Пособие по Волшебству...

                И все-таки я заставил бабушку Риву упросить  Янкеля - ее брата, служившего  в нашем старом Сокирянском кинотеатре главным киномехаником , снова запустить мультик " Человечка нарисовал я". Прокрутить ещё раз, специально для меня - единственного зрителя в огромном, тёмном, а из-за полной пустоты, ещё и таинственном кинозале.

                Запрещённое законом действо происходило в один из самых счастливых  моих понедельников. Этот  день в кинотеатре был выходным. Однако бабушка, работавшая там билетёром , сильно - пресильно за меня попросила.

                Оказывается, фильм мог запускаться всего одним человеком.

                Для этого  не нужен был кассир - добрейший дядя Вася. Могли обойтись без горбатого Максима, помогавшего киномеханику, без уборщицы Фейги и даже без тети Иты - жены Янкеля, возглавлявшей праздничный буфет, наполненный конфетами, сладким ситро, вкусными пряниками и волшебными ароматами.

                Конечно, продавалось и пиво. Однако сей товар, несмотря на легендарную славу пенистого Сокирянского ,  меня совершенно не интересовал.

                Отдыхая от многочисленных вечерних сеансов воскресенья, бабушка по понедельникам обычно затевала грандиозные стирки, уборки и прочие-прочие готовки.

                Уступив невероятной настойчивости пятилетнего баловня, решившего запомнить все волшебные слова и действия , так необходимые для исполнения любых желаний, пришлось все отменить.

                Дважды просмотрев мультик накануне, я , к сожалению, усвоил только словесное заклинание. Порядок же рисования Человечка, чтобы тот мог ожить на все сто, с первых попыток не запомнился. Поэтому, в этот раз я притащил, и альбом для рисования, и пару простых карандашей,- ведь человечек в фильме отображался простыми чёрными линиями.

                - Точка, точка, запятая...,- Сейчас я лихорадочно спешил прорисовать все элементы отдельно, по горизонтали, не совершив прежней оплошности.

                Вчера, я изобразил Человечка целиком, как в фильме. А затем , когда решил все нарисовать и проговорить заклинание поновой, все не мог никак вспомнить... Что изобразить после рожицы? Руки или ноги? А в настоящем Волшебстве, сами понимаете, мелочей не бывает.

                - Точка, точка, запятая,

                Вышла рожица кривая...

                Палка, палка, огуречик,-

                Вот и вышел Человечек...


                - Меня не проведёшь,- напряжённо приговаривал я , изображая части тела  слева-направо, каждую по-отдельности. Так. Сначала - голова, дальше, со сдвигом, - руки, начиная с правой, ещё дальше, тело-огуречик, и, наконец, ноги. А шляпа? - Шляпа, конечно, в самом конце.

                Теперь порядок рисования зафиксировался точно.

                Жаль, конечно, что в фильме не было инструкции по изготовлению чудодейственных мыльных пузырей, исполнявших любое желание в Королевстве Лжи. Заклинание должно было озвучиваться, пока  громадные пузыри, не лопаясь, находились на специальных шерстяных варежках.

                Их после фильма я достал быстро. Беда была с мыльными пузырями. Их , с самого начала, я пытался , было, усердно выдувать с помощью стебелька одуванчика, слегка распущенного ножничками с одной из сторон. Пузыри нужного размера и вида не получались! Никак!

                Большого количества хозяйственного мыла, натертого мною с помощью огромной металлической терки, и тёплой воды в глубокой миске, было явно недостаточно.

                - Придётся тебе сбегать в библиотеку,- вздохнув и пристально посмотрев  в глаза , я не оставил отцу никого выбора,- Читать я ещё не умею. Мне книгу , точно, не дадут.

                - Какую ещё книгу ?,- удивился папа

                - В мультике сказано о книге с интересными опытами. Пойди, пожалуйста, спроси у них, в какой книжке сказано, как получать мыльные пузыри. И чтобы они были большими... И, вдобавок, Волшебными!

                Отправив отца за книгами, я занялся самым главным. Надо было, ещё раз, как следует представить, какие желания загадывать самыми первыми, пока шар-пузырь не лопнет.

                Прошёл час, может, и все два.  Когда пришёл отец, гружённый изрядным количеством книжек в разноцветных обложках, стало смеркаться.

                Оказалось, что для качественного чародейства, назавтра  надо было раздобыть ещё глицерину и  несколько важных компонентов.

                Мои глаза , сами собою, стали постепенно слипаться, предоставив цветным удивительным  снам  возможность заполнить собою все окружавшее пространство до следующего счастливо-солнечного утра.

..........

                Прошло более полувека. Вчера, наконец, удалось увидеть те, самые настоящие, большие мыльные пузыри. В точности, как в том старом фильме. По всем признакам они, конечно же, должны были бы быть насквозь-насквозь волшебными.

                Освещённые специальными прожекторами, огромные и важные, они, крутясь и переливаясь всеми цветами радуги, медленно спускались на из-под самого-самого купола. Мы попали тогда на дневное представление Цирка на Цветном и завороженно следили за сверкающим пузырьковым звездопадом.

                Специально перегнувшись через перила, я присмотрелся повнимательнее и удостоверился, что пузыри и в самом деле разбиваются при соприкосновении с поверхностью манежа, а не исчезают как мираж, вызванный хитроумными фокусами или простой игрой света.

                Успеха, тогда, в далёком-предалеком детстве, я так и не добился. Как фанатичный алхимик я испытывал все новые и новые коктейли мыла, глицерина, соды, подсолнечного масла и прочих компонентов. Умаялся, при этом, вусмерть. Однако шары  оказывались, то слишком малы, то легко взрывались, несмотря на многие разновидности перепробованных рукавиц и перчаток. А может, просто - были они недостаточно волшебными.
            
                ... "Занимательная физика" Перельмана, принесенная тогда папой из маленькой Сокирянский библиотеки вместе с другими пособиями по Волшебству,  на долгие-долгие годы стала моим верным товарищем и помощником. Она превращалась , впоследствии, и в занимательную математику, и в удивительную химию, и, наконец, в  увлекательную, волшебную и неповторимую Жизнь...
         


Рецензии