Всегда рядом. Глава 9

Написано в соавторстве с Зайналом Сулеймановым.

По дороге я проанализировала всё, что удалось выведать. Итак: он и Наташа сожительствовали, жертва, предположительно, работала в модельном агентстве, а их у нас в городе раз - два и обчёлся, у нее наличествовала подруга Ирина - очень красивая девушка, которая, скорее всего, тоже из моделей, еще сестра родная - любимая и дорогая - Вика. Не густо, однако!

Теперь неплохо было б поговорить с Аликом, узнать последние новости. О, лёгок на помине, позвонил. После «привета» и «как дела?», я решила взять быка за рога.

- Не против вечером на речку сходить?

Думала, удивлю, не тут - то было, ответил без заминки:

- Положительно. Созвонимся! - и сразу же отключился.

Вечером мы все же совершили променад, сходили на речку, поплескались. Алик и словом не обмолвился про убийство. Я нервничала, не зная, с какого боку подступить.

- Преступника установили? - как бы невзначай своего интереса, начала я.

- Нет, ищем. Думаю, подозреваемым номер один будет ее любовник. - Алик при этом многозначительно и пристально посмотрел на меня.

- А у нее был любовник? – изобразила я святую невинность, расширив глаза шире, чем оправа очков у друга, но, похоже, перестаралась.

- Не надо меня обманывать. Я тебя знаю много лет, поверь, за эти годы очень хорошо изучил тебя и твои повадки…

- Я не животное! У меня нет повадок! – попыталась я защититься, пламенея от возмущения, но Алик, не обращая на меня внимания, продолжал как ни в чем не бывало.

- Ты знаешь о моих чувствах, но говорить об этом не хочешь. Не настаиваю. Не тот я человек, который будет кричать о своей любви на каждом перекрестке. Я храню верность своей единственной, в надежде, что ты тоже сможешь полюбить меня таким, какой я есть, - в этот момент я даже подпрыгнула, - ничего во мне не меняя, - на доли минуты он задумался, - хотя я и готов на незначительные перемены. Тебе же этого не надо. Поэтому мне остается только ждать и надеяться, - тон его смягчился, он окинул меня грустным, чем-то напоминающим собачий, взглядом. - Прости, что я все это говорю. Но я испугался. Испугался в тот момент, когда увидел его. За все эти годы он мало изменился, остался таким же красивым, холеным и уверенным в себе мужиком. Впрочем, это не мужик, тут я погорячился. Джентльмен, господин, или как там его еще там, не знаю, - криво усмехнулся Алик, став в одну секунду самим собой. -  За последний год ты оттаяла, стала веселее смотреть на жизнь. Я услышал твой смех. Искренний, настоящий… И вот на тебе, опять он! И надо ж было взять тебя с собой именно к нему! Скверный анекдот: я сам привёл тебя к нему! «И лучше выдумать не мог!»

Помолчали. Я не знала, что ответить.

- Ты его любишь?

Я смутилась, когда и сама не знала верно о том, пошла бы за ним, если б позвал?
Не знаю... Нет, знаю! Себя-то зачем обманывать?! Не пошла бы! Любовь стала для меня чем-то вроде болезни, к которой со временем привыкаешь. Вроде бы и не тяготит особо, но и радости не приносит.

А меж тем, Алик сделал мне признание в любви, а такое не каждый день случается...

- Зайдем в кафе, - предложила я. Мы как раз очень даже кстати находились возле «Северного оленя», которому Алик всегда отдавал предпочтение.

В кафе я попросила заказать бутылку конька. Когда коньяк был подан, разлит по бокалам, настало время обольщения друга. А что оставалось делать? Без его помощи я однозначно никогда не справлюсь! Ох, если бы я тогда могла предположить, чем моё обольщение закончится…

- Долго, однако, мне пришлось ждать твоих слов и, честно признаюсь, в последнее время потеряла надежду их услышать. Подумалось, что я для тебя некий отправной пункт, старт, чтобы не упасть лицом в грязь перед будущей любимой девушкой.
Надо было видеть, как вытянулось при этих словах его лицо! Но меня это не остановило, а как говорится: - здесь «Остапа понесло!»

- Ты никогда не говорил мне о любви, никогда не пытался склонить меня к сексу, - теперь настало время подпрыгнуть Смородинову, - хотя знал, что наши отношения с Зимогоровым были далеко не девственны. Я не скрываю, что любила его, это была моя первая любовь, - я глубоко вздохнула, сделала это очень даже театрально, учителя у меня были хорошие, например, моя мамочка. – Но жизнь продолжается. К чему скрывать (ох ты, почти Татьяна Ларина), встреча с Зимогоровым не оставила меня равнодушной, обманывать тебя я не собираюсь, - ещё один театральный вздох, -ты же постоянно груб, я даже боюсь тебе позвонить, дабы не услышать в ответ что-нибудь обидное. Вправе ли я, как женщина, если ты меня действительно любишь, потребовать у тебя ласки и внимания? Могу ли я, в конце концов, звонить тебе в любое время дня и ночи говорить, что скучаю и люблю? И ты при этом не должен хамить, грубить, бросать трубку, буркнув в ответ, что занят. Наверное, надо сказать так, как принято отвечать любимой женщине: «Дорогая, я рад, что ты позвонила. Очень люблю и постараюсь поскорее освободиться!» - меня просто несло без остановки, а Алик все продолжал наливать и наливать коньяк. – Ты эгоистичен, Смородинов! Твои проблемы, работа – вот что у тебя на первом месте. И на втором тоже! А на каком по счету месте у тебя я? И мне это обидно, понимаешь? – последняя фраза прозвучала совсем как у героини Надежды Румянцевой – Тоськи Кислицыной в фильме «Девчата», отчего мне сделалось смешно, и я ни к месту глупо захихикала.

- Ты что не возражаешь против секса? – резко спросил Алик, не обращая внимания на мое похрюкивание.

- Нет! - смело ответила я, но внутри все похолодело. Не хотелось бы доводить наши отношения до интима.

- Тогда пойдем ко мне? – неуверенно спросил он, покраснев, что девушка на выданье.

 - А родители? – я пыталась за что-нибудь зацепиться, но сегодня фортуна от меня явно отвернулась…

- Родители на даче, ты же знаешь, что летом я живу один.

А вот об этом я не подумала, и куда было думать после выпитой на двоих бутылки коньяка.

- Пошли! – уверено поднялась я со своего места.

Почему-то я не чувствовала себя пьяной, а друг мой был хорош! Таким я его еще никогда не видела. Это, наверное, от привалившего на него счастья или несчастья, кто знает, его так развезло.

За все эти годы, после расставания с Зимогоровым, у меня не было ни одного мужчины, невинные поцелуи Смородинова в счет не входили. Конечно же я волновалась. Но оказалось, что совершенно напрасно!

Алик, несмотря на состояние, был, надо сказать, на высоте. Он начал медленно раздевать меня, при этом не забывал целовать так горячо и нежно, что по моему телу побежала сладостная дрожь. Затем меня бросило в жар, захотелось крепче прижать к себе этого угловатого мальчишку, почувствовать его тело, ощутить его желание. И скажу вам, что это было не любопытство! Ночь оказалась сказочной… Уснули мы только под утро, крепко прижавшись к друг другу.

Проснулась я от незнакомого звука. Некоторое время не могла понять, что могло меня разбудить. Оказалось – будильник. В этом весь Смородинов! Даже будильник не забыл поставить на нужное время. Только вот не слышал он его, мирно посапывал рядышком со мной. Отключив звонок, я поднялась и пошла в ванну. Быстро приняв душ, приготовила кофе и стала будить Алика. Спящий, он выглядел как мальчик: губы припухлые, чуть приоткрыты, лицо такое милое, безмятежное и что самое удивительное для меня – родное.

- Алька, будильник! – он открыл глаза и улыбнулся.

 - Так это был не сон? Доброе утро!

- Доброе! Вставай, я кофе приготовила, – я наклонилась, тихонько поцеловала его в щёку и пошла на кухню, чтобы не смущать друга.

До обеда меня мучили угрызения совести. Я восстанавливала в памяти события прошедшей ночи. Мне всё нравилось. Не было никакого отвращения ни к себе, ни к Алику. Ночью я увидела своего друга впервые – нежный, добрый, внимательный и…сексуальный. Захотелось позвонить и услышать его голос.

- Смородинов, слушаю! – все тот же отрывистый голос, в котором прослушиваются надменность и нетерпимость к пустой болтовне.

- Это я. Ты работаешь?

- Да, работаю, позвоню позже! – это все, что он ответил. Я рассмеялась и положила трубку. Не изменился! Что я хотела услышать? «Дорогая, скучаю, скоро буду, жду с нетерпением встречи, целую…» Но тогда это был бы точно не Смородинов!

Зазвонил телефон, я сняла трубку и не успела ничего сказать, как услышала торопливый говор друга.

- Даночка, извини, совсем заработался, не сразу понял, что это ты. Я скоро освобожусь, очень по тебе соскучился, - здесь Алька стал заикаться, чего раньше я за ним не наблюдала. Это вконец рассмешило меня, и я весело, от всей души, рассмеялась. Если бы кто-нибудь два дня тому назад сказал мне, что я откровенно буду смеяться над Смородиновым, я бы, простите за бедность речи, плюнула этому человеку в лицо. Я собиралась вечером поехать в «Тепличное», погулять возле дома Зимогорова в надежде узнать что-нибудь интересного, поэтому надо было заставить Алика сидеть дома. – Я думаю, что сегодня ты должен лечь спать вовремя, в противном случае ты лишишься сил ходить на работу. Утром даже будильника не услышал.

- Правда – согласился Алик. Голос его стал серьезным, –
Дана, мне это точно не приснилось?

- А это – это что? – спросила я, выделяя слово «это»

- То, что было ночью между нами.

-   А что такого было между нами? Мне кажется, что этой ночью между нами было то, что бывает между мужчиной и женщиной. А что ты имеешь ввиду? – это было уже прямое издевательство с моей стороны, но хотелось знать – насколько хватит Алика.

- Мне было очень хорошо, как никогда в жизни… - некое замешательство, слышно было, как он тяжело вздохнул, -  Дана, я передал дело об убийстве Золотарёвой.

Я даже не сразу поняла, о каком убийстве идет речь.

- Это твоя работа, ты лучше знаешь, как следует поступить. Зачем ты мне об этом говоришь?

- Извини, но ты должна знать. Я не могу объективно подходить к расследованию. Зимогоров – подозреваемый. Я не вправе решать вопрос об избрании в отношении него меры пресечения, не могу его допрашивать. У меня к нему негативное отношение. Ты сама об этом знаешь не хуже меня.

-Тебе видней, – как можно равнодушнее ответила я.

После разговора с Аликом я не могла найти себе места, понимала, что с настоящего времени я уже вряд ли смогу достоверно знать о ходе расследования, что-то предотвратить. И в то же время я восхищалась другом. Еще раз убедилась в том, что оказывается совсем мало знала этого человека. Алик все больше и больше раскрывался передо мной, показывал мне другую сторону своего «я».





Продолжение:    http://www.proza.ru/2016/04/01/1639
Фото из Интернета. Спасибо Автору.


Рецензии
Ох! - только и могу сказать, Мариночка! Да, твоя повесть засияла новыми прекрасными гранями! Только почему это Даная по-прежнему смеётся над Аликом, обижает его?! Ведь она его тоже любит! А вот не может удержаться. Ну и характер!!! Со вздохом,

Элла Лякишева   28.10.2019 13:55     Заявить о нарушении
Спасибо Вам преогромное, дорогая Элла Евгеньевна!
Язык Зайнала трудно не увидеть!)))
Никогда не думала, что мне может улыбнуться счастье работать с таким Автором! Я же все его произведения читала неизвестным читателем, стеснялась оставить отзыв. Впервые написала на Вашей страничке, когда Вы проводили конкурс. Не могла удержаться, настолько потрясла меня его работа, я её не глазами, а сердцем прочла...

"Отойдёт скоро коту масленица" - это я про Данаю)))

С уважением, теплом души и самыми добрыми к Вам пожеланиями, Элла Евгеньевна!

Марина Белухина   28.10.2019 19:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.