Заначка

  Валерий Акимов.






                Заначка.



   Николай в этот день пришёл домой раньше обычного; как зарплату дали – так он
    и свинтил…

   Можно сказать, бегом бежал, чтобы до прихода жены  Маши  успеть.
 Вбежав в квартиру, Николай убедился, что тёщи – Тамары Васильевны, тоже не было  дома. Он, сняв пиджак, вытащил деньги и стал их быстро считать. Отсчитав определённую сумму, Николай положил её на секретер, а премию - две тысячи,  две зелененьких бумажки, он аккуратно сложил и сунул в карман своей рубашки.

  Зарплату в этом месяце ему дали неплохую да ещё премию подкинули!

«Премию заныкаю! – решил Николай. – А то что,  в самом деле!  Я месяц ишачу,  как проклятый, а захочется вечерком с мужиками пивка попить, так  к Машке на поклон! Денег просить! А та, дура, всё маму свою слушает! Тёщеньку разлюбезную! А у той один ответ: - «Если каждый день пиво пить, то скоро дома есть будет нечего!»

  - «Её послушать, получается, все деньги в доме на пиво уходят?! Ну, ничего… хватит! В этот раз у них этот номер не пройдёт! Я Машке зарплату всю отдаю…  до копеечки! А премия – это моё! Имею право!»

И Николай стал думать, куда бы ему спрятать деньги.

 - «В пиджак, за подкладку зашить? Да нет, ерунда, найдут! Машке  это раз плюнуть, а уж мамаше её и подавно! Та ещё волчица! Нюх у них, что ли, на деньги?! Им бы с такими способностями на таможне работать, а не за прилавком стоять!»

- «Нет… Пиджачок  не пойдёт, - продолжал рассуждать Николай. - Пиджачок они враз вспорют, это к «бабке» не ходи! Это всё равно, что тёще в конверте отдать! Что же делать? Может, за холодильник засунуть?»

Николай подошёл к холодильнику, посмотрел на него, почесал затылок, прикинул…

- «А, что… он тяжёлый! Вряд ли они  его  ворочать станут. А его надо чуть наклонить и под низ засунуть!»

 Николай оторвал кусок старой газеты, сложил деньги вчетверо и аккуратно  завернул их. Затем, сунув свёрток себе в зубы, стал пытаться  наклонять холодильник. Он взялся руками за верх и потянул его на себя.
 Старый  тяжёлый холодильник с трудом оторвался от пола и наклонился вперёд. Было неудобно  и тяжело. Николай одной рукой держал эту тяжесть, а другой попытался засунуть деньги. Николай уже опустился на колени, обхватив холодильник руками, и стал переносить  вес  на левое плечо. Освободив одну руку, он  хотел  уже пихать  свёрток,  как в этот момент хлопнула входная дверь,  и в коридоре   раздался знакомый голос  жены:

- Коль! Ты дома, что ли?!!
- Тьфу ты… - сплюнул Николай и поставил холодильник на место.  Повертев в руке кусок газеты, он сунул деньги опять в карман.
- Дома…- с лёгким раздражением ответил он.
- А чего рано так? - спросила Маша. - Зарплату дали?!
- Дали…
- Куда положил-то?
- В комнате, на секретере! Куда я её ещё могу положить?!

 Войдя быстро на кухню,  жена  увидела Николая, сидящего возле холодильника.

- Ты чёй-то тут?
- Да вон, холодильник вроде качается, посмотреть решил…
- Чёй–то он вдруг закачался? – спросила недовольно жена. - Столько лет не качался, а сегодня закачался?! Что–то ты, по-моему,  крутишь, Коля!
- Ничего я не кручу!

Николай поднялся с пола, отряхнул штаны, потом руки…

- Плохо мне чего-то…
- Чего же это с тобой? - спросила жена.
- Живот болит! – ответил Николай.  Он быстро прошёл мимо жены и закрылся  в туалете.

Маша прошла в комнату, взяла деньги с секретера и тщательно пересчитала их, потом подошла к двери туалета, спросила:

- Николай! А премия была?!!

Николай понял - с деньгами ему из туалета не выйти!

- Нет, Маш… Не было! – соврал он.
- Точно  не было? Может, ты  врёшь?!
- А чего мне врать-то... – послышался тихий голос Николая.- У меня вон брюхо свело, а она с премией привязалась! Не веришь?!!  Возьми Мишке позвони, он подтвердит!
- Мишке ?!!! – со смехом сказала жена. - Да Мишка твой такой же жук, как и ты! Небось, премию уже в банку закатал и в саду зарыл! Мишку он вспомнил!  Дружка своего, собутыльника!

  Открылась входная дверь, пришла Машина мать, тёща – Тамара Васильевна.

- Чего вы так шумите, аж  на лестничной клетке слышно?!

Тёща прошла в коридор и поставила сумки. Она, увидев  дочь возле двери туалета, спросила:

- Чего тут у вас?
- Да вон,  у Кольки живот крутит…
- Живот крутит! – покачала головой тёща.- Съел  чего-нибудь  такого, вот и крутит! Клизму хорошо в таких случаях! Первое дело!
- Слышь,  Коль?! Вон мама говорит, клизму тебе надо поставить!
- «Пускай она себе эту клизму поставит!» - подумал Николай.
Он представил, какой  был бы скандал, если бы он произнёс это вслух!
- «Да, попал я… Куда же деньги деть? И спрятать некуда!»

  Николай увидел на антресолях, что над  дверью, целлофановый пакет. Он развернул его, в нём была старая лыжная мазь. Поставив мазь обратно, он сунул деньги в пакет и завязал его на несколько узлов.
За дверью послышался голос Маши:

- Ну что, Коль? Как ты? Полегчало?
- Да… Всё прошло…
- Ну, а  чего ты там сидишь?! Если прошло, выходи, мама пришла, тоже хочет!
- Сейчас выйду! – крикнул Николай. - Уж в туалет нельзя спокойно сходить!

Он аккуратно, чтобы не было слышно, приподнял крышку сливного бачка и бросил пакет внутрь.
- «Ничего, немного полежат, потом достану, перепрячу…» - подумал Николай.

Он уже стал открывать щеколду, как вспомнил, что забыл спустить воду. Быстро нажав рычаг, Николай вышел из туалета.

- А чего ты клизму не хочешь? – спросила Тамара Васильевна. - Я ведь раньше медсестрой работала, отлично это делала!
- Не надо, Тамара Васильевна, уже всё прошло!
- Ну,  смотри… - сказала тёща и зашла в туалет.

Маша суетилась на кухне, готовила ужин. Николай прошёл в комнату, включил телевизор и сел на диван.

- «Ну куда же всё-таки спрятать? - думал он. – Может, в стуле ножку просверлить, как в том фильме?! Да, тёща мне так просверлит! Она мне голову этими стульями и разобьёт!  Может, Мишке позвонить?  Спросить,  куда он спрятал?  Ах … да, он же в книги постоянно прячет. Точно, я и забыл,  он уже погорел на этом! Тёща его решила пыль с книжек протереть, ну и наткнулась на Мишкину заначку! Ух, и скандал тогда был! А он, хитрец, опять в книги прячет. Говорит: - «Снаряд в одну воронку два раза не попадает! То ж снаряд, а то тёща...»



 Раздумья Николая прервал голос Тамары Васильевны:

- Николай! Что-то у нас с бачком, не спускает!  Вода еле-еле  идёт!

У Николая мурашки по спине пробежали…

- Всё! Копец ! – подумал он. -  Сейчас откроет крышку и найдёт деньги!
- Может, ты посмотришь, Коль?! Я же туда не полезу!

  Николай заправил треники в носки и бросился к туалету. Он приподнял крышку и сунул руку к сливному отверстию. Действительно, пакет с деньгами застрял там и мешал сливу воды.

- Да сними ты крышку! – сказала Тамара Васильевна. - Чего ты мучаешься?! Ведь легче будет!

Николай выдернул пакет и стал сильно сжимать его пальцами так, чтобы его не видно было  в кулаке. Руку из бачка он всё ещё не вынимал.

- Да ерунда, Тамара Васильевна. Груша немного подклинивает, пассатижики не подадите, там они, в кухонном столе, в верхнем ящике?!

  Тёща пошла за пассатижами. Николай быстро выдернул руку с мокрым пакетом и бросил его прямо себе в штаны. Пакет провалился в порточину и противно холодил ногу.
«Но это ничего, самое главное – деньги были спасены»!

- Да нет здесь никаких пассатижей!!! – раздался голос тёщи из кухни.
- Уже не надо! Тамара Васильевна, я так сделал! Всё работает!

Николай поднял сливной кран и вода с шумом потекла вниз…

- Функционирует!  - сказал он и пошёл опять в свою комнату. Он сел на диван и увидел, что мокрое пятно от пакета стало проступать на штанах.

- «Ну, что ты будешь делать?! Во, дожил!  В своей квартире тайник не могу найти! Не могу деньги спрятать!»

 Достав  пакет из штанов, Николай смотрел на него, как на непосильную ношу!
В коридоре послышались шаги жены. Увидев пустую вазу на серванте, Николай бросил пакет туда и резко повернулся. На пороге уже стояла жена и с подозрением смотрела на него.

- Ты чего, Коль? Что с тобой?!
- А что со мной? Ничего… всё в порядке!
- «В порядке»? Только вид,  у тебя какой – то... Как будто озабоченный.
- Ничего я не «озабоченный»! Говорю же, живот болел! Теперь полегчало…
- Ну,  если полегчало, пошли ужинать – сказала жена.

Маша пошла на кухню, а Николай задержался на секунду. Он посмотрел ещё раз на вазу.

- «А что… - подумал он. - Пусть себе лежит там, кому эта ваза нужна будет?»
- Иди, Коль! Остынет все! - раздался голос жены.

Николай со спокойной душой пошёл на кухню.

Увидев его внешний вид, жена спросила:

- Что ты,  Коль, как в колхозе, штаны в носки заправил? Что за вид-то у тебя?!
- Знобит меня, вот и заправил! – ответил Николай, садясь за стол.
- Не заболел  ли? – спросила жена,  прислонив ладонь к его лбу. – Да не, лоб нормальный! Выдумываешь ты всё!

Николай стал ужинать, но ел он без аппетита, погружённый в свои мысли.  В дверь позвонили…

- Ну, вот и Юлька пришла, как раз к ужину, - сказала жена. - Мам, открой,  пожалуйста! Юлька, наверное…

Тамара Васильевна открыла входную дверь. В коридор вбежала Юлька – пятнадцатилетняя дочка Николая. В руках у неё был роскошный букет сирени!

- Ох! Юлька! Откуда же такие?!! – спросила Тамара Васильевна.
- От ухажёров, бабуля! – ответила Юлька и прошла  в комнату.

У Николая кусок котлеты в горле застрял, когда он увидел дочку с вазой в руках. Юлька стала набирать воду, пакет с деньгами,  конечно же  всплыл.

- Ой, что это? – сказала Юлька. - Завёрнуто что–то…

Юлька  уже хотела было развернуть и посмотреть, что там внутри,  но Николай опередил её. Он резко вскочил со стула и выхватил пакет из рук дочери.

- Это моё! Я просто забыл…

  С пакетом в руках Николай побежал в комнату. Он закрыл за собой дверь и встал, прислонившись спиною к ней, как бы  не давая  никому  войти. Его прошиб  холодный пот. Он не знал,  что делать…

- «Вот за каким хреном мне это надо было?!!! Ведь никогда не прятал! А всё Мишка, баламут  хренов!  – «Заныкай премию!» Заныкал!!! Послушал полудурка! Да, зря я это затеял! Ух,  и  скандал сейчас будет! Мама  дорогая!»

 Николай отошёл от двери, она открылась. На пороге стояли жена, дочка и тёща. Все смотрели на него.

- Ты что, Коль?! – заговорила первая жена. - Что с тобой сегодня?!
- Ничего! – Николай  развернул пакет и достал из него скомканные две тысячи, протянул их жене.

- Вот… Возьми!
- Что это? – спросила Маша.
- Премия! – ответил Николай и опустил глаза.- Заныкать хотел, не получилось!

  Машка посмотрела на мужа и слегка  прищурила  глаза. Она вспомнила все его сегодняшние странности и через  секунду закатилась таким  звонким  и  заразительным смехом, что тёща и Юлька, глядя на неё, тоже стали смеяться. Смеясь, Машка пихнула рукой мать, стоящую у дверного косяка, та неловко отшатнулась, потеряв равновесие, и чуть было не упала. От этой неловкости Тамары Васильевны смех стал совсем неудержимым! Не выдержал и Николай. Почесав затылок, он вспомнил, как корячился с холодильником, как лазил в бачок, да ещё с вазой этой…

 Смеялись до слёз, до боли в животе. Смеялись так, что было слышно аж на лестничной клетке…

               
                05.07.07 г.


Рецензии