Мишка Шумов. Глава 6

              Глава 6. Ах, этот бархатный сезон!

Мишка впервые увидел Чёрное море, приехав в конце августа поездом в Сочи, где у вокзала всех приезжающих на курорт ждали санаторные автобусы с названиями на табличках за лобовым стеклом. А вот и мой «Санаторий Волна», – увидел Мишка табличку за стеклом небольшого открытого, без крыши, автобуса и на всякий случай спросил у водителя, можно ли сесть.

– Садись, дорогой, садись, я за этим и приехал, через десять минут поедем в нашу «Волну», – любезно ответил пожилой водитель кавказской внешности с характерным акцентом.

Как приятно было ехать в открытом автобусе, совсем не то что в закрытой автобусной коробке: тёплый южный ветер словно ласкает прибывших с севера пассажиров с их белыми физиономиями, широко раскрытыми глазами всматривающихся в каждый поворот горной дороги, а лихой кавказский водитель несётся на такой скорости, которая столичному жителю кажется просто сумасшедшей. Дорога в Хосту занимает несколько минут, но и за это время некоторые дамы от такой езды и наахались, и наохались так, что выходя из автобуса держались за голову, ещё кружившуюся от крутых поворотов.

В главном корпусе санатория буквально всех вновь прибывших курортников через несколько минут принимали администратор и главный врач санатория, подробно расспрашивая о проблемах здоровья,  внимательно слушая и записывая в карту свои выводы, тут же назначая день приёма врача и распределяя вновь прибывших по номерам.

Всех, кто помоложе, размещали для проживания в отдельном корпусе, расположенном на склоне горы, к которому вела старинная лестница в 124 ступеньки, чуть в стороне от которой была извилистая автодорога, по которой автобус доставил отдыхающих прямо к подъезду. Водитель объяснил, что на этом автобусе он будет возить курортников по точному расписанию на процедуры в Мацесту и на море. Ну, а если кто-то загуляется в городе и опоздает на автобус – будет топать пешочком по ступенькам. Как потом оказалось, молодым это доставляло только удовольствие, частенько они так и поступали.

Жить на горе так хорошо: и город перед тобой, как на ладони, и до моря всего километра полтора, и дикие заросли во-круг корпуса, пусть он и не очень комфортабельный, но достаточно уютный и, главное, он окружён тишиной. Чуть выше на склоне горы – инжирный сад, там под деревьями на земле молодёжь быстро обнаружила целые залежи  нападавших зрелых, уже растрескавшихся, плодов инжира с бордовыми сладкими внутренностями, которыми можно было вдоволь полакомиться, пока они не пришли в негодность, попорченные погодой. А метрах в ста от санаторного корпуса в диком, сильно заросшем овраге, на третий день пребывания Мишка обнаружил ещё один привлекательный уголок с очень вкусным диким чёрным виноградом. Сентябрь месяц, какой же он приятный, недаром это время года на юге называют бархатным сезоном; наслаждайтесь, гости дорогие!

Мишкиными соседями оказались довольно разные, но интересные люди: сталевар Сашка из Сумгаита, доцент-филолог Марийского университета Мария, рабочий из Свердловска Николай – все молодые, не старше 32 лет. Все приехали - с проблемами сердца и с большой надеждой на исправление дефектов природы. Между соседями сразу же установились дружеские отношения, вместе на пляж, вместе на процедуры, вместе на танцы.

Поздним вечером, когда режим обязывал находиться в постели, на летней веранде начинались задушевные разговоры молодёжи. С малознакомыми людьми на отдыхе легко разговаривать, поскольку маловероятно, что твоя сокровенная боль будет неправильно понята или осуждена после того, как люди разъедутся и забудут своих случайных знакомых.

Особенно привязалась к Мишке Шумову преподаватель Марийского университета из Йошкар-Олы – Мария, любительница поэзии. Она была почти вдвое старше его, но такая хрупкая по натуре, что охала от самых безобидных вещей: то её  за пальчик укусила оса, и она на три дня вышла из строя и никуда из комнаты ни ногой, то без видимых причин объявляла о плохом самочувствии, что заставляло крутиться вокруг неё всех окружающих.  Мишка со своей юношеской непосредственностью не мог отказать ей в её мелких женских прихотях, плюс к этому – таскал ей в номер подобранный в саду самый спелый инжир, а то дикий виноград из ближайшего оврага, за которым лазил по виноградным лозам почти над пропастью на такой высоте, что ах. Одним словом, очень скоро настал такой день, когда между ними сложились довольно доверительные отношения, и Мишке захотелось рассказать этой хрупкой женщине не только о своих сердечных проблемах, но и по-юношески поплакаться об охлаждении чувств любимой девушки.

– Послушай, Миша, меня, старуху: всё это самая настоящая ерунда, у твоей девушки за два года, наверняка, появились другие интересы, она строит свои планы и делает это правильно. Поэтому у тебя с ней нет никаких перспектив, так что успокойся, и потом - у тебя ещё всё впереди. Я своих студентов предостерегаю от опрометчивых решений, и они ко мне прислушиваются, даже потом благодарят за полезные советы. Есть одно очень хорошее стихотворение венгерского поэта Атиллы Йожефа на эту тему, я подарю его тебе, оно мудрое по содержанию. Вот оно:

                Принёс я сердце, делай с ним, что хочешь,
                Ведь ты не дорожишь им, знаю сам,
                Ему не больно, больно лишь рукам,
                Уставшим ждать и звать тебя средь ночи.
                Возьми его, заставь забавой стать,
                Стать мячиком, стать губкой и защитой,
                Оно точь-в-точь тебе по ножке сшито
                И блещет туфлям лаковым под стать.
                Бери, носи его, оно из доброй кожи.
                Но об одном тебя прошу я всё же:
                Когда придёт однажды день такой,
                И треснет лак, когда никто на свете
                Не сможет починить ботинки эти, –
                Не шлёпай в них по грязи городской.

Мишка Шумов впервые услышал такое проникновенное стихотворение о неразделённой любви, произнесённое более умудрённой жизненным опытом женщиной, видимо, испытавшей нечто подобное в своей жизни. Оно сразу врезалось в память, а в голове прокручивался в бешеном темпе мысленный анализ всех последних событий его жизни.

– Этот стих я пошлю Алине, – решил он, – его написал будто бы для нас этот незнакомый мне поэт.

Толковым и внимательным оказался доктор, которому Мишка рассказал свои главные проблемы со здоровьем, спутавшие все его жизненные планы и поселившие в душе большую тревогу после пребывания в Первой Градской больнице. В то время санаторий "Волна" уже располагал таким диагностическим оборудованием, какого ещё не имели ведущие Московские клиники. После проведённого обследования доктор сказал Мишке так:

– Вот что я вам скажу, молодой человек: вам девятнадцать лет, ваш организм ещё не сформировался должным образом, этот процесс будет продолжаться лет до двадцати пяти, поэтому временные перегрузки, как физические так и умственные, были причиной ваших юношеских неприятностей. Ваше лечение – физкультура, солнце, воздух и вода. Принимайте Мацесту, купайтесь в море, по утрам зарядка обязательна. Хотите быть здоровым – каждый день полчаса на зарядку, косите своё сено, рубите свои дрова, плавайте, только сердце не перегружайте. Почувствуете неприятные ощущения в области сердца – уменьшайте нагрузку, но не прекращайте заниматься, этим вы будете тренировать свой мотор и компенсировать порок, а мы обнаруживаем его у 70 процентов людей вашего возраста. Будете делать так – проживёте и сто лет. Вопросы есть? Нет. Исполняйте. Перед отъездом придёте ко мне, и я вам дам комплекс тренировочных упражнений и ещё несколько полезных советов.

После приёма у врача Мишка летел на море, как на крыльях, он дал себе твёрдую установку – ни на шаг, ни на один день не отступать от предложенного доктором режима. Совсем другое отношение к себе прочно укреплялось в его голове. Стало жить легче и проще, тревожные и дурные мысли перестали будоражить воображение, встало на своё место здравомыслие в отношении образа жизни, окончательно закреплённое мудрым советом доктора.

Продолжение следует.


Рецензии