Пропаганда и воспитание. Детские зарисовки...

               
                Радиоточка очень маленькой и нравилась мне своим вечным задором. Оттуда всегда лилась бодрая музыка, рассказывались интересные истории , звучали важные новости о первых полетах наших советских спутников и космических путешествиях веселых собачек Белки и Стрелки.

                Стоило это радио-удовольствие целых пятьдесят копеек в месяц. Для меня - целое состояние, на которое можно было приобрести семь больших стаканов самых лучших в мире жареных сокирянских семечек. Да ещё с довольно приличной горкой. Но оплачивал это, Слава Б-гу, не я, а папа. Сберкасс в нашем местечке я не помню. Наверное, просто, все удерживали с его небольшой учительской зарплаты.

                Получал папа до реформы 1961 года триста семьдесят рублей, превратившихся после смены купюр всего в тридцать семь. Интересно, что цена стакана семечек, при этом, так и не изменилась - те же семь копеек. Да и радиоточка требовала того же полтинника. Ещё с папиной и маминой зарплаты удерживали стоимость облигаций госзайма, который шёл на развитие народного хозяйства. Обещали вернуть с процентами. Одного маминого сослуживца арестовали за то, что он в это не верил. Кто-то из знакомых, побывав у него дома, заметил, что этот Фома-неверующий обклеил облигациями свою старую печку. Интересно, сколько же ему дали? В Сокирянах его, с тех пор, больше не видели.


                С Добрым утром,

                С Добрым утром...

                И с хорошим Днём...

               
                Радостный голос ведущей из радио-точки радостно сообщил, что сегодня - 22 мая 1960 года, 9 часов 15 минут. Вышла в эфир первая в истории передача «С Добрым утром». А веселую заставку для Вас исполнил сам Марк Бернес.

                Отец, всю неделю сбегавший на работу ни свет ни заря, напевал песенку и брился, обильно покрывая лицо белой пеной.

                Милюха,- радостно кричал он из большой столовой комнаты. Сквозь оба окна, распахнутых в зелёный благоухающий палисадник, вливались волны свежего весеннего воздуха и громкое пение птиц.

                - А ты - Пиз*уха..,- отвечал я в рифму, не понимая, чему отец так смеётся. Путаясь в длинной ночнушке, я мигом перелезал через гладкую деревянную перегородку детской кроватки и бежал к отцу со всех ног.

                Надо было  успеть выхватить из его чёрной  мягкой коробочки металлический станок для бритья и лично привинтить для папы штырёк к головке бритвы, куда он вставлял новое острое лезвие. Я уже пару месяцев, как овладел этим взрослым искусством. И с тех пор старался не пропускать ни одной возможности самолично приготовить к работе такой важный и сложный инструмент.


                Мы за Мир за Дружбу,

                За улыбки милых,

                За сердечность встреч...


                Я слушал радиоточку, гремевшую в большой зале нашего дома и с воодушевлением подпевал Бернесу,-


                ...Если бы парни всей Земли

                Хором бы песню одну завели..,-

                Вот было б здорово..,

                Вот это был бы гром...


                При этом , я энергично рисовал глобус с группками  парней, лица которых аккуратно раскрашивались  то желтыми, то чёрными карандашами.

                Наших , конечно, оставлял с белыми радостными физиономиями. Парни скалились во весь рот, наполненный большими острыми клыками. Изображение зубов, больше похожих на активную часть двуручной пилы, я быстро освоил ещё давно, когда рисовал хищных акул.

                Вид весёлых юношей получался довольно агрессивным и очень далёким от мирных намерений  поэта Долматовского. Сочиняя  стихи, он , наверняка, мечтал побыстрее  уберечь Землю от военных пожаров.

                Куба - любовь моя,

                Остров зари багровой...
...............................


                Новая мелодия, полившаяся из радиоточки, казалось, раскалила ее докрасна и заставила меня оперативно перейти уже к другим сюжетам, - рисовке стреляющих автоматов, пулемётов и пушек. Изображать их было много проще, чем поющих парней.

................................

                Родина или смерть! -

                Это бесстрашных клятва.

                Солнцу свободы над Кубой гореть!

                Родина или смерть...



                - Мой мальчик,- думаю, тебе лучше успокоиться и побегать по Сокирянам. Что толку сидеть у радио? За окном свежий воздух, птички поют,- вернувшись после работы на огороде, отец увидел такие ассоциации Свободы, Родины и Смерти, нарисованные сыном в патриотическом порыве, что ему, видимо, стало как-то не по себе.

                А я только  этого и ожидал, выскочив в окно и рванув в сторону кинотеатра. Там меня всегда ждали бабушка Рива, служившая заглавным билетёром и персональное место номер два во втором ряду.

                Высоко на столбе, рядом с кинотеатром,  вовсю разыгрался репродуктор, у которого многие любили постоять и пощелкать семечки. И сейчас там торчало несколько зевак, задравших головы в небеса. У многих рты были приоткрыты, а на губах чернела и белела прилипшая шелуха.

                Из усилителя громко раздавались последние победоносные реляции о битвах за урожай и очередных происках злобных американских империалистов.

                Но вот Бернес . Снова запел очередное,-

      
                Хотят ли русские войны?

                Спросите Вы у тишины,
               
                Спросите Вы у тех солдат,

                Что под березами лежат...


                Слова Евгения Евтушенко вызывали настоящую дрожь и колоссальное желание предельно жёстко спросить у непонимающих западных буржуев.

                - Что? Что Вам ещё непонятно?! Это же наши солдаты, в основном, лежат под нашими и под Вашими березами.


                ..Спросите вы у матерей,

                Cпросите у жены моей,

                И вы тогда понять должны,

                Хотят ли русские, хотят ли русские, хотят ли
               
                Русские, войны...


                Бабушка Рива с тетушкой Розой и папа с мамой, все время твердили, что никакой войны, точно, уже никогда больше не будет.

                Прошедшая Отечественная была такой страшной и ужасной, отняла столько жизней, что ничего подобного повториться, просто, не имело никакого права.

                Конечно, я им верил, но радио пламенными речами Фиделя и Никиты все время уверяло в обратном.

                Обожая мир во всем мире и ненавидя войну, мы тут же были готовы  дать немедленный отпор и с отчаянной решимостью победить всех многочисленных недругов. Ведь главной - преглавной целью  стало обеспечить торжество социализма и коммунизма над нехорошим империализмом.

                Вооруженные до зубов деревянными автоматами, пистолетами, рогатками и палками,  мы, постоянно играя в войну,  безжалостно расправлялись  с немецкими фашистами. Однако в многочисленных анекдотах, все чаще и  чаще, стали появляться жадные американцы, тупые англичане и подлые французы.

                Китайцы же, корейцы, кубинцы, вьетнамцы и  африканцы быстро стали друзьями навек.  Им следовало помогать в постоянной неистовой борьбе...

                Из репродуктора, вдруг, раздался молодой и задорный голос Кобзона.

                .............

                Жить и верить - это замечательно.

                Перед нами - небывалые пути,

                Утверждают космонавты и мечтатели,

                Что на Марсе будут яблони цвести.

                ...................


                Далее, вовсю гремели и радовались детские голоса
               
                ...................

                Пусть всегда будет Солнце,

                Пусть всегда будет Небо,

                Пусть всегда будет мама,

                Пусть всегда буду я...
               

                Несмотря на то, что не хватало хлеба, молока, мяса и одежды, все тревоги после таких песен рассеивались, взрослые больше не хмурились, окружающее пространство быстро , до краев заполнялось искрами Оптимизма, Радости и нестерпимого ожидания приближающегося Счастья.


                Человеку много ль надо?

                - У него на сердце радость,

                Он смеётся снегопаду,

                Солнцу в небе и ветрам.


                Действительно. Много ль Человеку надо?


Рецензии