От казаков днепровских до кубанских ч. 53

Переправа через Дунай. Худ. П.О. Ковалевский 1880-е гг.

Делали это очень хитро, посылая одновременно депутата в Петербург с письмом, что они обижены, со стороны той или иной губернии. Жителям обещали льготы на 2 года и собрали таким образом 20 тыс. дворов из Малороссийской и Слободской губ. Тех, кто не переходил, грабили и убивали. В отличие от запорожцев, которые всю свою историю считались вольными, малороссийское казачество с его 10 казачьими и 3 кампанейскими полками было потомком польского реестрового казачества, воевавшего с поляками за независимость и оказавшегося вассалом, а затем и подданным России. В Малороссию был введён Воинский устав 1768 г., а в части гражданской жителям представлено руководствоваться Статутом Великого Княжества Литовского. Полководец Румянцев, характеризуя малороссийских казаков, говорил так - хотя они и не похваляются в своей способности к военным действиям, однако же службу при армии несут весьма исправно. Всего на войну с Турцией Запорожский Кош выставил 9,5 тыс. казаков. Из них 7,5 тыс. были конными. Отряды возглавили «Его вельможность, атаман кошевой» Пётр Калныш, невзирая на то, что ему уже было под 80 лет, войсковой судья Павел Головатый, полковники Захар Чепега, Афанасий Ковпак, бывший войсковой судья Андрей Носач и другие герои-казаки. Они расчищали степь от татарских отрядов и наблюдателей, вели разведку дорог для русских войск, совершали поиски по побережью Чёрного моря (Кинбурн, Очаков, Хаджибей, Перекоп). Особенно прославилась запорожская флотилия, состоявшая всего из 38 больших морских беспалубных лодок вместимостью до 50 чел. (тогда плавсредства назывались «дубы» или «байдаки»). На каждой лодке были установлены по одной - две лёгких пушки-фальконета. 1690 запорожцев и 1 иеромонах буквально творили чудеса.

6 июня 1769 г. турецкая эскадра Хасана-Кызыл-Исарли из 20 больших гребных кораблей, имея на борту тяжёлые орудия и 12 тыс. десанта вышла из Очакова и двинулась вверх по Днепру с целью разгромить Новую Сечь. Запорожские лодки под командой Филиппа Стягайло как раз по реке спускались вниз. Противника они заметили раньше, отошли и устроили засаду у Костирских плавней. 8 июня, подпустив вражеские суда на близкое расстояние, запорожцы открыли огонь в упор из пушек и ружей. В донесении от кошевого атамана к генерал-аншефу П.А. Румянцеву, указывалось, что после открытия огня казаками, турецкая эскадра тотчас выстроилась в линию. Первым выстрелом был отбит руль у флагманского судна и к тому же он сел на мель. Турки спустили с него шлюпку, в которой бежал начальник флотилии. Повреждены были ещё два корабля. Они не смогли далее лавировать и их ветром прибило к берегу. В ходе сражения разбитые турецкие суда (всего 4) загородили путь остальной эскадре, и та, не имея возможности для манёвра была вынуждена повернуть назад. Потери запорожцев составили 11 чел. убитыми и столько же получили ранения. После этого боя неприятель уже не рисковал подниматься вверх по Днепру, а лодки Филиппа Стягайла до ледостава находились выше Очакова и следили за супостатом. 12 августа кошевой атаман во главе 500 казаков выжег деревню Гаджи-Гассан в 15 верстах от Очакова. Было освобождено 64 пленных, «а жители, не исключая жён и детей, были умерщвлены, кроме 15-ти, взятых в плен» (65). Добыча состояла из 1 тыс. голов скота, 5 тыс. овец, 300 лошадей, 50 мулов, 10 палаток, 1 пернача. 13 августа из Очакова на запорожцев вышел турецкий отряд. Между селений Джеснерлея и Янчокрак разгорелся бой с 2500 тыс. запорожцев. Турки потеряли 200 убитых и 8 знамён. У казаков погиб один куренной, трое ранено и 7 чел. убито. Достались от турок лошади, ружья и иные воинские приборы.

Пленные показали, что в Очакове осталось всего несколько тысяч янычар, остальные разбежались. Вернувшись из набега 17 августа, кошевой прислал П.А. Румянцеву 15 пленных и два знамени. 1 октября 1769 г. старшина Сафрон Чёрный с крупной партией казаков-запорожцев вблизи Дальницкого лимана вступили в бой с двумя сотнями турецких воинов у крепости-замка Хаджибей. Турок разбили, взяли в плен 9 чел., 2 знамени, железную булаву, медные литавры и весь багаж. После этого запорожцы напали на Хаджибей, пожгли селение, а в добычу захватили 20 тыс. лошадей, 4 тыс. овец, 180 верблюдов. С указанной добычей казаки пошли от моря по-над Хаджибеевским лиманом, переправились через три Куяльника, 3 октября добрались до Тилигула, 4-го до устья Чарталы. 5 октября они были уже за Бугом. В составе турецкой армии находился полк, составленный из некрасовцев, валахов, молдаван, сербов и болгар. Эта боевая единица во главе с командиром П.М. Скаржинским сразу перешла на сторону российских войск и приняла участие в дальнейших боевых действиях. В 1774 г. воины этого полка были поселены на р. Буг. Рядом с ними, но уже по р. Ингулец был поселён казачий полк майора И. Касперова, набранный во время турецкой войны из правобережных (польских) украинских казаков и других иностранцев славянского происхождения. Этот полк известен в истории под названиями «Нововербованный», «Новонабранный», и «Вербованный». В 1785 г. из бугских и ингульских поселённых казаков и из крестьян, купленных правительством у бугских помещиков, был сформирован Бугский конный казачий полк, который через год разделили на 1-й и 2-й. В 1787 г. они вошли в состав Екатеринославского казачьего войска и находились в нём по 1796 г. С мая 1803 г. Бугский конный казачий полк вместе с шестью сотнями болгарских переселенцев, живших на его землях, а также выходцы из других южнославянских народностей вошли в состав Бугского казачьего войска.

После завершения Отечественной войны 1812 г. в состав войска были зачислены и издавна жившие на этих землях малороссийские казаки. В начале кампании 1770 г. 2059 запорожцев на 40 лодках при 38 фальконетах спустились из Сечи до Очакова. Командовал ими теперь старшина Данила Третьяк. 2 июня 1770 г. Запорожское войско во главе с кошевым Калнышевским присоединилось к корпусу князя А. Прозоровского, состоявшему во 2-й армии графа П.И. Панина. Сам граф осаждал Бендеры, а ген. Прозоровский должен был сдерживать силы турок в районе Очакова. В тот же день, 2 июня, он отправил к Очакову на разведку отряд запорожцев в составе 2400 чел. во главе со старшиной Касаниным, которые на р. Березань разгромили скопище татар. 12 июня генерал-майор Прозоровский направил казачий разведотряд за р. Буг. 16 июня к Очакову отправились 500 запорожцев со старшиной Чёрным. Казаки напали на турок и татар у самых стен Очакова. В ходе боя было убито 70 вражеских солдат, захвачены пленники, среди которых был султанский чиновник. Запорожцы потеряли 4-х чел. убитыми и 1 казак попал в плен. Надо отметить, что казаки уходили с разведывательными заданиями почти каждый день, но несмотря на их успехи, князь недолюбливал запорожцев. 15 июля 1770 г. (по др. данным 16 числа) казаки на лодках отправились в район Кинбурна «ловить языков». В свою очередь из Очакова вышло 11 турецких гребных судов ловить запорожцев. Казаки стали уходить, но и у Кизова мыса турки их догнали и допоздна вступили в перестрелку. Данила Третьяк отправил донесение ген. Прозоровскому о том, что 3 турецких судна были повреждены и повернули обратно в Очаков. Казаки потеряли убитым одного чел. и от частой стрельбы разорвало 1 фальконет. С учётом того, что дальность действия казачьих пушек была небольшой, старшина Третьяк запросил Сечь о присылке на флотилию пушек среднего калибра.

Всего в ходе кампании на лодках под командой Третьяка погибло 74 казака. За короткий промежуток времени 1-я армия графа Петра Румянцева одержала три блестящие победы. В июне 1770 г., применяя принцип врозь двигаться, вместе драться, ген. Румянцев разбил 20-тысячное турецко-татарское войско в сражении под Рябой Могилой на западном берегу Прута. При р. Ларге орду крымского хана Каплан-Гирея разгромили окончательно, а на р. Кагул 21 июля ничтожными силами была разнесена 150-тысячная турецкая армия Халил-паши. И везде выше всяких похвал действовали донские казаки. Так полк Дмитрия Иловайского, укомплектованный молодежью, будучи на передовых постах неожиданно для верховного визиря Халил-Бея напал на него со свитой и многочисленный конвой. Предпринятая турками рекогносцировка не удалась - ей помешали донцы, рассеявшие конвой, а один из казаков даже ухватил за бороду самого пашу, который едва вырвался и ускакал. При возвращении казачьего полка в лагерь вся армия по приказу полководца П.А. Румянцева встретила его музыкой, барабанным боем и криками «ура!» В битве при Кагуле турки потеряли более 20 тыс., считая раненых и пленных, но самой чувствительной потерей оказалось беспримерное истребление янычар и конных спагов. Их боевая слава пропала; их перестали считать непобедимыми. С тех пор турки предпочитали драться за стенами или укрытые окопами. Кагульская победа прославила русское оружие на всю Европу. 60 знамён, 200 пушек и масса прочих трофеев досталась победителям. Граф Румянцев указал дорогу другим талантливым военачальникам: Орлов-Чесменский, Потёмкин, Суворов добили турок окончательно, их перестали бояться. Пётр Александрович был человек большого ума; соображал быстро, дело вёл спокойно и всегда доводил его до конца.
 
Все свои распоряжения он делал не торопясь, толково, ясно; каждый понимал, что ему надо сделать, и не было случая, чтобы ген. Румянцев отменял своё приказание. Но больше всего полководец заботился о благоустройстве войск, их обучении, довольствии, поддержании дисциплины. Русская пехота времён Екатерины Великой делилась также, как теперь: на роты, батальоны, полки, бригады, дивизии и корпуса. Но состав их был иной: в полку считалось только два батальона по 400 или 500 чел. в каждом; в батальоне 4 роты, причём или все четыре гренадерские, или одна гренадерская, а три - мушкетерские. Гренадеры носили в сумках по 2 ручные гранаты; у всех были ружья и шпаги. Пехота строилась в четыре шеренги; при стрельбе первая и вторая шеренги становились на колени. В колонны выстраивались только в походе; в бою употребляли каре, обнося его рогатками из копий. По углам и посредине длинных рядов ставили орудия, даже целые батареи; в середине каре - резерв. По образцу прусской пехоты русские солдаты носили узкие немецкие мундиры, треугольные шляпы, штаны со штиблетами, чулки и башмаки. Кроме драгун, в русской коннице после Петра появились кирасиры, в железных кирасах, вооружённые палашами и двумя пистолетами; потом - карабинеры и гусары, вооружённые, сверх карабинов, палашами и саблями. Конницу строили тогда не в две, а в три шеренги; атаку она встречала обыкновенно пальбой, а затем уже брались за палаши и наступала рысью. Вообще наша конница, кроме гусар, была тяжела на подъём, надеялась более на ружьё, чем на саблю. В бою её располагали в интервалах между каре. Полевая артиллерия делилась на роты, по 12 орудий в каждой; полковая же артиллерия состояла всегда при полках: на полк полагалось 4 пушки. Кроме них, в артиллерии были гаубицы и мортиры - разных калибров и довольно тяжёлые.

11 марта 1771 г. кошевой атаман Пётр Калнышевский получил с гонцом из Петербурга письмо, в котором императрица приказывала направить половину запорожской флотилии на Дунай. Сборы запорожцев были недолгими и уже 16 апреля 19 морских лодок с 988 казаками и 18 фальконетами покинули Сечь и отправились вниз по Днепру. Переходу экспедиции, которой стали командовать полковник Я. Сидловский, и полковой старшина Семён Быстрицкий придавалось огромное значение. Екатерина жаловала со своей стороны тем, кто пойдёт с первой лодкой - 1000 руб., 500 руб. экипажу второй, по 300 руб. на остальные. Указанную награду должен получить каждый участник морского похода. На каждую лодку надо было определить по одному писарю, чтобы составить описание берегов, глубин, селений. Флотилии удалось скрытно форсировать Днепровский лиман и выйти в Чёрное море, 29 мая она была в Аккермане. Уже 2 июня полковник Яков Сидловский прибыл в Килию и представился ген. Отто Вейсману, а походный журнал и составленная береговая лоция вместе с 19 опытными в морском деле казаками были отправлены в Петербург. 8 июня запорожская флотилия пришла в Измаил. Во время переходов запорожцы с честью провели несколько боёв. 17 июня около о. Березань был захвачен большой турецкий корабль, который шёл из Очакова в Константинополь. На корабле оказались важные документы, их чуть позже передали в штаб ген. Румянцева. Спустя несколько дней казаки близ устья Дуная взяли на абордаж 8 неприятельских галер с 26 пушками. Под Тульчей были захвачены 4 больших парусника и несколько малых гребных судов. 18-20 июля запорожцы разгромили в устье Дуная несколько поселений русских раскольников-филипповцев. Руководил операцией полковник Кабардинского пехотного полка Кличка. 800 чел. пехоты высадились вблизи поселения филипповцев и «истребили всех до единого». Услышав стрельбу, на помощь раскольникам подошёл турецкий отряд.

Продолжение следует в части  54                http://proza.ru/2018/01/16/78


Рецензии