismund), and the grandson of the elector (Georg Wilhelm) - were representatives of the House of Hohenzollerns. Considering that the last Grand Master of the Teutonic Order and the first Duke of Prussia was also a representative of the House of Hohenzollern, the desire to retain power over Prussia was understandable.


3.5. The creation of the personal union of Brandenburg - Prussia (1594 - 1619). Joachim Frederick (1546 - 1608), Elector of Brandenburg, Regent of Prussia. John Sigismund (1572 - 1619), Elector of Brandenburg, Regent, Duke of Prussia

About nine years after the marriage between Johann Sigismund and Anna of Prussia, on April 25, 1603, Georg Friedrich, the (first) appointed ruler of the Prussian Duchy, went into another world.

The increasingly close "union" of Brandenburg and Prussia required renewal.

On 2 November 1603 in Berlin, Eleanor, the fourth daughter of the ("mentally ill") second Duke of Prussia, married the Elector of Brandenburg Joachim Friedrich, becoming his second wife (the first wife by this time died).

Political will required the father (Brandenburg elector) and his son to marry the sisters - daughters of the second "mentally ill" Prussian Duke (respectively on the fourth and first daughters).

The Polish king Sigismund III Vasa appointed Joachim Friedrich the regent in 1605 and allowed his (Joachim Friedrich) son, Johann Sigismund, to become his successor in 1611.

It can be assumed that Sigismund III Vasa positively accepted the obligation of Johann Sigismund Hohenzollern (in 1609) to contribute 30,000 guilders annually to the Polish Royal Treasury.

In 1611, Johann Sigismund was granted a Charter (a letter of authority) - which gave the right to govern and the right of hereditary power in the Prussian Duchy.

The transition of Elector Johann Sigismund from Lutheranism to Calvinism on December 25, 1613 caused religious unrest within Margrave  (he had earlier equalized the rights of Catholics and Protestants in the Duchy of Prussia under pressure from the King of Poland). This conversion from Lutheranism to Calvinism was followed by a series of internal conflicts between supporters and opponents of the change of religion, which led to the weakening of Brandenburg.


3.6. The Personal Union Brandenburg - Prussia is successfully formed (1619). George William (1595 – 1640), Elector of Brandenburg, Duke of Prussia

From Johann Sigismund and Anna of Prussia, who married in 1594, George William was born (1595 - 1640).

On August 28, 1618, the second (“insane”) duke of Prussia died. He did not leave any heirs in the male line. Perhaps there was the possibility to insist on the transition of all of the Eastern Prussia under the full sovereignty of the Kingdom of Poland according the provisions of the Treaty of Krakow (1525).

The gaining power is often a long story. In the case of Prussia, in addition to George Frederick (the first appointed ruler of Prussia), also the father, the son, and the grandson participated in this process.

George William (grandson) became the legal duke of Prussia in 1619 with the entire scope of inheritance rights. He paid the feudal tribute personally to the king of Poland, Sigismund III, in September 1621 in Warsaw. (At the “East”, the tribute may be a familiar, ordinary matter... At the "West " a tribute a somebody could perceive as a boring business...).


3.7. The complex sovereignty of the Duchy of Prussia (1619)

At the same time George William was the Margrave and the Elector of Brandenburg (the sovereign state entity).

The Duchy of Prussia, as a result of the personal union Brandenburg-Prussia, became a state of "complex sovereignty." The de facto Brandenburg-Prussian state was established (with Berlin as its capital). In this united state, the Brandenburg had the practically full sovereignty and the Duchy of Prussia had the partial sovereignty (Prussia was still a vassal of the Rech Pospolita).

The Duchy of Prussia gained full sovereignty at another historical stage...

(In  August 1639 [1636...1638], a detachment of Cossack ataman Ivan Yuryevich Moskvitin reached the Sea of Okhotsk and established the first Russian settlement on the Pacific coast)…


4. The full sovereignty of the Prussian Duchy (1657)


4.1. A Junior partner. Finance and the army

When creating a secular state from the structures of the Teutonic Order on the territory of Prussia, the new state (duchy of Prussia) acquired (retained) the right to self-government, to own an army, to mint an own coin, to significant autonomy in foreign affairs.

The Rech Pospolita was experiencing foreign policy pressure from the Ottoman Empire, Russia, Sweden.

In relations and in the confrontation with these powers, the Rech Pospolita tried to act as part of various kinds of foreign policy European coalitions.

The Duchy of Prussia, using such levers as finance and the army, was trying to built the position of a junior partner.

The foreign policy game of the Prussian Duchy was facilitated by the creation of the de facto state of Brandenburg - Prussia (on the basis of a personal union) (1619).

If the Duchy of Prussia was under the relative foreign and administrative control of the Rech Pospolita, then Brandenburg was an authoritative independent European state with the freedom of foreign policy maneuver.

Prussia (the state of Brandenburg - Prussia) was trying to create stable relations with the European powers.


4.2. The Baltic Sea, the Hanseatic League and the Sweden

The Baltic trade, the Baltic market were a financially interesting economic object.

To carry out Baltic trade, the Hanseatic League was created - an organization of relatively free merchant cities.

The gaining political control over the Baltic trade promised a great financial benefits. Significant flows of goods moved along the route "Persia - Volga - Novgorod (Baltic coast)" ...

In 1611, at about the same time that the state of Brandenburg-Prussia de facto began its historic journey, Gustavus Adolphus of Sweden (Gustav Adolf) ascended the Swedish throne.

1611 is considered the beginning of the period of the existence of the Swedish Empire. The final year of this empire is 1721 (the end of the Great Northern War).

Sweden made an attempt to become a regional superpower and put the Baltic trade under its political control. During its existence (1611 - 1721), the Swedish Empire exercised control over the territory of most of the Baltic region.

Sweden's victories were impossible without an alliance with France. The population of Sweden was, generally, a poor and a relatively small.

The Swedish people feared that the external, artificial greatness of their country could be acquired through the loss of their civil and political freedoms.


4.3. Polish-Swedish wars. Swedish Deluge (1655-1660). From a junior partner to the independent player. The complete independence of the Prussian Duchy (1657).


4.3.1. The Vassal of Poland

One of the stages of Sweden’s struggle for control of Baltic trade was the so-called the Swedish Deluge - the occupation of vast territories of the Rech Pospolita by Swedish troops.

In the Rech Pospolita there were almost 10 million inhabitants, almost 10 times more than 1 million in Sweden.

The Swedish army was highly trained and motivated.

Sweden was able to recruit a large army much faster than the Rech Pospolita, thanks to a centralized government and the compulsory appeal of free peasants.

Swedish troops gained a numerical superiority of 3: 1.

The decentralized financial system of the Rech Pospolita (all taxes had to be coordinated with all the nobility of the Sejm and with regional small Sejms) meant that the Treasury of the Rech Pospolita was almost always empty. This shortcoming has haunted the Rech Pospolita for centuries.

In 1605, the Swedes spent large sums of money to gather up a huge new army.

Russian Tsar Boris Godunov provided the Swedes with a great financial assistance. The Swedes were able to hire a large number of mercenaries, as well as hire many siege engineers from all over Europe.

The army of the Khodkevich, Commander (one of main military leaders) of the Rzeczpospolita, didn't receive the payment for years. This army eventually abandoned him in droves in order to plunder the estates of his political opponents, leaving the hetman to wage war as best as possible with a handful of mercenaries.

In 1625, by the end of the year, the Swedes quickly occupied all the Livonia and the Courland.

In May 1626, the Swedish king Gustav Adolf launched an amazing invasion of Prussia. The landing of Gustav in the Duchy of Prussia near Pillau with more than 8,000 soldiers came as a surprise to the Rzeczpospolita. And despite his relatively small forces, Gustav Adolf, acting with the support of the Elector of Brandenburg, quickly captured all the coastal cities, with the exception of the largest prize: the city of Gdansk (Danzig).

The Rzeczpospolita did not receive support from his vassal, the Duke of Prussia.

Near the village of Gniew in battle (September 22–30, 1626), Gustav defeated the Polish army, led by King Sigismund. Sigismund retreated and called for reinforcements from other parts of the country.

In 1628, the Polish troops, experiencing a lack of funding, were forced to cease their offensive and go on the defensive.

The troops of the Rzeczpospolita were withdrawn from many strategic Polish strongholds in Prussia.

The Truce of Altmark between Sweden and the Rzeczpospolita on September 26, 1629 was concluded in favor of the Swedish troops. Poland lost most of Livonia with the important port Riga.

The Swedes also gained the right to tax the Polish trade moving across the Baltic Sea (3.5% of the value of goods), while retaining control of many cities in Royal Prussia (including Pillau, Memel and Elbing (Elbl;g)).

Sweden has become the recognized thedominant force on the southern coast of the Baltic Sea.

The Prussian Duchy was compensated for its losses (the occupation of some cities by the Swedes) by the Rzeczpospolita, with a temporary (until 1634) transition of a number of cities in favor of the Duchy.

As a result, the Swedes controlled almost all of the Baltic ports, with the exception of Danzig, Puck, Koenigsberg (Krolevets) and Libau (Liep;ja).

Sweden has come close to achieving the goal of making the Baltic Sea “Sweden’s inland lake”.

Sweden used its prizes and money as a starting point when entering the Thirty Years' War and launched an invasion of northern Germany.

The Truce of Altmark (1629) will be reconsidered in favor of the Rzeczpospolita in 1635 (the Treaty of Stuhmsdorf), when Sweden, weakened by its losses in the Thirty Years' War, retreats from some Baltic ports and ceases to levy a 3.5% tax.

The military operations of Sweden against the Rzeczpospolita continued.

The Thirty Years' War (May 23, 1618 - October 24, 1648), which occurred during the reign of George William, Elector of Brandenburg, ended for Margrave Brandenburg with surrender to the Catholic forces, economic decline, epidemics and population decline.


4.3.2. The Independent player. Events in the Arctic and Pacific oceans, in Siberia. (… 1648…)

In 1637, the childless duke of Pomerania, Bohuslav XIV, died. There were no direct heirs to the throne. The Brandenburg Elector Georg Wilhelm (who had direct rights to the lands of Pomerania according to the agreement between the two dynasties of 1464) and the Swedish king Gustav II Adolf (whose wife was the sister of George Wilhelm - Maria Eleanor of Brandenburg) shared between them possessions of Bohuslav XIV. (The wife of Boguslav XIV Elizabeth Schleswig-Holstein-Sonderburg was a relative of the King of Sweden).

Forced to enter into an alliance with Sweden in 1631, the Brandenburg Elector showed passivity in his actions and tried his best to evade help to the Swedish king. Moreover, in 1635, George William concluded a peace agreement with the Holy Roman Emperor (Prague Peace). After this event, the angry Swedes began to devastate the lands of the Duchy of Pomerania. The border issue between Brandenburg-Prussia and Sweden (in Pomerania) has not been solved.

December 1, 1640, George Wilhelm of Brandenburg died, which meant the coming to power of his son Frederick William of Brandenburg ("the Great Elector").

According to the Peace of Westphalia (1648), the lands of Pomerania were divided between Sweden and Brandenburg. However, the document did not clearly indicate the line of demarcation, which led to a long conflict between them, which was partially resolved under the Treaty of Stettin (1653). (Despite this, tensions between Sweden and Brandenburg persisted, which, in the end, led to the fact that Frederick William I openly opposed the Swedes in the framework of the Danish-Swedish war of 1675-1679).

About September 20, 1648 Semyon Dezhnev (Dezhnyov) and his companions saw a dark and menacing  a 'great rocky projection'", bordered by a strip of foam (now the Cape Dezhnyov). The cape rounded only three vessels: two koch vessels of Popov and of Dezhnev and one vessel of Gerasim Ankudinov.

Thus it was proved that there is a division (a strait) between Asia and North America.

However, this historical discovery remained unknown for a long time, since all documents about the campaign were stored in the Yakut fortress.

In fact, in 1728 Vitus Bering discovered this Strait, named after him, for the second time (80 years later).

In 1659, Dezhnev transferred his powers to Kurbat Ivanov, the discoverer of the Baikal Lake.

In 1649 Yerofey Pavlovich Khabarov and his detachment of 70 people went from Yakutsk Burg (fortress) up the Lena and Olekma, and then along the Amur River to a Daurian village Albazino. In the spring of 1650 Khabarov returned to Yakutsk with a report and for help. In the autumn of 1650, taking Albazino, continued rafting on the Amur. 

The result of this campaign is the adoption of the indigenous Amur population of Russian citizenship.

In this campaign Khabarov made a "Drawing of the Amur river", which was the first European schematic map of the Amur region, as well as collected a lot of information about the peoples living on the coasts the Amur River.

So, in August 1651, the Cossacks of Khabarov came to the mouth of the Zeya River, then to the mouth of the Bureya River. After wintering in the Achinsk Burg (fortress), on March 24, Khabarov was attacked by a large Manchurian detachment of 2,000 mounted with 6 guns. Khabarov moved  up Amur River (against the current of Amur River).

On May 4, 1653, two delegations met in the city of Stettin - the Swedish and the Brandenburg-Prussian. The aim of the participants was to find a compromise, as well as legal consolidation of the territories of Pomerania, which will be left under the control of each country. The border that divided the Duchy of Pomerania into two was the line leading east of the Oder River. The area to the West of this line went to Sweden and got the name - Swedish Pomerania. The areas east of this conditional line were transferred to the Brandenburg and received the name - Eastern Pomerania. Moreover, half of the customs revenues in the cities of Eastern Pomerania continued to be collected by the Swedish side. The first meeting of the Brandenburg Landtag in the newly annexed territory of Eastern Pomerania took place on July 19, 1653 in Stargard. In 1654, the withdrawal of troops and the folding of the Swedish military administration on the territory of Eastern Pomerania was officially completed.

The Swedish invasion of the Rech Pospolita in 1655 marked the beginning of the Second Northern War.

When the Second Northern War broke out in 1655, Charles X Gustav, king of Sweden, proposed an alliance to Frederick William I, Elector of Brandenburg and the Duke of Prussia. Since the price of this alliance would be the surrender of the Prussian ports of Pillau (now Baltiysk) and Memel (now Klaipeda) to Sweden,Frederick William I refused and instead took measures to create a defensive alliance with the Dutch Republic in 1655.

In 1655, the rapid progress of the Swedish campaign in Poland-Lithuania forced the Brandenburg Elector Frederick William I to take care of the preservation of his Duchy of Prussia, which was under the supreme authority of Poland.

Frederick William I sent his army (14,000 men) from Brandenburg to Prussia.

According to Treaty of Rinsk of November 12, 1655, he undertook an obligation to protect Royal Prussia.

("Hint" on the reunion of West and East Prussia).

Frederick William I offered protection to the royal Prussian cities - in accordance withTreaty of Rinsk, but he had to recognize the Swedish military superiority and to leave with the troops into his Prussian Duchy.

Sweden occupied all of the Royal Prussia (by December 1655), with the exception of Danzig (Gdansk), which resisted throughout the war, and Marienburg (Malbork), which fell only in March 1656.

The Swedish king sent his troops to the Duchy of Prussia.


4.3.3. The Vassal of Sweden (1656)

In 1655, the Swedish king Charles X Gustav occupied the western territories of the Commonwealth, the eastern half of which was already occupied by Russia. The swift Swedish advance became known in Poland as the Swedish Deluge .

Frederick William decided not to fight and accept the Swedish conditions in January 1656.

Elector of Brandenburg and Duke of Prussia, entered into an alliance with Sweden in exchange for the receiving the Prussian Duchy as a Swedish vassal.

The Prussian Duke had to provide troops to the Swedish king.

According to the Treaty of K;nigsberg of January 7, 1656, the Prussian Duke was to satisfy Swedish requirements for Baltic ports and to transfer half of  port charges in favour of Sweden.

A Franco-Prussian treaty of defensive alliance was also signed.

Designed on February 24, it was ratified on April 12, 1656 in Paris and on October 24, 1656 in Koenigsberg.


4.3.4. An ally of Sweden - an accomplice of the Swedes in the victory  Battle of Warsaw (1656)

The Polish-Lithuanian military leaders, King John II Casimir Vasa (Jan II Kazimierz Waza), taking advantage of the insult to the religious feelings of the Roman Catholic population during the Protestant occupation and organizing the Tyszowce Confederation, were able to regain their positions in 1656. Russia took advantage of the Swedish defeat, declared war on Sweden.

The Treaty of K;nigsberg (1656) was followed by Treaty of Marienburg of June 25 (23...25...29), 1656, when the course of the war turned against Sweden. Charles X Gustav and Frederick William I entered into an official union. Brandenburg-Prussia advanced to the position of the Swedish ally.

Frederick William I, with his the renewed army, supported Charles X Gustav  in the Battle of Warsaw on July 28-30, 1656.

The subsequent entry into the war of the Russian Tsar, the Emperor of the Holy Roman Empire and the Dutch Navy put Sweden in a disadvantageous position, and made Sweden dependent on further Brandenburg support.

The war of Frederick III, King of Denmark, with Sweden gave Charles X Gustav an excuse to break the Polish-Lithuanian impasse and instead fight Denmark. Having made the dangerous crossing through the frozen, ice-covered Straits of the Great and the Little Belt in the winter of 1657/58, he surprised the unprepared Frederick III and forced him to surrender. In the Treaty of Roskilde (February 26, 1658) Denmark had to abandon all Danish provinces, which now are the  southern Sweden. Anti-Swedish allies meanwhile neutralized the Transylvanian army, and Polish forces ravaged the Swedish Pomerania.


4.3.5. The Sovereign state (according to the Swedish version) (1656)

The continued pressure on Charles X Gustav forced him to cede full sovereignty over the Duchy of Prussia and over Ermland (Ermeland, Warmia) to Frederick William I, Elector of Brandenburg (the Treaty of Labiau on November 10 (20), 1656), to ensure the maintenance (the keeping) of the alliance .

In addition to full sovereignty, the Swedish king opened other prospects for Prussia.

The Treaty of Radnot was a treaty signed during the Second Northern War in Radnot in Transylvania (now Iernut in Romania) on December 6, 1656. The agreement divided the Rech Pospolita between the signatory parties. The Treaty provided for the transfer of Greater Poland to Brandenburg-Prussia in case of victory.


4.3.6. The Sovereign state (according to the Poland, to the Rech Pospolita) (1657)

In subsequent the Treaty of Wehlau (September 19, 1657) and the Treaty of Bromberg (November 6, 1657), John II Casimir reaffirmed the sovereignty of Frederick William I in Prussia.

Brandenburg left the alliance with Sweden. In exchange for military assistance in the Second Northern War, the Polish king granted of the full sovereignty to the Duchy of Prussia  (the hereditary sovereignty).


4.3.7. The Sovereign state (according to the international multilateral version) (1660)

The sovereignty of the Hohenzollern in the Prussian Duchy was confirmed in the Treaty of Oliva, which ended the war in 1660.

The Treaty of Oliva (1660) was signed by the Holy Roman Emperor, Elector of Brandenburg and the Polish King. The Regent signed the contract on behalf of the minor King of Sweden.

Almost two hundred years of the Polish suzerainty over the state of the Teutonic Order in Prussia and over its successor, the Duchy of Prussia, ended.

The road opened to the coronation of the Hohenzollern as kings in Prussia...


4.4. The Plans (not implemented) to the return of Prussia to the Rech Pospolita (the Rzeczpospolita, the Polish-Lithuanian Commonwealth) (1675)

The Polish king John III Sobieski (Jan III Sobieski) planned to restore the Polish suzerainty over the Prussian Duchy and for this purpose entered into an alliance with France on June 11, 1675. France promised help and subsidies. Sweden also participated in the project. In order for this plan to work, the Polish-Lithuanian Commonwealth first needed to end the war against the Ottoman Empire. This aim was not achieved, despite great efforts. In addition, the Papacy, the Polish nobility, which regarded the Ottomans as a more dangerous threat, and the Polish magnates, bribed by Berlin and Vienna, opposed Sobieski.

Events were headed for the appearance on the political map of the Prussian kingdom ...


5. Elector [Kurf;rst], sovereign Duke, King in Prussia (1660-1701)


5.1. Frederick William I of Brandenburg (1620-1688). The Great Elector. "Worked more than his secretary."


5.1.1. The Revival of the state

The pragmatic, decisive, and reform-oriented government policy of Frederick William of Brandenburg paved the way for the subsequent rise of Brandenburg-Prussia. After the battle of Ferbellin on June 18, 1675 he was nicknamed the Great Elector.

The 14-year-old prince was sent to the safe Netherlands in July 1634. At this time, the Netherlands was experiencing its golden age. There he completed his studies, learned the local language and escaped the threats of an increasingly brutal war.

Frederick William was part of the court of Friedrich Heinrich of Orange, the uncle of his mother. A small farm (estate) was created for him. In Leiden, he attended courses at a local university. The experience gained during this four-year stay had a great influence on the young prince and on the actions of the later Elector Brandenburg, as he discovered in the Netherlands a highly developed political system and trading force, which in many ways served as a role-model for the impoverished Brandenburg. In Amsterdam, he also got acquainted with the shipbuilding industry. In the summer of 1638, at the direction of his father, he was recalled against his will to comparatively provincial Berlin. There he found a ruined province in which Swedish rule was established de facto.

After the death of his father, Elector George William, on December 1, 1640, Frederick William, in the midst of catastrophic political circumstances, began to manage his a widely dispersed possessions.

The Thirty Years War devastated the country; Brandenburg and Kleve were occupied by foreign (Swedish) troops.

Prussia was considered an unsafe possession.

The government of Brandenburg was in the hands of the enemy, the imperial count Adam von Schwarzenberg.

In addition, the finances of Brandenburg-Prussia were destroyed, mercenaries rebelled.

The young elector (for the first time) led his government and established relations with the Netherlands, where he had previously lived and studied. Frederick William appointed the architect Johann Gregor Memhardt (1607-1678), who had already served his father, as a court engineer. As a first task, he received an improvement in the fortifications of Schwanenburg. The property of the young elector was to be protected.

It was necessary to break the influence of Count Adam von Schwarzenberg, who led the state affairs of Brandenburg. Schwarzenberg died four days after being imprisoned in the Spandau fortress on March 14, 1641. To gain freedom of action in Brandenburg, Frederick William concluded a truce on July 14, 1641 with the Swedes. Brandenburg was still occupied by Swedish troops.

On December 7, 1646, Frederick William married Luise Henriette of Nassau, the eldest daughter of Frederick Henry of Orange-Nassau (the Stadtholder of Holland) and Amalia of Solms-Braunfels. Six children were born in the marriage.

In addition to the bride’s generous dowry (120,000 Reichstalern in cash and jewelry worth 60,000 Reichstalern), the  Dutch artists, artisans, builders, farmers and merchants arrived. They brought modern technology and production methods to the Brandenburg, which was leached because of the Thirty Years War.

A “Dutch colony” was created in Berlin and Potsdam, which was involved, among other things, in the expansion and reconstruction of fortifications, the expansion of the city palace and the construction of roads and canals.

During the Westphalian peace talks, Frederick William had to abandon Vorpommern (Western Pomerania) in favor of Sweden. The Roman-German emperor agreed with the major European powers that the Vorpommern (Western Pomerania), R;gen and Stettin and other areas east of the Oder should be joined to Swedish territory. By agreement with Sweden on January 7, 1647, Brandenburg received some territorial compensation for the Vorpommern (Western Pomerania).

The peace agreement of 1648 stated that the Elector of Brandenburg, in comparison with the European rulers in Vienna, Paris, London or Stockholm, was a ruler of a lower rank who could not independently carry out his political goals..


5.1.2. The Brandenburg-Prussia's new Army. The Professionalizing of the army. A cadet institution. Officer Corps. Field marshals. The General command, the general supply. The General quartermasters staff

5.1.2.1. The Professionalizing of the army

By 1643–44, the developing army numbered only 5,500 troops, including 500 musketeers in Frederick William's bodyguard.

The elector's confidant Johann von Norprath recruited forces in the Duchy of Cleves and organized an army of 3,000 Dutch and German soldiers in the Rhineland by 1646.

Garrisons were also slowly augmented in Brandenburg and the Duchy of Prussia.

Frederick William sought assistance from France, the traditional rival of Habsburg Austria, and began receiving French subsidies. He based his reforms on those of Louvois, the War Minister of King Louis XIV of France.

The growth of his army allowed Frederick William to achieve considerable territorial acquisitions in the 1648 Treaty of Westphalia, despite Brandenburg's relative lack of success during the war.

Frederick William attempted to professionalize his soldiers during a time when mercenaries were the norm.

In addition to individually creating regiments and appointing colonels, the elector imposed harsh punishments for transgressions, such as punishing by hanging for looting, and running the gauntlet for desertion. Acts of violence by officers against civilians resulted in decommission for a year.


5.1.2.2. A cadet institution. Officer Corps

Frederick William developed a cadet (kadett) institution for the nobility; although the upper class was resistant to the idea in the short term, the integration of the nobility into the officer corps allied them with the Hohenzollern monarchy in the long term.

(The word "cadet" comes from a Western  Gascon dialect: capd;th means roughly "small head", from the Latin «capitellum», diminutive of «capet» ("chief"). Originally this word was called Gascon noble sons who served as officers in the army of the French king. Later, the word "cadet" in France is used as a synonym for "Junior / young" and, in a narrower sense, for "(the [most] youngest / youngest) son of a nobleman". Since usually only the eldest son inherited the family inheritance, sons of the nobility who were born later traditionally sought their fortune in spiritual office [in the civil service] or in the army.

King Louis XIV united the cadets into special companies, in which they served until receiving an officer's patent as volunteers.

Alexandre Dumas put a literary monument the famous Gascon cadets into the novel "The Three Musketeers" and Edmond Rostand - in the play "Cyrano de Bergerac").

The Grand Elector founded the so-called cadet corps with institutions in Kolberg, Berlin and Magdeburg.

The first set of cadet corps was in Kolberg and consisted of 60-70 cadets.

(The first schools of cadets (Kadettenschule) appeared in the late 17th century, particularly in France, where some young nobles were assembled as cadets in companies to receive education and training appropriate to their future profession of officer).

In addition, it is reported that Bogislaw von Schwerin, on behalf of Grand Elector Frederick William, founded a Knight Academy in Colberg in 1653. The Knight Academy was supposed to provide education for young aristocrats - sons of princes and of the other noble houses. It is believed that the Knight Academy was a prototype of the Prussian Military Academy [Academy for young officers of the infantry and cavalry; General War-School; Prussian Staff College,  Prussian War College].

As the military education system developed, the order was established - students entered the academy either directly or from cadet schools.

The Prussian military system created a caste of gentlemen-cadets-officers. Their family would receive a title and a land grant in exchange for service in the Army. When their sons became of age (about 14 or so), they would be sent off to either a military academy (Kadettenschule) or apply directly to a regiment. Both required that the candidate be sponsored by a colonel or general, come from a respectable family, have the means to support their livelihood, and have no outstanding debts.

After a probationary period the officer cadet would submit a request to be commissioned. The officers of the regiment they were assigned to would vote on whether they deserved a commission. Those who passed the vote would have their names submitted by their colonel to the Kaiser, who would approve their promotion to Leutnant .

The word "junker" has Germanic roots. Initially, this word meant "young master (owner)".

The word comes from a steady late medieval naming "Junger Herr" is literally "young master."

The officer service in the Prussian army opened up opportunities for obtaining titles and land allotments (estates).

On the one hand, the path to land allotment (estate) was starting with the rank of junior officer (this is one of the meanings of the word "junker" in the German language) (officer candidate position). On the other hand, the Prussian officer who received the land allotment (estate), and, possibly, the title as kind of award (as a salary)for military service, was a "new" landowner, a "new" nobleman.

In this state of affairs, the word "junker" acquired an additional meaning.

In the XIX century, the higher aristocracy of Prussia began to be called "Junkers".


5.1.2.3. Field marshals. The General command, the general supply. The General quartermasters staff

Field Marshals of Brandenburg-Prussia included Derfflinger, John George II, Spaen and Sparr.

The elector's troops traditionally were organized into disconnected provincial forces. In 1655, Frederick William began the unification of the various detachments by placing them under the overall command of Sparr.

Unification also increased through the appointment of Generalkriegskommissar Platen as head of supplies.

These measures decreased the authority of the largely mercenary colonels who had been so prominent during the Thirty Years' War.

The Great Elector organized the General quartermaster staff (Generalquartiermeisterstab) - the prototype of the General staff - in the late 17th century on the model of the respected Swedish army. The task of the staff was to lead the army's engineering service, to monitor marching routes and to select locations for warehouses and fortifications.


5.1.2.4. The Army, politics, the state

In 1655, the Second Northern War broke out. The Swedes under King Charles X Gustav invaded from the Sweden Livonia and the Western Pomerania to Poland. The Prussian Duchy was thus in great danger, so Frederick William gathered 18,000 people and entered the Duchy, into which the Swedes had already infiltrated. Defeated by the Swedes, he recognized the de facto sovereignty of Sweden over Prussia and signed the Treaty of K;nigsberg on January 7, 1656, by which he became the possessor of the Prussian Duchy under the supreme authority of the Swedish king.

Due to the worsening position of the Swedes in Poland, the Swedish king needed new allies, so he signed with the Elector Frederick William the Treaty of Marienburg (June 29, 1656).

Frederick William joined forces with the Swedes. The Allies fought for three days in the Battle of Warsaw from July 28 to 30, 1656.

The Swedish king Charles X Gustav, finally, in order to avoid a break of the alliance with Brandenburg , signed the Treaty of Labiau with Frederick William on November 20, 1656, recognizing the sovereignty of Frederick William over the Prussian Duchy.

Under the Treaty of Wehlau (September 19, 1657) and the Treaty of Oliva (May 3, 1660) the Poland (the Rzeczpospolita) recognized the elector as sovereign of the Prussian Duchy.

The first task was to coordinate the rights and privileges of the estates in separate territorial possessions with the common interests of the state (uniform, regulated finances, military systems).

Prussia was particularly concerned about the uprising in K;nigsberg, when strict Lutherans refused to recognize the reformers and asked Poland for help. Only after taking repressive measures against some disagreeing did the unity of the opposition weaken.
The one of disagreeing died after 16 years in prison. After the death of Albrecht von Kalkstein, his son, Colonel Christian Ludwig von Kalkstein, who fled to Poland, was forcibly returned to Prussia and executed in 1672 for treason.

In 1664, the elector issued a decree on tolerance, prohibiting Lutheran clergy any polemic against reformers.

To finance the construction of a standing army as the basis for an independent foreign policy, the elector raised taxes. The result was the tightening of serfdom, the looting and subsequent purchase of a farms.

Frederick William built the Hohenzollern army of a peacetime size of 7,000 and of a wartime size of 15,000–30,000. Its success in battle against Sweden and Poland increased Brandenburg-Prussia's prestige, while also allowing the Great Elector to pursue absolutistpolicies against estates and towns.

In his political testament of 1667, the elector wrote, "Alliances, to be sure, are good, but forces of one's own still better. Upon them one can rely with more security, and a lord is of no consideration if he does not have means and troops of his own".

The growing power of the Hohenzollerns in Berlin led Frederick William's son and successor, Elector Frederick III (1688–1713), to proclaim the Kingdom of Prussia with himself as KingFrederick I in 1701. Although he emphasized Baroque opulence and the arts in imitation of Versailles, the new king recognized that the importance of the army and continued its expansion to 40,000 men.

Frederick William began to develop the economy, supporting agriculture and immigration. He founded the tradition of Prussian migration tolerance. He also freed trade from restrictions, promoted the development of domestic and maritime trade, built the M;llrozer Canal, and created his own postal service.

In 1672, the French king Louis XIV attacked the Netherlands, which were under the rule of the actual Prime Minister, Jan de Witt, and thereby provoked the Dutch war.

Frederick William, bound by a treaty, fulfilled his obligation to the alliance and sent a 20,000-strong army.

Louis XIV had claims to the territory of the Republic of the United Provinces and, with the support of Sweden, began the Dutch War of 1672–1679. In response, the Dutch entered into an alliance agreement with Brandenburg. Fulfilling his duties, Frederick William came with troops to help William III of Orange in the fight against the French troops invading the territory of the Republic of the United Provinces. At this time, the Swedish troops launched an attack on the Brandenburg, fulfilling the promise made to the French. However, they failed to develop success, and Elector Frederick William, learning about the plans of the enemy, hastened to help the besieged fortresses.

On June 16, 1673, Frederick William entered into a separate peace with France.

On July 1, 1674, Friedrich Wilhelm joined the renewed coalition against France. Together with Bournonville, he fought in vain in 1674/75 against Field Marshal Turenne in Alsace.

However, due to the Swedish invasion of Brandenburg at the end of 1674, he had to abandon the active war against France.


5.1.3. The Victory over the Swedish troops. The Great Elector (der Gro;e Kurf;rst)


5.1.3.1. Victory at the Battle of Fehrbellin (1675)

On June 25, 1675, the Brandenburg army, under the personal command of Frederick William, defeated the Swedes at the Battle of Ferbellin. After this victory, he was given the nickname "The Great Elector." As a result of the victory, Brandenburg completely conquered Swedish Pomerania until 1678.

The Battle of Fehrbellin, which was of secondary importance against the backdrop of the pan-European war unfolding against French aggression, had a tremendous psychological impact. Frederick William received the honorary nickname The Great Elector, and his army, which Feldmarschall Georg von Derfflinger led to victory, became the core of the future Prussian army. June 18 was declared a public holiday, which was celebrated in Germany until 1914. The halo of invincibility of the Swedes, prevailing during the Thirty Years War was dispelled. Soon, Denmark opposed Sweden on the side of the German-Spanish coalition, which launched the so-called the Scanian War (the Danish-Swedish war 1675-1679).


5.1.3.2. Achtung - Panzer! (The Great Ice Maneuver) (The Great Sleigh Drive) (1679)

In December 1678, Frederick William decided to carry out a maneuver that solved two tasks at once: firstly, to cut off the path to the retreat of the Swedish troops to the north and, secondly, to prevent the transfer of Swedish reinforcements across the Baltic Sea and the landing. Since the action took place in the winter, the mobility of the troops was limited by weather conditions. To realize his plan, Frederick William ordered the removal of sledges and horses from the peasants, while receiving a thousand units of transport and about seven hundred horses.

In mid-December, Frederick William gathered about 9 thousand soldiers and 30 siege weapons and moved out of Berlin. Already on January 20, 1679 his troops crossed the Vistula River and reached Marienwerder (Barnim).

After replenishing the supply of provisions, the army, which by that time had already been equipped with sleds to increase mobility, moved towards the Heiligenbeil fortress.

Moving through the expanses of the frozen Fresh Bay (Frische Haff) [Kaliningrad Bay], on January 26, 1679, troops reached K;nigsberg, the next destination for Frederick William.

After a day of arrival in the castle of Labiau, the troops again continued their journey, passing a forced march through the Curonian Lagoon towards the village of Gilge, which they reached on January 29, 1679.

With the help of the sleds, Frederick William managed to carry out the transfer of eight thousand six hundred soldiers.

Despite the attempts of Frederick William to overtake and impose an open battle on the Swedish troops, the latter were able to constantly leave the open battle and retreat farther north. However, the goal of the maneuver was nevertheless achieved: the Swedish troops did not receive adequate reinforcements and were unable to quickly evacuate back to Sweden by ships across the Baltic Sea.

During the retreat, the power of the Swedish army was significantly undermined by cold weather, constant starvation due to a lack of provisions and a lack of shells for warfare. The total number of Swedish casualties during this retreat was more than nine thousand soldiers.

After the victories over the Swedes, Frederick William began to be called the "Great Elector." Together with the Holy Roman Empire and Denmark, he completely conquered Eastern Pomerania.

However, soon the allies ceased to assist him, and the peace negotiations initiated by France in 1679 in Saint-Germain-en-Laye forced the elector to return the conquered territories to the Swedes and pay 75 thousand louis in favor of France.

Frustrated, in particular, by the behavior of Emperor Leopold, Frederick William entered into close relations with France, even entered into a secret treaty of October 25, 1679, in order to cast his ballot in the new imperial elections.

The Winter Campaign of 1678-1679 and the subsequent Great Sleigh Drive appeared in the German military war journal Milit;r-Wochenblatt in 1929, in which a then (relatively unknown) Major by the name of Heinz Guderian wrote an article commenting about its use of operational mobility as a decisive factor in victory.


5.1.4. Brandenburg fleet. Benjamin Raule (1634-1707), co-founder of the Brandenburgischen Flotte


5.1.4.1. The Brandenburgischen Flotte; the colonies

In 1680/81, Frederick William tried to carry a battles at sea against the Spanish ships in order to collect the means for the Swedish-Brandenburg war.

In 1685, Louis XIV abolished the Edict of Nantes to suppress Lutheran Protestants in his empire. Under the Edict of Potsdam of October 27/November 6, 1685, Frederick William allowed 15,000 Calvinist Protestants from France to settle in his possessions. This led to a boom in industry, especially in Berlin.

Under the influence of his stay in Holland, his efforts after peace were concentrated on acquiring colonies and creating his own fleet, which, however, did not correspond to the real capabilities of Brandenburg-Prussia.

When the Swedish king Charles XI declared war on Brandenburg and the Netherlands in May 1675, the Brandenburg government did not have warships. Frederick William, Elector of Brandenburg, and the Dutch merchant and shipowner Benjamin Raule were the organizers of the revival of the Brandenburg Navy. After the French invasion of the Netherlands in 1672, Raule suffered heavy losses, so he turned to piracy, having equipped several ships for this purpose.

The victory over the Swedish army at the Battle of Ferbellin in June 1675 gave a decisive impetus to the creation of its own fleet.

In 1675, during his stay in the Netherlands, Elector Frederick William contacted Raule and issued him letters of marque for action against the Swedes.

On July 7, 1675, Frederick William entered into a new, subsequently extended many times, agreement with Raule on the hiring of Raule's ships for the war with Sweden. In total, five ships were hired, which were considered ships of the Brandenburg Navy.

The ships were equiped with a regiment of marine corps of 600 people, designed to attack the Swedish fortress of Carlsburg at the mouth of the Weser River. The operation failed, however, as early as the next year Raule again provided the Elector with three frigates and three ships (a total of 67 cannons, 287 crew members) (cost of agreement 40 thousand thalers). These ships participated in the blockade of the island of R;gen.

Navy achieved first successes in the war against Sweden supporting the siege of Stralsund and Stettin and the invasion of R;gen.

Subsequently, the Elector continued to hire Raule's warships and ships, in addition, ships captured by privateers entered the fleet. As a result of all efforts, by 1677 the fleet consisted of 19 ships with 160 guns and more than 600 crew members. These ships supported army operations and hunted Swedish merchant ships. In 1677, the Dutchman Claus von Bevern was appointed admiral of the Brandenburg fleet and led the siege of Stettin. In December 1677, Stettin was taken. In September 1678, the fleet participated in the capture of Rugen.

After the end of the Scanian War, Frederick William was able to begin to implement his plans for the creation of colonies and navy.

The Commercial and the Admiralty Collegiums were founded in Pillau, and a shipyard for building ten commercial ships was built in K;nigsberg. To get money, the Elector opened privateering actions against Hamburg, which hesitated in paying him the debt. After capturing several prizes and raising the insurance premium from 3% to 25%, Hamburg paid its debt.

Soon after, the Elector opposed Spain, which owed him about 2 million thalers. The expedition was not successful.

At the same time, Raule was appointed "Director General of the Navy" (French General Directeur de Marine - a position corresponding to the Minister of the Navy) with a salary of 400 thalers monthly (for comparison: at that time professor from German universities worked a whole year to earn such money). By the end of 1681, he prepared another expedition against Spain, which captured several prizes in the English Channel.

As a result, the elector did not achieve significant success.

Frederick William switches to creating colonies. Agreeing with Raule’s arguments that own, Brandenburg's, ships would be much cheaper for the state treasury, the Elector bought the ships belonging to Raule on October 1, 1684, and this day has since been often called the birthday of the Brandenburg Navy.

Nine ships with 176 guns were bought: five 10-54 cannon frigates, three 4-8 cannon ships and one unarmed, but high-speed yacht. It cost for Brandenburg-Prussia 109,340 thalers. Shortly before this, in 1682, the Admiralty (Admiralit;t) and shipyard were founded in Pillau. In 1684, when the city of Emden passed into the possession of Brandenburg, the Admiralty and the Trading Company were transferred to Emden from Pillau. In Berlin, under the leadership of Raule, the Admiralty College (Admiralit;t) was established (In 1681, the "General-Merchant-Collegiate" was renamed the Admiralty, in Berlin.).

The Brandenburg fleet organized by Raule at that time numbered 28 ships, which made it possible to solve the tasks assigned to it in the adjacent seas, although it could not be compared in number with the largest naval powers of that time (for example, 173 English ships, 102 Dutch and 221 French ships participated in the war of the Augsburg League that began several years later).

In addition to ships, officers and sailors, the fleet also had its own Marines (marine infantry).

On March 7, 1682, Frederick William signed a decree establishing the Brandenburg-African company, whose tasks included maritime trade and the development of new lands. At the same time, the company received the right to use the Brandenburg Navy to protect its interests. Since 1683, the management of the Brandenburg-African company operated in the city of Emden. At that time, the company had 30 merchant ships. On January 1, 1683, Major Otto Friedrich von der Groeben with the frigates Morian and Churprinz (Moriaen und Churprinz von Brandenburg) landed on the coast of modern Ghana and founded the Brandenburger Gold Coast colony - the colony Gross-Friedrichsburg ( Gro; Friedrichsburg).

In 1688, the fleet reached its peak: it consisted of 35 ships with 210 guns and 40 small ships with 80 guns. These vessels were primarily used to provide control over trade routes and maritime trade, and, if necessary, provided blockade and naval defense, and also served to strengthen various military operations and counteract enemy warships.

Like the attempted privateering against Spain, the colonial undertakings of Frederick William as a whole ended in failure. The forces of the Brandenburg fleet were not enough to compete with such maritime powers as the Netherlands, Spain, England and Sweden.


5.1.4.2. Benjamin Raule, the first and only Generaldirecteur de Marine

5.1.4.2.1. The owner of a letter of marque. Schiffs-Direktor.

Benjamin Raule was born in February 1634 in the Dutch town of Vlissingen in a family of Huguenots from Flanders Benjamin Raule and Maria Lesage. His brother Jacob became a naval inspector and captain.

Benjamin received a good trade education, for the time. He was fluent in French and Dutch, as well as Latin.

There is a version that the Raule family has achieved a sufficient level of well-being thanks to the activities of his ancestors who were engaged in piracy in the area between Dunkirk and Zealand.

In 1658, Raule married Apollonia van den Brande (married to whom he had one daughter) and settled with her in Middelburg, the capital of the Dutch province of Zealand.

Raule became one of the richest merchants, a member of the magistrate and a lay judge, owned a town house and several land plots.

Owning a shipping company and many of his own ships, he especially actively developed trade with France. This trade, due to the outbreak of the Franco-Dutch war in 1672, came to complete desolation and put Raule on the brink of a financial catastrophe.

In an attempt to improve his affairs, Raule turned to the Elector Brandenburg Frederick William with a proposal to equip ships and engage in privateering against Sweden, which was then at war with Brandenburg.

After receiving letters of marque from the Elector at the beginning of 1675, Raule seized 21 Swedish vessels within 4 weeks, and after another four weeks the Baltic Sea was essentially completely cleared of Swedish ships.

Neither England nor Holland, to the ports of which the captured ships were delivered for sale, recognized them as privateer's prizes and began to return them to their owners, with which Friedrich Wilhelm, who did not want to make new enemies, was forced to agree, at last.

From the debtors ' prison of Raule, who, by contract, had to bear all the costs himself, and yet received no benefit, was saved only by the Elector, who covered his expenses and appointed him his Counsellor.

In the summer of 1675, Frederick William entered into a new, subsequently extended many times, agreement with Raule on the hiring of his ships for the war with Sweden, and the following year promoted him to “ship's director” (Schiffs-Direktor).

In the autumn of 1676, fearing persecution of native country, which threatened considerable fines for its subjects, seen in action against Sweden, Raule renounced former citizenship and privileges in Zealand and finally moved into Brandenburg with his family, which now began to receive a salary of 100 thalers monthly.

His connections with the Elector made him a hated man in his own country.


5.1.4.2.2. Oberdirektor der Seesachen (The Senior Director of Maritime Affairs). Shipyards. Construction of ships. Commercial and Admiralty Departments

Raule was taking up any cause entrusted to him by the Elector: whether it was a privateering against Hamburg and Spain, who under any pretexts did not pay their debts to Brandenburg, siege and blockade of fortresses, naval battles, transportation of a Brandenburg ground forces, a convoy of merchant ships or transportation of the Swedish garrison of Stettin (which had laid down its arms) back to its homeland.

In late 1677 Raule was promoted to "Senior Director of Maritime Affairs" (Oberdirektor der Seesachen).

Raule 's range of interests can be clear from the proposals presented to Frederick William, which, to one degree or another, were translated into reality: to revitalize trade in Prussia and establish a sugar factory in Stettin, increase customs duties and reorganize the system of weights and measures, to optimize the useage of lichters and sea bays, to preserve locks and restrictions on foreigners to oversee goods, to introduce the Marine Corps [marine infantry] and to establish a special maritime court in Colberg (so that Brandenburg-encouraged privateering activity does not look like a piracy in the eyes of other States).

After several years spent in Colberg, K;nigsberg and Pillau, Raule relocated to Berlin, where he bought an abandoned structure at Friedrichswerder, rebuilt later under a residential house. In 1682, Raule received from Frederick William the empty estate of Rosenfeld (Rosenfelde) on the eastern outskirts of Berlin and ordered to build on it a small two-story palace in the Dutch style (now the Friedrichsfeld Palace), which together with the adjacent park served for entertainment of the Brandenburg nobility who were visiting him, led by the Kurf;rst himself.

By 1687 him had been transferred virtually unlimited authority in all matters relating to the naval and commercial fleet.

In 1678 Raule built the residential and commercial building "Raules Hof." The building was in Berlin between Unterwasserstrasse and Adlerstrasse. During Raule 's tenure as Director of the Brandenburg Fleet, his home became the actual location of the Naval Ministry.

In order not to depend on foreign shipbuilding, with the direct participation of Raule from 1676, shipyards were organized in Kolberg and then in Hafelberg, Pillau and Berlin, from which warships of their own, Brandenburg, manufacture began to go.

In Pillau Raule organized a commercial and admiralty departments.

In 1687 Raule founded a profitable timber trade in Hafelberg (Hanseatic city).


5.1.4.2.3. Generaldirecteur de Marine

Having agreed with Raule 's arguments that the own state vessels would cost the state treasury much cheaper, on 1 October 1684 Frederick William bought from Raule 9 ships, and this day since then is often called the birthday of the Brandenburg Navy.

In February of the following year Raule was appointed "Director General of the Navy" (General Directeur de Marine - a position corresponding to the Minister of the Navy) with a salary of 400 thalers monthly (for comparison: at the time professors of universities in the Germany worked during a whole year to earn such money).

(Raule was appointed "Director General of the Navy" with the rank of Colonel on 20 February 1681).


5.1.4.2.4. Initiator of the colonies of Brandenburg. The Brandenburg-Africa company

Raule 's first project to organize trade in African Guinea arose as early as 1676, which was then hampered by the war with Sweden.

After not gaining support for his plans for the commercial development of Greenland, Raule returned to his original ideas.

In 1681 he equipped (with his own money) and sent two ships to the coast of Guinea, one of which returned directly to Pillau with a cargo that brought about 100 thousand thalers.

At Raule 's suggestion, in March 1682, a company to trade on the coast of Guinea, later called the "Brandenburg-African Company" (Brandenburgisch-Afrikanische Compagnie) was organized according the Frederick William 's edict. This company became the first German joint stock company. In the summer of that year, two more Brandenburg ships were sent to the shores of Africa.

The cargo that was on board the ships being sent consisted mainly of fabrics from Flanders and Silesia, firearms and ammunition to it, knives, mirrors, metal utensils, glass beads and strong alcohol, and among the goods intended to be taken out of Africa, slaves, gold and ivory were primarily mentioned.

During its years of existence, the company transported about 17,000 slaves from Africa, the starting point of which was the colony of Gross-Friedrichsburg on the coast of the Gulf of Guinea.

Raule began to think about expanding the company, about buying islands in the Caribbean Sea, where a market could be organized for slaves brought from Africa, and about buying indigo, cocoa, coffee, sugar, ginger or tobacco with the money raised (in fact, in reality a part of St. Thomas was renting from Danes). The company was renamed "Brandenburg-African-American," and management buildings, warehouses, barracks for the soldiers, involved, were moved from Pillau to the Emden (city, non-freezing in winter).

In West Africa, on the Gold Coast, in the present Ghana, Raule with Otto Friedrich von der Greben founded a small colony and raised the flag of Brandenburg on 1 January 1683. That same year, he founded the Gros Friedrichsburg Colony at Cape Three Points. He located other commercial bases on Argen Island in present-day Mauritania and on St. Thomas Island, which is now part of the United States Virgin Islands. The simultaneous development of bases both in Africa and in the Caribbean region united the slave trade and sugar imports to Europe.


5.1.4.2.5. The Change of power. “New broom” fulfil duties in a new way

Initially, with regard to the navy and the commercial fleet, the new Elector Frederick III (future king), who came to power in 1688, continued his father’s line completely. However, the reorganization of the Admiralty, to which three directors were now appointed simultaneously, showed that new times had come for Raule.

The investigation against Raule found him innocent on all counts, he received from the Elector as compensation for the caused damage by almost 10 thousand thalers and was restored to his former position. Raule was not least obliged by his rehabilitation to the intercession of the first Minister Dankelmann, with whom he had long been familiar. In order to somehow limit Raule’s influence, the commercial collegium was separated from the naval and out of his control, but things went so bad that he had to take them both back under his wing and manage for another 4 years.

Having gained influence on Frederick III, the group led by Kolbe set himself the task of removing from the road Dankelmann and all those who stood next to him or under his patronage. A new investigation launched in January 1698 led to the fact that on December 12 of that year, Raule was taken to the Spandau Citadel (where Dankelmann was already under  arrest), and all his property was confiscated in favor of the Elector.

Raule pleaded not guilty, but perhaps because of fear that otherwise the process - which for the 66-year-old man was already a real test - would drag on even longer, asked the Elector for pardon, agreeing to refuse own property in exchange for life retirement. Frederick III - by that time already the king of Prussia - granted the petition for clemency, and on May 12, 1702, Raule was released from custody, received several hours on a date with his sick wife, and was escorted to live in Emden. (His wife, like their only daughter, died before him).


Raule settled on an old three-masted sailboat, on which he - in winter and summer - lived up 40 months, until  the sailing boat came into a disuse. Only at the end of 1705 did the king allow Raule, who had already become a widower, to move to Hamburg, where he died on May 17, 1707. All his property, which turned out to be much smaller than anticipated - 10 thousand cash thalers, another 26 thousand in shares, as well as a house in Friedrichsverder and many outstanding debts - went to the king.


5.1.4.2.6. The fate of a Benjamin Raule's projects

The fate of the African company and the Navy of Brandenburg-Prussia, once created by Raule, turned out to be equally unenviable: without the organizational talent of an energetic Dutchman and the necessary support of the king, they quickly fell into a complete disrepair. Over the next ten years, Prussia lost all of its colonies, the company was disbanded, and the entire fleet, already reduced by more than two-thirds by 1700, practically ceased to exist.

The rulers of Prussia wanted to see it as a purely continental power, and only towards the end of the 19th century did Germany again revive interest in maritime affairs and colonial politics - two centuries after the first attempt, once undertaken by Benjamin Raule.

Not a single image, nor description of Raule’s appearance has survived, and his bust, made in 1910 by order of the German Emperor Wilhelm II by Count von Goertz (von G;rtz), is only the result of the sculptor’s artistic vision.


5.1.5. The Refusal to compete with great maritime powers. The Plans of  creation the best army in Europe

Frederick William died in 1688, and under his descendants the fleet gradually fell into complete decline. Frederick I and Frederick William I admitted that they never could compete directly with the great maritime powers and instead focused on a creating a better army in Europe, while maintaining a good relations with the naval powers such as Denmark and the Netherlands.

The contribution of King Frederick I of Prussia to the development of the fleet was limited to ordering two luxury yachts in the Netherlands in 1704.

As for the military and merchant fleets, ships and shipyards, as well as ports and colonies fell into decay, there were not enough funds for their maintenance. In 1701, Frederick was crowned king in Prussia, in the same year the Brandenburg fleet officially became the Prussian fleet, but it had already fallen into disrepair, there were only 11 ships in it. Fortuna was last mentioned in documents in 1702, Schloss Oranienburg was sold in 1708, and Kurprinzess in 1712.

In 1711, the Brandenburg-African Company was liquidated. The last warship - the frigate Friedrich III - did not go to sea since 1708, but was sold only in 1725, having survived the royal Gro;e Jacht for 4 years.

In 1713, the Berlin yacht galley Leibyacht was last mentioned.

In the end, in the 1720s, the remnants of the fleet were sold to various commercial enterprises.

Colonies were abandoned or sold to other powers.

The Great Elector of Brandenburg, Frederick William I, died on May 9, 1688 in the Potsdam City Palace. He was buried in Berlin Cathedral.

The Elector's second wife successfully tried to convince him to share the inheritance possessions among his sons. This led to disputes, over a decade, with the participation of the heir - the future King Frederick I.


5.2. Frederick III (1657 - 1713), Elector of Brandenburg since 1688, -  Frederick I, the first king in Prussia since 1701. "He kept the peace in his lands."


5.2.1. The "Thin Fritz"

Frederick I (1657 - 1713) increased the political importance of his country and consolidated its development. Under his successors, Prussia grew to the level of a great European power.

Corruption, common under Frederick I, along with the constant over-expenditure of the royal court budget, high government spending led to poverty of entire segments of the population. He left a  state-bankrupt with the 20 million Reichstalern debt.

Frederick I was the third son of Elector Frederick William (the Great Elector) and Luise Henriette of Nassau.

In his first year, his midwife dropped him, he remained with a crippled shoulder for the rest of his life. Therefore, the population of Berlin called him "thin Fritz".

In 1662, his education was transferred to Otto von Schwerin, since the royal couple was often absent from Berlin.

His teacher early taught (trained) prince in the  religion, history and geography. The prince learned French, Polish and Latin. At the age of 10, he had to give a speech in Latin on his father's birthday. Already in Altlandsberg, Frederick had a passion for magnificence.

Otto von Schwerin remained until June 20, 1676 as the enlightener of Frederick.

Then, his teacher was Eberhard von Danckelmann.

When Frederick was ten years old, his mother Luise Henriette died. A year later (1668) the Grand elector married (second marriage) the 32-year-old widow Sophie Dorothea of Holstein-Sonderburg-Gl;cksburg, nee Princess von Holstein-Glucksburg. The second wife gave the Great Elector seven more children (four sons and three daughters). The relationship between stepmother Dorothea and heir Frederick was not good.

On December 7, 1674, when his brother Karl Emil died after a short illness, Frederick became crown prince.

He, whose importance as a direct successor to the throne increased significantly, accompanied his father in the Northern War during campaigns in Pomerania from 1675 to 1678, and in early 1679 in a difficult winter campaign in Prussia against the invasion of the Swedes. Having survived the serious illness that he suffered during this campaign, he married the Hessian princess Elizabeth Henrietta in Potsdam on August 13, 1679, with whom he had been engaged since 1673.

His relationship with his father deteriorated significantly in the last years of his father's life due to disagreements on the issue of inheritance. The family lands of Brandenburg were to be divided among all sons (including four sons from a second marriage).

On July 7, 1683, Elizabeth Henrietta died in Berlin-Cologne during pregnancy from smallpox.

He married in 1684 again. In this marriage, Frederick William I, heir to the throne, was born in Berlin on August 14, 1688.

April 7, 1687, at the time when the wills were planned in favor of the stepbrothers of Frederick, Ludwig, the younger brother of Frederick (from his father’s first marriage) also died.

Friedrich, who suspected his stepmother of poisoning, decided not to return to Berlin from a spa hotel in Karlovy Vary, but to go to Kassel via Leipzig and Hanover. About the returning to Berlin, which was demanded by the aging Elector (Great Elector), Frederick wanted to agree under a guarantee of personal security. Such a wish further angered his father.

Finally, with the mediation of Eberhard von Danckelmann, he was persuaded to return in early November 1687 after six months of absence.

A long conversation took place in Berlin between son and father.

Although their mutual distrust persisted, both felt that any further bickering became meaningless.

Great Elector Frederick William died on May 9, 1688.


5.2.2. The Elector. Seven Stars of the Danckelmann family. The Victory in a hereditary dispute

A week later, the Privy Council first met under the chairmanship of Frederick III. The subject and agenda was the opening and reading of his father's will.

In violation of the law, Brandenburg-Prussia was divided among five sons.

Followed by lengthy negotiations, detailed legal opinions.

As a result, the heir to the throne defeated his brothers and maintained the unity of the country.

To manage the affairs of the state, a former teacher Eberhard von Danckelmann was appointed.

Eberhard Christoph Balthasar von Danckelmann (born November 23, 1643 in Lingen, † March 31, 1722 in Berlin) was the mentor of the first Prussian king. He was the Minister of Brandenburg, the Prussian Oberpresident (= Prime Minister) and the imperial baron.

Eberhard Danckelmann was the fourth of the seven sons of a land judge and raised in Lingen County.

He was educated in the Netherlands, England, France and Italy.

(The reign of the seven Danckelmann brothers began in 1695. At that time,  was talked about the seven-headed Danckelmann. Emperor Leopold I bestowed upon them all the title of Count of the Empire (imperial baron).

Several years they led  of Prussian diplomacy and Prussian political life at the end of the 17th century. All were born in Lingen (Ems). Most of them died in Berlin.

Johannes von Danckelmann (1637-1706)
Thomas Ernst von Danckelmann (1738-1709)
Sylvester Jacob von Danckelmann (1640-1695)
Eberhard Christoph Balthasar von Danckelmann (1643-1722)
Daniel Ludolph von Danckelmann (1648-1709)
Nikolaus Batolomei von Danckelmann (1650-1739)
Wilhelm Heinrich von Danckelmann (1654-1729)).

After studying in Utrecht, Eberhard Danckelmann was the 21-year-old tutor of the (second-born) prince of Brandenburg, later King Frederick I in Prussia. Danckelmann, in accordance with his own strict Calvinist upbringing, behaved very harshly with a gentle prince. They say that he forced the eight-year-old Frederick to write sentences such as: "Fritz will remain a donkey."

Elector Frederick III (in the future the King Frederick I) appointed Danckelmann after accession to the throne of Brandenburg in 1688 into the Secret State and Military Council. In 1692, Danckelmann was president of the Duchy of Cleve government. In 1695 - finally, the President of the Privy Council, the Prime Minister and the chief president of all state colleges (ministries).

Danckelmann centralized the public administration.

He promoted commerce, industry, art, and science. The postal system has been improved.

Danckelmann contributed to the creation of the University of Halle in 1694 and the Academy of Fine Arts in Berlin in 1696.

Together with him, his six brothers gained influence, so one of them spoke of the Seven Stars of Danckelmann Family.

Danckelmann coordinated the Prussian army when it occupied the lower Rhine during the landing of William of Orange in England; Prussian Field Marshal Schomberg accompanied William to England. Danckelmann also united Brandenburg-Prussia with the Great Alliance against the French King Louis XIV. Despite the military support of the Allies by Brandenburg-Prussia, the state received little in 1697 under the Rijswijk Peace Treaty.

Danckelmann was fired after the peace treaty, but the lack of wartime results was not the only one that led to his downfall. His stern Calvinism contrasted with the pomp of the court of Frederick III, and he did not like the Electoress Sophia Charlotte. Frederick also accused Danckelmann of opposing the goal of receiving the royal title.

The success and power of Danckelmann aroused the envy of other nobles, and the appointment of his six brothers to influential ministerial positions intensified their disgust for the "Seven Stars."

Hatred of Danckelmann was intensified by his reckless cruelty to all subordinates.

Danckelmann created enemies for himself in powerful circles. November 27, 1697 he was overthrown and arrested at the instigation of his enemies.

The charges against him included 290 points, most of which turned out to be unfounded. Nevertheless, the process dragged on for years. Without conviction, Danckelmann was finally sentenced to the life imprisonment by order of the cabinet of Ministers of Frederick I. His possessions were confiscated, including his magnificent palace next to the town hall of Friedrichsverder, which used as a “princely house” to accommodate government guests. Danckelmann also lost his pension and their hereditary virtues. The most important reason for his fall was a personal relationship with his former student, Frederick I, who avoided to meet again with his former teacher. Danckelmann was imprisoned from 1698 to 1707 in the Peitz fortress.

Dodo von Kniefhausen (a German nobleman from the Duchy of Prussia in the service of Brandenburg-Prussia during the reign of the Electors Frederick William and Frederick III) was another political scapegoat after the Rijswijk Peace Treaty (1697).

A governmental revenue agency in Brandenburg was created in the 1650s, but only in 1683 did the leadership of Kniefhausen provided this central revenue office direct control over income from different lands of the Brandenburg.

In 1689, Kniefausen organized the creation of an effective Geheime Hofkammer, or the collegial central control department of Brandenburg-Prussia.

The effective Danckelmann and Kniefhausen were replaced by three W (oes) - Wartenberg, Wittgenstein and Wartensleben. Under their leadership the Friedrich government began to corrupt.

Frederick I pardoned Danckelmann in 1707 and allowed him to live in Cottbus. Danckelmann was also provided with 2,000 thalers per year from confiscated property. However, reconciliation with Frederick never happened. Frederick William I honored him after accession to the throne in 1713, called to court and asked for his advice. Revision of his conviction and return of his property did not take place.

Eberhard von Danckelmann died in 1722 at the age of 78 in Berlin. Like his brothers, he was buried in the tomb of the Dorotenstadt church. On the occasion of the restoration of the church in 1861-1863, his remains were reburied in a neighboring churchyard. The graves were lost no later than during the alignment of the church and the churchyard in 1965.

On April 14, 1885, the newly created street was named Danckelmannstrasse. Also in Neustadt (Dosse) a street was named in honor of the Danckelmanns.

In November 1688, William of Orange landed in England.

Although the Elector inherited a coalition with France from his father, for financial, family, religious, and strategic reasons, he quickly adapted to the anti-French Protestant coalition organized by William of Orange.

After five months of double diplomacy with Dutch and French agents, the Elector first positioned himself in October 1688 against France. He contributed to the formation of the anti-French concert in Magdeburg.

Since 1696, Elector Frederick pursued the idea of establishing a royal throne. At the same time, he also directed his political ambitions towards the unification of his torn state. He was looking for a nationwide curly brace, so to speak. In addition, a higher rank in the then hierarchically structured noble society was associated with a higher position and a higher reputation. Together with his second wife, Sophia Charlotte (1668-1705), a very smart princess from Hanover, he sought to achieve this goal. At first, the Vienna Court rejected these aspirations.

Since 1697, Frederick III acted with a greater energy.

After the death Charles II of Spain (on November 1, 1700), new conflicts arose in Europe. The Habsburgs needed allies in the war against France. After secret negotiations at the Sch;nhausen Castle on November 16, 1700, the Emperor said in a so-called treaty that Protestant Electors could achieve royal dignity. The coronation should take place outside the Holy Roman Empire.

In addition, Frederick III, in order to receive royal dignity, had to pay a high price of 2 million ducats to Emperor Leopold I and 600,000 ducats to the German clergy; the Jesuit Order received 20,000 thalers in exchange of a petitioning at the Court of Vienna.

In addition, Frederick pledged to participate with 8,000 soldiers( under command of the Habsburg emperor) in the War of the Spanish Succession.


5.2.3. The King in Prussia

The coronation ceremony took place on January 18, 1701.

When his second wife, Sophia Charlotte, died on February 1, 1705 during a carnival visit to her mother to Hanover from a sore throat, she was only 36 years old. Frederick lost consciousness upon receipt of this message.

The funeral cost 200,000 thalers and was so magnificent that 80,000 strangers came to Berlin to attend the funeral. The mourning lasted a year.

On November 27, 1708, Frederick married the 23-year-old Sophia Louisa of Mecklenburg-Schwerin(1685 – 1735). The purpose of the marriage was the birth of another son, to ensure the continued existence of the dynasty in the event of the death of the only heir to the throne.

"If Frederick The First deserves praise, it is because he always maintained peace in his lands, and his neighbors were devastated by the war."

- Frederick II.


5.2.4. Johann Kasimir Kolbe von Wartenberg (1643 - 1712), head of the Cabinet of Three Counts. The science of stepping upon a slippery parquet floor of power. The Designer of a free time. Three “Kammer-moors”, two “Kammer-dwarfs” and one court clown


5.2.4.1. A start.

Johann Kasimir Kolbe von Wartenberg - Brandenburg and Prussian statesman, first minister of Prussia, Count of the Holy Roman Empire.

Von Wartenberg came from a noble family of Kolbe, who had their pedigree since the 12th century and bore as part of their surname the name of the Wartenberg fortress that once belonged to them and was destroyed in 1522 near the eponymous town in the German Palatinate. His father (and a full namesake) was Privy Councilor and Chamber Junker of the Elector Palatinate Frederick V, who fled during the Thirty Years War to the French Metz, where Johann Casimir Jr. was born in marriage to Judith von Flersheim.

Kolbe, who received a fairly modest education and was left without a father at the age of 19, was forced to completely rely on himself and early entered the service of Count Louis Henry Palatine of Simmern-Kaiserslautern. During this service he became secret adviser, and after his death he also became chief-stalmeister at Count's wife Maria of Orange-Nassau.

While still at the Palatine of Simmern-Kaiserslautern courtyard, during his trips to Berlin Kolbe - a born courtier who knew a lot about organizing leisure activities for the most augustus people and forever bored the court environment - attracted the attention of the Brandenburg Elector Frederick William, who invited him to his service. However, only in 1688 - after the death of Countess Maria, with whom he apparently had an affair, did Kolbe move to the capital of Brandenburg.


5.2.4.2. The career in Brandenburg

Kolbe, who at first cared essentially only about the entertainment of the elector, quickly climbed the hierarchical stairs of Brandenburg-Prussia.

Kolbe proved himself in the game of the often changing intriguing groups of the court of Berlin society. He was everywhere popular because of its friendliness and benevolent complacency.

"He remained extremely cautious in words and gestures, avoiding clear positions, knowing that in a constantly changing court society, today's friends can be tomorrow's enemies."

After only a few years, he was appointed the first treasurer, probbost of the cathedral in Hafelberg, received high posts in Berlin and Oranienburg.

Kolbe made himself an indispensable  guide and designer of a free time.

The helpful and loyal Kolbe became increasingly trustworthy for the Elector, supporting all his plans, including the adoption of the royal title. His behaviour could not but impress Friedrich against the backdrop of Dunkelmann, who was then the first minister and who believed that Brandenburg-Prussia would not have the enough means to contain a wasteful royal court.

In order to finance the exorbitant expenses of the royal court, which included 300 staff (including three “Kammer-moors”, two “Kammer-dwarfs” and one court jester), Kolbe introduced more and more excise taxes and taxes: on tea consumption, coffee, cocoa and salt, on wigs, hats, boots, stockings, carriages, and even a “girlhood tax” (German: Jungfernsteuer) in the amount of two pennies that every month before their marriage had to pay all unmarried women age from 20 to 40 years old.

The board of Wartenberg and his "associates" Wittgenstein and Wartensleben was called by the people "triple pain" (German das dreifache Weh). In such a name the initial letters of their surnames: W - were used.


5.2.4.3. The revenue growth

Kolbe’s income reached 150 thousand thalers per year and exceeded the amount spent on maintaining the Prussian king and queen combined. Only the diamonds that belonged to his wife were estimated at half a million thalers (for comparison: the annual income of the blacksmith at that time was 20 thalers, and the soldier's salary was 10). However, many of the initiatives of his predecessors, such as the construction of the Navy or colonial trade (to which had been given a lot of effort and money by the previous Elector and his Minister of the Sea, Raule), were completely alien to Kolbe and gradually came to complete desolation.


5.2.4.4. The marriage

In 1696, Kolbe married Katharina Ricker (Rickers) [Rickert], the eldest daughter of a beer owner in Emmerich and the widow of one of the Berlin valets. Two daughters and four sons were born, the eldest of whom reached the rank of the Prussian major general.

After marriage to Kolbe, Katharina became the king's official loveress.

Katharina, who for many years was the official metress (German M;tresse) of Frederick I, said that it would be easier to count the shells on the beach of Scheveningen than her gallant adventures, but the king was not among them. After the death of her husband, she moved to Paris, where she unsuccessfully tried to get the attention of Louis XIV, and then to The Hague, where she died in 1734.

The assertion that Countess Wartenberg was the daughter of the owner of the tavern Emmerich, and that the guests in the tavern were satisfied with the love services, was clearly mistaken and was due to the hostility of some representatives of the Berlin courtyard. There is no certainty that Katharina already had her relationship with Kolbe during the life of her first husband, despite the rumors circulating. Katharina had an effervescent and uncontrollable character, she always wanted to be in focus, so she had many enemies at court.

Allegations that Katharina became the "etiquette mistress" of Frederick I, or that he was her lover, are unlikely.

The son of Johann Kasimir (1699) later became a general under Frederick William I of Prussia.


5.2.4.5. The gaining of an influence

After the fall of First Minister Eberhard von Danckelmann in 1697, Kolbe became Minister and Minister of Finance and quickly eliminated his rivals Hans Albrecht von Barfus and Paul von Fuchs with purposeful intrigue and filled important posts at court, with a usage of minions.

He held posts not one after the other, but at the same time, simultaneously, which allowed him to fill the yard with systematic corruption and shamelessly enrich himself. He was also assisted by his wife Katharina Ricker (1670 - 1734). She was from the middle class, the daughter of a tax collector for the Brandenburg Court in the Duchy of Cleves in Emmerich am Rhein.

The mere enumeration of the ranks and offices which Kolbe collected, speaks of his position in the state hierarchy of Prussia: the Palace captain of Berlin (him. Schlosshauptmann von Berlin), the chief Chamberlain, the senior Treasurer, the Supreme Minister of State, chief master of the horse, General Director of the economy (General-Oeconomie-Director), General Director of state estates (Generaldirektor der Dom;nen), senior captain of the Royal box office (it. Oberhauptmann aller Schatul;mter), General postmaster, Marshal of Prussia, Chancellor and knight of the order of the Black eagle, the overseer of all the Royal academies.

The cabinet of three Counts (Drei-Grafen-Cabinett) was an unofficial triumvirate that dominated the politics of the Kingdom of Prussia from 1702 to 1710.

Its members included Count Johann Casimir Kolbe von Wartenberg, Count Wartensleben and Count Wittgenstein. This cabinet was known as the “Three Ws” or “Three Woes” of Prussia (Wartenberg, Wittgenstein, Wartensleben).

The most important post of Kolbe is an unofficial post of the favorite of Frederick III. Kolbe was awarded, for example, the honor of supporting  of the mantle of Frederick at the coronation in K;nigsberg.

Through the efforts of Frederick in 1695, Kolbe received the title of imperial freicherr (roughly corresponding to the position of the baron) from Emperor Leopold I, and on October 26, 1699, the count’s title.


5.2.4.6. The principles of personnel policy and court activity

Kolbe held the most important posts, surrounding himself with people whom he trusted. Their suitability for office was less important than their loyalty to Kolbe.

Their task was, above all, to raise money for the fulfillment of the expensive wishes of Frederick I.

These people were loyal and obedient towards Kolbe, but also incapable and dishonest people in the line of duty.

The Prussian callings of teleological driving forces (under the direction of Frederick William I) were to be annulled.

Kasimir Kolbe von Wartenberg is in many ways a typical baroque type court aristocrat - he is no more noble, but no less ruthless than his rivals for a power and a closeness to the prince. He was, with the best manner of courtesy, an excellent expert of human nature, a wise man who knew best how to walk on a smooth parquet floor. People liked him because he was perceived as a pleasant conversationalist, and because one of his many talents was the ability to have a balancing effect, which even his enemies in court intrigues recognized.


5.2.4.7. The wealth

The County of Wartenberg consisted of more than a dozen different estates, Kolbe himself lived in the Wartenberg palace ( Palais Wartenberg) built for him according to the plans of the architect Schluter, and his wife in the Montbijou palace, expanded for her.


5.2.4.8. The dismissal

The exceptional proximity of Kolbe to the king was the occasion for numerous intrigues, aimed at removing him from power. However, Frederick, who appreciated Kolbe not only as a diplomat and statesman, but also as a personal friend, listened carefully to all the accusations and punished the complainants themselves: thus, lost their posts Field Marshal Don Schlobitten, General Marshal Lottum, General Commissar Dengoff and other high society representatives of Prussia.

And yet, Kolbe failed to replay one of his enemies - the heir to the throne and future King Frederick William I.

In order to somehow resist the increased influence of the Crown Prince, Kolbe promoted Frederick's third marriage - with the Duchess Sophia Louise.

After a long search, the king found a suitable candidate for marriage - the 23-year-old princess Sophie Louise, who was praised as the "Mecklenburg Venus".

On November 28, 1708, the wedding was solemnly celebrated in Berlin Castle.

Katharina Kolbe von Wartenberg (Ricker), the wife of the actual prime minister, made life difficult for the young woman.

Sophie Louise became her husband’s faithful nurse. At first, Frederick allowed her to participate in representative events. However, over time, her religious zeal turned into an obsessive pietism.

The Queen fell into deep depression and mental disorder, so she could no longer participate in a court life. Intolerable quarrels between spouses because of the "true" religion forced the king to part with his crazy wife.

Spilled with blood due to a cut, she, is said, to have scared the sick king in a Berlin castle. King at first thought that he saw the legendary “White Lady” as a messenger of death, which, according to legend, appears shortly before the death of a family member.

Once, the mentally ill Sophie Louise escaped from her maid of honor [lady in waiting], walked through the gallery, entered the king’s room, breaking in through a glass door, and rushed to Frederick. He suddenly woke up in a chair, amazed at the sight of a white bloody figure. Servants entered the room and tried to free the king from the hands of his wife.

His successor, King Frederick William I, sent a sick woman to the her family in Mecklenburg. There she lived first in the castle in Grabow, then briefly in Neustadt-Gleva, and then in the Schwerin castle, where she died in 1735 at the age of fifty.

Opponents of Kolbe seized the moment, because in the eastern provinces extreme cold and crop failure, dysentery and typhoid and famine led to a catastrophic situation. In the end, about a third of the population died. There was no a provision of resources for such emergencies due to the King’s exorbitant capital needs. And the Treasury was empty. It was impossible to effectively fight hunger and disease. This was used by the enemies of the Wartenbergs at court. They attracted the Crown Prince to their side, so that, in the end, thanks to a sophisticated intrigue, the fall of Wartenberg would occur. December 31, 1710 Wartenberg was forced to resign.

In 1710, after the manipulations of Wittgenstein with the insurance fund from fires were revealed and he was sent under arrest to the Spandau citadel, the king was forced to part with Kolbe, according whose instructions Wittgenstein acted.

With tears in his eyes, the king said goodbye to his favorite, sending Kolbe and his wife to their estate in the Palatinate, gave him his ring in the end, and appointed an annual salary of 20 thousand thalers. Soon, Frederick, who had a hard time parting with the former favorite, passed on the offer to return to the court without his wife. Kolbe refused. On July 4, 1712, Johann Kasimir Kolbe von Wartenberg died in Frankfurt.

Friedrich commanded that the mortal remains of his favorite be taken and reburied in the parish church in Berlin.

Catharina von Wartenberg followed her spouse to in exile to Frankfurt, bringing with her jewels valued at 500,000 thalers. She became a widow in 1712, and remarried the French noble Marschall d’Huvelles, with whom she settled in Paris. The final years of her life, she lived in the Hague.


5.2.4.9. The merit of Kolbe von Wartenberg

Comparing the activities of Prime Minister Kolbe and Dankelmann, their contemporaries “a thousand times” more honored Dankelmann. Kolbe was perhaps a unique case in the history of Brandenburg-Prussia, when a favorite who was not brilliant in his abilities, who was no more than a successful courtier, irresponsibly made the affairs of his state for many years in a row.

Kolbe’s only “merit” is the negative example of managment that he gave. This example had such a strong impression on the future “soldier king” Frederick William I that he immediately after the accession to the throne began to fight corruption and disorder, deeply rooted in the Prussian kingdom.

Kolbe’s assessments almost unanimously come to the conclusion that he used his high position for his own enrichment, with little concern for the prosperity of Prussia, the finances and management of which he completely worsened. In addition, it is noted that he was not active enough in foreign policy matters, and when appointing on senior government posts he was guided not by competence, but by the loyalty of his subordinates, not disdaining intrigues and even violence.

Kolbe, the author of two books published during his lifetime, the first of which, “The Father's Instruction to His Children” (German: V;terliche Instruction an seine Kinder), was reprinted several times. The author of this book served as a prototype for the cowardly and talkative Hofmarschall von Kalb in Schiller’s drama “Intrigue and Love ".


5.2.5. The fight against corruption. The Improving of public administration

At the end of 1710, the commission of inquiry, organized by the 22-year-old Crown Prince Frederick William, exposed the whole evil economy of the Three Earls cabinet.

The reason was the case of the looted fire fund for homeowners in the city of Crossen.

After receiving an investigation report on December 23, 1710, Frederick was surprised at the extent of corruption.

The head of corruption, Wartenberg, arrived on January 6, 1711 from Woltersdorf in Berlin for an hour-long conversation with Frederick. The king gave Wartenberg a valuable diamond ring and shed tears when he said goodbye. Frederick I knew for sure for many years that he had been deceived.

The fact that he was still crying over Wartenberg, testifies to the loneliness of Frederick, for whom a friendly appearance became more important than the reality.

The most important reorganization was carried out by the rescript dated October 27, 1710, according to which the validity of the acts signed by the king depended on consideration by a professional Privy Council. Thus, this day became the basis for improving the authorities in Prussia. These changes have gradually improved the financial situation.

Frederick's domestic policy was aimed at creating, developing a culture and education with the goal of achieving equality with other major European powers.

The Royal Prussian Academy of Sciences was founded in Berlin on 11 July 1700 (four years after the Akademie der K;nste, or "Arts Academy) in accordance with the will of Elector Frederick III. Its first President was Gottfried Leibniz, who planned and developed the Academy with Daniel Ernst Jablonski. The Prussian Academy of Sciences was not financed from the state Treasury until 1809. The Academy was granted a monopoly on the production and sale of calendars in the Brandenburg on 10 may 1700 to Finance its activities.

The medieval and provincial Berlin has been expanded during reign of Frederick I to a magnificent baroque residence city.

When he died in 1713, he left 24 castles for his son Frederick William.

In general, reign of Frederick I can be considered one of the richest periods of the cultural history of Brandenburg.

Shortly after the funeral of 1713, his son, the soldier’s king, banned all a pump and a pomposity, which led to the flight of artists and artisans from Berlin and Prussia.


6. The Coronation of Frederick I, the first King in Prussia (1701)


6.1. The ceremonial nature of the World

After lengthy negotiations and consideration of legal opinions, the heir to the throne, Frederick III (1657 - 1713), managed to defeat his brothers and sisters until 1692 and maintain the unity of the country. National unity was necessary for the tattered state in order to prevent the inevitable separation and to unite individual parts of the country.

"... The world has become more interested in ceremonial nature ... Ceremonial science regulates the actions of the great lords ..."

Efforts to acquire the royal crown of the Hohenzollers were already carried out under the Great Elector, who in 1676 forced Leibniz to draw up a legal opinion on this issue. Efforts, however, remained largely an unsuccessful. Only in the 1680s, the French king Louis XIV wrote Elector's name and titles with the name mon fr;re (my brother), which was intended only for crowned persons.

One of the points in the pursuit of the royal crown was the meeting with William of Orange in The Hague in 1691, when Henry Bentink, 1st Duke of Portland, on the threshold of the meeting, drew the attention of Frederick III to the fact that King William would first sit on a [solemn] chair at the table, and the Elector will have to take as a second person the place in a simple chair. After Frederick's protest, the meeting finally took place in an upright position.



"As long as I am no more than the Prince Elector, I always find myself against the World."

- Frederick III.


6.2. The Internal opposition

From the point of view of Frederick III, stagnation in status meant a loss of power, and this prospect seemed to be confirmed when the European royal authorities ignored the claims of Brandenburg-Prussia in the Treaty of Ryswick (1697).

Eberhard von Danckelmann, the first minister, feared an irresponsible increase in spending and political isolation if a royal status were not recognized internationally. The decision of the Privy Council was unanimously negative.


6.3. The Diplomatic struggle for recognition of royal status. The Overcoming of the internal opposition

The alleged status upgrade not only served a decorative purpose, but was deemed necessary to prevail in political competition.

New thrones grew around Brandenburg: William of Orange became king of England, Elector of Saxony Frederick Augustus became king of Poland, Ernest Augustus became the 9th Elector, and his son George, apparently, appears to have been to succeed Queen Anna on the English throne. Bavaria sought the Netherlands Crown. Frederick felt that Brandenburg should match the rest of the German rulers.
Frederick's first attempt on this issue in 1694 was rejected by the Vienna State Conference. Frederick's insistence strengthened the distrust of the Viennese Court to the Elector. Till 1697, relations cooled to a state of freezing due to further disputes.

On June 27, 1696, Augustus Strong (Augustus II of Poland, Elector of Saxony from May 7, 1694, King of Poland and Grand Duke of Lithuania from September 15, 1697) said that under certain conditions the Prussian royal crown could be recognized.

At the end of 1696, Frederick entered into a secret agreement with the Bavarian Elector, in which both sides assured each other of mutual support in receiving the crown.

Serious efforts to gain royal status began only after the first Minister Eberhard von Danckelmann, a staunch opponent of the project, was overthrown in November 1697. Danckelmann was suddenly dismissed, without trial, imprisoned and deprived of his rank and status rights (in 1707 he received freedom).

Frederick III again in November 1698 asked his secret advisers to comment on the possibility of coronation. They appreciated this matter more positively due to the favorable foreign policy events. A question arose about the succession of Spain. Habsburg needed allies. According to the Brandenburg Privy Councilors, the probability of influencing Leopold I was high.

In December, negotiations began with leading representatives of the Habsburg cabinet, although initially at an unofficial level. In early March 1699, negotiations were conducted according an imperial mandate at the ministerial level.

On March 3, 1700, Emperor Leopold I gave the first audience for the Brandenburg Envoy  on the crown issue.

(After the death of his father in 1657, Leopold I, despite the intrigues of Louis XIV, who wanted to achieve the imperial crown, was elected German emperor and was crowned July 18, 1658, especially thanks to the assistance of Elector Frederick-Wilhelm of Brandenburg, who was the father of Frederick III, who attemped to be king.)

Further negotiations between Berlin and Vienna were long and difficult. From Brandenburg's point of view, it was important that the royal title was not “received” from the Catholic emperor, but only “recognized”, since the royal title “comes” only from God, and not from the emperor.

Meanwhile, Brandenburg diplomats determined the attitude of other European powers. They made it clear that without the consent of the emperor, Frederick would never be able to count on recognition by the European powers.

Negotiations accelerated when it became known that the death of the Spanish king was approaching.


6.4. The Approval by the Emperor of the Holy Roman Empire of the future royal status of Frederick III

On July 27, 1700, the Permanent State Conference in Vienna approved the recognition of the crown of Frederick III.

In decisive section 7 of the Krontraktats, the emperor declared in case of coronation: "... to honor and to recognize the king in Prussia ..."

The phrase "King in Prussia" was adopted to emphasize that the Hohenzollerns were, legally, kings only in their former duchy.

In Brandenburg and those parts of their possessions that were within the Empire, they were by law only Electors under the (nominal) authority of the emperor. By this time, the emperor’s power was only nominal. The rulers of various territories of the empire acted mainly as rulers of sovereign states and only formally recognized the suzerainty of the emperor.

In addition, the Duchy was only the eastern half of the Prussian region; the western half was ruled by the king of Poland.

The Habsburg conditions for the Prussian royal crown were:

The provision of 8,000 troops,
Fixed subsidies of 100,000 thalers per year.

The Spanish king Charles II died on November 1, 1700. A serious military conflict was inevitable between France and the Habsburg dynasty over the controversial issue of succession.

On November 24, 1700, the courier arrived in Berlin with Krontraktats. Frederick III ratified it on November 27th.

On the same day, November 27, instructions were given to the ambassadors of Brandenburg in Paris, London, The Hague and Warsaw to obtain the consent of individual powers.

On December 4, the emperor ratified the treaty.


6.5. The Solemn coronation (1701)

After restless preparations on December 17, 1700, the ruling couple went with a large retinue from Berlin to Koenigsberg, the capital of the Duchy of Prussia. The train consisted of four sections, which together amounted to 300 passenger and luggage carriages. Also the ruling couple was accompanied by a courtyard of 200 people.

On the road there were a total of 30,000  horses.

The train was moving in the morning, passengers celebrated in the afternoon.

Twelve days later, on December 29, the train arrived in Koenigsberg.

The coronation took place on January 18, 1701 in the Konigsberg castle.

Johann Casimir Kolbe von Wartenberg on his knees introduced the crown to Frederick. Friedrich crowned himself with his own hand.

This was followed by an expression of respect by the princes of the royal house.

There is a version that this coronation ceremony was similar to the coronation of the Swedish king Charles XII.

Frederick went to the Queen’s chambers.

With the king's crown and scepter, accompanied by the queen (Sophia Charlotte), Frederick went to the castle church. He was followed by Prussian advisers who carried coronation signs made in 1700 by an unknown Berlin jeweler. The service began with hymns and sermons.

The anointing was performed by chaplains, who had previously been appointed on a dubious legal basis. One of the chaplains belonged to the Lutherans, the other to the Calvinist denomination. The denomination of the Calvinist royal house and the Lutheran faith of the majority were taken into account. Royal dignity should be presented as a given by God. This was followed by the anointing of the Queen.

After further songs and prayers, the court official announced a general amnesty. Blasphemers, murderers, debtors and traitors were excluded from the amnesty.

Elector Frederick III now was called Frederick I - King in Prussia.

The day ended with a coronation dinner in the "Moscow Hall".

The day after the coronation, congratulations began. With insignia and crown jewels, as well as all the royal regalia, which were demonstrated in the public hall. Even for a smaller ones were allowed to enter the castle.

Coronation ceremonies were accompanied by costly celebrations. For example, on the day of the coronation, 6,000 thaler coins were distributed among people (1 thaler was approximately 100 euros in 2008), a meat was fried for people on Castle Square, and the 4,000 liters of sparkling wine was prepared.

The day ended with a magnificent firework. Further celebrations continued until spring.

The total cost of the coronation was later estimated at six million, with an annual state budget of four million thalers.

It was suggested that the coronation was the most expensive event in the history of Brandenburg-Prussia.

6.6. The Symbols of the royal status

The ceremony was designed, largely, by Frederick himself. He identified many details, such as a signs of coronation, rituals and the liturgy itself.

The royal crown should symbolize the comprehensive, both secular and spiritual, authority of the king.

Friedrich was supported by numerous connoisseurs of international ceremonies. The most important was Johann von Besser as the master of ceremonies. The crowning with his own hand and the subsequent anointing meant a claim to a comprehensive, inherent only to God, power.
Promotion is considered the “proud hour” in the life of Frederick I and is regarded as an almost inevitable and urgently needed step.

The image of the Prussian eagle descending from heaven without the mediation of human is a symbol of a comprehensive claim to power by the new monarchy Deo Destinata (God's providence).


6.7. The International recognition of the new, royal status. Some historical implications

The official recognition of the crown was made, by agreement, first by the king of Poland Augustus II, then by the Roman emperor, then by Denmark, England, Russia, the Netherlands, Switzerland and some Electors.

However, at the international level, was not only the endorsement.

There were critical voices on the side of the Habsburgs. Prince Eugene is said to have said: "It would be nice to hang the supporters of this crown."

Opponents such as the French king Louis XIV and Pope Innocent XII refused to recognize Frederick's new status. The same thing happened with Spain and Sweden. Disagreement was expressed by the Teutonic Order (which historically considered itself the owner of Prussia), as well as by the Polish nobility.

The Sejm tried to delegitimize the Treaty of Wehlau (1657). The recognition of the Prussian royal title and the Kingdom of Prussia by the Sejm followed only under pressure from Russia in 1764.

The coronation was not accepted by the Teutonic Order, which, despite the secularization of the Prussian Duchy in 1525, retained claims to the region. The grandmaster protested at the court of the emperor.

The Pope sent a circular to all Catholic regents not to accept the royal status of Frederick. Until 1787, Papal documents continued to speak of the Prussian kings as the “Margraves of Brandenburg”.

Pope recognized the new status in 1787.

In the end, the new monarchy provided for Hohenzollern equal status with other European powers.

In the Reich, the Hohenzollerns gained superiority among the Protestant  states.

Prussia was involved in the Spanish Succession War, in which the contingent of the Prussian army fought on the side of the Habsburgs.

The coronation took place on January 18, 1701 in Koenigsberg. Since April 1701, the "Royal Prussian contingent" was deployed on the Lower Rhine in Wesel. In April 1702, he first took part in hostilities during the siege of Kaiserswerth.

Within the country, the royal coronation contributed to the state unity of the geographically distant and economically very different territories of the Hohenzollern. In the case of state institutions, authorities and the army, the title “Royal Prussian” replaced the previous “Brandenburg”. The names "Prussia" and "Prussak" were transferred during the 18th century to all areas of Brandenburg-Prussia.

Although the Habsburg secured an ally and thus a valuable military support, recognizing the increase in rank due to the impending war for the Spanish inheritance, the rise of the Hohenzollern had an adverse effect on the Habsburgs in the long run.

Since Brandenburg was still legally part of the Holy Roman Empire, the personal alliance between Brandenburg and Prussia technically continued until the collapse of the empire in 1806. However, the power of the emperor at that time was only nominal, and Brandenburg soon became regarded as the de facto province of the Prussian Kingdom. Although Frederick was still only an Elector in those parts of his possessions that were part of the empire, he only formally recognized the emperor’s dominion over him.

Prussia turned into a strong Protestant state, which, first of all, shook the Habsburg hegemony in Germany and finally broke it in the 19th century.

The proclamation of the Empire in the form of the proclamation of King of Prussia by the German Emperor on January 18, 1871 symbolically correlated with the royal coronation of 1701 and was considered a further promotion.

Brandenburg and Berlin used the 300th anniversary of the coronation as an opportunity to declare Prussian 2001. During the cultural year, interest was expressed in Prussia. Over 4600 events were organized. Over 400,000 visitors viewed exhibits from the past at numerous exhibitions and events.

Many royal regalia of 1701 have survived to our time. They are exhibiting since January 18, 1995 in the Royal Cabinet of the Charlottenburg Palace in Berlin: in particular, the scepter and the imperial sword.


7. Prussia is focusing on the own development. The waiting, the expanding, the gaining of more force. (1713 - 1740)


7.1. The increasing the size of the army.

Frederick I (the first king in Prussia) died in Berlin on February 25, 1713. He was succeeded by his son - King Frederick William I.

The Army grew up under Frederick I (the first king in Prussia) from 30,000 (left by his father, the Great Elector), to about 39,000.

In Prussia there were not enough recruits of the proper age, and then Frederick William I began to recruit recruits outside of Prussia. Over 1000 recruiting agents were sent to various German states. By 1720, the Prussian army already had 55,000 people, by 1730 it numbered 60,000, of which 20,000 were foreigners.

By the time of the death of Frederick William I, in 1740, the Prussian army totaled 83,000 and became the fourth largest in Europe (France - 160,000, Russia - 110,000, Austria - 100,000).

Frederick William I had a standing army of 83.5 thousand soldiers (4% of the total population), on which was spending 5 million out of 7 million thalers of the state’s annual income.

(Frederick II tripled the size of the army. He brought the standing army to 186 thousand, and its maintenance cost (annual) 13 million thalers with 17 million of all (annual) government spending).


7.2. The expansion of the territory. A cautious, almost peaceful foreign policy.

Under the terms of the Utrecht Peace Treaty, signed on April 11, 1713, Prussia received the Spanish part of Upper Guelders (Spanish Netherlands) and the Principality of Neuch;tel (Switzerland) as compensation for their assistance in the War of the Spanish Succession. In addition, France recognized the Electors of Brandenburg as Prussian "kings".

In 1715, Prussia, led by Frederick William I (in 1713, he ascended the throne after the death of his father) joined the anti-Swedish coalition.

Prussia participated in only one battle, in the Battle of Stresov, the island of Rugen. The war was already practically resolved in the Battle of Poltava in 1709.

Under the Treaty of Stockholm (1720), Prussia received all of Sweden's Pomerania east of the Oder River.

Sweden, having been defeated by Russia, Saxony, the Rech Pospolita, the Danish-Norwegian Union, Hanover and Prussia in the Northern War (1700-1721), lost territory on the southern coast of the Baltic Sea. Under the Prussian-Swedish treaty signed in Stockholm (January 1720), Prussia received Stettin (Szczecin) and other Swedish territories in Pomerania.

The Treaty of Stockholm of January 21 / February 1, 1720 Prussia with Sweden was one of the peace treaties that finished the Great Northern War. This treaty ended the war between Prussia and Sweden. For 2 million thalers, Frederick William I acquired part of the  Pomerania (Stettin (Szczecin)) and the islands of Usedom and Wollin. These areas were from 1713, with a break in 1715 for Usedom, under Prussian occupation.

The Stockholm treaty meant for Prussia one more step towards the German superpower, and for Sweden one more failure. Sweden's loss of power in the Baltic continued.

The Great Northern War not only marked the end of the Swedish empire, but also this war elevated Prussia and Russia to the rank of strong major European powers.

In the War of the Polish Succession (1733–35) [(1733–38)], Prussia remained completely neutral.


7.3. A medium-sized state with the capacity of forming a large army. General bureaucratic optimization. Fiscal apparatus. Officer corps.  An Immigration pumping. The Exemption from the colonies.


7.3.1. Do not cheat, but work. “Control” and “saving”. Every grig knows its own personal grass sheet.


Frederick William I founded the Prussian civil state service (with fixed hours of work).

On June 21, 1713, the king's “Amendments and Clarifications regarding Justice” were published, which became the basis for the General Code of Laws of Prussia. This codified normative legal act proclaimed the equality of all classes (social layers) before the law.

The king dictated  the Regulation on Government Officials, containing 35 chapters and 297 paragraphs, according which the each public service man in Prussia could clearly define his duties.

For example, a minister or adviser who was not present at a committee meeting would lose his a six months salary; if he had been absent a second time, he would have been fired from royal service.

The king replaced the compulsory military service for a middle class with an annual tax and founded schools and hospitals. The king encouraged agriculture, drained swamps. He bought (stored) grain in good times and sold it in bad times.

Frederick William I understood himself as an absolutist ruler and himself took charge of public affairs. When he took office, he told some ministers that he needed "not advice, not reasoning, but obedience." He described as a principle for each ruler that he should “do all his own business” and warned own successor: “The good God put you on the throne not to deceive, but to work.” The king led the government.

Friedrich Wilhelm - one of the most hardworking monarchs in world history; in daily, often nightly, written work, he studied the incoming ministerial reports and mainly made decisions alone.

Frederick William liked a labor. While his grandfather, the Great Elector, painstakingly was acquiring Pomerania and included the lands of Magdeburg and Kleves in the state structure of Brandenburg-Prussia, the king saw his main task in the ministry, in consolidating this state by expanding the army, as well as creating a healthy and reliable professional civil service. Frederick William I was performing an incredibly hard work. And he also demanded from his officials (maximum) what was humanly possible: “You must work, as I always worked. A ruler who wants to rule with honor in the world must fulfill his duties, because the rulers were born for work, and not for a lazy life. " Thus, frugality and tireless work became the invariable principles of this king; a sense of duty was his the highest commandment.

For a long 27 years, the key words in the management of Prussia were “control” and “saving”.

Since Frederick William thought in a practical and pragmatic way, he promoted only practice-oriented sciences.

Faculties that did not serve the country were increasingly harassed. Philosopher Christian Wolf in Halle, accused by the king of undermining religion and, consequently, the army, and constitutional lawyer Johann Jacob Moser left Prussia under threat of mortal danger.

Prussia has become a place of advanced medicine (as an important factor in the combat readiness of the army).

On January 9, 1727, Frederick William I ordered the military hospital to be converted into a civilian hospital and indicated in an accompanying note: “It should be called Charit;'s House”. The first director was King's Johann Theodore Eller personal physician. (In modern times several politicians and diplomats have been treated at the Charit;, including German Chancellor Angela Merkel and Julia Timoschenko from Ukraine).

Frederick William I wanted to see everything himself, to know everything, to enter everything. "His walks are audit, check, and on the streets of Berlin his cane also walks on the backs of idlers." A perfect contrast with his father, he was “rude and primitive” by nature, distinguished himself by rare frugality. He pursued, punished for an over-spending, and hated Versailles and the French. All French fashions were canceled, the staff of court servants was reduced (to 8), only 30 horses were left in the royal stables; the size of pensions was reduced. Thus, a budget of 300,000 thalers was reduced to 50,000; the king himself deleted even the smallest expenses.

Despite the fact that Frederick William was a very effective ruler, he had a constantly hot-tempered character that sometimes inspired him physically attack the servants (or even his own children) (with a cane) at the slightest provocation. His cruel, harsh nature was further exacerbated by a hereditary porphyritic disease that caused him gout, obesity and frequent abdominal pain. He also had a marked contempt for France, and he was sometimes furious at the mere mention of this country, although this did not stop him from encouraging the immigration of the French Huguenot refugees to Prussia.

In short, Frederick William I took care of all aspects of his relatively small country, managing an absolute monarchy with great energy and skill.

At the time of his death, Prussia had an excellent treasury, a full treasury, unlike other German states.

In 1740, Frederick William I left the state balance without debts and 2 million thalers in the treasury.

Frederick William I increased the area of Prussia by 8,000 square kilometers to 119,000 square kilometers. The population, which in 1688 was still 1.5 million, increased to 2.4 million.

The ratio of one soldier to 28 citizens was much higher than the ratio of one to 310 in the UK.


7.3.2. The device for income

Friedrich Wilhelm I created the “General Directorate” - the central authority for internal and financial management. The General Directorate existed from 1723 to 1808.

In the period from 1723 to 1740, its competence included (from 1722/1723) finance, economic issues, domestic policy.


7.3.3. The officer noble corps

Frederick William created from a fractious nobility the loyal Prussian officer corps.

To compensate for the nobles the loss of power in an absolutist state, the king tried to tie the nobility to the crown. To do this, he created in September 1717 in Berlin the Royal Prussian Cadet Corps (K;niglich Preu;isches Corps de Cadets), the central cadet institution, for the formation of which he personally selected young nobles who were from 12 to 18 years old, who were recorded in the special book.

Thus, he offered the offspring of mostly impoverished noble families a perspective in a professional and social sense.

In addition to a career in the army, for cadets there was also the possibility of undergoing civil service.

Thus, the king secured the nobility with a shares in his state, instead of leaving them into the political opposition. Despite the fierce resistance of the ancient nobility, the king won in this matter. Forcing the nobles to military service in the Prussian army was accompanied by a ban on service in other armies.


7.3.4. The Promotion of immigration

Frederick William I put a lot of effort into rebuilding East Prussia, which was devastated by the plague of 1709.

On February 2, 1732, Frederick William I issued his “Invitation Patent,” in which he promised the exiles to accept them in Prussia “out of the royal pity and heartfelt sympathy of (to) Christ.” At first, he wanted to take over only 10,000 refugees, but changed his mind to an unlimited number. With great attention and active sympathy of the German public, a seemingly endless procession of displaced persons moved through Germany to Berlin, where in May 1732 Frederick William I greeted them in front of the village church of Zelendorf with the words "I, new sons, are for you a soft fatherland."  Frederick William I settled the exiles from Salzburg in East Prussia.

According to his statement: “I respect people with the greatest wealth,” Prussia was now the protector of all Protestants.

In 1732, the king invited Salzburg Protestants to settle in East Prussia, which was devastated in 1709 (an epidemic). According to the terms of the Augsburg Peace, the prince-archbishop of Salzburg could require his subjects to profess the Catholic faith, but Protestants had the right to emigrate to the Protestant state. Prussian commissars escorted 20,000 Protestants to their new homes on the other side of Germany. Friedrich Wilhelm I: “I personally welcomed the first group of migrants and sang Protestant hymns with them.”


7.3.5. The Colonial ambition is a chimera

Frederick William I ended shortly after coming to power the colonial experiment of his grandfather Friedrich Wilhelm.

He always considered the African ambitions of his predecessors a "chimera."

Frederick William sold West African possessions on December 18, 1717 for 6,000 ducats to the Dutch West India Company.

Thus, he not only filled his treasury, but also reduced the risk of conflict with the West European colonial powers.

The actual transfer of Friedrichsburg and Arguin to the Dutchs and Frenchs occurred due to local complications in 1721 and 1724.

Relations with Austria and England cooled considerably and by 1739 Prussia’s only ally was France.


7.4. The Compulsory education

On September 28, 1717, the king introduced universal compulsory education by royal decree. Every child from five to twelve years old must go to school.

"We disapprove ... and we often mourn ... that the poor youth are in great ignorance ..."

- Frederick William I.

During his reign, the general level of education in Prussia has grown significantly. The compulsory schooling (1717) made a significant contribution to this trend. The number of rural schools grew from 320 in 1717 to 1480 in the year of his death (462 percent growth).

Frederick William freed the serfs completely (1719).


7.5. King Frederick William I. Growing vegetables for royal family. Potsdam Giants. Tabakskollegiums ("Tobacco Cabinets"). Gundling. The ability to self-esteem


7.5.1. The vegetables for royal family

Frederick William I (1688, Berlin - May 31, 1740, Potsdam) - King of Prussia, Elector of Brandenburg since 1713, from the Hohenzollern dynasty. Known as the "Soldier King."

His father, the refined esthete Frederick III, dreamed of growing a well-educated, sensitive and gallant heir. However, the prince was interested in the most "base" objects: the work of masons and carpenters, feed for horses and gardening.

Especially for the little prince, a garden was arranged where the child lovingly grew vegetables for royal cuisine.

Taking into account the almost uncontrolled financial losses in the royal court, he set himself at the age of ten a separate book of expenses for his expenses. In addition to a sense of frugality, a sense of military became a more and a more. Instead of playing in the castle park, he controlled the clothes and weapons of the sentries.

Frederick William disgusted to the French language, compulsory among the European aristocracy of the XVIII century. He was also not interested in humanitarian knowledge. The boy showed abilities for mathematics, for drawing, was interested in history, had a good ear for music, however, due to his stubborn and aggressive nature, he could not get a proper education even in these areas.

Friedrich Wilhelm from childhood was devoutly religious and carried a feeling of love for God through his whole life.

At a very early age, the prince became interested in the army. Showing a tendency to understand the details of any phenomenon, Friedrich Wilhelm delved into the life and customs of the barracks,  in the stories of soldiers about past battles. The prince did not perceive the secular manners that his parents and educator, Count Alexander zu Dohna-Schlobitten, tried to teach him, as he considered them useless.

In 1702, the fourteen-year-old Crown Prince became a member of the Privy Council of State, and a year later became a member of the Military Council. Prior to his inauguration, the Crown Prince participated in many meetings, gaining in-depth knowledge of the interior and the army. Therefore, the inept leadership of Johann Casimir Kolbe von Wartenberg in the cabinet of three counts did not hide from him.

In 1704, the sixteen-year-old crown prince was declared an adult.

On June 14, 1706, an engagement took place with his cousin Sophie Dorothea.

Frederick William married his first cousin Sophia Dorothea of Hanover, George II's younger sister (daughter of his uncle, King George I of Great Britain and Sophia Dorothea of Celle) on 28 November 1706. Although loyalty and love were present in the marriage, the couple did not have a happy relationship: Sofia Dorothea was afraid of the unpredictable nature of her husband. She also hated his cruelty towards their son and heir Friedrich (with whom she was close), although instead of trying to fix the relationship between father and son, she often encouraged Friedrich to disobey.

Spouses have fourteen children

On January 24, 1712, the long-awaited heir son was born to Frederick William, who was baptized by the name Karl Friedrich (future Frederick the Great).

When Prussia’s plight became unbearable in 1710 due to the Great Plague in East Prussia and the inept leadership of the three count’s cabinet, 22-year-old Frederick William convinced his father to set up an investigation commission that ultimately uncovered all corruption. This was the first time that Frederick William actively intervened in high politics.

Thanks to his highly practice-oriented education, the Crown Prince had a clear idea of his future responsibilities in government, business and the armed forces even before the start of his reign.

With the death of his father on February 25, 1713, Frederick William I became king.


7.5.2. Potsdam Giants

At Wusterhausen, Frederick William kept a small private guard. This unit became the core for the later (1710) long guys (Potsdam giants). (The growth of Frederick William I himself was about 1 meter 60 centimeters). The Worsthausen Grenadier Battalion soon numbered more than 600 men.

When the king died in 1740, the regiment consisted of 3200 people. However, his successor Frederick II the Great did not share his father’s feelings for “high guys”, and maintaining the regiment seemed to him an extra waste of money. The regiment was largely disbanded, and most of its soldiers were integrated into other units. The regiment itself was demoted to a battalion and in 1745 during the war for the Austrian inheritance participated in the Battle of Hohenfriedberg, as well as in the battles of Rossbach, Leiten, Hochkirch, Lignitz and Torgau during the Seven Years War. The battalion surrendered to Emperor Napoleon I at Erfurt and Prenzlau after the defeat of Prussia at the Battle of Jena–Auerstedt in 1806 and was disbanded.


7.5.3. Tabakskollegiums ("Tobacco Cabinets"). Gundling

Very characteristic of Frederick William I were the Tabakskollegiums ("Tobacco Cabinets"; "Tobacco Collegiums") organized by him, where the king liked to spend free hours with his minister-generals. The whole company was seated around a long table on which newspapers lay. All had long clay tobacco pipe; before each stood a large mug of beer. Here very important state affairs were often resolved; here the king allowed himself those rude jokes on the French, on scientists who have already become classic. The jester of the Tobacco Collegium in Berlin was the pedant Gundling, who was showered with a graces of the king and appointed by the president of the academy of sciences.

Professor Jacob Paul von Gundling (1673-1731) - scholar and adviser to the king. Gundling was predisposed to the arrogant vanity of the scientist and a strong dependence on alcoholism in combination with dirt. This made him a desirable target for overt mockery by Frederick William I and the participants of the Tobacco Collegium. Gundling allowed his behavior to make him a jester. Already contemporaries and subsequent generations of scientists saw in him a symbol of contempt for the science of Frederick William I.

Gundling is buried in a barrel of wine at the Bornstedter cemetery.

Rejecting the customs of his time, the king did not have mistresses.


7.5.4. The ability to self-esteem

On his deathbed, Frederick William I admitted: “I am an evil person. I am very quick-tempered. The fire flares up in me in an instant. Before I feel it. But I immediately feel sorry."  The disease was reflected in the appearance that he left in history. Mehring called him “Asian despot”, Voltaire - “vandal”, Macaulay - “insane”, he called himself “old human tormentor”.

Despite the fact that Friedrich Wilhelm was a very effective ruler, he had a constantly hot-tempered character, which sometimes inspired him physically attack the servants (or even his own children) (with a cane) at the slightest provocation. His cruel, harsh nature was further exacerbated by a hereditary porphyritic disease that caused him gout, obesity and frequent abdominal pain. He also had a marked contempt for France, and he was sometimes furious at the mere mention of this country, although this did not stop him from encouraging the immigration of the French Huguenot refugees to Prussia.


8. «Prussian virtues»

King Frederick William I of Prussia, the "Soldier-King", first named the Prussian virtues (which were supposedly present since the State of the Teutonic Order).

Prussian virtues (German: preu;ische Tugenden) refers to the virtues associated with the historical Kingdom of Prussia, especially its militarism and the ethical code of the Prussian army, but also bourgeois values as influenced by Lutheranism and Calvinism. It has also significantly influenced wider German culture, such as the contemporary German stereotypes of efficiency, austerity and discipline.

Prussian virtues are neither set in quantity nor quality and therefore do not constitute a canon. There is opinion that with the exception of obedience, they are connected with a Christian cardinal virtues.

Prussia combined the stereotypes of Prussian virtues and Protestant values, such as reliability, frugality, modesty, honesty, a ability to a hard work  and a tolerance. The opposite stereotype relates to militarism, authoritarianism, aggressive imperialism and fundamentally anti-democratic and reactionary policies.

These virtues, while traced back to the Teutonic knights, were named by King Frederick William I of Prussia, the "soldier–king" and  reformer of Prussian administration, as well as his son, Frederick the Great.

Prussia developed a highly advanced administration and legal system, as well as a loyal officer corps and a kind of common-sense patriotism gathering the subjects behind the Hohenzollern ruler. The Prussian "era of reform", from the military defeat by Napoleon I at the Battles of Jena and Auerstedt, until the Congress of Vienna in 1815, was also an important influence

The German author and soldier Walter Flex (1887–1917) wrote "Wer je auf Preu;ens Fahne schw;rt, hat nichts mehr, was ihm selbst geh;rt." Translation: "He who swears on Prussia's flag has nothing left that belongs to himself."

The term Kadavergehorsam for "blind obedience", originally a slur directed against Jesuits during the 1870s Kulturkampf, came to be used as a derogatory staple of "Prussian" military ethos. Similarly, the term Nibelungentreue ("Nibelung loyalty"), which in the German Empire had been used in a positive sense for the military virtue of absolute loyalty, came to be used derogatorily in reference to fanatical loyalty characteristic of fascism. In response to Social Democratic Party of Germany Chancellor of Germany Helmut Schmidt's call for a return to such virtues (1982), Saarbr;cken's SPD mayor Oskar Lafontaine commented that these were "perfectly suited to run a concentration camp". In 2006, the Prime Minister of Brandenburg Matthias Platzeck called for a return to Prussian virtues, citing "good basic virtues, such as honesty, reliability, and diligence".

The List of "Prussian virtues":

Austerity or Thrift (German: Sparsamkeit)
Courage (German: Mut)
Determination (German: Zielstrebigkeit)[citation needed]
Discipline (German: Disziplin)
Fortitude without self-pity (German: Tapferkeit ohne Wehleidigkeit): Lerne leiden ohne zu klagen ("Learn to suffer without complaining")
Frankness or Probity (German: Redlichkeit)
Godliness, coupled with religious tolerance (German: Gottesfurcht bei religi;ser Toleranz): Jeder soll nach seiner Fa;on selig werden ("Let everyone find salvation according to his own beliefs")
Humility or Modesty (German: Bescheidenheit)
Incorruptibility (German: Unbestechlichkeit)
Industriousness or Diligence (German: Flei;)
Loyalty (German: Treue)
Obedience (German: Gehorsam): Seid gehorsam, doch nicht ohne Freimut ("Be obedient, but not without frankness")
Punctuality (German: P;nktlichkeit)
Reliability (German: Zuverl;ssigkeit)
Restraint (German: Zur;ckhaltung)
Self-denial (German: Selbstverleugnung)
Self-effacement (German: Zur;ckhaltung): Mehr sein als scheinen! ("More substance than semblance!")
Sense of duty or Conscientiousness (German: Pflichtbewusstsein)
Sense of justice (German: Gerechtigkeitssinn): Jedem das Seine or Suum cuique ("May all get their due")
Sense of order (German: Ordnungssinn):("Know your place")
Sincerity (German: Aufrichtigkeit)
Straightness or Straightforwardness (German: Geradlinigkeit)
Subordination (German: Unterordnung)
Toughness (German: H;rte): Gegen sich mehr noch als gegen andere ("Be even harder on yourself than on others")

Initially, Prussian virtues were only considered characteristic of the army and only later were adopted by Prussian society, which itself was increasingly focused on military affairs.

In the 21st century, the legislations of many states contain various kinds and types of oaths. There is an opportunity to compare the texts of the oaths and the virtues from the list.

If to consider that an oath is “an official and solemn promise when entering (conscription) to military or other service, obtaining a certain status (for example, citizenship, witness in court), taking office, becoming a member of an organization or club” ("certain promises said out loud in ceremonial or juridical purpose"), then, apparently, the oath implies, at least, the presence of loyalty and honesty (frankness or probity), incorruptibility.


9. Silesia. The first partition of the Rech Pospolita. Prussia is a great European power. (1740 - 1786)


9.1. The "Soft Power" and the Army


9.1.1. Our brand is "Voltaire". The King-philosopher. The King-musician. The King-writer. The Enlightenment, tolerance, rule of law, equality, culture


9.1.1.1. On a friendly leg with Voltaire

Frederick asked the French philosopher Voltaire in 1750 to come.

Their literary correspondence and friendship, which lasted almost 50 years, were marked by mutual intellectual enthusiasm and began as a flirt.

However, Friedrich himself found it difficult to live with Voltaire, and he was often annoyed by Voltaire's numerous quarrels with other people. The angry attack of Voltaire on Maupertuis, the president of the academy of Frederick, in the form of Le Diatribe du Docteur Akakia, provoked Frederick to publicly burn the brochure and put Voltaire under house arrest, after which Voltaire left Prussia.

After a temporary cooling of the friendship between Frederick and Voltaire, they resumed their correspondence.


9.1.1.2. The King-musician

The king was gifted musically, played the flute and composed music (approx. 100 sonatas, 4 symphonies and concerts for flute - compositions by Frederick II are still included in the repertoire of performers on this instrument). One of the first he introduced a recitative in instrumental music. Like his teacher, Johann Joachim Quantz, he was an adherent of musical rhetoric.

Since childhood, he loved music. Every evening he set aside one hour to play the flute.

Frederick proved to be a patron of sciences and arts. He founded the Royal Opera in 1742, for which the architect Knobelsdorf created a building. The opening (premiere of the opera Cleopatra and Caesar by Graun) of the Royal Opera took place in an unfinished building on December 7, 1742.

In the field of music, Frederick II became famous for the fact that in 1747 he invited Johann Sebastian Bach in Potsdam. The result of this meeting was the Bach Musical gift (Offering) - a series of several plays written on a theme composed and proposed for Bach by the King. At the court of the king, large composers of their time lived and worked.


9.1.1.3. The king-writer

Frederick was a polyglot, besides his native German, the king was fluent in French, English, Spanish, Portuguese and Italian; he read in Latin, Greek and Ancient Greek.

In his free time, he wrote books: “Letters on the love of the fatherland”, “Discussions on various forms of government and the duties of sovereigns”, “The history of the partition of Poland”, “The history of his time” and “Historical notes of the Brandenburg House”.

One of publications of his collected works totals 30 volumes.

In 1744, Friedrich founded the Berlin Academy of Sciences on the basis of the Berlin Scientific Society, where he invited the best scientists from all over Europe, including Maupertuis (president) and Leonard Euler (director of the mathematical class). In 1775, Friedrich opened the first public library in Berlin.

In recent years, Frederick writes a lot. At this time, were written: "Letters of love for the fatherland", "Discussions about the various forms of government and the duties of sovereigns", "History of the partition of Poland."


9.1.1.4. The Education, tolerance, legality, equality, culture, codification of laws, improvement of legal proceedings

After the death of the king-father on May 31, 1740, the 28-year-old Frederick II receives a developed and strong Prussia, a strong army, as well as the unspent treasury. Although the king before death made an order to bury him as simple as possible, his son did not comply. Burial of Frederick William was magnificent and worthy of the king. The coffin of Frederick William I was covered with fabric embroidered on it with the signs of the "dead head" (German: Totenkopf). This symbol will later become the emblem of the "black hussars", and in the XX century it will be accepted as attributes of the SS troops.

(Use of the Totenkopf as a military emblem began under Frederick the Great, who formed a regiment of Hussar cavalry in the Prussian army commanded by Colonel von Ruesch. It adopted a black uniform with a Totenkopf  and wore it on the field during the War of Austrian Succession and in the Seven Years' War.)

Frederick began to rebuild Prussia on the basis of the Enlightenment, inviting philosophers: first Christian Wolf (1740), and then Voltaire (1750). Subsequently, he designated the program of transformations as follows: “A well-functioning government should present a system as closely connected as a system of concepts in philosophy. All his decisions should be well justified; economic, foreign and military policies should contribute to a common goal - to consolidate the power of the state and increase its power. ” For such a rational approach, Frederick was nicknamed the philosopher king, in contrast to the nickname of his father as a soldier king.

Frederick II carried out a series of reforms in the spirit of the so-called enlightened absolutism.

One of his most significant innovations was the abolition of censorship. He made it clear to his ministers that "For the Berlin newspaper writers should be given unlimited freedom to write without prior censorship about all the news in the capital." Frederick demanded that "interesting newspapers should not be obstructed." The deceased censors, as a rule, were not replaced by new ones - these posts remained vacant during his reign. Under him, the legal justification of press freedom on German soil became possible for the first time.

The funds necessary for the state were pumped out of the population through taxes, especially indirect ones.

Torture was abolished, court proceedings were simplified, and primary education expanded.

Interested in attracting immigrants to Prussia, Frederick II pursued a policy of religious toleration. However, many events were ostentatious (for example, posing as a supporter of free thought, Frederick II in 1740 declared freedom of the press, but in reality imposed strict censorship).

Attempts were made to suspend the expulsion of peasants from the land (because it reduced tax revenues and reduced draft contingents).

Frederick II pursued a mercantilist and protectionist economic policy, which generally contributed to the development of manufacturing production, but at the same time fettered the initiative of entrepreneurs with a petty state guardianship.

Frederick helped transform Prussia from a European backyard into an economically strong and politically reformed state. He defended his industries with high tariffs and minimal restrictions on domestic trade. He reformed the judicial system, allowed freedom of speech, press and literature. He abolished most forms of judicial torture, with the exception of flogging soldiers, as punishment for desertion. The death penalty can only be carried out with a warrant signed by the king himself; Frederick signed only a few such warrants per year, and only for the murder.

He allowed people outside the nobility to become judges and high-ranking officials. The view was expressed that "Prussian justice has become the fastest and most effective in Europe."

Frederick the Great guaranteed the property rights of his subjects, centralized legal proceedings and separated him from the executive branch in the spirit of Montesquieu's ideas. In 1749,  a new code of laws "Corpus Juris Fridericianum" was completed and entered into legal force. In this codified normative legal act all the current laws of Prussia were collected, which were supplemented by new relevant norms. In 1781, Friedrich, together with the leading lawyers of Prussia, in particular, with von Carmer, develops new laws: “General Civil Law” and “General Procedure for Judicial Procedure”.

Frederick the Great promoted a more active demographic policy, which meant an increase in tax revenues, as well as soldiers for the army. New agricultural land was developed.

Frederick modernized the Prussian bureaucracy and public service.

Under Frederick II, Prussia was actually turned into a military camp, where most of the population worked for the army.

Habsburg propaganda from the time of the Silesian Wars painted Frederick as the "tyrant-sodomite".

Frederick II was an avid dog breeder. In everyday life, he loved simplicity, order, moderation, was thrifty to stinginess. He got up early (no later than 6 a.m.).


9.1.2. Non-military (diplomatic and other) methods of influence. The stately quadrille and Diplomatic Revolution. The Miracle of the House of Brandenburg. The ability to catch the foreign policy windflow into political sails

The strategy of Frederick II consisted of complex maneuvering - military, diplomatic, financial (including confidential).

Maneuvering was replacing by aggressiveness, when the situation was becaming favorable.

In its aspirations, Prussia was confronted with powerful rivals — Austria, France, Sweden, Russia, and others. The main method of Prussian politics was to use the contradictions between these states and clever maneuvering between them.

Frederick the Great believed that the creation of alliances was necessary, since Prussia did not have comparable resources as France or Austria.
“The stately quadrille" is the process of changing alliances between the great powers of Europe in the 18th century. The ultimate goal was to maintain a balance of power in Europe, so as not to allow any alliance or country to become too strong. It got its name from "quadrille", a dance in which participants constantly exchange partners.

The most widely known case of a change in alliances occurred in 1756, when Britain and Austria abandoned their 25-year-old Anglo-Austrian alliance and instead entered into new alliances with their former enemies, Prussia and France, respectively. This was known as the diplomatic revolution.

Great Britain and Prussia at the Westminster Convention (January 16, 1756) agreed that Great Britain would not help Austria in resuming the conflict over Silesia if Prussia agreed to protect Hanover from France.

As a result of this diplomatic revolution, Britain and Prussia clashed with Austria, France and Russia. However, the main antagonisms remained: Prussia against Austria and Britain against France. The war ended with the victory of Britain and Prussia, which was facilitated by the miracle of the Brandenburg House and the British control of the seas, which was strengthened by success during his annus mirabilis [wonderful year] of 1759. France, Austria, and their European allies were ultimately unsuccessful.

However, the Anglo-Prussian alliance turned out to be short-lived largely because in 1762 Britain ceased financial and military support for Prussia; Prussia subsequently entered into an alliance with Russia. The collapse of the alliance and the outstanding rise of Britain did not leave it without allies at the time the American War of Independence began.

After the diplomatic revolution of 1756, the Miracle of the Brandenburg House (1759 and 1762) followed.

The miracle of the Brandenburg House is the salvation of Prussia in the Seven Years' War after the death of Empress Elizabeth on January 5, 1762. Her successor, Peter III, being a fan of Frederick, broke an alliance treaty with Austria and concluded a separate Petersburg peace (April 24 / May 5, 1762) with Prussia, located on the verge of defeat in the Seven Years' War due to the complete depletion of human and material resources. Peter was killed on July 17, 1762 and his successor Catherine II continued to maintain peace with Prussia.

The term “Miracle of the House of Brandenburg” appeared in a letter from Frederick II to his brother. On August 12, 1759, Frederick was defeated by the Allies (Russian and Austrian forces) at the Battle of Kunersdorf. However, opponents of Frederick did not use this victory to attack Berlin.


9.1.3. The Army


9.1.3.1. The development of the army


Widely using recruitment methods, Frederick II brought the army in peacetime to 70 thousand people, and in the military - to 180-220 thousand people. The Prussian army more than half consisted of foreigners, prisoners of war were also included in the ranks of the troops.

Officers were recruited exclusively from noblemen (about 20,000 noble families).

The manning of troops was carried out by forced recruitment in combination with coercion, the supply of recruits by the peasants.

The training and education of the army of Frederick II was based on the principles of blind obedience and mechanic execution of orders, the most severe discipline and training. "From the officer to the last private, no one should reason, but only do what is ordered," Frederick II demanded.

Frederick II created the strongest and considered the best army in Western Europe (up to 200 thousand people), the maintenance of which spent about two-thirds of the state budget.


9.1.3.2. Frederick II the Great, commander and military theorist

Frederick proved very brave in battle (with the exception of his first battle experience, Mollwitz). He often led his armed forces personally, and during the fighting, six horses were killed under him.

During his reign, he commanded the Prussian army in sixteen major battles (most of which were victorious for him), as well as in various sieges, shootings and other actions.

Frederick II was an influential military theorist whose analysis arose from his extensive personal experience on the battlefield and covered issues of strategy, tactics, mobility and logistics.

The basis of the strategy of Frederick II was the complicated maneuvering in the theater of operations, which was aimed at depriving the enemy of supply bases, fortresses and territories (while preventing the enemy from cutting his (Frederick II) own communications), so that, if possible, avoiding major battles, achieving a favorable peace .

His operational successes were important, especially the prevention of the unification of the numerically superior opposing armies and the presence in the right place at the right time so as not to let the enemy armies into the Prussian main territory.

According to the Prussian monarch, foresight is one of the most important attributes of the fight against the enemy, since the commander must see everything before this happens, so "there will be nothing new for him."

It was flexibility that was often paramount to military success. Wearing the skin of a fox or a lion in battle (as Frederick once observed), he is demonstrating his skill in the art of warfare.

The most visible and decisive military victories of Frederick the Great on the battlefield were the Battles at Hohenfriedberg (during the War of the Austrian Succession in June 1745); The Battle of Rossbach, where Frederick defeated the combined Franco-Austrian army of 41,000 with only 21,000 soldiers (10,000 killed on the Franco-Austrian side and only 550 for Prussia); the battle of Leuthen, which was subsequent after the victory of Rossbach, in which 36,000 Frederick soldiers fought against the Austrian troops of Karl Lorraine in 80,000 people.

During the Seven Years' War (1756-1763), the army of Frederick II, thanks to the clear coordination of linear battle formations and maneuvering on the battlefield achieved by brutal measures, inflicted a number of defeats on the Austrian and French troops (Prague battle 1757, Rossbach, Leuthen battle 1757), however in the military operations against the Russian army, which used more flexible tactics, suffered heavy losses and suffered defeats (Gros-Egersdorf, the Battle of Kunersdorf, 1759, etc.).

Despite his overwhelming success as a military commander, Frederick was not a fan of a protracted war and once wrote: “Our wars must be short and quickly waged ... A long war destroys ... the discipline of our [army]; depopulating the country and depleting our resources. "

Napoleon Bonaparte saw in the Prussian king the greatest tactical genius of all time; after Napoleon’s victory over the Fourth Coalition in 1807, he visited Frederick’s tomb in Potsdam and remarked to his officers: “Gentlemen, if this man were still alive, I would not be here.”


9.1.3.3. The Tactical oblique battle formation

Frederick II used an oblique battle order in which the attack is concentrated on one flank of the opposing line, which gives a local advantage, even if his forces were in the minority as a whole (like often was).

In the field of tactics, Frederick II improved the linear battle order, reinforcing one of the flanks with an additional infantry line and turning it into an attacking flank. Often in front of this flank was still the forward line of the grenadiers (the 3rd line then served as a reserve), and sometimes the 4th line of the hussars. Using the so-called "oblique attack", Frederick II sought to cover the weaker flank of the enemy and defeat him with a single-aimed strike.

The tactical maneuver was expressed in an elementary form: building an oblique battle formation, which pursued the goal of covering the enemy. Despite the primitive nature of this tactic, it turned out to be extremely valid against the Austrians (Leuthen), who acted in thick columns that did not allow the use of fire power, or excessively stretched their location. Near Leuthen, the numerically smaller Prussian army, lined up in four lines in an oblique battle order, attacks and overturns the left wing of the extended line of the Austrian troops.

However, under Kunnersdorf unsuccessful coverage of the flank led to defeat.

By means of brutal drill measures, Frederick II managed to bring linear battle order to exemplary coherence.

His army was able to carry out complex rebuilding and clearly deploy in line.

The infantry in these lines was switching to the offensive, beating off a step, at a speed of 75 steps in 1 min.


9.1.3.4. The reorganization of the cavalry

Frederick II reorganized the Prussian cavalry, in combat training of which the main attention was paid to horseback riding and fencing. In battle, the cavalry was starting the attack at a full gallop, and firing from the horse was not allowed until both lines of the battle formation of the enemy were broken. Following the example of the Russian army, Frederick II introduced horse artillery in cavalry regiments. Cavalry (15-20 thousand people) was also trained to attack in extremely closed ranks at the quarry. Rifle fire in battle was used only in volleys.


9.1.3.5. Prussia becomes the benchmark

After the Seven Years' War, the Prussian military acquired a tremendous reputation throughout Europe. The Prussian army of Frederick, known for its effectiveness and success in the battle, became a role model from other European powers, primarily Russia and France.

The Prussian military system of Frederick II lasted until the beginning of the 19th century and found its imitators in Western Europe and in Russia. However, this military system crashed completely in wars against the French revolutionary and Napoleonic armies.


9.1.4. The Foreign policy vectors. Prussian-austrian dualism


Prussia, becoming a kingdom, and then annexing Silesia, became a rival who wanted to lead in Germany, surpassing Austria.

After numerous diplomatic maneuvers, foreign policy actions and dynastic events, Prussia ensured that Russia became Prussia's sub-civilizational ally (almost until 1914).

In the events of the mid-19th century (the Crimean War and Russia's short-sighted unilateral refusal of obligations under Article 2 of the Paris Treaty on the neutralization of the Black Sea), in the unprepared Russo-Japanese War (1904-1905), there may be possible to discover the influence of the allied relations with Prussia (began approximately after the Seven Years' War and during the first division of the Rech Pospolita).


9.2. King of Prussia

Frederick II ruled the Kingdom of Prussia from 1740 to 1786. It's the longest reign of any king of the Hohenzollerns (46 years).

His most significant achievements during his reign included his military victories, his reorganization of the Prussian army, his patronage of art and Enlightenment, and his ultimate success in the Seven Years War.

Frederick was the last monarch of the Hohenzollern called King in Prussia. He declared himself King of Prussia after attaining sovereignty over most historically Prussian lands in 1772.

Prussia significantly expanded its territories and became the leading military power in Europe under his rule. He became known as Frederick the Great (Friedrich der Grosse) and was nicknamed Der Alte Fritz ("Old Fritz") by the Prussian people and ultimately the rest of Germany.

He attacked Austria and captured Silesia during the Silesian Wars, winning the recognition for himself and Prussia.

By the end of his reign, Frederick physically tied parts of his kingdom, acquiring Polish territories following the results of the First Partition of Poland (Rech Pospolita; Polish-Lithuanian Commonwealth).

He was an influential military theorist whose analysis arose from his extensive personal experience on the battlefield and covered issues of strategy, tactics, mobility and logistics.

Considering himself “the first public servant”, Frederick was a supporter of enlightened absolutism. He modernized the Prussian bureaucracy and public service and pursued a religious policy - from tolerance to segregation.

He reformed the judicial system and enabled men without a noble status to become judges and high-ranking officials. Frederick also encouraged immigrants of different nationalities and religions to come to Prussia, although he took repressive measures against Polish Catholic subjects in West Prussia. Frederick supported the arts and philosophers, and also allowed complete freedom of the press and literature. Since he died childless, Frederick II was succeeded by his nephew, Frederick William II, the son of  Prince Augustus William.

Many of Frederick's closest friends (as well as his relatives) and the best representatives of the officer corps died in the war. By 1772, when the economy had mostly recovered, Frederick managed to bring his army to 190,000 (which made it the third largest army in Europe), but almost none of the officers were veterans.


10. Prussian-Russial (-Austrian ...) quadrille (1786-1861). To complete the partition of Poland (Rech Pospolita) (1793-1795), to survive during the era of Napoleon (1793 - 1815), to defend against revolutionary trends (1830-1848 -...). The Royal - Officer Dualism (1807-1862 -...).


10.1. The completion of the partition of the Rech Pospolita (1793, 1795). The Consequences for Russia and for Prussia.

As a result of the first partition (1772), the Rech Pospolita (the Polish-Lithuanian Commonwealth) lost about 30% of its territory and four to five million citizens (about a third of its population from 14 million before the partitions). Having captured northwestern Poland, Prussia immediately gained control of 80% of all the foreign trade of the Commonwealth. By levying enormous customs duties, Prussia accelerated the disintegration of the Commonwealth.

In the second partition (1792), Austria did not participate.

Russia annexed (1792) 250,000 square kilometers, Prussia captured 58,000 square kilometers.

The Polish-Lithuanian Commonwealth lost about 307,000 square kilometers, decreasing to 215,000 square kilometers. (In 1650, the territory of the Commonwealth was 1,100,000 square kilometers).

Only about 4 million people remained in Poland after the second partition, which leads to the loss of another third of its original population, about half of the remaining population. Only one third of the population of 1772 remained in Poland.

What remained of the Polish-Lithuanian Commonwealth was a small buffer state with a puppet king, and Russian garrisons monitored the reduction of the Polish army.

The third partition (1795). The member countries of the partition, seeing growing unrest in the remaining state - the Commonwealth, decided to erase the independent Polish state from the map. On October 24, 1795, their representatives signed an agreement dividing the remaining territories of the Commonwealth between their three countries.

The Russian “acquisition” covered 120,000 square kilometers and 1.2 million people with Vilnius, the Prussian one - (the new provinces of New East Prussia and New Silesia) - 55,000 square kilometers and 1 million people with Warsaw, Gdansk (Danzig), as well as the Austrian “acquisition” - 47,000 square kilometers with 1.2 million people, with the city of Lublin and the city of Krakow.

The strongest participant in the partition was Russia. For Prussia, it was important to acquire additional territories and an additional population as a result of partitions - especially the coast of the Baltic Sea. This territory ensured the connection of East Prussia and other parts of the state. Russia acquired from the entire territory of the Commonwealth - 63.15%.

Since the population of the divided Polish-Lithuanian Commonwealth resisted the partition, and the European powers generally reacted negatively to it, the historical destinies of Prussia and Russia were connected for a long period.

Austria in the partitions was in third roles (in the second partition, she did not participate). Russia did not need partitions, since by the beginning of the partitions the Commonwealth was in the dependence on Russia.

Prussia was most interested and most active.

However, Russia had the greatest influence and greatest military power among the participants in the partitions.

As a result of the partitions of the Commonwealth, Russia has achieved that in the world public opinion such segment of her reputation has strengthened,  which characterized Russia as an aggressive, dangerous state that does not take into account the norms of international law.

The perception in the Europe. Arguing in parliament the need to declare war on Russia (the Crimean War of 1853-1856), the representative of the British government, in particular, pointed out the risks that, in the event of unfavorable developments (with the Turkey), the Russian tsar would be so strengthened that “not one country in Western Europe can be in safety from the recieving the fate of the Poland." [the reverse translation from Russian]

If we consider a narrow aspect - the dependence of the Polish-Lithuanian Commonwealth from Russia, and the dependence of Prussia from the Polish-Lithuanian Commonwealth, then the conclusion is logical that Russia controlled Prussia through the control of that Polish (the Baltic) territory, which separated East Prussia from other territories of the Prussian state. When considering this separate aspect, the statment that the partition of the Commonwealth was not beneficial to Russia is logical. On the contrary, the transfer in favour of Prussia of the Polish (the Baltic) territory, located between East Prussia and the rest of the regions of the Prussian state, directly contradicted the interests of Russia.

After the Xinhai Revolution of 1911, there were almost always “several Chinas.” In the 21st century, depending on the criteria, you can find either "two China" (mainland China and Taiwan), or "three China" (if to consider the Hong Kong).

In 1795, the second (predominantly) Russian state - the Grand Duchy of Lithuania - ceased to exist.

During the events of August - September 1939, the USSR indicated that there was a "reunion" of Russian lands (option: "reunion" of the Ukrainian and the Belarusian peoples). There was some truth in such an excuse. But this justification didn't take into account the fact that previously these territories were for a long time part of another independent state.

The assistance in 1939 by the Soviet Union to create a Western Russian state (as the historical successor to the Grand Duchy of Lithuania) looks like an unrealistic and fantastic version.

Firstly, such actions would not fit into the concept of the «History» by Karamzin, which made the Grand Duchy of Lithuania transparent, almost invisible (why should we know about this state? Why see him? To understand that a significant part of the Russian population lived for a long time under developed (western ) democracy?). Fans of the Prussian regime do not need such knowledge and such understanding.

Secondly, such actions did not fit into the worldview and mentality of the “Soviet elite”.

They had to go on a “familiar path” again.

By the end of the 18th century (after the completion of the partition of Poland), Prussia owned a territory of 300 thousand square kilometers with a population of 8.700 thousand people. The endless wars led to the difficult economic situation of the country — its state debt amounted to 48 million thalers; peasant unrest occurred everywhere, the urban bourgeoisie openly welcomed the military successes of revolutionary France.


10.2. Frederick William II (1744–97) - the Prussian king in 1786–1797.

He introduced strict censorship in 1788, put an end to the politics of religious tolerance, and significantly restricted freedom of conscience.

Under him was introduced (1794) prepared under Frederick II "General State Laws for the Prussian States" (Allgemeines Preu;isches Landrecht), which was valid until 1900.

In order to combat the French bourgeois revolution of the late 18th century, he signed together with the emperor of the Holy Roman Empire Leopold II the Declaration of Pillnitz of 1791 and took part in the intervention against revolutionary France as part of the first coalition. In 1792 he was defeated in the Battle of Valmy .

In connection with the disagreements with Austria and the complications in Poland, he concluded a separate peace treaty with the France (the Treaty of Basel of 1795).

Due to the second (1793) and the third (1795) partitions of Poland,  the territory of Prussia was increased by more than 100 thousand square kilometers.


10.3. The era of Napoleon


10.3.1. The defeat of Prussia by Napoleon. The preservation of Prussia as a state thanks to Russia.

At the battles of Jena and Auerstedt  (1806), the Prussian army was utterly defeated by Napoleon and capitulated. According the Treaties of Tilsit  (1807), Prussia lost half of its territory and was forced to pay a huge indemnity. Napoleon sought the complete dismemberment of Prussia.

Prussia saved its the state existence thanks to Russia.

The defeat of Prussia vividly demonstrated the weakness of the regime existing in it.


10.3.2. The participation of Prussia in the invasion of Napoleon in Russia

Prussia, being completely dependent on Napoleon, took part in Napoleon’s invasion of Russia.

In the book "Napoleon's Invasion of Russia", Yevgeny Tarle wrote:

“On February 24, 1812, Prussia concluded an allied treatise with Napoleon. She pledged to set up an auxiliary corps of 20 thousand people, which had to be constantly replenished (in case of losses) and always be equal to his original strength. Prussia also pledged to provide the French military with oats, hay, spirits, etc. in certain huge quantities. In exchange of this, the Prussian king asked Napoleon to promise Prussia something from the conquered Russian lands. Here's what this curious paragraph [article] says:

“In the event of a happy outcome of the war against Russia, if, despite the desires and hopes of both the high contracting parties, this war takes place, his imperial majesty (Napoleon - E.T.) commits himself to deliver the Prussian king a territorial reward in order to compensate for the losses which (the Prussian. - E. T.)  king will bear during the war." [the reverse translation from Russian] In the papers of Mikhailovsky-Danilevsky, an interesting reference is attached to a copy of this contract:

“At the conclusion of an alliance with France directed against Russia, the king demanded that the French government, in case of successful outcome of the campaign, give the territories of the Courland, the Livonia and the Estonia. When Marais, the Duke of Bassano, reported to the emperor about the claims of Prussia, Napoleon on this occasion said evil: "And the oath over the tomb of Frederick?". He recalled a sentimental comedy with vows of eternal love and friendship, played by Alexander I, Frederick William III and the Queen of Prussia Louise in October 1805 in the Potsdam mausoleum."

(...)

In the first, most difficult and dangerous period for Russia, the Prussian generals, who invaded Russia under the general command and as part of the corps of Marshal Jacques MacDonald, fought, as they say, not for fear but for conscience, because they trusted, like their pious monarch himself Frederick William III, to receive from Napoleon as a reward a significant part of Russian territory - namely the entire Baltic region. The Russians at first thought that the Prussians participated in the war only to avoid the Napoleon's angry, and that they would not really fight the Russians, but, to their surprise, they realized that they were mistaken ... The Prussians not only correctly were killing the Russian soldiers, but also ... robbed the entire land that they occupied in 1812. But as soon as Napoleon left Russia, the Prussians immediately went over to the side of Russia. ”


10.3.3. The struggle of Prussia against Napoleon after 1812

After the Russian troops defeated Napoleon’s army, an uprising of the masses against Napoleon began in Prussia.

Frederick William III was forced to declare war on France (1813).

Gebhard Leberecht von Bl;cher (1742-1819), Prussian field marshal, the most famous of the German military leaders of the era of the Napoleonic Wars.

In 1806, after the defeat of the Prussians at Jena, Blucher was one of the few who tried to resist and save the remnants of the army.

In 1813, Blucher commanded the Prussian-Russian army operating in Silesia.

In the campaigns of 1813-14, Blucher participated in most of the important battles, sometimes gaining victories, sometimes losing, but persistently pursuing the goal.

In the campaign of 1815, he played a decisive role: defeated at the Battle of Ligny, he managed to again pull back his troops and to keep up to the end of the Battle of Waterloo, thus bowing the outcome of him in favor of the Allies.

Blucher gained great popularity among the wider German population with his personality — soldier’s directness, simple treatment of soldiers with whom he spoke the folk language, natural humor.

Thanks to all this, the name of Blucher was surrounded by the halo of a national hero, and a legend was created about his military genius; in fact, the management of military operations belonged to his chief of staff Gneisenau.


10.3.4. Frederick William III (1770-1840) - the King of Prussia 1797-1840

After the defeat of Prussia by Napoleonic France (1806), Frederick William III was forced to agree to a series of bourgeois reforms (the elimination of personal serfdom of the peasants, military reform, etc.).

In 1815 he promised to create a national representation in Prussia and introduce a constitution, but he broke his promise.

Gerhard Johann David von Scharnhorst  (1755-1813) - prominent military leader, general. In 1777 he graduated from a military school and first served in the Hanoverian army, and from 1801 - in the Prussian. He was a teacher at the artillery school, of the military academy in Berlin, created at the suggestion of Scharnhorst. He was the chief of staff of the corps, army, the chief of the Prussian General Staff. He participated in the battles of Auerstedt in 1806 and Preisisch-Eylau in 1807.

Initially a supporter of the "Friedrich" views and discipline in the army, Scharnhorst, under the influence of the lessons of the American War of Independence, and even more of the French Revolutionary Wars, began to take into account "moral factors".

His first proposals for reform of the Prussian army, made in 1801, were rejected.

As chairman of the "reorganization military commission" and director of the military department (the Minister of War) since 1807, Scharnhorst reorganized the Prussian army.

The implementation of this reform allowed Prussia, along with the small, 40-thousandth army, defined by a peace treaty (1807) with Napoleon, to create a landver - a people's militia. This made it possible for Prussia to gradually train cadres of trained soldiers.

August Neidhardt von Gneisenau (1760-1831). From 1778 in military service, first in the Austrian, then in the Ansbach troops. In 1786 he switched to Prussian service. The social upsurge after the disaster at Jena (1806) put him in the forefront. Since 1807, he was one of the most active members of the "Reform Circle" led by Scharngorst, was close to K. Gardenberg.

Gneisenau was a supporter of a limited monarchy with broad local self-government, built on the English model on an estate basis.

In discussing military reform, Gneisenau upheld the principle of universal conscription, but at the same time he supported a relics of the old mercenary army, in particular, the retaining the officer’s right to kill the defiant soldier on the spot.

Like most of his political friends, Gneisenau belonged to the West German nobility, who did not know the serf economy of East Germany and was closer to the German bourgeoisie.

In 1809, at the order of Napoleon, he was forced to leave the service and since then has devoted his forces to preparing a war with France.

An alliance with England and Austria, with the Russia's support against Napoleon, in the worst case — contrary to the will of his king, but in the name, in the honour of Germany — these were the Gneisenau's plans.

March 10, 1813 he again entered the Prussian service and after the death of Scharngorst was appointed chief of staff of the army of Blucher.

His advice contributed to a number of successes of this army, to the victory at the Battle of Leipzig.

In 1815, after the defeat of the Prussians at the Battle of Ligny (June 16), he sent the army "back towards Wavre", providing for the decisive importance of the Prussian army in the upcoming battle of Napoleon with Wellington.

Under Waterloo (July 18, 1815), at a critical moment, the Prussian army fell on the right flank of the French and thereby decided the outcome of the battle.

In 1825, on the anniversary of Waterloo, Gneisenau was elevated to the rank of Field Marshal.

Gneisenau sharply criticized the Vienna Congress, who crushing Germany.

In 1831 he commanded the Prussian forces on the Russian border, assisting the Russian army in suppressing the Polish uprising.

Gneisenau died in Poznan from cholera.

There is a version that the tale about the Nutcracker and the Mouse King, written in 1816 by Ernst Theodor Amadeus Hoffmann (1776 - 1822) was met with interest by the Prussian commander August von Gneisenau, as well as Karl August von Hardenberg. Gneisenau was impressed by the battle scenes involving the mouse army and the army of dolls. Gneisenau, in particular, admitted in a letter that the author of the tale "very well depicted a Grand battle..."


10.3.5. The Royal - Officer Dualism. From the General Staff to the High Command. From the High Command to the military dictatorship. From the military dictatorship to a parallel state. From the parallel state to the Third Reich.

The reform of the Prussian army was carried out from 1807 to 1814.

The actual beginning of the Prussian army reform is the appointment of Gerhard von Scharnhorst as head of the military department (ministry of war) and the General Staff, as well as chairman of the military reorganization commission in July 1807.

In addition, the reforms changed the training and professional development of officers. A promotion began to depend not only on seniority and noble background, but also on personal abilities. A greater emphasis was placed on a personal qualifications in career advancement.

In fact, the highest officer ranks were first open to ordinary people.

In 1810, the military schools were created, in which officers of all service lines studied together.

The most important structural change was the creation of the military department.

The Minister of War should be both a military commander directly under the leadership of the king, and the head of the military administration.

In addition to the War Department, a modern General Staff was created on the basis of the quartermaster’s General Staff, which performed several tasks: to improve the interaction of the army and serve as a training center for senior officers in case of war.

The history of the development of the General Staff does not originate in Prussia.

The Great Elector organized his staff at the end of the 17th century, taking the example of the Swedish army. At the same time, similar institutions were created in England under Cromwell, in Austria and other southern German states.

The modern Prussian General Staff was not the result of a reform phase from 1807 to 1814. At its core, the predecessors of the General Staff were already developing in the 18th century.

Under Gerhard von Scharnhorst, the General Staff was formally established since 1808 as the central authority in the newly created Ministry of War.

The officers of the General Staff should understand themselves as MILITARY SCIENTISTS.

The spanking was abolished and replaced by imprisonment. Was expressed the image of a new soldier: the soldier had personal honor and freedom.

The concept of a large maneuver was brought into line with real combat conditions, a gendarmerie was created, an innovations were carried out in the engineering corps, in the medical service.

Army reform, like the rest of the reforms, was sharply criticized from the very beginning by the old, conservative, noble military and political elite, which deeply did not trust the inclusion of the bourgeoisie and the general population in leading posts on the basis of compulsory military service.

Because of this resistance, many reform components have not been implemented. Thus, the bourgeoisie could de facto occupy higher officer posts only in artillery and in some other  branches of the army. Access to command posts in the cavalry was for the non-nobility was completely prohibited.

The nobility quickly ensured that the king overturned numerous decrees of the Immediatunterspr;fungskommission by personal orders.

The General Staff in the German Empire was entrusted with the function of planning and conducting wars.

In a narrower sense, the General Staff was responsible for the continuous research, development and revision of mobilization plans and military campaigns.

The "Great General Staff" was created in accordance with the Bismarck Constitution on January 1, 1871.

Thus, there were several General Staffs at various levels.

In fact, the General Staff of the field army was of the greatest importance.

The general-expression (generalstabsm;;ig) is still widespread in the German language as a designation of a quality plan that leaves nothing to chance.

The Battle of Sadov; in 1866, in which the then head of the General Staff Helmut von Moltke managed to bring three Prussian armies to the battlefield at the same time, as a result of which the enemy army was defeated, was a demonstration of the power of the Great General Staff.

The military occupied a special public position in the German Empire.

The high command of the Prussian army was occupied by the emperor, who appointed the head of the General Staff.

In accordance with Articles 63 and 64 of the Constitution, the German Emperor was the commander of the armed forces of the German Reich and, thus, was also the strategic and operational leader of the field army. In the event of war, he was assisted by the chief of the General Staff Feldheer (field army). Its function was to inform the emperor about the state of war, propose measures and transmit the decisions of the Emperor in the form of orders to a lower command level and monitor their implementation.

However, at the beginning of World War I, William II practically abandoned this power, authorizing the chief of the General Staff, to issue orders on his behalf. The emperor wanted to participate only in important decisions.

The emperor more and more allowed himself to be freed from direct command by the head of the OHL and his first quartermaster.

Already in Prussia, the General Staff from the time of Moltke had a special as well as political significance. He was extremely influential, having an independent status in relations with the Chancellor and the Reichstag.

This is considered one of the reasons, prerequisites of the First World War disaster, as military planning was not necessarily subject to political control.

With the outbreak of World War I, the Great General Staff was reclassified to the General Staff of the Field Army, and then renamed the High Command (OHL).

During the period when Paul von Hindenburg was the chief of the General Staff of the ground forces, this position was publicly approved by the adopting the name "Supreme High Command".

The General Staff was transformed into the Supreme High Command.

The Supreme High Command (OHL) was headed by the extremely popular field marshal since August 1916, and then by the President of the Reich, Paul von Hindenburg and his chief of staff Erich Ludendorf. While Hindenburg was primarily responsible for public relations, Ludendorff fulfilled the managing functions.  For Ludendorff, the position of the (first) Quartermaster general was established (as a special post) to put him on a par with Hindenburg.

The authority of the 3rd OHL (Hindenburg, Ludendorf) went so far that the German Reich of 1917 and 1918 bore the signs of a military dictatorship.

In the last two years of the war, the real power in the Reich actually belonged to the 3rd OHL, especially to Erich Ludendorff.

In fact, 1917 and 1918 can be interpreted as the military dictatorship of Ludendorff.

In October 1918, the OHL called on the new German government under Max von Baden to immediately sign a ceasefire, making sure that Germany’s western front could collapse every day. A few days before the end of the war, on October 26, Ludendorff was fired by the Emperor for his orders to continue the hopeless struggle; Ludendorff's successor as general quartermaster was Wilhelm Gr;ner.

Before fleeing into exile in the Netherlands, William II formally transferred the strategic and operational control to  General Staff of the field army (on November 9, 1918).

The General Staff of the Army (the High Command) was demobilized on July 3, 1919.

With the signing of the Treaty of Versailles, the functions of the General Staff were transferred to the leading structures of the Reichswehr. In the Weimar Republic, the Reichswehr became a "state in a state."

Hindenburg (the actual representative of the Reichswehr) was elected president of Germany (1925).

In 1933, Hinderburg appointed Hitler the Chancellor.

Under Hitler, the regime of the Weimar Republic ceased to exist. The Third Reich regime was created.


10.3.6. The Congress of Vienna 1814-1815. The Secret treaty of Austria, Great Britain and France against Russia and Prussia

The most dangerous topic at the congress was the so-called Polish-Saxon crisis.

Russia wanted the most part of Poland, and Prussia wanted the all of Saxony, whose king entered into an alliance with Napoleon. (The king will become king of Poland).

Austria was afraid that this would make Russia too strong, and this view was supported by Great Britain.

The result was a dead end for which Talleyrand proposed a solution: to allow France into the inner circle, and France would support Austria and Great Britain.

On January 3, 1815, three countries (Austria, Great Britain and France) signed a secret treaty, according to which, if necessary, they agreed to enter the war against Russia and Prussia in order to impede the implementation of the Russian-Prussian plan.

When Emperor Alexander I heard of a secret treaty, he agreed to a compromise that satisfied all parties on October 24, 1815.

By a decision of the Vienna Congress of 1814-15, Prussia received the western lands of the Duchy of Warsaw, part of Saxony, the Rhine Province, Westphalia and some other lands.



10.4. The Holy Alliance (1815-1830 ...) and his not easy fate

[In 1815, Prussia entered the reactionary Holy Alliance (a conservative union of Russia, Prussia and Austria, created to maintain the international order established at the Vienna Congress (1815).).

By the end of the 1820s, the Holy Alliance began to decompose, which was facilitated, on the one hand, by a deviation from the principles of this Union on the part of England, and on the other, by the divergence of the interests of Russia and Austria in relation to Turkey.

The overthrow of the monarchy in France in July 1830 and the explosion of revolutions in Belgium and Warsaw forced Austria, Russia and Prussia to return to the traditions of the Holy Alliance, which was expressed, among other things, in decisions taken at the congress of Russian and Austrian emperors and the Prussian crown prince (1833); nevertheless, the successes of the French and Belgian revolutions of 1830 dealt a strong blow to the principles of the Holy Alliance, since now the two great powers, England and France,  maintained a different policy,  a bourgeois liberalism - a policy of a non-intervention.

(By this time, industrial revolutions had occurred in both England and France. They became the developed European industrial powers).

The Holy Union existed de facto approximately until the Crimean War of 1853-1856.

(Bismarck succeeded in renewing the Holy Alliance for a period of approximately 1873-1885. The Prussian regime - it is very attractive).


10.5. Frederick William IV (1795-1861) - the King of Prussia from 1840 (- 1857, 1858, 1861).

At the beginning of the reign, under pressure from the liberal bourgeois opposition, he was forced to undertake some minor reforms.

In 1847, under the influence of the bourgeois opposition and financial difficulties, he convened the United Landtag.

During the revolution of 1848–49 in Germany, he “granted” an extremely limited constitution (1848), which, after a revision in 1850, operated in Prussia until 1918.

In 1857, in connection with a mental illness, he left the government, and as a result, in 1858 his brother Wilhelm became regent.


10.6. My brother ... (Brother 1, Brother 2 ...). The Prussian role in the provocation of Crimean war (1853-1856)

Yevgeny Tarle in the book “The Crimean War” traces how Prussian diplomacy first contributed to the aggravation of relations between Russia and France, and then contributed to the foreign policy isolation of Russia.

“For Nicholas I the alignment of ominous forces  was marked by the essence of the matter ... in this memorable incident of the struggle around the imperial title of Napoleon III.

... the prince-president, who became the dictator of France after the coup on December 2, 1851, will accept the imperial title. How to be?

... the Prussian ambassador to St. Petersburg von Rochov spoke, who, referring precisely to the fundamental intransigence of the new Austrian minister Buol, finally convinced the still hesitant Nicholas to refuse Napoleon III the name “brother”, firmly assuring him that Prussia and Austria would certainly do the same thing .... Nicholas then decided on this. Though as if this case didn’t have a particularly important value, but played a fatal role in the future. And when irreparable statements were already made, it turned out that von Rochov was grossly mistaken and that Prussia and Austria did not even think to refuse Napoleon III to have a name of “brother” , and Nicholas I found himself in an isolated and extremely ridiculous position ...

...  this seemingly unimportant, but actually restless and ominous issue with the title of the Parisian "good friend", ... suddenly turned out ... a "dear brother" for Austria and Prussia at the last minute.

Nikolai Pavlovich ... did not know yet that the “duel" was so close ...

Austria and Prussia did everything in their power to provoke Nicholas to further ...

... The tsar too late became convinced that he was being fooled and that all his “brothers” already in those very days had decided to accept the new French emperor as their “dear brother” and that they would incite him to a daring trick just to ruin the relationship between France and Russia ....

The Austro-Prussian Convention (Treaty) of April 20, 1854 significantly worsened the diplomatic and martial law of Russia. In essence, this convention threatened Nicholas with the military intervention of Austria, and perhaps the entire German Union, with Prussia at the head, and their transition to the side of England and France ... ".


10.6.2. Prussia and the Russia 's Defeat in the Crimean War. (1855).

Prussia played a role not only in the provocation of the Crimean War, but also in the catastrophic outcome of this war.

Yevgeny Tarle writes about this in the book “Nakhimov”.

“Diseases, cold, Russian cores and bullets mowed down the participants of the siege.

The energy of the Sevastopol garrison, who was creating in the most incredible conditions, literally under the rain of shells and bullets, the Selenginsky and Volynsky redoubts and the Kamchatka lunette, and who was repelling all the attacks on them for three months, sowed a feeling of bewilderment in the besiegers. This a feeling not existed even during the severe frosty January of the year 1855 …

“In May 1855, in Paris, they ... were already preparing to stop at the extreme decision to lift the siege, when the government of Emperor Napoleon III suddenly, through mysterious revelations, found out that Russia had already exhausted its funds, that its armies were exhausted ...” - ... one of the sources characterizes the ... situation.

... The Prussian military attach; in Petersburg, Count M;nster, wrote in “private letters” to his “friend” General von Gerlach in Berlin, transmitting everything that in his presence was inadmissibly and irresponsibly given him at the Russian court and into the aristocratic salons of the Russian capital, and all that he got by all other means.

And the French ambassador in Berlin, the Marquis de Mustier, bought copies of these "friendly" letters from the detective, who had stolen them, and sent them to Paris to Napoleon III. Just in a time when the Russian two redoubts and the Kamchatka lunette [fortifications]  embarrassed [Napoleon III] by their invincibility.

“They foresaw that if the enemy (that is, the Russians) could firmly establish himself at some separate points, namely, in front of the Malakhov Kurgan and the Kornilovsky bastion, his fire would become irresistible, his shells would fly over the harbor and reach the northern shore (bays). Then happiness smiled at the emperor (Napoleon III): at that hour, when he already considered everything to be compromised. He found out that he won the game, ”we read further in the same source.

The news about the approaching depletion of Russian resources was received in Paris from Berlin. Immediately a significant article appeared in the official body of the French empire “Monitor” about the nearness of the victory, and insistent demands were sent to General P;lissier [later - duc de Malakoff] from the Tuileries Palace and from the War Ministry, to finish the war immediately, ... to force the city to surrender soon. ”

General von Gerlach was appointed in 1849 as adjutant to the King of Prussia. Consequently, a lot of confidential information passed through the general. Apparently, not all secret information was uncovered by detectives. But with information about the depletion of Russia, no luck. This information, was stolen and handed over to Napoleon III at a time when the allied forces were relatively close to the end of hostilities.


10.7. The Economic growth in the mid-19th century. The need for political unification of Germany. The Railway revolution. The Political revolution. The Constitution. The Appointment Otto von Bismarck as Prime Minister of the Government of Prussia by William I


10.7.1. The Economic growth in the mid-19th century. The need for political unification of Germany

Between 1815 and 1865, the population of the German Confederation (excluding Austria) grew by about 60% from 21 million to 34 million.

At the same time, a demographic transition occurred, when high birth rates and high mortality rates in a pre-industrial country shifted to low birth rates and mortality rates in the rapidly growing industrialized urban economic and agricultural system.

Increased agricultural productivity ensured a stable food supply as hunger and epidemics declined. This allowed people to get married earlier and have more children.

The high birth rate was offset by a very high infant mortality rate and after 1840, large-scale emigration to the United States.

Emigration was 480,000 in the 1840s, 1,200,000 in the 1850s, and 780,000 in the 1860s. The upper and middle classes practiced birth control, which was soon adopted everywhere.

In 1800, the social structure of Germany was poorly adapted to entrepreneurship or economic development. However, the influence of France (1790–1815) led to important institutional reforms, which included the abolition of feudal restrictions on the sale of large land holdings, the reduction of guild power in cities and the introduction of a new, more effective commercial law.

From the 1830s to the 1840s, Prussia, Saxony, and other states introduced sugar beet, turnip, and potato agriculture, which allowed them to get higher yields, which allowed a surplus rural population to move to industrial areas.

At the beginning of the 19th century, the industrial revolution was in full swing in Britain, France and Belgium. The various small federal states in Germany developed slowly and independently, as the competition was strong. Early investment in the railway network in the 1830s came almost exclusively from private hands.


10.7.2. The railway revolution of the 1840s

Actual industrialization began only after 1850 after the construction of the railway.

The take-off stage of economic development began with the railroad revolution of the 1840s, which opened up new markets for local products, created a group of mid-level managers, increased the demand for engineers, architects and skilled machinists, and stimulated investments in coal and iron.

The political fragmentation of three dozen states and widespread conservatism made it difficult to build railways in the 1830s.
Initially, without a technological base, machinery and equipment were imported from Britain.

In many cities, the new railway workshops were centers of technological awareness and training. By 1850, Germany was self-sufficient in meeting the needs of railroad construction, and railroads became the main stimulus for the growth of a new steel industry.

By the 1840s, trunk lines connected large cities; each German state was responsible for lines within its borders.

The textile industry has grown rapidly, benefiting from the removal of tariff barriers.

In the second half of the 19th century, German industry grew exponentially, and by 1900, Germany was a world leader in industry along with Great Britain and the United States.


10.7.3. The political revolution of 1848. The Constitution of 1848

After the fall of Napoleon, European statesmen gathered in Vienna in 1815 to reorganize European affairs. The political principles agreed upon at this Vienna Congress included the restoration, legitimacy and solidarity of the rulers to suppress revolutionary and nationalist ideas.

The German Union (Deutscher Bund) was founded, a loose union of 39 states (35 ruling princes and 4 free cities) led by Austria, with the Federal Diet (Bundestag). It was a free coalition that could not satisfy most nationalists. The participating countries largely went their own way, and Austria had its own interests.

In 1834 Zollverein was created, a customs union between Prussia and most other German states, but excluding Austria. As industrialization developed, the need for a unified German state with a single currency, legal system, and government became increasingly apparent.

The growing dissatisfaction with the political and social order imposed by the Vienna Congress led to the emergence of the March revolution in 1848 in German states. In May, the German National Assembly (Frankfurt Parliament) convened in Frankfurt to draft the German national constitution.

But the revolution of 1848 was unsuccessful: the King of Prussia, Friedrich Wilhelm IV, refused the imperial crown, the parliament of Frankfurt was dissolved, the ruling princes suppressed the uprisings by military force, and by 1850 the German Confederation was restored.

King of Prussia Frederick William IV unilaterally introduced a monarchical constitution. This constitution entered into force on December 5, 1848. On December 5, 1848, the Berlin Assembly was dissolved and replaced by a bicameral legislature in accordance with the monarchical Constitution.

The 1850s were a period of extreme political reaction. Disagreement was vigorously suppressed, and many Germans emigrated to America after the collapse of the 1848 uprisings. Frederick William IV fell into deep depression and melancholy during this period, and he was surrounded by people who advocated clericalism and an absolute divine monarchy.

The Prussian people again lost interest in politics. Prussia not only expanded its territory, but also began to industrialize rapidly, while maintaining a strong agricultural base.


10.7.4. The Appointment Otto von Bismarck as Prime Minister of the Government of Prussia by William I (1862)

In 1857, the Prussian king Frederick William IV suffered a stroke, and his brother William served as regent until 1861, when he became king William I.

Despite conservatism, Wilhelm was very pragmatic. His most significant achievement was the appointment of Otto von Bismarck as Prime Minister of the Government of Prussia on September 23, 1862. The collaboration of Bismarck, Defense Minister Albrecht von Rune and Field Marshal Helmut von Moltke paved the way for military victories over Denmark, Austria and France, which led to the unification of Germany.


11. The Epoch of Otto von Bismarck  in Prussia and the United Germany (1861-1890)


11.1. The Historical alternative

The new era required a redistribution of power.

The redistribution of power in favor of parliament, the creation of a government responsible to parliament, seemed to threaten the very existence of royal power in Prussia.

The Prussian junkers, the Prussian nobility made a skillful political move, offering the illusion of maintaining royal power to the fullest extent - with the relying on the Prussian nobility, on the officer corps.

This option was, however, a delicious candy in a beautiful wrapper. The filling of this candy was, nevertheless, the redistribution of royal power.

The King of Prussia attempted de jure to retain his authority. De facto, he took the path of redistributing power in favor of the Prussian nobility, the Prussian officer corps.

In a historical prospect, this led to the formation of political centers such as military authorities, bodies of military management.

During the First World War, a military dictatorship with the formal preservation of power in hands of the emperor appeared.


11.2. The wolf always takes the best lambs from the herd

The problem of the royal power was that the existence of an elected representative collective body became a fact, and interaction with this body was required.

There were no specialists for such work.

Parliament claimed more and more power. Confrontation to parliament carried risks.

A  managment, a power of  a parliament involves a talent pool. Some ministers (for example, in case of failure) are replaced by others.

The Prussian king needed a candidate that met at least two requirements.

Firstly, a specialist who could interact with parliament was needed .

Secondly, a statesman was required, capable of achieving (a) quick, (b) obvious, (c) generally recognized, (d) universally significant successes in conditions of confrontation with parliament. Only success could justify the existence of a government formed by the king, not by parliament. Only success could justify the policy pursued in the regime of opposition to parliament.

Otto Bismarck seemed like that figure.

Bismarck began his parliamentary career in 1846, and by 1862 he had significant political and parliamentary (as well as diplomatic) experience.

Bismarck's accumulation of political, diplomatic and journalistic experience was as follows.

1847 - United Landtag, 1848 United Landtag of a new convocation, 1849 - lower house of the constitutional Landtag, Prussian parliament, elected according to the three-class system, 1850 - Erfurt Parliament, 1851 - Bundestag (Union Diet), activity as the one of the main authors of the New Prussian Newspaper, created in 1848 (dozens of articles), 1859 - 1862 - the ambassador to Russia, 1862 - the ambassador to France.

In the ranks of the Prussian nobility a political, parliamentary, diplomatic, journalistic figure arose, corresponding to the new requirements.

As for his success as the head of government, on the one hand, risk was inevitable with any choice, but on the other hand there was no particular choice.

(In 1847, Otto von Bismarck married.

The mother of the bride, at first, was against such an odious candidacy, saying that the wolf always takes the best lambs from the herd.

“I think,” Bismarck wrote in a letter to his brother, “I had great happiness, which I did not hope for. Speaking in cold blood, my wife is a woman of a rare soul and of a inner nobility. ”

The wedding took place in Reinfeld on July 28 of the 1847. ”)

Something similar to the appointment of Bismarck - as an energetic representative of the nobility, - the Russian Empire tried to crank. The Russian parliament was slightly “reduced”, and Stolypin was put in charge of the government. Stolypin began active reforms.

However, in addition to some similarity, several differences can be found.

The main differences.

First, Bismarck found the key to solving social problems - a military victory. Stolypin was "attacking" on a wide (immense) socio-economic "front."

Some kind of “key” to success (quick, relatively compact, affordable, successful actions - a “package” of measures) was not defined. Accordingly, somehow in the large-scale activities of Stolypin, one can’t see anything similar to Bismarck’s “pillars”, such as the Minister of War, the General Staff, and outstanding military minds responsible for relatively compact areas of activity.

Where is the “Moltke plan” in the Stolypin’s efforts - with the distribution of reserves, forces, with a schedule of actions, with a “victory point”? And was a similar plan possible, in principle, for the Stolypin’s efforts?

Secondly, we have to admit, without going into details, that Stolypin’s energetic “offensive” did not lead to a success (in contrast to Bismarck’s successful “jerk”).

If someone planned to “repeat Bismarck” (knowingly or unconsciously), then you have to admit that for several reasons this intention did not lead to success.

Among the results of Stolypin’s activities was an unlawful change in the electoral legislation and a limitation on the capacity of the parliament (The State Duma).


11.3. The great questions of time (1861-1866)


11.3.1. Questions are put publicly and in principle (1862)

Otto von Bismarck, who became the head of the Prussian government in 1862, set a goal - the unification of Germany.

On September 30, 1862, he told the chamber: “The great issues of time are not decided by speeches and decrees, but by iron and blood” ... “Germany does not look at the liberalism of Prussia, but at its armament ...”


11.3.2. The Preparing a war against the Austria.

Bismarck drew Russia to its side by a convention on the joint suppression of the Polish uprising of 1863.

He, together with Austria, captured  Schleswig-Holstein (from the Denmark).

Bismarck prompted to Austria the Gastein Convention. In accordance with this agreement, signed on August 20, 1865, Prussia received Schleswig, and Austria received Holstein.

In 1866, Austria refused the agreement and demanded that the Sejm determine the affiliation of Schleswig-Holstein. Bismarck used this as an excuse to start a war with Austria, accusing the Austria of violating the Gastein Convention.


11.3.3. The War against Austria (the Austro-Prussian-Italian War) (1866)

Bismarck sent Prussian troops to occupy Holstein. Austria turned to other German states for help, which quickly became involved in the Austro-Prussian war. Thanks to the reorganization of Roon, the Prussian army was almost equal to the size of the Austrian army. With strategic genius Moltke, the Prussian army managed to win. Bismarck also entered into a secret alliance with Italy. The entry of Italy into the war forced the Austrians to divide their forces.

Meanwhile, when the war began, the German radical Ferdinand Cohen-Blind tried to kill Bismarck in Berlin by shooting him five times at close range. Bismarck received only minor injuries. Subsequently, Cohen-Blind committed suicide while in custody.

The war lasted seven weeks; The Germans called it Blitzkrieg (“lightning war”).

Austria had a seemingly powerful army, and was in alliance with most of the North German and all South German states. However, Prussia won the decisive Battle of K;niggr;tz (Sadowa (Sadov;)).

Bismarck insisted on a “soft world” without annexations and victory parades in order to be able to quickly restore friendly relations with Austria.

In 1867 the North German Union was created, into which, under the pressure of Prussia, all German states entered, with the exception of Bavaria, Baden, W;rttemberg and Hesse-Darmstadt. This union was a prototype of the future German Empire, a reactionary Prussian regime was established on its territory.

The victory of Prussia in the war against France (1870–71) led to the transformation of the North German Union into the German Empire and to the completion of the unification of Germany on a Prussian-militaristic basis.

The victory in the Austro-Prussian war marks a turning point in public opinion for Bismarck. The events provoked by the war, and the step towards unity were perceived as a revolution without riot, as a “revolution from above."

Bismarck told Napoleon III: "In Prussia, only kings make revolutions."


11.3.4. The Franco-Prussian War of 1870-1871

July 19, 1870. The French Empire declared war on Prussia.

The defeat of the French troops in the battle of Sedan, the surrender of Napoleon III, the fall of the Second Empire and the expulsion of Napoleon III, the emergence of a republican regime in France followed.

The fighting ended on January 28, 1871 with the signing of a truce.

The peace treaty, signed on May 10 in Frankfurt, formalized the defeat of France.

The defeat and loss of Alsace-Lorraine caused in France a sense of lasting disappointment.

As a result of the Franco-Prussian war, Prussia captured Alsace and the eastern Lorraine. Prussia used the huge indemnity of 5 billion francs mainly for the development of a united Germany, the German Empire.

The conflict ended in the defeat of France, and, strong in gain, the German states united in the German Empire.

The German empire was proclaimed at Versailles on January 18, 1871.

In the hands of Prussia remained all the command and political posts of the empire. According to the constitution of 1871, the King of Prussia was the German emperor, he controlled all the armed forces of the empire, had the right to approve or to reject laws, convene and dissolve representative institutions.

The Prussian minister-president was usually also the imperial Chancellor.

In 1871, the unification of Germany became an accomplished fact, and the result was a powerful rise in Germany, despite the economic crisis of the 70s and 80s.

The motto of the Pan-Germanic Union, that arose at the end of the 19th century, was: “The King at the head of Prussia, Prussia at the head of Germany, Germany at the head of the World”.


11.3.5.  The dynasty of Hohenzollerns.

The Hohenzollerns are the dynasty of the Brandenburg Electors 1415-1701, the Prussian kings 1701-1918 and the German emperors 1871-1918.

The name Hohenzollern comes from the name of the Hohenzollern Castle  in Upper Swabia, the first news of which dates back to the 9th century (the first ancestors of the Hohenzollerns were mentioned in 1061). In 1227, the count family of the Hohenzollern divided into two branches: the older (Catholic)  — Swabian and the younger (Protestant) — Franconian.

The younger branch of the Hohenzollerns - Franconian, which owned the Burgraviate of Nuremberg (Burggrafschaft N;rnberg), captured Ansbach and Bayreuth in the mid-14th century and acquired imperial and princely dignity.

In 1411, the Burgrave of Nuremberg Frederick VI received the power in Brandenburg, and in 1415 became Elector under the name of Frederick I.

In 1618, Elector Johann Sigismund received the Prussian Duchy as a fief (the vassal state) of the King of Poland.

His descendant Frederick III was crowned in Koenigsberg in 1701 and took the title Frederick I, King in Prussia.

170 years later (1871), on the same day, January 18,  William I, was proclaimed Emperor of Germany.

William II was overthrown by the November bourgeois revolution of 1918, which destroyed the monarchy in Germany.

Representatives of the Hohenzollern side line were on the Romanian throne from 1866 to December 30, 1947.


11.4. The Post-war politics (1871-1890). The defensive alliance of Germany and Austria against Russia (1879)

The formation of the new German state radically changed the balance of power in Europe (after the Congress of Vienna).

The main objective of Bismarck's foreign policy remains the weakening of France. To do this, he tries to maintain good relations with Austria and Russia. The agreement of the three emperors of 1873 is the implementation of this policy.

Rapprochement between France and Russia is planned. Bismarck wants to avoid this Alliance, which threatened Germany with a war on two fronts. Bismarck does everything to prevent such an Alliance.

England made it clear that she would not tolerate in a future of an increase of the strength of Germany. To maintain the continental balance, France and Russia are also ready to join forces.

Because of its Central position in Europe, Germany fears to be in the middle of a great European war.

At the Berlin Congress of 1878, which aims to find a way out of the crisis in the Balkans, Bismarck presents himself as an "honest broker" (Ehrlicher Broker).

There is a powerful rapprochement between Austria and Germany, which leads to a defensive Alliance against Russia. This Alliance between the two countries strengthened over time and clearly defined the foreign policy of the German Empire throughout its existence.

Emperor William I was frightened by the cessation of the former Pro-Russian orientation of German foreign policy and warned Bismarck that it was a matter of concluding an Alliance between tsarist Russia and the newly re-established Republic of France. At the same time, he pointed to the unreliability of Austria as an ally, which could not sort out its internal problems, as well as the uncertainty of Britain's position.

On October 7, 1879, Bismarck concluded a "Dual Alliance" with Austria. The "Dual Alliance" pushed Russia into an Alliance with France. This was a fatal mistake of Bismarck, which destroyed the close relations between Russia and Germany, established since the Liberation war in Germany. Between Russia and Germany began a tough tariff struggle. Since that time, The General staffs of both countries began to develop plans for preventive war against each other.

Bismarck managed to overcome tensions with Russia - to form in 1881 an Alliance of three emperors (Dreikaiserbundnis), which prevented the Franco-Russian agreement.

On July 18, 1881, an urgent Treaty was signed, representing the revival of the" Union of the three emperors " — Russia, Germany and Austria-Hungary. In accordance with it, the participants pledged to maintain neutrality, even if one of them starts a war with any fourth power. Thus Bismarck secured the Russia's neutrality in case of war with France.

According to Bismarck, in the mid-1880s, German diplomatic security seemed assured, reliable.

The concept of" saturation " of the German state in the era of imperialism is increasingly questioned. Personally, Bismarck is against colonial expansion. In 1884, he organized the Berlin conference to regulate the division of Africa between the various European powers and, in particular, on the fate of the Congo.

In Germany, the imperialist movement is formed, which seeks to conquer the colonies.

The Chancellor  said in 1888 to the defender of colonization Eugen Wolf: "Your map of Africa is indeed very beautiful, but my map of Africa is in Europe. France is on the left, Russia is on the right, and we are in the middle. This is my map of Africa."

In the second half of the 1880s, the system created by Bismarck was threatened. Periodically, the ghost of the Franco-Russian Alliance, a synonym for war on two fronts, appears.

Moreover, Bismarck is fanning the crisis to receive the internal support his will to strengthen the army. Almost simultaneously, a new crisis begins in the Balkans .

Bismarck is trying to ease tensions between the two opposing sides, Austria and Russia.

In Russia, the desire for a Franco-Russian Alliance is growing, while German protectionism only worsens the situation.

In Germany, influential diplomatic and military figures such as Friedrich von Holstein , Bernhard von Moltke , and Alfred von Waldersee advocate a preventive war against Russia. Bismarck is categorically against such ideas; he thinks that war can be avoided.

In February 1887, Bismarck initiated the "Mediterranean agreement" between Italy, great Britain, and the Austro-Hungarian monarchy, aimed at curbing Russian expansion.

Bismarck still managed to 18 June 1887 to conclude a reinsurance contract with Russia . Under its terms, both sides were to remain neutral in the war of one of them with any third great power, except in the case of an attack by Germany on France or Russia on Austria-Hungary.

To overcome the difficult situation he faces in Parliament, Bismarck tries to reduce the importance of political parties. He tried to establish an economic Council composed of representatives of various corporations and bypass Parliament.

The main objective of Bismarck's social policy is to strengthen the Germans ' connection with the state and thus isolate the parties from their electoral base.

Initially, only accident insurance is provided, and then the idea comes to add health insurance, disability insurance and pension system . These devices must be largely controlled by the state; Bismarck even speaks of"state socialism."

Parliament excludes all references to state socialism from the accident insurance bill.

With this social legislation, Bismarck lays the foundations of a modern social security system, but fails to achieve his political goals. His attempts to eradicate German socialism are coming to an end, as are his earlier attempts to weaken the parties in favour of the organs of state power. This demotivates Bismarck to continue in the same spirit, in the same way. He established disability insurance and pension insurance in 1889.

In order to take advantage of nationalist sentiment, Bismarck strengthened anti-Polish policies in the Eastern provinces of Prussia - with the adoption of a policy (from 1885) of expelling citizens of the Polish origin  and a colonization law (1886). He uses the feeling of the French revanchist to justify a large-scale campaign in the press to discredit, portraying them as traitors - the all opponents of his military policy. After the dissolution of the Reichstag, nationalist agitation intensified.

The February 1887 election marks the victory of the parties supporting the government. After ten years of waiting, Bismarck finally gets an absolute majority in both houses of Parliament. He is therefore free to impose his military policy and to give preference to his conservative clientele. Because of this news announcing Bismarck's omnipotence, Frederick III's ascension to the throne in March 1888 makes little difference to Bismarck.

In the late 1880s, there were first signs that Bismarck's political dominance was coming to an end. Public opinion increasingly demands a more ambitious foreign policy, making the Chancellor an unpopular person. After the short reign of Frederick III , William II ascended the throne.

On March 15, 1890, Emperor William II formally withdrew his support for the Chancellor due to their repeated conflicts. Bismarck's resignation is officially dated March 18, 1890.

Emperor Wilhelm I's unbounded trust in his Chancellor and complete submission of Emperor to the Bismarck's mind made Bismarck a peremptory judge in matters of domestic and foreign policy in the 1980s. While William I was alive, Bismarck's resignation was politically impossible.

William II dismissed Bismarck when it became clear that public opinion in most parliamentary circles was against Bismarck.

The resignation of Bismarck (March 18, 1890) was met by the left parties with complete satisfaction, the right—with the tacit consent.


11.5. Albrecht von Roon, Helmuth von Moltke (the Elder), Alfred von Schlieffen. The War Ministry, the General Staff, a military management. Military plans and their results

Albrecht von Roon, (1803–79), Count, - Prussian Field Marshal.

Born in Pleushagen (now Ple;na), near Kolberg, Pomerania. Having received an officer rank in 1821, he teaches at the Berlin Cadet Corps. In 1830 he was enlisted in the service of the Prussian General Staff.

In 1844-1848 he was the tutor of the Prussian Prince Friedrich Karl and accompanied him while studying in Bonn, as well as on several trips to Germany, France and Italy. After that, he serves in various command and staff posts.

Appointed in 1849 as chief of staff of the corps, he was sent to suppress the revolution in Baden.

In 1849 he participated in the suppression of the revolutionary movement in Baden.

In 1859 - 1873, Roon was the Minister of War, and in 1861 - 71 also the Minister of the Navy of Prussia.

At his suggestion in 1862, William I appointed Bismarck as Minister-President of Prussia.

With the support of Bismarck, Roon and Moltke reorganized the Prussian army.

Roon carried out military reforms that sharply increased the combat effectiveness of the Prussian army (increasing the size of the army, introducing three-year active service, accelerating mobilization activities, etc.), which played a large role in the victories of Prussia in the wars with Denmark (in 1864), Austria (1866) and France (in the years 1870-1871).

After the reunification of Germany and the appointment of Bismarck as Chancellor, Roon was in 1873 the Minister-President of Prussia.

Helmuth Karl Bernhard Moltke (Elder), (1800–91), Count, Prussian Field Marshal and war writer. (Uncle of the Chief of the German General Staff, Colonel General Helmuth von Moltke - Moltke Jr.).

Born in Mecklenburg-Schwerin (city of Parchim).

He served as an officer in the Danish army; in 1822 he switched to Prussian service.

In 1820 he graduated from the Prussian Military Academy. Then he held a number of posts, mainly in military schools and the General Staff. Moltke’s rapprochement with Prince William, the future Prussian king, and  then with the German emperor Wilhelm I, on whom Moltke had a great influence, dates to this time.

In 1857, Moltke was appointed chief of the general staff of the Prussian army; in fact he controlled all the troops and all military institutions of Prussia.

In 1864, Moltke was the chief of staff of the Allied armies in the war against Denmark. This war resulted with the annexation of Schleswig and Holstein to Prussia. In the wars of Prussia with Austria and her 5 allies (1866) and with France (1870–71), Moltke, occupying the post of chief of the field headquarters (the field Staff), was in fact the commander in chief of all armed forces.

The plan of the battle of Sadowa (Sadov;) (1866) belonged entirely to Moltke, the basis of the plan was the idea of two converging attacks in order to undermine the position of the Austrians and break their connectivity. Despite an unfavorable combination of circumstances (the Prussians were let down by the equipment - the Elbe Army did not receive on time an order to attack  due to damage to the telegraph), Moltke's plan succeeded, and the Austrian army was defeated.

Understanding that accuracy in transporting mobilized troops can be achieved only when the railroads are in the hands of the government, Moltke achieved not only the redemption of all railways to the treasury, but also that the design of war should be the dominant condition in laying new lines; he did not allow the laying of lines of commercial importance earlier the strategic road projects.

Having achieved this, he directed the work of the General Staff to drawing up transportation plans for each the corps, and achieved what he subsequently had every right to say, after declaring war on France: "I can, at last, to have a rest."

He led the victorious for the Germans battle  at Sedan, as a result of which the French Emperor Napoleon the Third and 110,000 French soldiers surrendered.

Autumn-winter 1870 Helmuth von Moltke led the siege of Paris.

He participated in the preparation of the proclamation of the German Empire in January 1871 and the terms of the peace treaty with France.

After the Franco-Prussian War, Moltke remained for 16 years (until 1888) the chief of the general staff (which was transformed into the imperial general general staff). During this period, he led the official publication of the history of the Franco-Prussian War and was busy developing a campaign plan against France and Russia.

Helmuth von Moltke called the book by Carl von Clausewitz (1780-1831) "On War" (published in 1832) as his reference, every day book.

Alfred von Schlieffen (1833-1913), Earl, Field Marshal General (from 1911), Chief of the Prussian General Staff from 1891 to 1905.

Born in Berlin. His father was a major of Guard, landowner (Junker). He began military service in 1853. In the wars of 1866 and 1870–71 von Schlieffen participated as an officer of the General Staff. Until 1891 — head of the French department and assistant chief of the general staff.

Schlieffen’s name is associated with war plans developed by the German (Prussian) General Staff from 1891 until the First World war, as well as with the practical combat training of officers of the Prussian General Staff to lead operations and battles of mass armies.

Under the leadership of von Schlieffen, the German army intensively trains in the art of decisive maneuvering, with a flank circumvention being the dominant form of operation. The basis of the general strategic plan was the Schlieffen's idea of the defense on the Russian direction, with a decisive offensive on the French front.

Violating Belgian neutrality, the German army was supposed to bypass the French left flank from the north with the main forces and push the French army to the Swiss border.

In the first of these plans (1900), Schlieffen provides for the concentration of six German armies to ensure the right flank against the Belgian army from the north.

In 1905, after the Russo-Japanese War, in connection with the weakening of the Russian army, Schlieffen modified his plan, namely, the forces directed against France were increased.

The decisive success is achieved by a flank strike from the North through Belgium, for which the main forces are destined. A strong reserve was envisioned by Schlieffen to cover his evading flank, which was subsequently nullified by the Schlieffen's successor - Moltke.

Two German armies defend Alsace-Lorraine, fortified by long-term structures. In his plan, Schlieffen did not take into account the possibility of the concentration of British troops in France.

Schlieffen’s plans were, moreover, poorly aligned with plans for a war at sea. Schlieffen’s successor Moltke the Younger significantly weakened (up to 16 army corps instead of 25; and 11 reserve corps instead of 18.5 reserve and ersatz corps) the initial grouping of the right wing in favor of other fronts, which led to a halt to the offensive neither the Marne River, east of Paris, to withdraw to the Aisne River and to the protracted war.

Moltke retained the extremely decisive and bold scheme of the Schlieffen plan, but, reducing the number of corps of the shock armies, weakened the material means of its implementation, due to which the difficulties of a grandiose offensive came to light very soon.

Schlieffen finished his preparations for the war as chief of the general staff in 1905, that is, before preparations for the Entente war began; therefore, he was not directly involved in the preparation of Germany in the years preceding the war in the new political situation (with the active position of England).

Undoubtedly, the German army owes its tactical and operational art to a very large extent to Schlieffen.

However, Schlieffen did little to improve the operational command of the armies, preserving the methods inherited from the Franco-Prussian war, while the telegraph, telephone, and mechanical vehicles made it possible to carry out the more systematic operational guidance, necessary in the conditions of a war of mass armies.

Schliffen mistakenly considered a long war impossible because of the complexity of the "international mechanism of economic life."

During the Franco-Prussian War of 1870-1871, Wilhelm Stieber (1818-1882) was tasked with creating a field security police, of which he became director. On March 17, 1871, he returned to Berlin, where he devoted himself to his Central Information Bureau, which became the first organized German intelligence service.

There is a version that military espionage, organized by Wilhelm Stieber (with the general patronage of Otto Bismarck), played one of the decisive roles in achieving the victory of Prussia during the Franco-Prussian War of 1870-1871.


11.6. Rudolf Virchow, Heinrich Schliemann. The Gift to the German people (1881)

Rudolf Virchow (1821-1902), an outstanding scientist, pathologist and anthropologist, as well as a public and political figure. He was born in the small town of Prussia Schiffelbein in a merchant family. In 1843, after graduating from the Berlin Medical Institute, he entered the position of assistant prosector of the Charit; hospital in Berlin. In 1846 he took up the position of prosector there. In the first three years, he gave a number of works that had the character of major scientific discoveries (about blood coagulation, about bleeding, about blockage of arteries, about inflammation of arteries, about pathological pigmentations).

He founded the famous “Archive of Pathological Anatomy, Physiology and Clinical Medicine” (“Archiv f;r pathologische Anatomie und Physiologie und f;r klinische Medizin”), which goes without interruption until the present time (known as the “Virchows Archiv”). Since 1999, the journal has been published as an official body of the European Society of Pathology. The language of publication is English.

Virchow's cell pathology served as the basis for the lush flowering of pathological physiology and pathological anatomy, these cornerstones of modern medicine.

Subsequently, Virchow published a number of remarkable studies on syphilis, leprosy, tumors, on animal and plant parasites, echinococcus, trichinosis, and infectious diseases, as well as a number of articles on the philosophy of science and pedagogy.

At his Berlin Institute of Pathology, Virchow organized the world's only museum in terms of quantity of preparations.

Subsequently, he proceeded to archaeological excavations, producing them both in Germany and in other countries. Together with Schliemann, he participated in the excavations of Troy, and later he also visited Egypt, Nubia, and the Peloponnese.

As a result of his archaeological research, Virchow published a number of special articles (about urns, mounds, the Bronze Age, pile constructions, the ruins of Troy, mummies, etc.).

Virchow was a member of the Prussian Landtag, and from 1880 to 93 — and the Reichstag.

Virchow published over 1,000 articles and books, many of which are translated in Russian.

Heinrich Schliemann (1822-1890). Famous German archaeologist. The son of the pastor. Schliemann mastered approximately 15 languages. Having made a millionaire fortune in trade (mainly in Russia), Schliemann leaves commercial affairs and is interested in archaeological excavations in Italy and Asia Minor, and since 1866, having set out to discover the material remains of the era of the Homeric epos, he begins to engage in archeology. In 1868 he visits the sites mentioned by Homer. In 1869 in his book Ithaca, Peloponnese and Troy, he suggests that the site of the ancient city of Troy is Hissarlik hill, the excavation of which he begins in 1870.

In 1876, Schliemann excavated in Mycenae.
In 1874 and 1878, in the books ""Trojan Antiquities" and "Mycenae" ("A Narrative of Researches and Discoveries at Mycenae and Tiryns"), Schliemann publishes rich results of his excavations. In 1878 he proceeds an excavations at Ithaca; in 1880–81 — in Orchomenus, and finally in 1886 he tried to find traces of the palace of Minos on the island of Crete.

The Schliemann excavations, although not always strictly scientific, caused a revolution in the study of the most ancient eras of the history of Greece and Asia Minor. Schliemann's finds are currently kept in museums in Berlin and Athens. After 1945, the Schliemann collection almost completely (including the “Trojan gold of Schliemann” or “Priam's Treasure”) was moved to the USSR (Russia).

Since 1879, thanks to constant correspondence with Virchow, Schliemann decided to transfer his Trojan collections to Berlin. At the end of 1879, Schliemann received permission from the Greek government and sent 15 boxes to Berlin with a collection that was placed in the prehistoric department of the Museums f;r V;lkerkunde der K;niglich Preu;ischen Museen (Museum Europ;ischer Kulturen - The Museum of European Cultures) (trojanischer Alterth;mer - der Sammlung des unerm;dlichen Forschers Heinrich Schliemann).

For this, Schliemann received personal thanks from the Chancellor of Bismarck.

On August 9, 1880, scientists were honored in Berlin, attended by Schliemann and the Swedish polar explorer Nordensk;ld.

In November 1880, Schliemann decided to transfer the entire Trojan collection to the museum, but demanded that "the halls where the collections will be exhibited, bear his name forever and this should be authorized by the Kaiser."

He spent large sums on the purchase of Calvert's collections, at the beginning of 1881 another 40 boxes of antiquities arrived in Berlin, which were officially accepted by Kaiser Wilhelm January 24, 1881 as a “GIFT TO THE GERMAN PEOPLE” (Not a gift to the Germany state!).

Firstly, “people” and “state” are different concepts.

Secondly, the German people are represented (resides) in various countries, not only in Germany.

Thirdly, the collection of Heinrich Schliemann was voluntarily handed over by the museum employee to the representatives of the Soviet Union in Germany at the end of the Second World War (that is, initially there is no sign of a values acquired in connection with the conduct of hostilities).

The above arguments talk in favor of the legality and the need to transfer (return) the Schliemann collection (“Treasure of Priam”, including) from Russia to Germany - for placement in museum halls in accordance with the conditions of donation (conditions of the gift).


12. Admiral of the Atlantic Ocean sends his hello to Admiral of the Pacific (1890-1914)


12.1. The Personnel Changes.

Emperor Wilhelm The First died in 1888. His son Frederick III, open to a more liberal political course, ruled for only ninety-nine days, as he was struck with throat cancer and died three months after his coronation. His son, William II, succeeded him on the throne (William II was 29 age old).

William II (Wilhelm II) rejected the liberal ideas of his parents and embarked on conservative autocratic rule.

He decided to replace the political elite, and in March 1890 he forced Chancellor Bismarck to resign.

Following his principle of "personal regiment", Wilhelm II was determined to exert maximum influence on all state affairs.

The young Kaiser Wilhelm II intended to apply his imperialist ideas.

He suggested a mercilessly aggressive political course to strengthen the influence of the empire in the world and the control over the world.

After the removal of Bismarck, foreign policy was determined by Kaiser and the Federal Ministry of Foreign Affairs under the leadership of Friedrich von Holstein (political Secretary to the Foreign Office).

Wilhelm’s increasingly unstable and reckless behavior was associated with lack of character and lack of diplomatic skills (abilities).


12.2. The Powerful economic development

By 1890, the German economy continued to industrialize and grow at an even faster rate than in the previous two decades. The economy also increased sharply in the years preceding the First World War.

Intensive methodical cultivation of sugar and other root crops made Germany the most efficient agricultural producer in Europe by 1914.

The foundations of the modern layout of the chemical research laboratory and the introduction of the necessary equipment and tools, task-oriented principles of group research, arose in Germany and France in the 19th century.

The organization of knowledge acquisition has been improved through laboratory integration at research institutes of universities and industry.

Germany gained a leading role in the global chemical industry by the end of the 19th century thanks to a strictly organized methodology.

In 1913, the German chemical industry sold about 80 percent of its products abroad.

Germany became Europe's leading steel producer in the 1890s, thanks in large part to protection (provided by tariffs and cartels) from American and British competition .

By 1913, American and German exports dominated the global steel market; Britain moved into third place.

In engineering, metallurgy and other industries, German firms avoided fierce competition and instead relied on trade associations. Germany was a world leader because of its predominant "corporate mentality", its strong bureaucratic traditions and government support. These associations regulate competition and allow small firms to function in the shadow of much larger companies.

Germany has become economically more powerful than Britain.


12.3. The New foreign policy

The Ministry of Foreign Affairs schematically assessed the current situation and made recommendations on the most suitable course of action for the empire:

First, it necessary to create obstacles to the long-term coalition between France and Russia.

Secondly, Russia and Great Britain will never become allies.

Thirdly, the UK will ultimately seek an alliance with Germany.

Wilhelm refused to renew the reinsurance contract with Russia.

Russia quickly established closer relations with France in the Double Alliance of 1894, as both countries were concerned about Germany’s new position.

In addition, from the British point of view, Anglo-German relations did not give any reason for any consensus, since the Kaiser showed imperial aggressiveness and an arms race at sea (in particular).

Von Holstein's analysis turned out to be erroneous on all counts.

Wilhelm also failed, because he did not understand the nuances of political dialogue.

Germany was gradually isolated and depended on the Triple Alliance with Austria-Hungary and Italy. This agreement was hampered by disagreements between Austria and Italy, and in 1915 Italy withdrew from the alliance.

In 1897, Admiral Alfred von Tirpitz, Secretary of State of the German Imperial Naval Office, developed his initially quite practical, but nonetheless ambitious plan to create significant naval forces.

Tirpitz suggested that the very existence of the fleet would force Britain, who was depending on maritime transport, to agree to diplomatic compromises.

Tirpitz began the construction of a warships in 1898 and enjoyed the full support of Kaiser Wilhelm.

Wilhelm had less rational ideas about the fleet, succumbing to the romantic childhood dream of an owing the "his own fleet, as once" and focusing on the works byf Alfred Thayer Mahan The Influence of Sea Power Upon History, 1660–1783 (1890), The Influence of Sea Power Upon the French Revolution and Empire, 1793–1812 (1892).

Britain considered imperial Germanic efforts a dangerous violation of the centuries-old delicate balance of global affairs and trade on the seas (under the British control).

By 1910, the arms race escalated again.

During the first Moroccan crisis of 1905, Germany almost collided with England and France when the latter tried to establish a protectorate over Morocco.

Kaiser Wilhelm II was upset that he was not informed of France’s intentions and declared his support for Moroccan independence.

William II made a very provocative speech on this subject. The following year, a conference was held at which all European powers, with the exception of Austria-Hungary (which became almost a satellite of Germany), sided with France.

A compromise was reached thanks to the United States. The French abandoned partly, but not in full, of control over Morocco.

The second Moroccan crisis of 1911 sparked another debate over Morocco when France tried to quell the rebellion there. Germany, still suffering from a previous quarrel, agreed to a settlement under which the French ceded some territory in central Africa in exchange for Germany's renunciation of any right to intervene in Moroccan affairs. This confirmed the French control over Morocco, which became a complete protectorate of this country in 1912.

Germany was the leader of the central powers, including Austria-Hungary, the Ottoman Empire, and then Bulgaria. Allies were built against them, consisting mainly of Russia, France, Britain and Italy (in 1915).

The British were more concerned about the fate of France.

There were fears of a repeat of 1870 - when Prussia and the German states defeated France.

This situation will mean that Germany with a powerful army and navy will control the English Channel and northwestern France. British politicians speculated that this would be a disaster for the British security.


12.4. The Schlieffen Plan, Moltke the Younger

In February 1891, Schlieffen was appointed chief of the General Staff (Gro;er Generalstab (Great General Staff)), the professional governing body of Kaiserheer (German Army).

This post lost its influence on competing institutions in the German state due to the machinations of the previous leader Alfred von Waldersee (April 8, 1832 - March 5, 1904), who held this post from 1888 to 1891 and tried to use his position as a political springboard.

Schlieffen was considered as a safe choice, being little known outside the General Staff and with few interests outside the army.

Other governing institutions came to power at the expense of the General Staff, and Schliffen had no followers in the army or state.

The fragmented and antagonistic nature of German state institutions complicated the development of a great strategy, since there was no body to coordinate foreign, domestic and military policies.

The General Staff had planned in a political vacuum, and Schlieffen’s weak position was aggravated by his narrow military gaze.

The General Staff developed deployment plans, and its chief de facto could became the commander in chief if the war began, but in peacetime command was given to the commanders of twenty districts of army corps.

Schlieffen concentrated on issues that he could influence, and insisted on increasing the size of the army and adopting new weapons.

The success of a battle depends more on conceptual coherence than on territorial proximity. Thus, one battle can be fought to ensure victory on another battlefield.

- Schlieffen, 1909.

The war against France (1905), a memorandum later known as the Schlieffen Plan, was a war strategy for unusually large battles in which corps commanders would be independent, provided that they were coordinated with the intentions of the supreme commander.

Moltke (the Younger) made significant changes to the concept of the offensive set forth by Schlieffen in the memorandum on the “War against France of 1905–06”.

Moltke changed the course of the offensive of the armies on the right (north) wing to avoid the Netherlands, keeping this country as a useful route for import and export.

Advancing only through Belgium meant that the German armies lost the railway lines around Maastricht and had to squeeze out 600,000 of 1st and 2nd armies through a 19 km (12 mi) wide gap. Such a situation made it vital that the Belgian railways be captured fast and safe.

Later changes meant that the attacking forces would need to move, start to march only a few hours after the mobilization order was issued.

“In January 1905, the emperor informed Moltke that he identified him as a candidate for the post of chief of the general staff: Count Schlieffen is very old. “True, they offer me von Goltz and von Bezeler,” added William II, “but I don’t want to appoint the first, and I don’t know the second ...”

Moltke's answer honors his selflessness and his independence of character. He said that he could take such a responsible position on one condition: the emperor should promise that he would not interfere in military affairs.

William II was amazed - he was not used to such answers. The general clarified his point. The maneuvers of the German troops, he said, turned into a perfect comedy. They always end with the complete victory of the army commanded by the emperor: this army invariably surrounds the enemy and captures him. Therefore, the German officers lost all interest in maneuvers; they also lost confidence in the emperor himself, for they do not allow the thought that he might not notice the comedy being played before him. Count Schlieffen, on the contrary, finds that it should be so: not a single general dares to defeat his emperor. But if war breaks out, things will go differently. However, Moltke added, no one knows what the European war will be. It will be a war of peoples, its outcome will not be determined by a separate victory, there will be a long hard struggle, from which the winner will come out completely exhausted ... I don’t know how it will be possible to lead the multimillion-dollar human masses. I think that no one at all does not know this  ...

That was the meaning of General Moltke’s response to the emperor. The answer was surprising and to some extent prophetic - in this regard, it does not lose anything in comparison with the plan of Count Schlieffen and the French plan No. 17. But perhaps even more surprising is that, upon hearing this answer, Emperor Wilhelm nevertheless appointed the agnostic general as chief of staff of the German army. (...) This man was a fragment of old Europe, that Europe where the villains could not rule a cultural state and did not rule. The old world is drowned, and the very memory of it produces a sad-comic effect, like films of 1910. (...) Upon learning that Kluk’s army turned south-east, Gallieni, according to eyewitnesses, said: “I dare not believe this! That would be too good! .. ”At that very moment, a thought flashed through his mind, about which at least fifty scientific works had been written since 1914. The related lines in the diary of the Paris commander in chief for this day cannot be read without excitement now:

“If the first German army moves to the southeast, then it thereby opens its flank for the  strike of Parisian troops. I think to hit her, despite the risk of this operation, despite the directives of the Supreme Commander ... "

One does not have to be a military man in order to appreciate these few words: after all, the salvation of Paris, Europe, perhaps civilization, is connected with them.

Gallieni, on his personal responsibility, supported the 6th French army of Monouri (which attacked the German army into the flank) by troops from the garrison of Paris, sent to accelerate, in requisitioned cars (including Parisian taxicabs).

The sick, tortured old man, raving at night with some sort of maneuvers, on this memorable day surpassed himself.

(...) The relations between the emperor and the supreme commander in chief have long since become bad; the first clash between them - and a very serious one - occurred on the very first day of the war. The Moltke’s uncertainty seemed to annoy the emperor very much ...

Ten days later, after the First Battle of the Marne, Moltke correctly predicts the future: “In the end, our strength will be broken in this struggle on two fronts ... What a bitter disappointment! And we will have to pay for the destruction ... "

Perhaps the emperor was right in that he did not want  such a hopeless person on the position of the supreme commander in chief. On September 13, 1914, a chaotic scene occurred between them, which we can only guess from the following brief words of Moltke: “I have to admit that my nervous system has weakened as a result of the tests. The emperor should have thought that I was sick ... "

He was sick indeed. It was not easy to say whether his resignation was a consequence of the disease, or the disease (more precisely, its sharp complication) a result of the resignation. The war crushed this man, who was a living paradox of German militarism. General von Moltke loved life, culture, people too much. He was to be made of steel or wood, and he had nerves! As a person, he is, in any case, more attractive than steel or wooden generals.

The supreme commander was invited to rest ... Actual power passed to General von Falkenhayn. A little later, on November 3, Helmut von Moltke was dismissed with honor. His historical role ended forever. And life ended. ”(Mark Aldanov “Moltke the Younger”).

Moltke (Younger), Helmut, von (1848-1916), German Colonel General, nephew of Field Marshal Count Moltke. From 1880 — adjutant to Count Moltke until his death in 1891; since 1906 — chief of the Great General Staff. But possessing the abilities and volitional qualities of his uncle, Moltke (Younger), Helmut, von (1848-1916), German Colonel General, nephew of Field Marshal Count Moltke. From 1880 — adjutant to Count Moltke until his death in 1891; since 1906 — chief of the Great General Staff. But possessing the abilities and volitional qualities of his uncle, Moltke knew how to get along well with William II and the ruling elite of  Germany, in whose hands such a chief of the general staff was a convenient figure.

The basis of his operational plans for the war on two fronts, Moltke laid the well-known plan of his predecessor, Schliffon, making some changes to it, in particular - weakening the right wing of the armies intended to deliver the main blow to France through the Belgian territory. Finding himself in 1914 in the role of the actual commander in chief of all German armies, Moltke but showed no abilities commander. During the battle of Marne in September 1914, Moltke completely lost control of his troops. At the decisive moment of the battle, Moltke’s headquarters was almost 180 km from the main combat area. Moltke had never been to the front. He had given not a single directive during the battle. The lack of talent of Moltke was one of the reasons for the defeat of the German armies on the Marne in 1914, after which Moltke was removed from his post and replaced by Falkenhayn.

“General Helmut von Moltke did not leave after himself, if I am not mistaken, any work. He wrote several memos that might be of interest to military people, and even then not too much. But there remained after him letters to his wife, interesting in a historical, everyday, psychological sense. He was married to his cousin Countess Moltke-Guitfeld. Apparently, it was a very happy marriage. The letters of the general, covering a forty-year period of time, testify to his extraordinary love and respect for his wife. He trusted her infinitely. At the time of the war, he informed his wife in private letters of the most secret military information. Suffice it to say that in a letter dated September 9, 1914, he speaks in an almost hopeless tone about the German military chances! (Mark Aldanov "Moltke the Younger").

“... at the time of the expedition to Beijing, Moltke remarks:“ It is better not to talk about the true reasons for this expedition. Frankly speaking, it was only out of greed that we rushed to the big Chinese pie. We want to build railways, develop mines, in a word, make money. We are acting no better than the English in Transvaal... ”(Mark Aldanov“ Moltke the Younger ”).


12.5. The Colonies.

By the 1890s, the colonial expansion of Germany in the Asia-Pacific region (Kiauchau [Jiaozhou] in China, the Mariana Islands, the Caroline Islands, Samoa) led to friction with Great Britain, Russia, Japan and the USA. The construction of the Baghdad Railway, financed by German banks, was intended to eventually connect Germany with the Turkish Empire and the Persian Gulf, but it also faced British and Russian geopolitical interests.

Colonies of Germany (Kolonialreich) were overseas colonies of Kaiser Germany.

Short-term attempts at colonization by individual German states took place in the preceding centuries, but important colonial efforts began only in 1884 with the Struggle for Africa.

Germany managed to build the third largest colonial empire at that time, after the British and French.

Germany lost control of its colonial empire when World War I broke out in 1914, and many of its colonies were captured by the Allies in the first weeks of the war. However, some colonial military units held out for some time longer: German South West Africa surrendered in 1915, Cameroon in 1916 and German East Africa in 1918. In the case of German East Africa, the defenders, under the command of Paul von Lettow-Vorbeck, participated in a guerrilla war against the British colonial and Portuguese forces and did not give up until the end of the war.

After the defeat of Germany in the war, the colonial empire of Germany was officially confiscated according to the Treaty of Versailles, and each colony became a territory of the League of Nations with the transfer to control of one of the victorious powers. The German colonial empire ceased to exist in 1919.

Plans for the return of their lost colonial possessions remained during the Second World War, and many at that time suspected that this was the goal of the Third Reich all the time.

Although the existence of the Deutsches Kolonialreich was short compared to other colonial empires, the colonial enterprises of Germany changed the places and people with whom they came into contact. The Germans participated in medical and scientific research in Africa, as well as in attempts to create infrastructure there.

Before the unification of 1871, the German states did not concentrate on the development of the navy, and this, in effect, precluded Germany from participating in the early imperialist battles for remote colonial territory - the so-called "place in the sun." Germany seemed destined to play catch-up. German states retained separate political structures and goals until 1870, and German foreign policy up to the era of Otto von Bismarck focused on resolving the "German question" in Europe and securing German interests on the continent. However, by 1891 they were mostly united under Prussian rule.

Ultimately, public opinion came to understand that the prestigious African and Pacific colonies go hand in hand with the dreams of the navy.

In fact, Bismarck’s colonial motives were unclear because he repeatedly said: “I am not a man for the colonies” and “remained as contemptuous of all colonial dreams as before.” However, in 1884, he agreed to the acquisition of the colonies by the German Empire in order to protect trade, protect commodity and export markets, and take advantage of investment opportunities, among other reasons.

The following year, Bismarck “gave up his colonial attraction as suddenly and accidentally as he started it,” as if he had made a mistake in a judgment that could confuse the essence of his more significant policy.

The German colonial empire began to exist around 1884, and in those years it acquired several territories. German East Africa, German South West Africa, Cameroon and Togo in Africa. Germany was also active in the Pacific, annexing a number of islands to be called German New Guinea. The northeastern region of New Guinea was called Kaiser-Wilhelmsland, a Bismarck archipelago located east of the islands. There were also two larger islands: New Mecklenburg and New Pomerania. The Northern Solomon Islands were acquired. These islands have been given protectorate status.
The transition to the official adoption of colonialism and colonial government occurred during the last quarter of Bismarck’s term.

In the early years of the 20th century, regular shipping lines with chilled holds were organized, and agricultural products from the colonies, exotic fruits and spices were sold to the population in Germany. The colonies were romanticized. Geologists and cartographers investigated what were unmarked regions on European maps, identifying mountains and rivers and delimiting boundaries.

The German colonial diplomatic efforts remained commercially inspired, "the colonial economy flourished ... and roads, railways, maritime and telegraph communications were in effect until the last minute."

The restructuring of the colonial administrative apparatus paved the way for the last and most promising period of German colonialism.

Both the colonial authorities and the settlers were of the opinion that Native Africans should be the lower class, their lands would be confiscated and transferred to settlers and companies, and the remaining population should be placed on a reservation; the Germans planned to create a colony inhabited mainly by whites: "a new African Germany."
Each African protectorate laid railway lines to the interior, each colony in Africa and the Pacific laid the foundation for a public school system, and each colony built and staffed hospitals.

Dar es Salaam has become a "showcase city of all tropical Africa." Lome turned into "the most beautiful city in West Africa," and Qingdao, China, became a miniature, a German city like Hamburg or Bremen. "With regard to the indigenous population in some colonies, local agricultural land was encouraged and supported.
The Anglo-German colonial problems in the decade before 1914 were insignificant, and both empires, British and German, took a conciliatory position. Foreign Minister Sir Edward Gray, who was still considered moderate in 1911, was prepared to "study the map of Africa in a pro-German spirit."
After the outbreak of World War I in 1914, the public was informed that the German colonies were a threat because “Every German colony has a powerful wireless station - they will talk to each other across the seas, and at every opportunity they ... will destroy our trade and maybe will raiding our coasts. "

The British position that Germany was an exceptionally brutal and brutal colonial power arose during the war; it was not said in peacetime.

In the Pacific Ocean, allied Britain, Japan declared war on Germany in 1914 and quickly captured several island colonies in Germany, the Mariana, Caroline and Marshall Islands, without resistance.

By 1916, German forces survived only in remote areas of the jungle in East Africa.

The foreign empire of Germany was destroyed after the defeat in the First World War. With the conclusion of the Treaty of Versailles, article 22, the German colonies were converted into mandates of the League of Nations and divided between Belgium, Great Britain and some British dominions, France and Japan with the decision not to return any territory to Germany - a statement guaranteed by article 119.

In Africa, Great Britain and France divided the German Cameroon  and Togoland. Belgium received Rwanda-Urundi in northwestern Germany, in East Africa, Great Britain received a much larger land area of this colony, thus obtaining the “missing link” in the chain of British possessions, stretching from South Africa to Egypt (from Cape to Cairo), and Portugal received the Kyong triangle, a fragment of German East Africa. German SouthWest Africa was taken over by the Union of South Africa.

In the Pacific Ocean, Japan received the islands of Germany north of the equator (Marshall Islands, Carolina, Mariana Islands, Palau Islands) and Kiaushu in China. German Samoa was transferred to New Zealand; German New Guinea, the Bismarck Archipelago and Nauru crossed Australia as mandated territories.

In the Pacific Ocean, Japan received the islands of Germany north of the equator (Marshall Islands, Carolina, Mariana Islands, Palau Islands) ... German Samoa was transferred to New Zealand; German New Guinea, the Bismarck Archipelago and Nauru were transferred to Australia as mandated territories.

The principle of "self-determination", embodied in the Charter of the League of Nations, was not considered applicable to these colonies and was "considered meaningless." In order to “calm the suspicions of President [Woodrow] Wilson of British imperialism”, the “mandate” system was developed by the British War Cabinet (with the French and Italians in tow). “By no means suggesting the possible independence of the [former] German colonies, the Allied statesmen at the Paris Conference considered 1919 a renewal, not the end of the imperial era.”

In the 1920s, some people and German colonial society fought for the idea of colonialism. A settlement in Africa was not popular and was not Hitler's goal.

The Reich Colonial Foundation, created in 1936 under the leadership of Franz Ritter von Epp, absorbed all the colonial organizations and was supposed to raise pro-colonial moods, public interest in the former German colonies and take part in political agitation. However, with the outbreak of World War II, the organization fell into decay, and in 1943 it was dissolved by decree for "activities not related to the war."
It is unlikely that there are any special ties between modern Germany and its former colonies.

In sharp contrast to the French and English languages that are widely spoken on the continent among people of African and European descent, German is not an important language in Africa even in the former colonies, although it is spoken by a significant minority of the population of Namibia.
Germany cooperates economically and culturally with many countries in Africa and Asia, regardless of colonial history.

The German colonial population before the First World War was 19,696 Germans in the African and Pacific colonies in 1913.

In Africa (1913), 12,292 Germans lived in Southwest Africa, 4,107 in German East Africa, and 1,643 in Cameroon.

In the Pacific colonies in 1913 there were 1,645 Germans. After 1905, a marriage ban was introduced prohibiting mixed couples between the German and the indigenous people in South West Africa, and after 1912 in Samoa.

After World War I, military and “unwanted people” were expelled from German protectorates. In 1934, the former colonies were settled by 16,774 Germans, of whom about 12,000 lived in the former colony of South West Africa.

As soon as the new owners of the colonies again allowed immigration from Germany, in subsequent years their number increased to the outcome of the First World War.


Germany created various biological and agricultural stations in its colonies in the Africa and in territories of southern seas. Personnel specialists and sometimes visiting university groups conducted soil analysis, developed plant hybrids, experimented with fertilizers, studied vegetable pests, and conducted agronomy courses for settlers and local residents and performed many other tasks. Successful German plantation operators realized the benefits of systematic scientific research and created and maintained their own stations with their own staff, who subsequently explored and documented the local fauna and flora.

The research of bacteriologists Robert Koch and Paul Erlich and other scientists was funded by the imperial treasury and freely transferred to other nations. More than three million Africans have been vaccinated against smallpox.
The limited successes of German colonialism abroad led to the decision to shift the main focus of German expansionism to Central and Eastern Europe with the help of the Mitterlevropa plan. Unlike the British or Spanish empires, Germany has left very few traces of its language or customs. Today, no country outside Europe uses German as an official language, although German is a recognized language in Namibia, and there are many German geographical names and architectural structures in the country.

The German colonialism therefore turned to the European continent. This idea was  developed under Erich Ludendorff and his political activities in the Baltic states, Ukraine and Poland. Subsequently, after the defeat of Russia during the First World War, Germany acquired vast territories under the Brest-Litovsk Treaty and created several administrative regions, such as Ober-Ost.


12.6. The actions of William II and the Russo-Japanese War of 1904-1905. The Treaty of Bj;rk; (July 11 (24), 1905)


12.6.1. The multi significant signal to action (1902)

Sergei Witte wrote in his memoirs on many aspects of diplomacy and foreign policy of William II.

“In the summer of 1902, the [our] Emperor traveled to Revel for the sea maneuvers. In June, the German Emperor came to maneuver, and after the maneuvers the following interesting event took place, showing the mood of the German Emperor: when his yacht began to depart, the usual signal farewell began. And the German Emperor gave the following signal: Admiral of the Atlantic Ocean sends greetings to the Admiral of the Pacific Ocean. The emperor was very shy that he would to answer to this hello.

I don’t know how His Majesty answered, but I know positively that the German Emperor gave us such a signal, which meant, if you translate it into ordinary language: I seek to capture [control] or to dominate the Atlantic Ocean, and, they say, I advise you and I will support you to take a dominant position in the Pacific Ocean.

As I already had occasion to say, Emperor Wilhelm stuck [втюрил] (so in the original) us in Far Eastern story, realizing that if we were distracted to the Far East, he would untie his own hands in Europe. He with this signal continued the same characteristic comedy.

I do not know whether the influence of Emperor Wilhelm, expressed by the way, in the said signal, or something else, but since that time, and even more in 1903, in the dispatches given to the His Majesty's Deputy in the Far East and in other acts, the Sovereign repeatedly expressed the idea that he wants Russia to have a dominant influence in the Pacific. ”(Sergei Witte. Memoirs (Reign of Nicholas II, Volume 1)).


12.6.2. Russian and German politics before the Russo-Japanese War of 1904-1905

“A few years before the capture of the Kwantung region, we forced the Japanese to leave, and under the slogan that we cannot allow China’s integrity to be violated. We entered into a secret defensive alliance with China against Japan, through which we gained very substantial benefits in the Far East. And then, in for the shortest time, we seized part of the area from which Japan was forced, after a victorious war, to leave under the slogan that we cannot allow the integrity of the Chinese Empire to be violated.

Undoubtedly, the Emperor Wilhelm by the capture of Tsintau [Kiautschou Bay concession] gave the impetus for such an act. Maybe he didn’t realize clearly what consequences this would lead to. But there is no doubt that German diplomacy and the German emperor at that time tried their best to squeeze us into Far Eastern adventures. The German emperor sought to divert all our forces to the Far East and be calm about the western border; and this was quite achieved by him. Since the occupation of the Kwantung region entailed - (as I will have occasion to tell further) - a brutal Japanese war in which we suffered the most offensive and extreme defeat. -

During this war, the German Emperor appeared to be a defender of our western border, but, of course, an involuntary defender. Under the guise of friendship, he has procured a trade agreement that is advantageous for Germany and extremely disadvantageous for Russia.

As soon as we captured the Kwantung region, all the powers that had interests there became alarmed, and above all: Japan and England. England captured Weihaiwei [Weihai], and Japan began to put forward similar claims against Korea.

The Earl Muravyov, apparently, did not expect this, since he assured His Majesty that everything would be completely calm - he vouched for it ... ”(Sergei Witte. The Memoirs of Count Witte (The Reign of Nicholas II, Volume 1)).

“There is a copy of my most comprehensive report in my archive, which shows that if they wanted to take my opinions and instructions into account, we would avoid the terrible and unfortunate Japanese war and all the consequences of that.

(...) If we faithfully fulfilled our agreements with China, if we had not started a fabulous adventure in the end of the 19th century in Korea, an adventure that could be called by name of its author “Bezobrazovshchina” [from name of Aleksandr Bezobrazov], if we accepted sincere offers, that Ito had made to us and a further proposal, even right before the war, made to us by the Japanese Ambassador Kurino, there would have been no war. ” (Sergei Witte. The Memoirs of Count Witte (The Reign of Nicholas II, Volume 1)).

“Emperor Wilhelm contributed a lot to dragging us into a miserable Japanese war. And when we, crippled, got out of this misfortune in Portsmouth, he wanted to completely impose a noose around our neck (in Bj;rk;.).


12.6.3. The Treaty of Bj;rk; (July 11 (24), 1905). “He didn’t realize the essence of the matter, in the fog created by Wilhelm” (?)

(...) ... Emperor Wilhelm. Till the meeting in Bj;rk;, it was in his interest to further exacerbate, desiccate Russia. And if  the Treaty of Bj;rk; took place, his interest was the peace treaty in Portsmouth. He could not think then, that the Treaty of Bj;rk; will fail later.

(...)

After talking with me, William no longer doubted that his business was in a hat - the war weakened Russia and untied for William hands from the east, now Portsmouth and Bj;rk; [treaties] will serve him to calm, if not to glorify Germany with the help of Russia... And all this without a shedding a one drop of blood and without the costs of at least one German pfennig. But a human has a hopes - the destiny rules.

(...)

... Count Lamsdorf asked me:

- Did you read the Treaty of Bj;rk; [the contract]?

I replied:

- No, I haven’t read it.

- William and the Sovereign did not let you read it?

I answered again:

- No, they didn’t give it, and you, when I arrived in St. Petersburg and visited you earlier than to come to the Tsar, were also not allowed to read it to me.

To this the count answered the following:

- I did not give because I did not know about its existence; no one said a word about him to me during these three months, and only now the Tsar handed it to me. Read, what is a charm!

Count Lamsdorf was very excited. I took and read this agreement. That was what it was. Ordinary preambule - words! - then a few points, the essence of which is as follows:

Germany and Russia undertake to protect each other in the case of a war with a European power (meaning France). Russia commits itself to take all possible measures to bring France to this alliance with Germany (but until this is accomplished, or even if it is not achieved, the alliance of Russia with Germany is in full force). The treaty enters into force from the time of the conclusion of peace with Japan, i.e. since the ratification of the Treaty of Portsmouth (which means that if the war with Japan continues, it’s fine, and if it stops, then Russia is drawn into this treaty). The contract was signed by the Emperors Nicholas and Wilhelm and was countersigned by a German dignitary who was with Wilhelm in Bj;rk; (I couldn't memorize his name), and on our part, the Naval Minister Aleksei Birilev.

Thus, since the ratification of the Treaty of Portsmouth, Russia has committed itself to protecting Germany in the case of a war with France. Meanwhile we have an agreement with France. This agreement has been in force since 1880 and is still not canceled, by virtue of which we are obliged to protect France in the event of a war with Germany. Germany also pledged to defend European Russia in the case of a war with the European powers. But until then, as long as we have an agreement with France, we can’t fight with France. With Italy and Austria war is also impossible because of agreement with Germany, - in view of the triple alliance of Germany, Austria and Italy. All this mean that the treaty could  really touch only the war between Russia and England, but England cannot wage a land war with Russia. If the Far East is concerned, until the relations with Japan are established, the war is very possible, then we can to war as much as we like - Germany is not obligated to take any part [in such war].

After reading this contract, I said to Count Lamsdorf:

- Yes, this is a direct catch, deception. Also we had  to mention the inequality of the contract. After all, such an agreement is dishonorable in relation to France. Only this make the Treaty of Bj;rk; impossible. Is all this created without you and until the last days you did not know about it? Our agreement with France is unknown to the Tsar?

Lamsdorf answered:

- How unknown. Well known. The sovereign, perhaps, forgot him, but most likely did not realize the essence of the matter, in the fog that Wilhelm had made. I didn’t know anything about the contract, and I completely honestly telegraphed you to Paris when you were traveling to America, that a meeting in Bj;rk; has no political significance. ”  (Sergei Witte. The Memoirs of Count Witte (The Reign of Nicholas II, Volume 1)).


13. Two world wars and, after them, the decision to liquidate the Prussian state (1914-1945). …1947 year.


13.1. The Free State of Prussia in the Weimar Republic (1918-1933)
In the first world war of 1914-1918, the German Junker-bourgeois elite was not able to implement its expansionist program. Germany was defeated.

In 1917, the Romanov dynasty lost power in Russia. Russia was proclaimed a republic.

In 1918, the Brest-Litovsk Peace Treaty was concluded. The agreement provided for the transfer of vast territories and huge indemnities. A mirage of victory appeared, similar to victory in the war of 1870-1871.

This mirage was one of the sources of the later developed "theory of stab in the back" and the aspirations of a new war in the East.

In 1918, the United States entered the war.

Germany was forced to admit defeat.

In 1918, a bourgeois revolution took place in Germany, which did not affect the domination of monopolies and Junkers.

In 1918, the Hohenzollern dynasty lost power in Germany. Germany was proclaimed a republic.

In 1920, the northernmost territories of Prussia (the so-called Klaipeda region) were separated from it and transferred to Lithuania.

Under the Versailles Peace Treaty of 1919, Germany retained most of the territories captured by Prussia for centuries from Poland.

After the creation of the Weimar Republic, Prussia became one of the lands of Germany. Prussia retained the previous, dominant positions in the political life of the country.

Prussia was proclaimed an independent free state and in 1920 received a democratic constitution.

The territorial "concessions" of Germany indicated in the Treaty of Versailles, with the exception of Alsace-Lorraine and parts of the Bavarian Palatinate formed after the Franco-Prussian war, are exclusively Prussian territory: Eupen-Malmedy went to Belgium, the Nordschleswig to Denmark, the Hultschiner L;ndchen to Czechoslovakia.

A significant part of the regions of the West Prussia and Posen, which Prussia received as part of the partition of Poland, as well as East Upper Silesia, went to Poland.

Gdansk became the Free City under the control of the League of Nations, and Memel - under the control of the Allies.

East Prussia was separated from the rest of the country by Polish territory.

From the territory of the Reich, it was possible to reach East Prussia by ship, by plane or by train through the Polish corridor. Saar (a League of Nations governed territory (1920–1935)) was also formed mainly from the Prussian regions.

From 1919 to 1932, the governments of the Weimar coalition (SPD, the German Democratic Party (DDP), the Christian democratic Centre Party and the German People's Party (DVP)) ruled in Prussia.

From 1920 to 1932 Otto Brown, who is still considered one of the most capable social democratic politicians in the Weimar Republic, carried out in the Prussia several promising reforms with his Minister of the Interior Carl North. Those reforms later became a model for the Federal Republic . For example, a constructive vote of no confidence. (The government of the state of Prussia could remain in power until there was a positive majority in the parliament, that is, a majority of opposition parties).

The parliamentary elections of April 24, 1932 did not bring a positive majority (neither the far left nor the far right could possibly put together a majority.).

Since there was no coalition in Parliament capable of forming a government, the Brown government remained in office.

This gave Chancellor Franz von Papen an occasion for the so-called the Preu;enschlag ("Prussian coup").

July 20, 1932 - the Preu;enschlag ("Prussian coup"): Reich Chancellor Franz von Papen got President Hindenburg to remove the elected Prussian state government under Otto Braun on the pretext that it had lost control of public order. This was caused by a shootout between the SA and the Communists. After the emergency decree, Papen appointed himself Reich Commissioner for Prussia and took control of the government. This made it easy for Adolf Hitler to assume control over Prussia in the following year.

The government of Otto Brown filed a lawsuit in court, but the case remained unresolved due to the war and subsequent occupation by the Allies and the partition of Germany.

Hitler was able to take power decisively in Germany, since he had the whole apparatus of the Prussian government, including the police, at his disposal.

The free state of Prussia was divided into provinces.

Berlin (in 1920 the city was considerably extended (Prussian Greater Berlin Act) at the expense of Brandenburg)

Brandenburg (Berlin); regions: Frankfurt and Potsdam

East Prussia (K;nigsberg in Prussia); regions: Allenstein, Gumbinnen, K;nigsberg and West Prussia (1922-1939)

Hanover (Hanover; in 1921 Pyrmont, prior a district of the Free State of Waldeck-Pyrmont, merged in); regions: Aurich, Hanover, Hildesheim, L;neburg, Osnabr;ck and Stade

Hesse-Nassau (Kassel; in 1929 the Free State of Waldeck, prior a German state of its own, merged in); regions: Kassel and Wiesbaden

Hohenzollern (Sigmaringen); region: Sigmaringen

Lower Silesia (Breslau; part of Silesia between 1938 and 1941); regions: Breslau and Liegnitz

Pomerania (Stettin); regions: K;slin, Stettin, Posen-West Prussia (as of 1938) and Stralsund (till 1932)

Posen-West Prussia (Schneidem;hl; created in 1922 from parts of the provinces Posen and West Prussia that had not been ceded to Poland, the province was dissolved in 1938 with its territory being mainly incorporated into Pomerania, and two exclaves into Brandenburg and Silesia.); region: Schneidem;hl

Rhineland (D;sseldorf as to provincial self-rule, Koblenz as to High Commissioner offices); regions: Aachen, Cologne, D;sseldorf, Koblenz and Trier

Saxony (Magdeburg); regions: Erfurt, Magdeburg and Merseburg

Schleswig-Holstein (Kiel; in 1920 Northern Schleswig was ceded to Denmark); region: Schleswig

Upper Silesia (Oppeln in Upper Silesia; part of Silesia between 1938 and 1941); region: Oppeln.

Westphalia (M;nster); regions: Arnsberg, Minden and M;nster


13.2. Prussia during the Third Reich (1933-1945). ... 1947 year

Hindenburg was elected to replace the first president of Germany, Ebert in 1925.

Hitler in 1933 was appointed Chancellor by Hindenburg.

On January 30, 1933, Hitler was appointed Chancellor of Germany. As part of the deal, Papen was formally appointed Minister-President of Prussia in addition to his role as Vice-Chancellor of the Reich. Senior Lieutenant Hermann Goering became the Minister of the Interior for Prussia.

Four weeks later (February 27, 1933) the Reichstag was set on fire. At Hitler’s insistence, President Paul von Hindenburg issued a Decree that suspended civil liberties in Germany.

Six days after the fire, the March 5, 1933 Reichstag elections strengthened the position of the Nazi party, although they did not reach an absolute majority. However, together with his partners in the coalition, the German National People's Party, Hitler now had an absolute majority in the Reichstag.

Goering played an important role in this election, as he was the commander of the Reich’s largest police force. His police beat and persecuted other parties (especially communists and social democrats), and allowed only the Nazis and nationalists to conduct the campaign relatively unhindered.

March 23, 1933, Hitler was legally granted dictatorial powers.

In April 1933, Papen visited the Vatican. The Nazis took advantage of his absence and appointed Goering in his place. With this act Hitler was able to finally seize the power in Germany, because now he had the entire apparatus of the Prussian government, including the police.

Since 1933, the creation of the Nazi unitary state began. Although the lands were not abolished, they were deprived of their independence.

By 1934, almost all of the Prussian ministries were merged with the corresponding Reich ministries.

Only the Ministry of Finance of Prussia, the administration of the archive and several other state bodies remained independent until 1945.

The spatial extent of Prussia remained virtually unchanged between 1933 and 1945. Prussia was expanded on April 1, 1937 to include the still free Hanseatic city of L;beck. Polish, formerly Prussian, areas annexed during World War II were not primarily included in neighboring Prussia, but were managed by separate administrations.

Hitler in 1945, before committing suicide, "transferred power" to Karl D;nitz.

The D;nitz government, although it was not recognized by the allies of the anti-Hitler coalition, acted a little time (before the arrest). For example, with the sanction of this government, acts of surrender were signed by representatives of the High Command of the Nazi army.

The Allied states formed the Allied Control Council, which concentrated the supreme state power in Germany (June 5, 1945, September 20, 1945).

In accordance with the decision of the Berlin Conference of 1945, the leaders of the three great powers - the USSR, the USA and Great Britain - the city of K;nigsberg with the surrounding area was transferred to the Soviet Union (the Kaliningrad oblast of the RSFSR was formed on these lands).

Prussian territories torn away from Poland were returned to Poland.

Among the lands transferred to Poland is most of East Prussia.

The territory of Prussia to the west of rivers Oder and West Neisse was left as part of Germany.

On February 25, 1947, the Allied Control Council in Germany passed a law on the liquidation of the Prussian state.


14. The post-war era (1945 - 2019)


14.1. The Kaliningrad oblast and the city of Kaliningrad (1945 - 1953)

During the Seven Years War, between 1758 and 1762, East Prussia was part of the Russian Empire. In German historiography, this period was called the "first Russian time."

The Kaliningrad oblast is an region within the RSFSR. It was founded on April 7, 1946.

By a decision of the Berlin Conference of the Three Powers (USSR, USA, Great Britain) 1945 and the Moscow Session of the Ministers of Foreign Affairs of the Four Powers (USSR, USA, Great Britain and France) in March 1947, confirming the liquidation of the former Prussian state, two thirds of the lands of the former East Prussia were transferred to Poland, and one third (the former the  K;nigsberg and Gumbinnen districts) became part of the USSR.

During the Great Patriotic War of the Soviet Union 1941–45, troops of the 3rd Belorussian Front under the command of A. M. Vasilevsky took control of the city of Koenigsberg on April 6–10, 1945 (East Prussian operation 1945). By the decision of the Potsdam Conference of 1945, Koenigsberg with its adjoining territory (about one third of the former East Prussia) moved to the USSR.

As a result of fierce battles during the assault, the city was destroyed by more than 90%.

According to Wikipedia, in October 1945, only about 5,000 Soviet citizens lived on this territory. Between October 1947 and October 1948, approximately 100,000 Germans were forcibly displaced to Germany. About 400,000 Soviet citizens arrived by 1948. Some moved voluntarily, but since the number of voluntary migrants turned out to be insufficient, the collective farms were given quotas for the number of people whom they had to send to Kaliningrad. Often they sent the least socially desirable people.

Immediately after the Victory, a Special Military District was organized, which also dealt with civil affairs.

A special military district was formed by order of the People's Commissar of Defense of the USSR of July 9, 1945. The territory of the okrug included the northern part of East Prussia, which went to the USSR at the end of the Great Patriotic War of 1941-1945. The district administration was formed on the basis of the field administration of the 11th Guards Army and was deployed in the city of K;nigsberg (now the city of Kaliningrad).

Based on the Decree of the Council of People's Commissars of the USSR of January 29, 1946, the Special Military District was merged with the Baltic Military District into one - the Baltic Military District. On 27 February 1946, the administration of the Special Military District was reorganized into the field command of the 11th Guards Army.

On April 7, 1946, by the Decree of the Presidium of the Supreme Soviet of the USSR, the K;nigsberg oblast was formed as part of the RSFSR on the territory of the (former) Military District.

On July 4, 1946, by the Decree of the Presidium of the Supreme Soviet of the USSR, the Konigsberg oblast was renamed Kaliningrad, the city of Konigsberg was renamed Kaliningrad.

In July 1946 the oblast was named after M. I. Kalinin.

“As far as I remember, Stalin began to look for Koenigsberg on the map, because Koenigsberg should have been renamed Kaliningrad, and we saw places around Leningrad, which had been called by the German language since Catherine’s times. Stalin did not like this, and he said briefly to Zhdanov:

- Rename! - It’s silly that these places still bear German names!

Zhdanov took out a notebook and wrote down a Stalinist order, using a pencil.

After this, Molotov and I went to the restroom, which was in the basement of the dacha, there were several restrooms and urinals. Molotov began to unfasten his trousers as he went, commenting:

“This we call unloading before loading!” ”(Milovan ;ilas. Conversations with Stalin).

The oblast occupies the westernmost part of the territory of the USSR. Here, on the Baltic Spit, is the extreme western point of the USSR — 19 ° 33 'east longitude. Area of 15.8 thousand square kilometers (including sea bays). The region is divided into 17 districts, has 20 cities, 7 urban-type settlements. Center - Kaliningrad.

Kaliningrad (until 1946 - Koenigsberg) - a city, the center of the Kaliningrad region. RSFSR, a large industrial, transport and cultural center of the Soviet Baltic.

It was founded in 1255.

K;nigsberg became part of the USSR by decision of the Berlin Conference of 1945 after the defeat of Nazi Germany and the liquidation of the province of East Prussia.

July 4, 1946 the city was named after M. I. Kalinin.

A navigable canal connecting Kaliningrad with the Baltic Sea (the port of Baltiysk, former Pillau) passes through a shallow bay. Kaliningrad has an ice-free seaport, is an important hub for highways and railways, has direct railway connections with Moscow through Vilnius, with Riga through the city of Sovetsk, with Berlin, Bialystok, Zelenogradsk and Baltiysk. The territory of the city is (as of 1952) about 180 square kilometers.

As of January 1, 1950, according to some data, 407.3 thousand inhabitants lived in the region, and according to other data, 479.3 thousand residents, of which 40 thousand were a natural non-immigrant growth. After 1950, immigration to the region was sharply reduced: if in 1946-1950 there were an average of 36.6 thousand official applications for resettlement per year, then in the next 5 years only 5 thousand per year. At the same time, by 1950, the deportation of 102.5 thousand Germans, remaining in the region, was completed.

Kaliningrad is located on a flat, markedly hilly area, marshy in the floodplain of the Pregolya River with a lot of ponds surrounded by forests. The climate is marine.

During the Second World War 1939–45, the city was destructed enormously. Soviet people did a tremendous job of building a new city on the site of the ruins. The most important industries of Kaliningrad are: shipbuilding, mechanical engineering (self-loading dump cars, forklifts, tower and port cranes, equipment for the fishing fleet), pulp and paper, chemical and woodworking. The food industry is developed, represented by the fish, the canned fish factories, the breweries, a meat factory, a pasta factory, etc.

By 1952, more than 1 million square meters of living space, public utilities (electricity, water pumping stations, water supply and sewage) were restored; whole streets and neighborhoods were rebuilt again.

The coke oven gas plant launched; Thousands of apartments are gasified. The tram service (9 routes, 78 kilometers of tracks) started to function. Intracity transport was replenished due to the bus and taxi fleet.

During the years of Soviet power (by 1952) were established:, 29 comprehensive schools, 9 evening schools for working youth, 5 technical schools (municipal construction, energy, railway, commercial, pulp and paper), feldsher-obstetric school, teacher training college, teacher training institute (with faculties - historical-philological and physical-mathematical).

The commercial sea port, river port, railway junction, and railway stations were completely restored and reconstructed.

Kaliningrad will develop according to the 20-year master plan for the restoration and construction of the city.


14.2. The Kaliningrad oblast and the city of Kaliningrad (1953 - 1978)

The Kaliningrad oblast, as part of the RSFSR. The population of 750 thousand people (1972). It borders on Poland in the south.

The traditional name of the coast of the Kaliningrad region - "Amber Coast" - is associated with the presence of the world's largest amber deposit, on the basis of which the amber plant operates. There are deposits of salt, brown coal, clay,  sand, gravel. In the 8th Five-Year Plan, oil deposits have been explored; there are 156 industrial peat deposits.

Many rivers are straightened and regulated, navigable. There are more than 100 lakes. 7% of the territory is swamped. Forests occupy 15% of the territory (spruce, pine, oak, birch, linden, hornbeam, alder). Approximately 1/3 of territory- meadows and pastures. On the site of drained bogs, cultural lands prevail.

The animal world is diverse: hare, squirrel, marten, fox, weasel, river beaver, river otter, mink, red deer, fallow deer, roe deer, elk, wild boar. A large number and variety of birds (routes of many migratory birds pass through the territory of the oblast). The waters are rich in fish in desalinated bays: bream, pike, ... eel; in the sea - herring, sprat, smelt, salmon.

The population. More than 77% are Russians (mainly migrants from the center districts of the RSFSR), the rest are, mainly, Belarusians and Ukrainians. The average population density is 50 people per 1 km2, including the rural - more than 12 people on 1 km2.

More than 3/4 is the urban population. The largest cities: Kaliningrad, Sovetsk, Chernyakhovsk, Baltiysk, Gusev, Svetly, Svetlogorsk, Pionersky and Zelenogradsk are comfortable resort towns.

The main industries of the industry: engineering, pulp-and-paper industry, Food (especially fish).

Agriculture specializes in dairy and beef cattle breeding and pig breeding. The region plays a large role in the USSR import-export transport operations .

The Gross industrial output in 1970 was 2.2 times greater than in 1960.

Energy is based on electricity coming from the unified power system of the USSR, and on imported coal.

The fishing fleet, which produces about 0.7 million tonnes of fish per year (1970), has more than 500 new large-scale sea vessels. Fisheries have been developed in the North and Norwegian Seas, Equatorial and South Atlantic. Off the coast of Antarctica, the whaling flotillia "Yuri Dolgorukiy" is fishing. The region accounts for more than 10% of the USSR production of fish and marine products (main fish: herring ... sardines, tuna, cod). Fish-preservation mills (in Kaliningrad, Mamonov, Svetl) gave in 1970 more than 125 million conventional cans of canned food. The fishing industry is closely connected with the whole economy of the region (ship repair, production of containers, fishing facilities, etc.; With research institutions, port economy; gives fish flour for agriculture ). Of the other branches of the food industry the most developed are: production of animal oil, cheese, whole dairy products (the largest oil plants - Chernyakhovsky, Nesterovsky, Ozersky; Kaliningrad Plant), as well as meat industry (Kaliningrad, Chernyakhovsky, Soviet Meat Processing Plants).

A unique industry - extraction and processing of amber (the Amber village) was developed; More than 400 tons of amber are extracted annually; In addition to jewelry and decorative and artistic products (more than 350 types), amber lacquers and paints and insulating materials are produced.

Non-freezing ports - Kaliningrad and its maritime avanport Baltiysk have a Union-wide significance, providing part of the USSR 's foreign trade cabotage transport on the Baltic Sea and the Atlantic. A dense evenly placed network of railways and roads.

Kaliningrad, the center of the Kaliningrad oblast of the RSFSR.

The population of 315 thousand people (1972; in 1959 - 204 thousand).

About one third of the territory of Kaliningrad is occupied by parks, boulevards, gardens, squares and reservoirs. Since 1953, Kaliningrad was reconstructed according to the general plan; a new master plan has been in force since 1967.


14.3. The Kaliningrad oblast (... 2019 ...)

The Kaliningrad region, is a subject of the federation in the Russian Federation, which is located on the coast of the Baltic Sea.

This is the only Baltic port in the Russian Federation, which remains ice-free (in a winter). According to the 2010 census, the population of the region was 941,873 people. For 2019, there are 1,002,187 people.

According to Wikipedia in the 1950s, Nikita Khrushchev suggested that the Lithuanian SSR annex the Kaliningrad region. The proposal was rejected by the leader of the Lithuanian Communist Party, Snie;kus, who did not want the ethnic composition of the republic to change. At the end of the Soviet era, rumors spread that the region could be turned into the homeland of Soviet Germans.

In the early 1990s, the first flows of Russian Germans from Kazakhstan and Siberia began to arrive in the region, which, however, soon repatriated to Germany. According to the 2002 census, 8.34 thousand Germans (0.9% of the population) lived in the region.

The region is an enclave, which is bordered with the Poland in the south and Lithuania in the east and in the north, so that residents from the rest of Russia can arrive in the region without visas by sea or by air.

At the beginning of the XXI century, the developing economy of the Kaliningrad region became one of the most efficient in Russia. This was facilitated by the low tax rate associated with the status of the region as a “special economic zone” (SEZ). As of 2006, every third TV produced in Russia was from Kaliningrad. The population of the territory was one of the few in Russia, which showed growth after the collapse of the USSR.

In 2010, the German magazine Der Spiegel published a report stating that Kaliningrad was offered to Germany in 1990 (for a fee), but this was refuted by Mikhail Gorbachev.

The isolation of Kaliningrad was compounded by the collapse of the Soviet Union in 1991, when Lithuania became an independent country, and even more so when Poland and Lithuania became members of NATO, and then the European Union in 2004.

After the collapse of the Soviet Union and the independence of the Baltic countries, the Kaliningrad region was separated from the rest of Russia by other countries, and not other Soviet republics. Neighboring countries introduced strict border controls when they joined the European Union. All military and civilian land relations between the region and the rest of Russia must go through NATO and EU members. Russian proposals for a visa-free regime between the EU and Kaliningrad were rejected by the EU. Trips based on the simplified transit document (FTD) and the simplified railway transit document (FRTD) were organized.

On January 12, 1996, the Kaliningrad region, along with the Sverdlovsk region, became the first region of Russia to sign a governmental power sharing agreement with the federal government. This agreement was canceled on May 31, 2002.

The economic situation of the territory was greatly affected by its geographical isolation and a significant reduction in the number of Russian military garrison, which was previously one of the main employers and helped the local economy.

In July 2005, the 750th anniversary of the city was widely celebrated.

According to the 2010 Russian census, 7,349 ethnic Germans live in the region, which makes up 0.8% of the population.


14.4. The territories of Prussia included in Germany

14.4. The territories of Prussia included in Germany

North Rhine-Westphalia is the largest "successor" of the state of Prussia.

After World War II, the territory of today's North Rhine-Westphalia was in the British occupation zone. The North Rhine-Westphalia  was created on August 23, 1946 from the former Prussian province of Westphalia and the northern part of the Rhine Province (Rheinland) by the British occupation administration (a French requirement supported by the Soviet Union) according to regulation No. 46 “On the liquidation of the provinces of the former State of Prussia in the British Zone and their transformation into independent states [lands]. "

On July 9, 1945, the Soviet government united the Magdeburg and Merseburg administrative units of the former Prussian provinces of Saxony and Anhalt. The provincial administration began operating on July 23, 1945 in the province of Saxony-Anhalt.

On July 21, 1947, the province of Saxony-Anhalt received status in the state of Saxony-Anhalt.


14.5. Prussian territories included in Poland

In the Poland were included the southern part of East Prussia, West Prussia, the eastern part of Pomerania and Silesia.

The western part of Pomerania and a small fragment of West Prussia were later included in the created GDR.


September 8, 2019 - October 3, 2019

[Де-факто существует вероятность изъятия, удаления фрагмента текста - без согласия и без уведомления автора]
[De facto, there is a probability of a withdrawal, of a deletion of a fragment of the text - without the consent and without the notification of the author]

(C) Залесский Владимир Владимирович, 2019. All rights reserved.


Рецензии