Шапка, шляпка, кепка. Цикл Почему мы так говорим

     В нашем городе появилась сеть магазинов Ле Шапо. Французский язык я учил только в школе, но память не подвела, вполне очевидно, что речь идет о сети шляпных магазинов. И действительно, в них продаются исключительно женские головные уборы и различные аксессуары. А ведь существует мнение, что русская "шапка" выросла из этого самого французского  "ле шапо". Мнение интересное, но так ли это на самом деле? Лично я в этом не совсем уверен, поскольку в турецком языке имеется полный аналог нашей русской шапки. Вот как это выглядит: ;apka. Так что вопрос, откуда в русском языке появилось это слово, весьма спорен.

     Но нас, собственно говоря, интересует не откуда то или иное слово взялось в русском языке, а насколько оно активно в нем живет, в смысле участвует в народном словосложении.

     "Шапка" здесь отличилась: она горит, ее ломают, ею закидывают, используют при знакомстве, разбирают и прочее, прочее…  В общем, зачастую все это происходит явно не по прямому назначению. Вот и давайте разберемся, как это все смогло произойти.

     Одним из наиболее известных и широко распространенных "шапочных" фразеологизмов является "на воре шапка горит". Здесь мнение всех знатоков единодушно. Притчи, на которые они ссылаются, отличаются только словами, поскольку, по сути, они абсолютно идентичны. Изложу притчу в том виде, который мне ближе. После кражи, произошедшей в людном месте, мудрец, к которому обратились пострадавшие, воскликнул:

     - Глядите, на воре шапка горит.

     Машинально, от неожиданности, жулик схватился за свой головной убор, и, естественно, был тут же схвачен.

     Любопытно объяснение возникновения идиомы "ломать шапку", что иносказательно означает заискивать перед кем-нибудь, унижаться.

     Пошло все это с давних времен. Тогда было принято, что мужчины при встрече должны были снимать шапку и держать ее некоторое время в руках. Нам неоднократно приходилось в художественных фильмах видеть сцены, когда крепостные крестьяне при встрече с помещиком снимали шапку и долго мяли ее в руках, до тех пор, пока барин не проедет мимо или не пройдет. У слова "мять" была такая трактовка, как "ломать". Вот отсюда это выражение и взялось:

     - Ну, что ты шапку перед ним ломаешь? – иногда приходится или слышать чужой разговор, или самим употреблять это выражение в беседе со знакомыми, пытаясь их уговорить не унижаться перед кем-нибудь, чаще всего перед начальством.

     Любопытно, что, если выражение "ломать шапку" относится к чинопочитанию, то "заломить шапку набекрень" – к ухарству.

      К обычаю снимать головной убор при встрече со знакомыми относится и идиома "шапочное знакомство". Это выражение чисто русское и возникло из этикета. Дело в том, что с друзьями и приятелями было принято здороваться за руку, а при встрече со случайными знакомыми достаточно было приподнять головной убор. Вот отсюда и пошло – мимолетное знакомство превратилось в "шапочное".

     Существует и другая версия. На улице было принято ходить с покрытой головой, и только дома можно было снимать головной убор. Есть мнение, что "уличное" или "шапочное" знакомство означает, что подобные знакомые в гости друг к другу не ходят.

     Некоторые исследователи полагают, что таким же образом возникло и воинское приветствие, посредством прикладывания руки к головному убору, хотя здесь имеется огромное количество более интересных и достоверных версий, но о них можно поговорить в другой раз.

     Выражение "прийти к шапочному разбору" тоже относится к числу часто употребимых, и означает прийти поздно, к закрытию или когда все уже начали расходиться.

     А взялось оно вот откуда. На Руси при входе в церковь мужчины обязаны снимать головной убор. В старину, чтобы шапки не мешали в процессе длительной службы, их клали на специальную полку или скамейку, а после службы – разбирали, сталпливаясь в этом месте. Вот так и повелось, что про тех, кто не торопится в церковь к началу службы стали говорить – идут к "шапочному разбору", постепенно это выражение перекинулось и на другие случаи, став со временем устойчивым фразеологизмом.

      Ну а теперь рассмотрим еще одно широко используемое выражение "шапками закидаем". Сейчас оно обозначает пустое бахвальство, браваду, недооценку противника. В старину же использовалось для обозначения численного превосходства. Об этом говорят многочисленные его употребления в классической русской литературе. Достаточно вспомнить крепостную крестьянку из повести Тургенева "Три портрета", которая говорит:

     - Да прикажи нам только… мы его озорника этакого, шапками закидаем…

     А пошло все от старинного русского обычая бросать шапку оземь и от ухарства, и при споре, когда бились об заклад, и от досады, и как признак безудержного веселья. Поэтому и употреблялось это выражение когда-то безо всякой иронии и хвастовства.

  Хотя ироническим определением глупой самонадеянности эти слова стали тоже давно. Возможно, случилось это после поражения русской армии при сражении на Альме в ходе Крымской войны 1854 года. "Закидать шапками" неприятеля хвастливо обещал накануне битвы генерал-лейтенант Василий Кирьяков. Именно после этой ставшей широко известной генеральской фразы интересующее нас выражение получило некий негативный оттенок, усилившийся и принявший окончательное значение после русско-японской войны, катастрофически проигранной в 1904-1905 году. Дело в том, что русская националистическая пресса в самом начале той войны была буквально наполнена бахвальством и бравадой по отношению к противнику, заверяя сограждан, что русская армия этих япошек "шапками закидает". Получилось же, как мы теперь это хорошо знаем, все с точностью до наоборот.
 
     Ну и еще несколько крылатых выражений, связанных с шапкой.

"По Сеньке и шапка", "Из спасиба шапки не сошьешь", "Каков Пахом такова шапка на нем" – все они настолько явны, что никаких разъяснений не требуется. А вообще тема шапок необъятна, поскольку "дать по шапке" – означает прогнать кого-то, а "оказаться под красной шапкой" – быть забритым в солдаты. Ну, а кроме того, шапка – это и снег на горной вершине или высоком доме,  и заголовок в газете к разделу или серии статей.

     Ну, и давайте не забывать про сказочную шапку-невидимку, хорошо бы она нам помогала от всяких напастей спрятаться.

     Прежде чем перейти к шляпам, давайте поговорим немного про шапку Мономаха, которая с одной стороны реально существует и хранится в Оружейной палате Московского Кремля, а с другой со временем превратилась в устойчивый фразеологизм. Впервые упоминание о ней появилось в исторических документах во времена Ивана Калиты. Именно это послужило основной причиной мнения, что этот головной убор является даром Узбек-хана Великому князю Владимирскому Юрию Даниловичу или его брату Ивану I, по прозвищу Калита. Но некоторые историки рассматривают этот головной убор как дар византийского императора Константина IX Мономаха своему внуку, будущему киевскому князю Владимиру Всеволодовичу, также прозванному Мономахом.
    
     Любопытна легенда, что в свое время византийские императоры послали экспедицию на Святую землю, где неподалеку от гробницы Трех отроков нашли эту шапку в числе прочих сокровищ, оставшихся от царя Навуходоносора.

     До самого конца XVII века шапку Мономаха использовали при коронации русских государей. Последним в 1682 году венчался ей на царство Иван V, как старший соправитель Петра I.  Для Петра сделали уменьшенную копию шапки и не такую роскошную. Каждый царь надевал шапку Мономаха только в этот день, в дальнейшем он пользовался личным головным убором – "венцом".

     Ну, а теперь вспомним выражение "шапка для тепла, шляпа для имиджа" и посмотрим, что же эта самая "шляпа" наоставляла нам в русском языке.

     Прежде всего, в голову приходит довольно-таки часто используемое в современное время выражение "дело в шляпе".  Все прекрасно знают, что оно означает все в порядке или что до успешного завершения дела осталось чуть-чуть.

     Нас интересует: откуда оно взялось? Вот здесь существует далеко не одна версия, выбрать действительно есть из чего.   

    Итак, версия первая. Якобы еще во времена Ивана Грозного некоторые судебные дела решались жребием, который тянули из шляпы судьи. Интересно, но специалисты говорят, что это очень спорно, так как слово "шляпа" пришло в русский язык из немецкого только в годы  правления Бориса Годунова,  да применялось лишь к иноземным головным уборам.

     Версия вторая. В более поздние времена дьяки и присяжные в суде, разбирая дела, использовали свои шляпы для получения взяток. Об этом в стихотворении А.К.Толстого говорит некий "истец" дьяку:

     "Кабы ты мне помог,
     Я б те всыпал, ей-ей,
     В шапку десять рублей.
     Шутка?
     - Сыпь сейчас, - сказал дьяк,
     Подставляя колпак. –
     Ну-тка!"

     Вполне вероятно, что на вопрос: "Ну, как там мое дело?", они и слышали в ответ: "Дело в шляпе".

     Версия третья.  Это предположение идет из тех давних времен, когда наиболее важные документы, дела, как их тогда называли, доставлялись гонцами.  Вот для сохранности важных бумаг их и зашивали под подкладку головного убора, чаще всего шляпы.

     Вам остается только выбрать ту версию, которая, по вашему мнению, наиболее достоверна,  и все - "дело в шляпе".

     К этому фразеологизму близко другое - "дело выгорело", что означает: человек добился своего, победил в каком-либо споре, все устроил.

     Происхождение этого слова, как говорят знатоки, идет от многочисленных пожаров, которые происходили в судах. Чаще всего они были намеренными и устраивались за взятки судившихся. Реальное дело сгорало, и соответственно виноватого нельзя наказать, а правого оправдать, ведь "дело выгорело".

     Теперь вспомним еще несколько выражений, связанных, а возможно и не вполне связанных, со словом "шляпа". Речь идет о таких словах, как "прошляпить" и "эй ты, шляпа" или "экий ты, шляпа". Оказывается, произошли они от немецкого слова "schlafen", что в переводе означает попросту "спать". Если внимательно посмотреть, что означают все эти выражения, то оказывается, они действительно соответствуют немецкому слову-прародителю. Было даже такое выражение: "пока вы шляпен, ваш чемодан драпен". Ну, а "шляпа" соответственно означает "соня, раззява", именно так говорят про растяпу, безвольного, как бы сонного человека.       

     Ну, а в военном дореволюционном разговорном языке слово "шляпа" обозначало сугубо штатского человека.   

     Осталось нам только "снять шляпу" и узнать, это-то словосочетание откуда взялось в значении "уважения перед кем-то", причем даже при отсутствии головного убора?

     Это выражение пришло к нам из дворянской культуры. Друг перед другом снимают шляпы в знак почтения люди равные по своему положению, ведь перед Высшим все и так должны предстать без головных уборов. Простолюдины носили шапки, которые должны были снимать даже друг перед другом, но без этих почти обязательных слов - "Снимаю шляпу". Вот так это выражение и закрепилось.

     Есть еще одна весьма оригинальная версия, почему люди снимали шляпы и друг перед другом и в особенности перед дамами. Версия, скорее шутливая, но любопытная. Вот она.

     Все объясняется тем, что в отсутствие канализации все нечистоты просто выплескивались из окон прямо на головы прохожих. Шляпа в этом случае прекрасно защищала голову владельца, а чтобы защитить дамские, и не только, носики от того амбре, которое могла издавать шляпа после того душа, который вылила на нее какая-нибудь горничная, ее при встрече снимали и опускали пониже, чтобы она оказалась подальше от носов.

     Любопытно, что все фразеологизмы, связанные с головными уборами, упоминают исключительно о предметах мужской одежды, но вот в комедии Грибоедова "Горе от ума" прозвучала строка, быстро ставшая настолько известной, что ее начали использовать очень широко, даже не задумываясь о ее первоначальном смысле.  Речь идет о такой фразе: "Кричали женщины: Ура. И в воздух чепчики бросали!"

     Эти слова повторил потом Пушкин в "Метели", а еще позднее повторила Анна Каренина в разговоре с Бетси. 

     Воистину получилось крылатое выражение. Однако, если сейчас мы, перечитывая эти великие произведения, натыкаемся на это выражение, перед нашими глазами возникают восторженные женские лица, приветствующие возвращающиеся с победой войска. 

     А ведь в XIX веке был совсем иной смысл у этого выражения. Основано оно было на широко известной французской пословице "jeter son bonnet par-dessur les moulins". В переводе на русский язык речь идет о женщине, забросившей свой чепец за мельницу. Во Франции при употреблении этого выражения имели в виду женщин распущенных, не соблюдающих правил приличия, которых обязаны были придерживаться дамы.  По христианским обычаям женщина должна в общественных местах ходить с покрытой головой, и только в прошлом столетии в борьбе за эмансипацию женщинам удалось снять платки и обнажить голову. В те же далекие времена простоволосыми ходили только особы легкого поведения, это было их отличительным признаком. Поэтому во Франции и считали – раз забросила свой чепец за мельницу, значит, бросилась во все тяжкие.

     Классики русской литературы, используя это выражение, вкладывали в него очень много иронии. И, ведь если вчитаться в контекст всех трех процитированных произведений, то можно эту иронию отчетливо уловить, но у нас уже сложился стереотип, что таким образом женщины выражают свою радость и гордость за солдат-победителей.

     Ладно, оставим в покое единственный женский головной убор и вернемся к мужским. Вот был такой одно время весьма модный мужской головной убор, как котелок. По своей форме он был очень похож на известное кулинарное приспособление, вот и назвали его точно также.  Этот головной убор оказался очень даже не простым, его имечко быстро перекочевало на голову его носящую, а фразеологизм, который родился в результате всех этих прозываний, бьет чрезвычайно точно - "котелок не варит", здесь и намек на котелок с кашей, и на дурную голову, которая не стала умнее оттого, что на нее котелок надели. 

     А вот заламывание котелка, которое описал Блок в своей "Незнакомке":
     "… И каждый вечер за шлагбаумами,
     Заламывая котелки,
     Среди канав гуляют с дамами
     Испытанные остряки",
означает всего-навсего то, что кавалер сдвинул котелок со лба на затылок, демонстрируя своей избраннице свою "крутость", как сказали бы мы. Естественно, Блок употреблял такое выражение в ироническом смысле.  Ведь человек, "заломивший котелок" мог только выглядеть этаким лихим гулякой, и остроумным господином, а на деле оказаться прощелыгой и мошенником.

    Есть еще одно, может быть не так уж и распространенное выражение, но в нем тоже используется головной убор, вот я и решил предложить его вашему вниманию. "Свинья в ермолке", так говорят о жадном человеке с низкими помыслами.

    Ввел эту идиому в оборот Гоголь. В своей комедии "Ревизор" Хлестаков именно так охарактеризовал Землянику, надзирателя за богоугодным заведением.  Выражение так понравилось Чехову, что он несколько раз его употребил в своих произведениях.

     Наверное, если не знать что же такое ермолка, и не понимать обычаев еврейского народа, эту идиому понять совершенно невозможно. Ермолка или кипа – шапочка иудея, а свинья - грязное животное, не приемлемое по законам иудаизма, поэтому свинья в ермолке - что-то совершенно непотребное. 

     Когда мы смотрим в последнее время новости по телевизору, наш взгляд невольно задерживается на мужчинах, на голову которым надето нечто полностью скрывающее их лица. Это нечто подобно шерстяной шапочке, натянутой до шеи с прорезями для глаз и рта. Называют их "балаклавами", а вот откуда взялось это название, давайте разберемся вместе.

    Оказывается, во время Крымской войны 1853-56 годов английские войска во время боев под Балаклавой столкнулись с сильными морозами, к которым британские солдаты были совершенно не готовы. Вот и придумали для них такую вязаную защиту лица и от мороза, и от сильного ветра, прозванную по имени города, под которым шли бои – балаклавой.

     Ну, и напоследок остался еще один мужской головной убор, наверное, самый распространенный и демократичный в наши дни  – кепка. В последнее время после  ухода Лужкова с политической арены она практически исчезла из нашего языка.

     А ведь с ней связано еще одно любопытное выражение - "метр с кепкой". О его возникновении существуют две версии.
     Одна основана на старом анекдоте. Якобы пришел барин покупать своей жене отрез на платье. Стал ему продавец деревянным метром материал мерить, а от рулона остался небольшой кусочек, ни туда, ни сюда. Вот продавец и нашелся. Приложил к метру свою кепку и говорит:

     - Вот смотри, здесь метр с кепкой.

     Барин покупку оплатил и домой принес отрез на метр с кепкой. Так это в народе и запомнилось.

     Ну, это анекдот, конечно, а на самом деле идиома появилась вот в связи с чем.  В начале прошлого столетия по Москве, Петербургу и другим российским городам ходили деревянные трамваи. В те времена бесплатный проезд в общественном транспорте для детей был по их росту. Для замера у входа в трамвай существовала специальная отметка в один метр. Без билета могли ехать лишь те дети, которые до этой метки не доставали. Зачастую маленькие дети, которым хотелось казаться старше, вставали на цыпочки, чтобы стать выше. Вот про таких и говорили, что они метр с кепкой, ну а со временем так стали называть всех людей маленького роста.


Рецензии
С шапкой понятно - слово несомненно тюркское. А шляпа и кепка? Из статьи не ясно
Есть намецкое шляпен - виснуть и литовское шлапус- мокрый. Можно предположить, что это головной убор от дождя. А кепка... В литовском языке кепуре - любой, в принципе, головной убор.

Владимир Погожильский   04.12.2019 17:41     Заявить о нарушении
Владимир, большое спасибо за информацию.

С уважением

Владимир Жестков   04.12.2019 18:52   Заявить о нарушении
К слову. Кепка-кепуре очень похоже на слово "чепец" этимологию которого ведут к похожему др.греческому слову, означавшему "покров". Скорее всего источник какое-то похожее индо-европейское слово.

Владимир Погожильский   04.12.2019 22:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.