Тайная жизнь Ольги К

    «Карьера женщины – это семья. Муж, дети. Или по крайней мере муж, который защит её от всех ужасов настоящей жизни», – Ольга возмущённо фыркнула, вспомнив недавно прочитанные где-то строки.
   «Ну что за наивный автор, и где это он в наше время мужиков таких видел, за которыми жена как за «каменной стеной». Где он их нашёл? Избалованные, инфантильные, неинициативные. Повезёт, если хорошая женщина попадётся, которая будет любить, поддерживать, направлять, во всех отношениях тыл обеспечивать, даже не тыл, а такой надежный фундамент, на котором мужик может беспрепятственно расти и развиваться.
   Вот как она для своего Вадика. В двадцать пять вышла замуж за серенького экономиста, который в свои тридцать уже ни к чему кроме спокойствия и маленьких мужских радостей не стремился, а сейчас спустя двадцать пять лет он кто? Глубокоуважаемый Вадим Васильевич, начальник аудиторского отдела в крупной международной консалтинговой компании. Со всеми соответствующими атрибутами – солидной зарплатой, столичной и загородной недвижимостью, тремя престижными иномарками (его, жены и дочери), и славненьким коттеджем в Черногории. 
    А кто его таким сделал? Она, Ольга Кулешова, всегда тащила, подталкивала - давай, Вадик, давай, миленький, вперёд и выше, а то так и останемся на среднестатистическом уровне «от зарплаты до зарплаты». Английский до нужного уровня подтянула, благо сама преподаватель в университете, сертификат получить помогла, курсы повышения квалификации, второе образование в престижном вузе по специализации, международный MBA. И всё тянула, тянула, тянула. Через вечные «не хочу», «зачем мне это», «нам и так всего хватает».
  И что в результате? Сотворила чудовище своими руками. Как поднялся, крылья расправил и … на фиг ему теперь её домашние нежности, тепло и уют. В Испанию со своей секретаршей лететь собирается. Якобы в командировку. Верные люди сразу доложили про эту его новую рыжую. Из молодых да ранних, готового, чужими руками сделанного мужика увести захотела, - аккуратно промокнув салфеткой глаза, Ольга сделала ещё один глоток мартини.
   Патрики, её любимое место. Конец мая, всё в цветущей зелени, сирень.  Красота. А на душе так муторно, одна, одна, одна. Одиночество. Неизбывное, неизлечимое, беспощадное. Дикость какая-то: в общем-то благополучная семья – в целом неплохой муж (никуда он от неё не денется) прекрасная дочь, удачно и главное по любви большой и светлой вышла замуж на третьем курсе, родила чудных близнецов на пятом, она сама – доцент МГУ, скоро пятьдесят, и всё равно эта разъедающая сердце тоска. Раз в жизни мужа попросила, давай вместе на конференцию в Австрию съездим, устроим себе «романтический отдых», нет, никак не сможет, у него дела, важная командировка. Вот какая оказывается командировка. Ну ничего, одна на эту конференцию поедет.

   Альпийский курорт Бад–Хофгаштайн, где проходила конференция, встретил ярким солнцем, летним теплом и пышным разноцветием июньских красок, а расположенный в живописном парке отель Норика, идеально подходил для того, чтобы забыть о московских проблемах, погрузившись в атмосферу полного релакса. Просторный светлый номер с огромной кроватью и изящной мебелью в стиле модерн, открыточный вид на заснеженные вершины альпийских гор из окна – всё, абсолютно всё напоминало о том, что «жизнь прекрасна», la vie est belle.
    Не теряя времени, Ольга решила сейчас же испробовать все прелести курортной dolce vita. Облачившись в белый махровый халат, она спустилась на минус первый этаж в зону спа. Чего только там не было: и большой закрытый бассейн со всякими массажными приспособлениями, и джакузи с водой 48 градусов, и открытый бассейн с водой 38 градусов. Часа оказалось достаточно для того, чтобы поступающая прямо из термальных источников вода смыла все тревоги и неприятности, а вместе с ними и десяток лет, наполнив её новой жизненной энергией.
     «Какой замечательный отель, - подумала Ольга, обменявшись при входе в лифт улыбками с двумя облачёнными в такие же белые гостиничные халаты постояльцами, - так всё удобно устроено, после бассейна даже переодеваться не нужно, можно прямо в халате в своей номер подняться».
     На первом этаже лифт остановился чтобы впустить новую порцию гостей отеля.
-  Hi, nice to meet you, - раздался рядом удивительно знакомый мужской голос, взглянув на обладателя которого, Ольга остолбенела.

   «Не может быть, Стивен! Надо же, столько лет прошло, а он почти не изменился. Такой же стройный, подтянутый, и лицо почти без морщин. Только волосы поседели-поредели».
   Стивена Ньюмена, молодого преподавателя экономики из университета Мельбурна Ольга встретила двадцать пять лет назад в Пекинском университете, куда приехала на стажировку.  Высокий загорелый парень с пышной копной каштановых волос бодро катил на велосипеде по университетскому кампусу и, заметив растерянную симпатичную девушку с пачкой книг в руках, остановился.
- Do you nееd help? Вам помочь? Вы что-то ищете? – обратился он к ней на английском.
- Да. Мне нужно во второй корпус, никак не могу понять где он находиться, на плане кампуса обозначен здесь, но … - от неловкого движения книжки рассыпались, Ольга бросилась их поднимать, Стивен стал помогать, их взгляды встретились и… да что тут объяснять, классический случай «любви с первого взгляда».    
   Весь следующий месяц они провели вместе: вечерние прогулки-посиделки, воскресные походы-экскурсии, со Стивеном Ольге было легко, весело и интересно. А главное, главное сразу возникло ощущение, что это её мужчина, абсолютно родной человек. Рядом с ним она испытывала такие сильные приливы нежности, как никогда прежде. Ей всё время хотелось к нему прикоснуться: провести ладонью по щеке, потрепать кудрявую шевелюру, заглянуть в серо-зелёные глаза, просто какое-то непреодолимое желание.
     И хотя влечение было взаимным, Ольга упорно пресекала все попытки к близости, ограничиваясь объятиями-поцелуями. Как можно? Через месяц у неё в Москве свадьба, и впечатанный в сознание советской школой «синдром Татьяны Лариной», несмотря на учащённое биение влюблённого сердечка, не позволял решиться на «измену».  «Но я другому отдана и буду век ему верна». Всё, точка.      
   Однако вечерний поцелуй накануне отлёта в Москву был так упоительно сладок, что Ольга сдалась и позволила-таки верному австралийцу подняться к ней в номер. Объятия, поцелуи, разгорячённые тела уже готовы были соединиться, как вдруг раздался телефонный звонок, резкий звук которого мгновенно вернул Ольгу к реальности.
    В это время обычно звонили родители, и она не могла не ответить: отец недавно перенёс инфаркт, ему нельзя волноваться. Вопреки ожиданиям в трубке раздался голос её жениха Вадика.
 - Котёнок, привет, ты как там, в Москву собираешься? Чаю китайского нам прикупила?
- Да, всё купила, уже завтра буду дома, - стараясь скрыть учащённое дыхание, ответила Ольга.
- А что у тебя с голосом? Как будто бежала. Что-то случилось? – заметил чуткий Вадик.
- Нет-нет, всё нормально. Не волнуйся, - поспешила она успокоить жениха.
- Ты смотри там, не балуй. Я тебя в аэропорту встречу. Обнимаю. Люблю.
- Я тебя тоже. До встречи. 
«Господи, что же я делаю, меня жених в Москве дожидается, а я тут…», - вздохнув, она положила трубку.
  Увидев, как Ольга изменилась в лице, Стивен спросил:
- Is anything the matter? Что-то случилось?
- Да нет, ничего особенного, только знаешь что, - сказала она, накидывая халат, - иди лучше сейчас к себе. Давай уже завтра.
- Завтра? – разочарованно переспросил Стивен, но взглянув на Ольгино лицо, которое как-то сразу приобрело отстранённо–серьёзное выражение, не стал настаивать, - хорошо, давай завтра, если тебе так хочется. Кстати, ты помнишь, что завтра суббота и мы едем на экскурсию в Ущелье Дракона? В восемь утра жду тебя внизу в вестибюле, пожалуйста не опаздывай.
- Хорошо, - поспешно согласилась Ольга, отведя взгляд в сторону, ведь она так и не решилась сказать, что завтра в восемь утра уже будет в самолёте, который унесёт её домой в Москву. 

- I am also glad to see you. Have you come for the conference? Тоже рада тебя видеть, ты приехал на конференцию? – сказала Ольга, оправившись от первого шока.
- Да, ты тоже?
Она кивнула. 
- Надо же, какое совпадение! Кстати, мой номер на пятом этаже. А твой?
- Мой на четвёртом, сейчас выхожу.
- Можно тебя проводить? – осторожно поинтересовался Стивен.
- Давай, если тебе так хочется.

   Идя по коридору, Ольга испытала странное ощущение «дежавю», словно каким-то чудесным образом перенеслась в тот далёкий июньский вечер в Пекине, который она помнит до мельчайших подробностей. Тогда они со Стивеном также поднимались в лифте, дрожа от нетерпения и проникая друг в друга взглядами. Также молча шли по коридору до её номера в гостинице для преподавателей Пекинского университета. И то ощущение она не забудет никогда: радость от предвкушения близости с любимым, смешанная со страхом перемен, которые за этим неизбежно последуют.
      Но злополучный звонок из Москвы в мгновенье разрушил всю романтику момента, потом её тайное бегство… Как же она плакала в самолёте, чувствуя себя предательницей и тщетно пытаясь успокоиться мыслью, что не поддалась искушению и не изменила Вадику. По возвращении в Москву Ольга часто вспоминала Стивена, то непередаваемое ощущение теплоты и нежности, абсолютного единения и душевного комфорта, которые в отношениях с мужем почему-то больше не повторились.
     С годами отношение к Пекинскому приключению изменилось: Ольга перестала оправдывать себя тем, что сохранила верность жениху, постепенно осознавая, что на самом деле, следуя примеру известной Пушкинской героини, она совершила двойное предательство: не изменив Вадику, она изменила Стивену, а самое ужасное - она изменила самой себе, отказавшись прислушаться к выбору собственного сердца. В результате – после двадцати пяти лет весьма неспокойной семейной жизни, тяжесть построения которой легла в основном на её плечи, - то самое неизбывное чувство одиночества. Но ничего, сейчас она другая и готова всё исправить, «закрыть гештальт», так сказать.

    Для Стивена внезапный отъезд Ольги из Пекина, более похожий на бегство, надолго засел в душе саднящей занозой, вопросом, так и не получившим ответа. Почему? Ну почему она уехала, ничего не сказав и не оставив никаких контактов? И вот теперь эта случайная неслучайная встреча, чудесное совпадение путей-дорожек, которые привели обоих в этот альпийский отель, и сейчас он наконец всё выяснит, обязательно выяснит.
     Только прежде, прежде хочется прикоснуться. Обнять, прижать, вдохнуть засевший в памяти лёгкий цитрусовый аромат волос, заглянуть в светло-карие глаза, вновь ощутить столь желанное когда-то тепло.  И если двадцать пять лет назад он не смог обмануть судьбу, то теперь у него есть шанс всё исправить. Ведь только исправив ошибки прошлого, мы можем изменить настоящее.  А в том, что расставание с Ольгой было ошибкой Стивен не сомневался.   
   Оказавшись в объятиях Стивена, Ольга забыла обо всём: и об обиде на Вадика, укатившем с рыжей секретаршей в Испанию, и о том, что совсем скоро ей стукнет пятьдесят и стали заметны морщинки вокруг глаз.  Она с радостью отпустила своё тело на волю, тем более что мудрая природа уже год как подарила ей возможность заниматься сексом, не заботясь о средствах предохранения, - одно из неоспоримых преимуществ «золотого возраста».
   Конечно, такой безрассудный поступок даёт основания считать Ольгу развратной женщиной, для которой casual sex обычное дело, но это не так. За все годы супружества она ни разу не изменила мужу, хотя время от времени жизнь подкидывала и средства, и возможности. Но нет, зачем? У неё семья, дочь, а теперь вот и внуки. Но со Стивеном – это совсем другое, это как возвращение в молодость, исправление некогда совершённой ошибки, обретение себя.
   Слияние тел только подтвердило незримую энергетическую связь, столь остро ощущаемую обоими на протяжении многих лет. Однажды случившаяся любовь никуда не уходит и очень быстро вспоминается, если, конечно, она была настоящей.

  «Милый, чудесный Стивен. Как жаль, что мы не смогли быть вместе с самого начала», - взглянув на лежащего рядом Стивена, подумала Ольга.
- Чему ты улыбаешься? – спросила она.
- Думаю, как же долго мне пришлось ждать обещанного тобой «завтра». Целых двадцать пять лет. Вот объясни, - Стивен наконец задал так мучивший его все эти годы вопрос, - почему, почему ты тогда от меня сбежала, ничего не сказав?
–- Почему? Я испугалась. Просто испугалась. Останься я тогда с тобой, слишком многое в жизни пришлось бы менять. А я не смогла, решительности не хватило. Всегда была нерешительной.
- Напрасно. Если бы ты тогда позволила мне остаться, всё могло бы сложится иначе. Мы были бы очень счастливы вместе. Я знаю. Кстати, ты счастлива? Семья? Дети?
- В общем да. Замужем. Взрослая дочь, двое внуков, близнецы – мальчик и девочка. А ты?
- Женат. Трое сыновей, двое внуков.
- Вот видишь, значит всё правильно, мы оба нашли своё счастье.
- Да, но вместе мы были бы не просто счастливы, а очень счастливы. Exclusively happy. И дети у нас были бы общие.
- У прошлого нет сослагательного наклонения.
- Зато у нас есть настоящее время. Целых пять дней, которые мы проведём вместе.

     Все последующие дни внезапно образовавшихся «романтических каникул» Ольга просыпалась с ощущением абсолютного счастья. Какие пятьдесят? Тридцать пять максимум. Прикосновения, проникновения, слияния. Нежность, тепло, страсть. А самое главное совершенно ушло одиночество, растворилось, превратившись в «это прекрасное чувство свободы». Свободна, наконец-то свободна! Выбирать, жить, решать.
   Отпущенное вновь встретившимся влюблённым время пролетело ярким мотыльком, подарив ощущение невероятной «лёгкости бытия». Зальцбург, Ингольштадт, великолепная Вена, Хофбург, и конечно много-много музыки - Моцарт, Штраус.
   Вечером накануне отъезда оба думали об одном и том же - «что дальше»?   Ответ предложил Стивен:   
- Love, мы всегда отлично чувствовали и понимали друг друга. И как оказалось понимаем и сейчас. Поэтому я даже не буду предлагать тебе всё изменить и начать с начала, потому что заранее знаю ответ. Ты пообещаешь подумать об этом завтра, а когда наступит завтра внезапно исчезнешь, как тогда в Пекине. И потом семьи, дети, внуки, в нашем возрасте трудно рвать давно сложившиеся связи. Поэтому ничего подобного предлагать не буду. Но ты не расстраивайся, есть вариант не хуже.
- И какой?
- Конференции. Конференции International journal - очень удобный формат, дают возможность встретиться учёным разных специальностей, ты филолог, я экономист, и проводятся в самых привлекательных местах, своего рода «научный туризм». Так что можем встречаться на этих конференциях. Что там у них дальше по расписанию? Можно Фрайбург в ноябре, или Мальта. А ещё лучше Рим. Устроим себе «римские каникулы». Если проблема в деньгах, то не волнуйся, я оплачу.
 - Стив, мне кажется я немного не подхожу для таких авантюр по возрасту. Мне скоро пятьдесят, и я уже три года как бабушка.
- И что? Мне 57, у меня трое детей и двое внуков, но дедушкой, в смысле стариком, я себя не чувствую. Со мной всё в полном порядке, сама имела возможность убедиться.
- Шутишь? А если серьёзно?
- Если серьёзно, то отбрось ты к чёрту свои сомнения. Если не решаешься совершить какой-то важный и по ощущению единственно правильный поступок, то потом будешь жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. А учитывая возраст, у нас осталось не так много времени. И я не могу позволить себе ждать ещё двадцать пять лет в надежде вновь встретиться на какой-нибудь конференции. И потом судьба редко даёт второй шанс, так что считай нам повезло, надо воспользоваться.

  По возвращении в Москву произошедшие с Ольгой перемены заметили все - помолодевшая, похорошевшая, уверенная в себе. К удивлению прилетевшего из Испании неверного Вадика, жена встретила его спокойной улыбкой, не задав не единого вопроса о рыжей пассии. А зачем? Зачем тратить нервы на какие-то ненужные разборки, когда теперь у неё есть другая тайная жизнь – настоящая. В ноябре они со Стивеном встречаются в Риме, где её ждут чудесные «римские каникулы», и одна мысль об этом «свете в конце тоннеля» давала такие силы, что казалось, она может всё. 
    После Рима последовали Мальта, Лондон, затем Торонто, Париж, Фрайбург, в целом за последующие три года Ольге и Стивену удалось провести вместе шесть совершенно волшебных недель.
   Седьмая встреча произошла на конференции в Сингапуре, который встретил запредельной влажностью и невыносимой жарой. Обычно активный жизнерадостный Стивен выглядел уставшим, предпочитая экскурсиям и осмотру достопримечательностей прохладу гостиницы и dolce far niente, или «давай просто полежим».    
- Ты что такой грустный? Что с тобой? – вечером накануне отъезда спросила Ольга.
- Через месяц мне исполнится шестьдесят, соберутся все мои родные, а тебя, самого близкого мне человека не будет рядом.
- Зато я смогу поздравить тебя во время нашей следующей встречи, эксклюзивно. И тебе мой подарок очень понравится, вот увидишь.
- Не сомневаюсь, только я немного устал от этих поездок. Надоело. Хочу жить рядом с тобой, быть рядом с тобой каждый день, умереть рядом с тобой. Это моя настоящая жизнь. Имею я право провести последнюю треть жизни с любимым человеком или нет?
- Но мы оба знаем, что это невозможно. И нашли прекрасный выход, эти наши «каникулы» два раза в год. Кстати, где мы в следующий раз встречаемся? Во Флоренции?
- Да, во Флоренции, только ждать придётся целых четыре месяца. А я не хочу больше ждать.
- Так в чём же дело? Давай, действуй, - рассмеялась Ольга, прижимаясь к любимому в предвкушении ещё одной чудесной ночи.

  Выйдя утром из душа, она обнаружила Стивена всё ещё лежащим в кровати. С закрытыми глазами и счастливой улыбкой на лице он напоминал человека, видящего прекрасный сон.
- Эй, Стив, пора вставать, скоро в аэропорт, - Ольга тронула любимого за плечо, но по тому как безжизненно откинулось тело поняла, что её австралийский друг мёртв.
 «Боже, ужас какой! – она опустилась на кровать в полной растерянности, которая быстро сменилась испугом. – Наверное сердце. Что же мне теперь делать? Вызвать полицию? Но кто я с их точки зрения? Ладно, если свидетель.  А если подозреваемая? Вдруг они подумают, что это я виновата в его смерти? Расследование начнётся, как попадёшься, не вырвешься, это же Сингапур».
      Романтический флёр мгновенно рассеялся. Нет, нет, и ещё раз нет. Что она, гражданка РФ здесь делает? Замужняя женщина в номере женатого мужчины, да ещё гражданина другой страны Австралии. Огласка, с таким трудом выстроенное благополучие рухнет – семья, репутация, всё к чертям. Нельзя здесь оставаться. Ни в коем случае. Через час за ней приедет трансфер в аэропорт, надо срочно собраться и просто уехать, Стиву всё равно уже ничем не поможешь.  Старательно уничтожив все следы своего пребывания в номере Стивена, Ольга осторожно закрыла дверь и пошла к себе собирать вещи.
   
    В самолёте Ольга наконец смогла расслабиться и дать волю слезам: «Как же так, Стивен, как же так. Всего шестьдесят, что же ты мне про проблемы с сердцем ничего не сказал. Выходит, я опять виновата, снова сбежала, бросила тебя как тогда в Пекине. Как ты вчера мне сказал? Хочу умереть рядом с тобой? Ну что же, Стив, у тебя получилось. Как говорят "бойся своих желаний, они могут исполниться».
   Глядя на скрывшую землю пелену облаков, Ольга остро ощутила, что тайная дверца в другую жизнь, которая казалась столь привлекательной и настоящей, закрылась для неё навсегда.   
    







    
 


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.