Цели должны быть запредельными

Смотрел я на то как бьют малолеток о полицейские дубинки радетели демократии и еще раз убеждался, что учителя прошлого столетия профессию свою понимали. И потому мы знали, что в литературе есть стиль изложения, именуемый эпистолярным, тесно связанный с мемуаристикой. Прошли годы и выяснилось, что этот жанр может иметь форму общественной дискуссии, является способом обсуждения актуальных проблем и явлений. Более того, на долю нашего поколения выпало столько событий, что главной ценностью мы стали считать любую стабильность. Публицистика в информационном обществе не умирает, а постепенно приобретает иные формы. Ранее нужно было писать письмо в редакцию газеты, чуть позже население массово освоило всемирную паутину. Какие там баталии разворачивались! Впрочем, очень быстро выяснилось, что и в интернете для многих полемистов основным аргументом осталась классическая фраза отца Фёдора: «Сам ты дурак». Подобных выпадов газетные корректоры в печать не пропускали. Именно они, а не мифические цензоры облагораживали письма читателей. Потому опубликованное газетой письмо гражданина N, который выражал свой гнев в адрес коммунального хозяйства, часто бывало написано в стиле серебряного века: «Ночь, улица грязна, фонарь потух… я шёл в аптеку».


А вот пресловутые форумные модераторы с задачей удерживать спор в цензурных рамках справляются хуже корректора. Потому смысл «произведений» часто ускользает даже от его авторов. Да и само обсуждение свелось к рефлексу собаки доктора Павлова. Важно, чтобы при появлении определённого образа или звука, подопытные действовали, не раздумывая. Правильное движение приносит удовольствие, иное поведение ведёт к неприятностям. Когда в социальных сетях появляется «сюжет» с соответствующей надписью, для большей части зрителей, их функция сводится к выражению простейшей эмоции. Нужно сделать нужный «клик». Или написать заготовленную фразу. А «цвет свистка», как в старом анекдоте, может быть произвольным. Миллионы людей по сигналу совершают рефлекторные действия, испытывают заученные эмоции, получают ожидаемое удовольствие сопричастности. И это ужасно, ведь в информационном обществе фильм «Матрица» перестаёт быть фантазией. Это в отсталых веках на бойню водили тех, кого сумели собрать. Сегодня путь к краху можно совершить, не слезая с дивана. Разве что кому-то предложат «попрыгать». Причём современные Гапоны будут вещать отнюдь не в толпе. Впрочем, считать, что жанр повествования в режиме реального времени появился в недавнем прошлом, будет заблуждением.


Безусловно, Чехов, описывая дорожные впечатления, не был блогером, но лишь потому что у него не было интернета. Этот стиль повествования полностью завязан на оперативности, когда читатель (зритель) успевает стать свидетелем события. Но ведь и понимание оперативности постоянно меняется. Мир во времена Лермонтова был неспешным, петербуржская сплетня могла обсуждаться в Якутске через полгода, оставаясь при этом новостью. Все изменил телеграф. Это был фурор! А Попов с Маркони просто перевели цивилизацию в иное скоростное измерение, когда люди, услышавшие SOS в эфире, становились свидетелями трагедии, происходившей у берегов иного континента. Впрочем, новостью это событие становилось только после публикации в печатном органе, когда информация становится достоянием широких кругов общественности. С этой точки зрения, наверное, полноценным блогером был, к примеру, Достоевский, публиковавший свои путевые заметки. Или тот же Чехов. Другое дело, что современные блогеры в сравнении с этими людьми выглядят мелковато. Но ведь мы в начале пути? Причём, известные нам классики мировой литературы в жизни бывали совершенно невозможными людьми, ужасными в общении и часто -- косноязычными. Это счастье для общества, что мир знакомился с мыслями писателей после кропотливой литературной обработки, а не имел возможности услышать первоисточник.


Сегодня автор, пишущий для многочисленной аудитории, часто пренебрегает качеством текста или снимка ради броской фразы или эмоциональной картинки. Но и пращуры не чурались жёлтой прессы, лубочной культуры, тяготели к простой уличной сатире. Они и на бересте умудрялись написать то, что сегодня можно прочитать на стене подъезда. Массовая культура всегда ищет простые формы, вызывающие у зрителей инстинктивные рефлексы. И чтобы такая практика изменилась, нужен социальный запрос, ведь общество очень часто испытывает лишь раздражение от сложных ответов. Требуется очень высокий уровень общественной культуры, чтобы дискуссия становилась содержательной. Не случайно, все революционные преобразования обязательно были увязаны именно с народным просвещением. Идеи, устремлённые в будущее, ищут и готовят убеждённых сторонников. А личная убеждённость невозможна без знаний, касающихся предмета обсуждения. Именно поэтому деструктивные культы делают ставку на деградацию личности. Проверочная программа в этом случае заставляет людей подпрыгивать под простые ритмичные лозунги. Безусловно, большая часть такого воздействия имеет коммерческие причины: бери, ешь, потребляй. Но если человек уже рефлекторно пихает в рот попкорн, то трудно избежать соблазна расширить спектр продуктов. И это реальность.

Кстати, столкновение «матрицы» с реальностью часто рождает казусы. Недавно часть московских протестующих искала укрытия на территории храмового подворья. Предположу, что многие участники этих беспорядков в ходе недавней дискуссии, касавшейся строительства храма в Екатеринбурге, была на стороне его противников. Сидя у экрана, они рефлекторно нажимали нужную кнопку под предложенной картинкой и порицали «кого нужно». Но как только выбор стал для них лично важным, тут же «борцы» вспомнили о защитных традициях церковной территории и полезли за забор искать убежища.

   
Важность внешних форм обязательно уступит место содержанию. На помощь цинизму и дразнящему сленгу обязательно придёт более отточенный стиль изложения. Что, впрочем, не помешает ему остаться циничным (такой запрос существует в массовом сознании). Но надо помнить, что массовая идея «жрать от пуза» всегда меняется на более сложные формы. Проблема в том, что обществу очень оперативно начинают предлагать квази-формы идей, от которых веет средневековой дремучестью. Они направлены против конкретных личностей, ради конкретных фигур и для достижения цели готовы делить общество на враждующие между собой группы. Поводы такого противостояния бывают абсолютно иррациональными. Причём, внешний образ становится важнее внутреннего содержания. Синяя повязка? Свой. Жёлтая? Чужой. Без повязок? Враг! Это всё тот же рефлекс нажимать кнопку.


Обратите внимание на то, что личности, инициирующие общественную агрессию, абсолютно не оперируют долгосрочными идеями или проектами. Речь идет лишь о перераспределении благ. Где поиск прорывных условиях построения мира, обеспечивающих развитие новых технологических укладов? Конечно, можно пытаться бесконечно усовершенствовать «паровой движитель», но это тупиковый путь развития, как и бесконечное перераспределение конечного продукта. Все участники, выслушивая агитатора должны задавать извечный вопрос «Зачем мне это нужно, что мы получим в итоге?».
- Свободу…от санкций!
- А…равенство и братство, гордость и единение?


К отечественным революционерам начала ХХ века сегодня принято относиться предвзято. Но важно помнить, что одним из первых литературных произведений новой России был фантастический роман «Аэлита», начатый в 1922 году. Голодная замерзающая Советская Россия печатает роман о полётах на Марс. И сразу становится понятно, как после тяжелейших испытаний Великой Отечественной войны мы уже в 1957 году запустили на орбиту спутник. Кстати сказать, подобные идеи были отражены ещё в романах Жюля Верна. Когда сплав человеческой морали, интеллекта и знаний позволял реализовать любые фантастические проекты. Невзирая на трудности и лишения. Причём, в этом триумвирате именно идеология была главной движущей силой. И мне кажется, что государству нужно активно и своевременно отвечать на такой общественный запрос. Ведь именно власть должна быть генератором идей, которые могут быть востребованы обществом. В России пора завершить эксперимент с обществом потребления. Нам нужно двигаться к каким-то запредельным целям.


Рецензии
Хорошо сказано.
"Более того, на долю нашего поколения выпало столько событий, что главной ценностью мы стали считать любую стабильность. "

Игорь Леванов   11.09.2019 20:24     Заявить о нарушении