Слава со скидкой

Захар не спал уже много часов – наверное,  больше суток и это притупило сознание, вместе с действием адреналина. Вспотевшая ладонь сжимала рукоятку пистолета, в то время, как второй он держал за горло напуганного Торговца.

– Отдавай меня, скотина!, – орал Захар.

– Стой! Стой! Я всё сделаю!, – вопил Торговец.

На секунду он задумался, сквозь пелену, затуманивающую сознание, проявилась мысль: а что именно он называет «мной»? Тело? Да, он в чужом теле? Жизнь? Почему он здесь, а его дом, молодая жена, съёмки, роли – где всё?!

– Всё, хана тебе, падла! Мне уже терять нечего!

– Стой! Я всё верну!

– Как?

Рука Торговца показывала куда-то назад и над головой.

– Там!..

Там был дверной проем в соседнюю комнату. Захар резко толкнул его в этом направлении.

 – Пошёл, – толкнул по направлению к комнате и шагнул следом.

Это была небольшая комната с двумя. столами, заваленными какой-то аппаратурой. У противоположной стены стоял диван. Звук, на который разгоряченный Захар поначалу не обратил внимания, шёл от сетевой стены, частично перекрытой столами.

Захар махнул стволом, чтобы Торговец встал к столам, а сам тяжело опустился на диван.

– И помни, мразь, мне терять нечего! Торопись!

– Сейчас, сейчас, – голос Торговца заметно дрожал.

Он через плечо глянул на столы, протянул руку и вытянул из кучи валяющихся там приспособлений и запчастей оголовье беспроводного нейроинтерфейса, потом ещё раз потянулся и снова вытащил – на этот раз продолговатый серебристый цилиндр.

– Одень это, – трясущейся рукой протянул он обруч интерфейса.

Захар предупреждающе приподнял ствол, а второй рукой рванул на себя обруч. Недоверчиво рассмотрел. Могут ли его вырубить через эту штуку?  Приходилось рисковать.

– Смотри у меня, пришью!

Он осторожно натянул оголовье, концы уперлись в районе висков, а средняя дуга охватила темя, заканчиваясь в центре головы.

Торговец трясущимися пальцами нащупал и нажал кнопку вверху цилиндра. Картинка на сетевой стене изменилась, там возникло и стало вращаться объёмное изображение тела Захара Васильева. Глаза его были закрыты.

«Это не игрушка – квест какой-то там, – пояснял Торговец, – всё прошивается сразу и в комплексе – все ощущения и воспоминания».

– Ну, да! Должно было, так не прошилось же! Я, что – ментальный клон? А этот?

Захар хлопнул двумя руками по торсу тела Витьки.

– Сейчас проверяю... Похоже, он того...

– Ну, ты и скотина! Убил одного и создал меня – с воспоминаниями и без тела! Это – не моё тело!

Захару начало казаться, что он теряет рассудок.

– Даже не пытайся что-то выкинуть! – Захар надеялся, что его голос звучал достаточно угрожающе.

Однако, похоже, Торговец был столь же напуган, как и не представлял, что делать. Захар чувствовал подкатывающую тошноту и постарался дышатьа глубже и ровнее.

                ***

Это был вечер субботы и самое время было   веселиться сейчас где-нибудь с друзьями – в тире или в боулинге, зависнуть в кабаке. Но он был дома, причем один. Не то, чтобы Витька всегда игнорировал подобное времяпрепровождение, сегодня по графику его смен выходные совпадали ещё с тремя его друзьями – такими же, как и он работниками КТС – Комбината титановых сплавов, однако, порой у него было настроение выпасть из заведенного порядка и уединиться. Это удивляло его друзей, как и привычка после выпусков новостей оставаться в новостной галерее и просматривать блоки светской хроники.

«Переключи лучше на спорт!», – но он упрямо зависал на хрониках мира звёзд.

Снова и снова менял он локации Сети. Он надеялся найти на этот раз что-нибудь действительно стоящее. Переключая локации он отметал одну за  другой – всё было не то.

Мелькали четырехмерные проекции вокруг него, то раздвигая, то вновь обозначая стены комнаты. Всё это были демо-кабинеты предлагаемых Сетью развлечений – туристические обзоры, порно-симуляторы, «стрелялки», квесты... Ничего необычного. Обычные второсортные развлечения класса «B».

Разочарованно он откинулся на спинку дивана и стянул с головы гарнитуру нейроинтерфейса. Вздохнув, он взмахнул рукой, вызывая основной меню. Еще три жеста по виртуальному экрану вызвали необходимую ему локацию. Он повторно одел на голову гарнитуру нейроинтерфейса и встал с дивана, виртуальная локация подалась ему навстречу. Он шагнул на середину комнаты и открыл виртуальный шкаф. Оттуда скользнул к потолку и стал вращаться рекламный тикет.

Вчитался в список рекламируемых позиций, который, однако, был совсем невелик: на выбор предлагалось испытать на себе впечатления от жизни президента корпорации, чемпиона рестлинга, владельца подводных плантаций в океане, звезды фильмов 5D и лунного колониста.

Ну, да, это, всё же, было по классу «A». Непонятно только, где эти ребята достали ментальные проекции известных людей. Ведь прототипы были живыми людьми. Жизнь их, конечно, не составляла государственной тайны, но ментальные проекции охранялись законом о защите частной жизни и хранились в федеральном ведении.

Владение большими компаниями или плантациями не производило на него впечатления, воспоминания о проведенных боях, возможно и дало бы ему представление о технике боя, но не привело бы его мышцы в чемпионскую форму. Космические просторы его также не прельщали. А вот возможность присоединить к своей жизни впечатления и эпизоды жизни кинозвезды его заинтересовали.

Взмах ладони и строка развернулась в описание. После оплаты (за подозрительные 25%) он получал воспоминания о куске жизни длинной в несколько десятилетий (с возраста устойчивого самоосознания в бета-диапазоне мозговых волн, включая периоды обучения, полученные навыки и знания, память о личных –переживаниях, съемках, ролях, полученных наградах, контактах, деловых, дружеских, сексуальных.

Он сделал жест, активирующий связь с источником предложения. Перед ним, на некотором отдалении, возник затуманенный куб связи, периодически озаряясь вспышками – шли сигналы вызовов. Некоторое время ничего больше не происходило. Потом в пространстве куба проявилась расплывчатые очертания аватара  – на вызов ответили. Измененный голос заговорил:

– Здравствуйте! Вас заинтересовало наше предложение? О чём бы Вы желали узнать дополнительно? Что желали бы приобрести?

Витька почему-то только теперь осознал, что впал в азарт, меж тем этот «эксклюзив» у него уже несколько дней, с неделю. А, ладно, послушаем, что скажут.
 
– А что по поводу позиции кинозвезды? Там, кроме воспоминаний есть какие-нибудь навыки, знания? Что сможет мне потом пригодиться?

– О, вижу, Вы настроены извлечь максимум выгоды! Тогда Вы не будете разочарованы! Ну, на английском Вы и сами, наверное, говорите, но у Вашего возможного прототипа ещё и базовое владение китайским! А также синий пояс кунг-фу. Это, разумеется, помимо актёрских навыков. Есть даже хобби – гончарный круг. Говорят,  очень успокаивает!

Витька хмыкнул. Вот уж, самое необходимое умение. Но у звезды, конечно, свои причуды. У него самого была пара дополнительных приобретённых и прошитых навыка. Профессиональные, один из которых – межмолекулярное слияние – и позволил несколько повысить оплату труда, чтобы можно было задуматься о покупке чужих впечатлений.

– А разве это не охраняется законом о защите частной жизни? Вы же предлагаете не просто навыки, а личные воспоминания! Разве они не хранятся в федеральном хранилище?

– О, вам не стоит беспокоиться! Мы выкупили все права. Звезды, знаете ли. Не упустят случая прибавить себе популярности. Они, только что, сами не приплатят. А прежде и платили, чтобы устроить скандал. Теперь-то обыватели научились использовать возможности Сети и раскрывать такие аферы...

В правой стороне куба возник скан какого-то невнятного документа, призванный, вероятно, убедить Витьку в законности прошивки чужих воспоминаний.

– Как происходит процесс передачи?, – продолжал он расспросы.

– Вся процедура происходит через нейроинтерфейс, через который мы с Вами сейчас связаны. Этого достаточно. Немного расслабляющей музыки и аудиостимуляция к переводу мозговых волн в тетта-диапазон. Это отлаженный процесс. После перевода оплаты можем проделать это хоть сейчас.
 
Витька мысленно досчитал до трёх: «А была-не была!», – хорошо, перевожу деньги!
Он нажал одному ему видимую кнопку и ещё раз – подтвердил перевод суммы.

«Ты же знал заранее, аферист!», – мысленно сказал он себе.

Торговые сети уже не первое десятилетие оттачивали переводы, чтобы потратить деньги людям было не сложнее, чем пошевелить пальцем.

– О, вижу, благодарю Вас! Теперь, займите, пожалуйста удобное положение на своём диване и постарайтесь расслабиться. Перевод мозговых волн в тета-ритм, как Вы знаете, займёт некоторое время, но совсем не обременителен.

Он выдохнул, расслабляясь на диване. Через пару секунд полилась какая-то спокойная музыка. Секунд десять он слушал её, потом очень спокойный голос попросил его сосредоточить внимание в центре своей головы – началась индукция.

После завершения перевода внимания с одних частей тела и пространств в нём на другие, голос призвал максимально развернуть внимание от пространства за пределами комнаты на всём пространстве… в пространстве…  И потом последовал призыв к выходу в ничто…. Ненавязчивые звуки продолжались и продолжались… Потом…

                ***

Сознание медленно забрезжило в конце темноты. В конце? Темнота была повсюду. Она была всем. Рефлекторно он открыл глаза. И продолжал сидеть, разглядывая сумерки перед собой. Было темно, только откуда-то свеерху беззвучно мигал проблесковый маячок, какого-то странного цвета, совсем не оранжевого  или синего, как у спецслужб.

Подняв глаза, Захар убедился, что источником света была вовсе не мигалка спецсигнала, а вращающаяся голограмма какой-то рекламы. Очень болела голова, просто раскалывалась. Ещё и темно… Он бы предположил похмельный синдром, если бы уже много лет, следуя моде, не был последователем здорового образа жизни, даже на свадьбе бокал с шампанским на их с молодой женой столе использовался только для поддержания тостов гостей – подержать, сделать вид, что отпил и поставить. И поводов напиться у него сейчас быть не могло.

Он приподнялся и тут же плюхнулся на диван снова:

– Мммм!, – всё тело отозвалось болью, было стойкое ощущение, что он уменьшился в размере.

Он, всё же пересилил себя и встал. И снова его ждал шок – обстановку его дома, словно подменили. Да, определённо, здесь он прежде не бывал – небольшая комната, освещённая всё той же вращающейся рекламой. В полумраке он сделал пару шагов по диагонали к дивану, направляясь к блеснувшему на противоположной стене зеркалу. Крик.

Затуманенное сознание запаздывало на секунду или две и он сразу не осознал, что кричал парень в зеркале. Нет, уродливым незнакомец не был, возможно даже симпатичным. Англосаксы бы сказали: «handsome guy», только простовато одетого – футболка и джинсы были явно с какого-нибудь привокзального базарчика.

Но главное – это был не он! Не Захар Васильев! Куда, вообще, делись его 202 сантиметра подтянутого спортивного тела? А лицо? На него смотрел коротко стриженный, гладко выбритый парень, а его собственное лицо испарилось вместе с головой и осветленными волосами, собранными в хвост и аккуратными усами и бородкой от барбера в три золотых рубля за посещение – раз в три дня. Где он?!

Он знал, что должен успокоиться и не мог. Как?
Если бы  случилась кража, то это было бы просто жизненной ситуацией. Но его собственное тело! Как?! Кто?! Попытался крикнуть:

«Эй! Есть кто живой!» – тишина была емк ответом.

Как бы то ни было, надо было хоть что-то попытаться предпринять. Он осмотрелся, но в темноте ничего нельзя было понять. Двойной хлопок не возымел никакого действия – дом не был настроен под такие функции. Он пошел вдоль стен, обшаривая их этими чуждыми ладонями. Сразу ощутил себя маленьким – ужасное чувство для него, бывшего капитана школьной команды по баскетболу со 202 сантиметрами роста было не по себе в теле… Сколько в этом теле? Сто семьдесят пять, сто восемьдесят?

Но вот около тёмного проёма, очевидно, ведущего в соседнюю комнату, пальцы нащупали поверхность панели выключателя. Он нажал и на потолке вспыхнула осветительная поверхность. Огляделся. Небольшое, для его собственного дома, помещение, похоже, служило хозяину большой комнатой – залом, не то – гостинной.

Около одной стены стоял покинутый им диван бежевого цвета с рефлекторно снятой в первые же моменты гарнитурой нейроинтерфейса. Около противоположной стены стоял стол и два кресла-трансформера. Окна, похоже затемнялись автоматически и, в виду наступившей ночи, он пришёл в себя в темноте. Под потолком продолжала вращаться голограмма рекламной конструкции.

Надо было попытаться что-то предпринять. Он вернулся к дивану и снова одел на голову гарнитуру. Жест активации вызвал панель управления, но с непривычной стороны – значит, хозяин тела был левшой. Попробовав управление, убедиться, что ему это удобно – тело, действительно, принадлежало прежде левше!

Приноровившись он вызвал операциогный куб. На несколько секунд задумался: его друг, специалист по Сети, рассказывал ему об устройстве рекламных структур. Подобьные этой, кажется, в просторечии назывались такетами, не то тикетами…

Он попытался вспомнить, что друг в тот раз показывал ему. Несколько жестов открыли ему скрытые структуры. Так… Вот небольшой сектор скрытого пространства – координаты Глонасс. Пусто! Значит, ничего сюда не скопировалось. Оставался еще небольшой шанс. Он открыл сектор первоначальных отпечатков Сети. Вот! Позиции роя микроспутников отпечатались здесь. Он сделал несколько жестов, запуская алгоритм триангуляции орбит и – вот оно, координаты. Долгота и широта первоначальной активации тикета! С высокой долей вероятности, источник этого перемещения сознаний там и находился!

Так, что теперь? Зная координаты, как теперь можно туда добраться? Нужны были навигатор и транспорт.

Он снова обошёл комнату и, не найдя где ещё поискать, пошёл в соседние помещения. В квартире было лишь три комнаты, как он убедился, нашарив еще один выключатель, а ещё ванная, санузел и кухня. Парень вёл, по всей видимости, уединенную холостяцкую жизнь. Валялись пустые пивные банки, рваный пакет, на вешалке висели две куртки и рюкзак. Очевидно, хозяин недавно был за городом – к рюкзаку прицепилось несколько травинок.

Поначалу Захару (он поежился – напротив в блестящей поверхности шкафа отражался чужой парень, а вовсе не он – Захар  Васильев) показалось, что рюкзак пуст, но лямки оттягивал какой-то груз на дне. Открыв, на дне он нашел сверток. Размотал промасленную тряпку и в ладонь ему выпал пистолет!

Удивительно, но, похоже и спустя сотню лет чёрные копатели продолжали что-то находить и поставлять в народ. Ствол был раритетный и, как убедился он, вытащив обойму, переделанный под малокалиберные патроны: на медведя с таким не пойдешь, но, с нескольких метров – это было оружие! Очевидно, хозяин брал его за город – упражнялся в каком-нибудь карьере. А вот модель Захар определить затруднялся. Какой-нибудь Браунинг или Вальтер. Приятели по стрелковому клубу из секции военных реконструкций, конечно бы назвали, что это было за изделие военпрома вермахта, но сам он привык к современным спортивным моделям «Звезды», «Ижмаша» или концерна «Калашников».

Он помял рюкзак в поисках ещё чего-нибудь и не напрасно – в боковом кармане звякнуло. Он достал ключи с брелком сигнализации – удача! Посмотрим, что отзовётся на стоянке.

При быстром осмотре ящиков шкафов и стола, а также кухни, ничего, похожего на навигатор он не нашёл. На ходу пожевал пельменей и найденного клубничного варенья, запил соком  из холодильника. Распихал по карманам куртки, снятой с вешалки какие-то шоколадные батончики и несколько охотничьих колбасок. Огляделся. Кажется, тут всё. Он вышел за дверь и закрыл её – незачем было, оставляя незакрытой, привлекать внимание возможных соседей. Нарочито погремел ключами в замке и двинулся к выходу.

Снаружи было еще темно, но уже начинало светать. В предрассветной тьме он сориентироваться и двинулся по направлению к стоянке проходя шлагбаум, глянул вверх и посмотрел в лицо сторожу, который, по всей видимости, узнав его, кратко кивнул. На сигнал брелка отозвался потрепанный Aurus. «Гибридный», – понял Васильев, оглядывая приборную панель.

Повернул ключ в замке зажигания ожившего авто. Приборы показывали, что бензина осталось на три четверти бака и половину заряда ходовой батареи. К счастью, навигатор искать не пришлось – он был несъемным и смонтирован в приборную панель. Повозившись немного, он ввёл записанные на предплечье координаты. Прибор показывал шестьсот тридцать километров по шоссе и чуть в сторону. Похоже на пригород соседнего города. И опять удача – могло оказаться, что это на другом конце страны!
 
Долгая дорога наводила состояние транса но состояние, неожиданно, оказалось подходящим: нервы на взводе не давали ему совсем впасть в забытьё или отключиться и, в то же время, отодвигали состояние полнейшего нервного срыва, позволили рассуждать логически. Сама дорога ничего непредвиденного не принесла. Надо было просто придерживаться курса, проложенного навигатором.

Подъезжая к месту предполагаемого съезда, убедился, что это было дачным посёлком. Он медленно проехал означенные 176 метров и остановился, погасил фары и свет в салоне. Прислушался. Всё было тихо.

Он стоял на противоположной стороне проезда Свет в окнах дома по адресу не горел. По возможности стараясь не производить шума, он открыл дверь с водительской стороны и выскользнул наружу. Пригибаясь, быстро перешёл проезд и прижался к двухметровому   сплошному забору из оцинкованного профлиста.
Проезд освещался редкими фонарями.  Ближайший от него был метрах в сорока  впереди.

Окна дома, которые он видел с противоположной стороны улицы, проглядывали сквозь ажурную решетку ворот, высота которых была ниже забора и не сплошными, а зарешечены  сверху на треть.
 
Он прошёлся вдоль забора ближе к воротам, прислушался. Всё было тихо. Собаки, по всей видимости, не было. Он поднял голову,  оценивая высоту. Будь он в своем теле, высота ни забора, ни ворот не казалась бы ему чем-то непреодолимым. Но у этого парня рост был не для баскетболиста.

Захар оценил возможности. Узкий проезд был пустынен и разыскивать в темноте что-то для подставки казалось делом бесперспективным. Он встал напротив ворот, высота которых всё равно была с его теперешний рост. Зарешеченная верхняя треть, к счастью, была из прута не слишком толстого, чтобы ухватиться, но достаточного диаметра, чтобы сваренные ажурные изгибы выдержали вес тела.

Присел и, резко распрямив ноги подпрыгнул, повиснув на руках на втором сверху ряду завитушек. Ага, какая-то спортивная подготовка у парня все же имелась. Но после секундного висения, тело захотело было сдаться. Однако мысль, что все ответы, которые ему были отчаянно нужны, могли быть только по ту сторону придала сил и он выбросил вверх руку, уцепился за самый верх ворот. Левую. Сказывались навыки тела левши. Вслед за тем потребовался выброс силы, который ему неожиданно удался и он перекинул через верх один локоть, опять же  – левый. Потом второй и повис на локтях. Перевел на секунду дыхание и, не давая слабины, отчаянно подтянулся вверх и вот уже сначала грудь а потом и живот оказались на уровне верха ворот. Перегнулся и перекинул ноги – одну, а вслед за тем и вторую, повис на руках, спрыгнул. Получилось.
 
Вдруг мороз пробежал по его спине. До этого момента от самой квартиры, где он испытал шок, его вела холодная отчаянная решимость. И только теперь он подумал:

«А что, если я не найду того, кто за этим всем стоит?!», – шок словно повторился.

Действительно, а что перед ним останется, если  он не найдёт здесь никого или ошибся и здесь другие люди, которые ничего об этом всём не знают? Что тогда: чужое тело, чужая квартира за сотни километров и машина с опустевшим бензобаком и разряженной ходовой батареей? Как бы отряхивая эти мысли затряс головой – он в нескольких шагах от ответов или… в любом случае, с фактами всегда нужно встретиться лицом к лицу, тогда и можно только делать выводы, нечего тут гадать!

Он решительно направился к дому. Ни с фасада, ни с боковой стороны, прилегающей к веранде, окна не светились. Он сделал несколько торопливых шагов по направлению к двери и, не давая себе ни секунды сомнения, взялся за ручку и потянул её, вращая и на себя.

Дверь, вдруг, поддалась! Он даже отдернул руку. Вот теперь-то и надо проявить осторожность. Он сдержался, чтобы сразу вбежать внутрь. Сердце бешено забилось. Но звуки могли привлечь внимание, кто бы внутри ни находился и он сразу бы потерял преимущество во времени.

Он отступил вниз по ступеням до уровня земли и осторожно начал обходить дом против часовой стрелки, зашёл за здание. Пространство за зданием было достаточной ширины, до соседского забора оставалось метров пятнадцать и, насколько в темноте можно было разглядеть, засажено деревьями, вероятно, яблонями. Сошёл с фундамента – почва хоть и была утрамбована, всё же шаги раздавались не так гулко. До середины дома стена оказалась глухой, а вот дальше, похоже, было несколько окон.
 
Захар сделал эти несколько шагов по возможности тихо и, когда поравнялся с первым  из окон, снова ступил на фундамент и осторожно заглянул за нижний его край. Оттуда шёл сумеречный свет!

Сердце его снова застучало. Он перешёл к следующему окну. Свет усилился.  Он не стал заглядывать, рискуя преждевременно себя обнаружить и лишиться преимущества во внезапности. Проделал обратный путь до двери и поднялся на ступеньки. Он был сейчас почти с диагонально противоположной стороны дома от освещенных окон. Был шанс, что кто бы ни находился внутри, его проникновение не будет сразу обнаружено. То, что дверь не была заперта, говорило, что внутри не ожидали вторжения извне. Он уже стал верить в то, что его ведёт некая сила – будь это не домом, а квартирой…
Прикрыл дверь но не до конца, чтобы щеколда не щёлкнула. В темноте угадывалась дверь с веранды в жилые комнаты.   Снова не заперта! Он проник и за неё. В нос ударил запах. Ничего необычного в нём, казалось, не было. Просто все дома пахнут по разному и только их постоянные обитатели перестают это замечать, как перестаёшь слышать тиканье часов.
 
Осторожно ступая, он прошёл внутрь, минуя дверные проёмы. Один, второй, третий. Из-за угла лился свет. Он тряхнул головой, сжал рукой рукоятку пистолета и сделал эти несколько шагов, в освещенный проём, выставив левую руку со стволом. В освещенной комнате у стола сидел сумрачного вида мужчина, подперев голову рукой и рассматривая внутренности одного из  нескольких окружавших его виртуальных кубов. В следующую секунду Захар перемахнул в три прыжка через комнату и правой рукой схватил опешившего  мужика за шею, а левой вжал ствол пистолета в правый висок.
 
– Отдавай меня, скотина!

                ***

Тянулись напряжённые часы. Он так и сидел, наставив ствол, пока торговец с отчаянным видом рылся в логах и каталогах прошивки Витьки. Но настоящее отчаяние сейчас чувствовал он сам. Да и было отчего – люди впадают в истерику и ступор при потере близких или собственности, но он потерял себя, СЕБЯ!!!

Себя? Вообще, кто он? Клонированное сознание в чужом теле, без… что он, вообще, мог бы назвать своим. Профессией этого парня он не владеет, квартира его осталась за сотни километров, реальный Захар вряд ли обрадуется его появлению. Но он-то ощущает себя отдельной личностью. Но что ему остаётся? Убить этого гада, а потом покончить с собой? Что-то же его вело от момента, когда он очнулся в чужой квартире! Неужели эта сила оставит его теперь? Он снова ощутил волны подкатываются тошноты.

Тут отрешённое сознание ухватило знакомый звук – он услышал своё имя! Часть стены, отведённая под новостную ленту, неожидано прибавила уровень звука:

«Мы прерываем информационную ленту, для экстренного сообщения! Минуту назад пришло подтверждение: трагедия произошла с бортом LGF 54 компании «Крылья Сибири» уже при заходе на посадку в аэропорту Мюнхена. Все 367 человек, включая 16 человек экипажа погибли, включая группу летевшую на кинофестиваль включая кинорежиссёра Эрнеста Матвеева, постановщика реал-сцен 5D  Владимира Зандера и киноактёра Захара Васильева, звезду Южно-Сибирского и Хабаровского макро-регионов. Ведется расследование обстоятельств трагедии...». Дальше он словно выключил внимание вовне. Отчаянная мысль молнией прошила его. Отчаянная, но разве его положение не выходило за границы любых разумных представлений?

Он должен сейчас же сообщить Миле, что он жив? И тут же его окатило холодной волной: как? Да, ей, конечно, сообщили одной из первых. Но что он может предпринять прямо сейчас? Вызвать её по коммуникатору и этим чужим голосом выкрикнуть убитой горем Миле, что он – вот он, он жив и едет домой? Именно ехать теперь ему и надо – ехать!

«Ключи от машины! Она у тебя заправлена? Деньги! Живо!»

Когда он получил требуемое у торговца, то на  секунду задумался. Что с ним делать? Но и оставлять его в свободном состоянии было нельзя. Ему ещё предстоял неблизкий путь, а тот мог создать для него много непредвиденных сложностей.

Он махнул стволом в сторону Торговца:

«В подвал!», – и чуть отступил, пропуская того перед собой.
 
Тот поплелся впереди. Они пошли почти до веранды и Торговец нерешительно остановился перед неприметной узкой дверью.

«Открывай!», – приказал Захар и втолкнул его внутрь. Почти от самого порога начиналась крутая лестница, ведущая вниз, как он рассмотрел, приложив ладонь к панеле, включающей освещение. Спустился следом почти до конца лестницы и присвистнул:

– Ну, от голода ты явно не умрёшь!

Подвальное помещение было под всем домом, разделенное на части только стенами – силовыми перекрещивающимися конструкциями, держащими на себе здание и было завалено припасами. Как в каком-нибудь средневековом замке висели копчёности и стояли банки с заготовками.

– Ты собираешься меня тут закрыть? Я всё равно тут умру! В этот дом никто, кроме меня не ездит!

Захар рассмеялся.

– Я сообщу, что ты здесь. Может быть…

И быстро поднялся вверх по лестнице. Вслед  ему послышались отчаянные вопли, которые усилились, когда он, закрыв дверь на ключ и, секунду подумав, выключил свет – надо было, по возможности, увеличить себе фору. Потом он дотолкал один из шкафов, стоящих неподалёку и повалил его вплотную к двери, все с той же целью.

Пройдя к гаражу, открыл его ключами, добытыми у Торговца и осмотрел стоящую там машину. Это был пятидверный высокий Уаз «Патриот» 2042 года.

«Хоть бы завелся!»

Проверил уровень топлива. Двигатель был не гибридный и работал на газе, как это распространено в Сибирских регионах. Он проверил зажигание. Двигатель завелся. Приборная панель показывала 80% заправки. Уровня масла и зарядки аккумулятора было достаточно. В любом случае, на этой машине добраться до дома (несмотря на неопределенность в груди приятно сжалось – домой!) было больше шансов, чем на прежней. Он, правда, перенёс оттуда, навигатор, отсоединив его модуль от приборной панели Aurus. Показавшийся в начале несъемным, он стал для Захара уже привычным. Немного повозившись, он присоединил прибор к системам Уаз'а, оставив лежать справа от приборной панели и ввел знакомые координаты, чтобы не ошибиться с выездом отсюда на федеральные трассы. Это, хоть и заняло четверть часа, всё же было быстрее, чем разбираться с настройкой навигационных голограмм. Затем завел машину и выехал из гаража на прилегающий проезд, а вслед за тем
и на дорогу.

                ***

Последние пара десятилетия сильно поменяли центры притяжения внутри страны и заметно повысили значения и самостоятельность регионов. Это произошло после активизации мер по дифференциации страны на четырнадцать макрорегионов. Конечно, во многом части огромной страны стали обособленнее друг от друга. Так он был звездой на юге Сибири и, частично, на Дальнем востоке, но, практически, ничем не примечателен в европейской части страны. Ничего о нем не знали и на севере.

Дорога до Новосибирска не представляла из себя ничего примечательного. Через пять часов он уже подъезжал по трассе до места, где надо было съехать на Байдуковское шоссе. Чем ближе он подъезжал к дому, тем сильнее стучало его сердце – что ждет впереди?

Пространство,  словно, сдвинуло стены – в знакомой обстановке он опять почувствовал отрешённость. Ну вот и его вилла! Он посмотрелся в зеркало заднего вида, чего не делал, кажется, целую вечность и его опять передернуло – на него смотрело лицо этого парня. И это лицо он собирается предъявить Миле! Но и путей назад для него не было.

Подойдя к воротам, он поблагодарил Бога, что наряду с обычными ключами распознавания, он ввёл и кодовую словесно-цифровую комбинацию, не распознаваемую по тембру и интонации. Тогда настройщик систем безопасности вежливо сказал, что это необязательно. Как теперь он был рад, что не  послушал его и упрямо довёл настройку до конца! 
 
Он уезжал в Мюнхен только на двое суток и, поддавшись на заверения жены, что всё с ней будет хорошо, не стал отзывать охранника из отпуска. Горничную Мила незадолго до этого заменила роботом, чего, вместе с хозяйственными системами было достаточно,как с умным видом заявила его жена:

«Сейчас все соседи так делают!»

Он осторожно открыл стеклянную входную дверь и вошёл в холл. И почти сразу услышал рыдающий приглушенный голос Милы, которая, похоже, заканчивала разговор по коммуникатору:

– Да, я одна… Он собирается приехать. Вылетает. Но я сказала, что вы подъедете раньше… Жду!

Она завершила разговор и, вслед за тем, послышались рыдания.

Через минуту справа из большой гостинной, закрывая лицо руками, в холл вышла Мила и, не  замечая, поравнялась с ним, проходя мимо и не поворачивая головы из-за рыданий.

«Мила», – он тихонько позвал её.

Только подавленное состояние не позволило отреагировать более бурно. Она закричала ослабшим голосом, но почти сразу перестала, лишь продолжая всхлипывать.  Взгляд её метнулся к входной двери, потом к верху лестницы, ведущей из холла на второй этаж.

«Енотик, сейчас ты оцениваешь расстояние до кнопок сигнализации, вот здесь, – его правая рука показала назад и вниз, где дверь заканчивалась и начиналась стена – там скрытая кнопка. Вторая наверху, куда ты посмотрела».

Мила заметно вздрогнула – позвучало её домашнее прозвище, так её называл только Захар. Как-то они вместе смотрели видео, в котором показываплись проделки этих зверушек. Тогда муж рассмеялся, наблюдая за деловитостью и безапелляционной решимостью этих созданий:

«Да это же точь-в-точь ты!».

С тех пор он стал так называть Милу. Они всё ещё чувствовали себя молодоженами. Ведь их свадьба состоялась только полтора года назад. Только пару месяцев, как они приняли твёрдое решение, что их должно стать больше, чем двое. И тут эта трагедия!

«Послушайся, бери всё, что хочешь, только, пожалуйста, уйди! Я не стану заявлять в полицию, только уходи».

«Мила, милая моя! То, что произошло, нельзя понять совершенно.  Поверь – я и сам не могу привыкнуть к этому телу, – он вытянул перед собой руки. Но это я – Захар!».

Мила заплакала навзрыд.

«Мне и так плохо! Зачем ты хочешь, чтобы я сошла с ума?!», – слезы текли по её лицук.

Если и бывали моменты, когда решалась его жизнь, то они не шли ни в какое сравнение с этими секундами.

«Помнишь, я говорил тебе, что Новосибирск призжает мировая знаменитость по нейротрансплогии – академик Дубко и я встречался с ним на банкете, где он приглашал меня в академгородок?, – заплаканное лицо Милы исказилось, – так вот, там я подписал бумаги о соглассии и сделал… как там? Ментальную проекцию».

Впервые на лице Милы скользнула какая-то тень – это воспоминание явно было ей знакомо. Но выражение лица быстро изменилось на прежнее.

«Тогда же мы сделали ментальную проекцию, которая каким-то образом была выкрадена и прошита этому парню, – он хлопнул себя по плечам, – теперь сознание парня мертво, а я в его теле».

На лице Милы мелькнула тень надежды и тут же исчезла.

«Наша свадьба была тридцатого июня. Пришлось ждать почти пять недель, потому что ты ни за что не соглашалась, чтобы она пришлась на май. А ещё свадебное платье всё , никак не получалось подогнать – рейсы из Парижа пять раз отменяли из-за забастовки в аэропорту. Ты непременно хотела, чтобы это было платье от Пьера Лакруа! На свадьбе дядя Боря напился и всё никак не мог сказать поздравительную речь, но всё говорил, что сказать её обязательно должен. В тот день ты так устала, что в нашу брачную ночь проспала шестнадцать часов и, назавтра, смогла встать только после двух чашек кофе уже за полдень».

Воспоминание лишь чуть-чуть просветлило лицо Милы и она вновь разрыдалась:

«Зачем ты меня мучаеешь? Про нашу свадьбу с Захаром много писали и были ещё всякие репортажи в Сети», – она снова заплакала и стало похоже, что вот-вот у неё будет истерика и тогда уже он точно не сможет до неё достучаться.

В отчаянии он воскликнул:

«А в кровати тебе нравиться, когда я делаю так, – обе его руки сделали жест в воздухе, – и ты  делаешь так… А потом мы смеёмся!».

Пальцы на заплаканном лице Милы, не отрываясь раздвинулись и она удивлённо смотрела на него сквозь них. О таких  подробностях, происходящих под одеялом, действительно, могли знать только два человека и она была одним из них. Нерешительно она сделала осторожный шаг по направлению к нему, потом ещё один и еще… пока не остановилась рядом, недоверчиво разглядывая это незнакомое лицо всего на полголовы _
возвышавшееся над ней. Совсем невысокая, она привыкла смотреть на бывшего баскетболиста задрав голову.
 
– Это… правда – ты?
– Енотик, ты так и не смогла ответить – по сколько человек фины переходят российскую границу!

Она взлянула на него с надеждой, а он наклонил голову замедленно мотая головой, описывая лицом как бы восьмёрки. Она столько раз наблюдала этот родной жест в минуты задушевных разговоров! Только его лицо теперь было гораздо ближе к её собственному.

Слушая стук своего сердца, Мила подумала, что теперь ко многому придётся привыкать заново…


Рецензии