Собачья жизнь

Осенью, когда заканчивается дачный сезон, количество бесхозных  собак во дворах увеличивается в разы. Дачники возвращаются в благоустроенные квартиры, а дамки, шарики и прочие барбосы, кого они в начале весны приголубили и приветили, в сентябре-октябре на дачах становятся лишними. И вовсе не потому, что летом плохо охраняли сад, огород, да и самих хозяев, когда те, устав от прополок, поливок и прочего «дачного отдыха» под вечер уже не чаяли – как до постели добраться и без кивера сунуться головой в подушку; а просто потому, что крохотные квартирки с пяти-шестиметровыми кухнями и десятиметровыми спаленками не позволяли хозяевам держать дворнягу дома, где и коридор-то едва вмещал двух-трёх человек одновременно. А ежели туда ещё и собаку…?
   
Таким образом брошенные тузики и позабытые жучки с приходом холодов, когда компанией, чаще – в одиночку, тусуются у подъездов и мусорных бачков, ожидая – чем бы подкрепиться? И явно не понимают – за что впали в немилость. Ведь ещё совсем недавно Тузик был маленьким, когда нашёл его Женька, хозяйский сын и принёс домой, где жилось ему тепло и сытно. Поначалу Женька его любил, кормил и гулял с ним охотно. А Тузик на прогулке часто встречал маму и двух своих братьев, вылитых тузиков. Тузикова родня жила вольно, бегала по двору без хозяина. Тузик даже чуток завидовал им: «вот бы мне так!» Однако то, что у мусоросборника мама и братья ели всё, что ни попадя, и были вечно голодными, заставляло Тузика скоренько семенить лапками и на всех парах мчаться за Женькой, тихонько суля и притявкивая от страха, мол: - «Жень, а как же я? Не оставляй, гав, гав, меня! Я больше не буду пИсать тебе в ботинки! Не бу-у-у,  гав, гав!

А потом Женька уехал в другой город учиться. После его отъезда с Тузиком больше никто не гулял. А когда он, вероятно, от тоски «пометил» тапки хозяина и разодрал в клочья какую-то вещицу хозяйкину, Тузика просто вышвырнули на улицу. Он надеялся, что вечером за ним придут и позовут домой. Однако, напрасно! Приютила Тузика беспородная родня. Вот так и он стал бродячим псом. А люди во дворе эту собачью семью не обижали. Все были похожи на свою маму. Хоть и без ларца, но все пятеро – одинаковы с лица! Кто-то из старожилов знал и родословную, говорили: отец – дворняга по кличке Джек, спокойный, добродушный пёс! Мать – Дашка, тоже не брехунья, однако – плодовитая! Щенилась Дашка регулярно и вскоре появлялась во дворе с мальцом – очередным тузиком. А где оставляла других щенков – неведомо!

Галюня – старожил из дома 20-Б всю семью тузиков знает по именам, да и другие дворовые постояльцы как собаки, так и бесхозные кошки Галюню шибко уважают! Ещё в прошлом веке семья Галюни много, много лет два раза в день на поводке выгуливала своего пса. Теперь же Галюня живёт одна, но привязанность к четвероногим друзьям не потеряла и, выходя из дома, непременно поставит лакашку с едой сереньким обитателям. Всех ей не накормить – на пенсию живёт, но случается, что подвальной Мурке, которая за зиму шибко отощала, Галюня купит в «Дикси» пачку сосисок, а мне объяснит: - «это для кошки! Как иду домой, она у подвала сидит, ждёт меня!»  И правда! Мурка знает Галюнину доброту и пользуется этим. А уж агрессивная, спасу нет! Ежели Дашка или Тузик пытаются отогнать её с насиженного места, Мурка издаст такой визг, сверкнёт глазами и выгнет спину; при этом шипит, будто змейка, что покладистые собаки, дабы вконец её не рассердить, ни разу не тявкнув, сами стараются сбежать. А то ещё вцепится в загривок, злючка такая! Зализывай потом холку, кому охота?

Поздно осенью появляется во дворе и Хаска. Это не кличка, а порода. Хаска – не бездомная. На ночь хозяин запускает её в квартиру. А как рассветёт, Хаска начинает негромко поскуливать у дверей. «Мол, на улицу хочу! Я же северная собака, свободолюбивая!» Поэтому целыми днями Хаска гуляет во дворе. А уж до чего добрая!!! И к тому же – кра-аси-ивая! Каждый, кто идёт мимо, норовит погладить это пушистое, серо-голубое с белым создание! Хаска же терпит. Приятно ей поглаживание, или, напротив, Поглаживальщик изрядно во хмелю – Хаска никогда не окрысится! А уж хмельной товарищ и на колени-то перед ней упал, и мордочку её целует, и пьяненько лепечет: - «Красавица ты моя, дай лапу, игривая! Ну, что ты отворачиваешься? Думашь, я пьяный? Ну да, маленько выпил. Ты не обращай вниманья. Можно, я тебя ещё разок поцелую?» И Хаска будет сидеть возле дядьки, пока он не вспомнит, что ему надо домой. Никого красавица Хаска не облает и не обидит. Случается, что Хаска составит компанию собачьей стае. Просто бегает вместе с ними. Но если у собак свадьба, Хаска просто в сторонке стоит. Участие в свадебной суете не принимает. О чём уж она думает в эти минуты – знает она одна! Вот такое у Хаски чувство собственного достоинства!
 
Появляется во дворе со своей шавкой и Васька Ругательный. Рядом с Васей идёт то ли жена, то ли спутница. Как правило, оба навеселе! Друга Вася навещает.  Добавив в гостях горячительного, Вася Ругательный фамилию свою оправдает с довеском. Довесок, в первую очередь, ощутит на себе жена Васи, а так как происходит это во дворе, то женщина замедляет шаг и делает вид, что Ваську она не знает. Кому ж хочется слышать в свой адрес непотребные выражения? Тогда Васька принимается воспитывать шавку. – А ну, Сучара, ко мне! – блажит на всю округу Васька. Шавка когда-то была очень симпатичным щеночком, но попав к Ваське, стала впитывать от хозяина манеру его поведения, злобное тявканье и сама стала не в меру ругливой. На детской площадке могла напугать ребятишек, да и взрослого старалась облаять; а если удастся маленькую болонку куснуть, которую бабушка Дуся только что выпустила из рук, шавка чувствует себя не иначе – волкодавом! Бабушка, посадив на руку горестно плачущую болонку, шавку не обругала, а сделала замечание Ваське: - «Держи свою собаку на поводке!» На что Васька пьяненько захохотал: - «Ещё чё выдумала, карга старая!»

Шавка же, чтобы не попасть под горячую руку хозяину, ринулась вперёд и едва не налетела на пожилую учительницу, возвращающуюся из школы. Та свернула в сторону и, прикрыв ноги портфелем, замерла! А шавке только и надо, чтоб её боялись, знамо, таким лаем разразилась, не унять; того и гляди, вцепится в портфель, или, ещё хуже, в ногу! И вдруг услышала не грозный Васькин голос, а очень даже приветливый: - «Сучара, к ноге! Кому сказал? И тот же голос, обращённый к учительнице, прозвучал: - Здрасьте Оль Петровна!

- Здравствуй, Василий! – узнала своего бывшего ученика Ольга Петровна. – Твоя, что ли, собака на людей кидается? Нехорошо, Василий, нехорошо! 
- Да что Вы, Оль Петровна? Собака очень добрая, а лаем она Вас приветствует – лебезит Васька. А тут и Сучара, смекнув, что хозяин поостыл, подбегает к Ваське и, лизнув его в руку, так же умильно смотрит ему в глаза, как и он глядит на учительницу. – «Хорошая Сучара, хорошая!» - приговаривает Васька, поглаживая её пятернёй. Но распрощавшись с Ольгой Петровной, Васька Ругательный очень скоро милость сменит на гнев; в результате и жена его, дабы не схлопотать очередной довесок, вечером уйдёт из дома к соседям; и Сучара, получив от Васьки пинок, покажет ему острые свои зубки!

Не зря же говорят: - «Собака бывает кусачей только от жизни собачьей!»          

2019 год


Рецензии
Хороший рассказ, мне понравился. Только не пойму, почему Хаска позволяла пьяному гладить себя? Обычно собаки пьяных терпеть не могут. А собаки действительно со временем становятся похожи на своего хозяина.
Удачи Вам! С Новым годом!

Зоя Воронина   27.12.2019 09:53     Заявить о нарушении
Зоя, спасибо! А почему? - не знаю. Просто сама наблюдала. Может, потому, что и среди собак встречаются исключения! - Галина Балдина.

Галина Балдина   27.12.2019 12:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.