Ещё раз про опиум для народа

               
Оговорюсь  сразу, я хоть и материалист по убеждению, но сторонник того, чтобы религия  и церковь существовали в современной жизни. В наш неспокойный век бурных политических и иных  катаклизмов, разгула жестокости и  полуфальшивого гуманизма,  поисков  адреналина и новых развлечений, церковь, религия является неким ограничителем, успокоителем, тормозом от падения общества в бездну распущенности и необузданных страстей.  Кроме того, так называемая «массовая культура»,  деидеологизация, индивидуализм,  потребительство,  стремление обогатиться любой ценой, порождает массовый эгоизм, алчность, невнимание к нуждам   простого человека.
И кто сегодня как не добрый батюшка или мулла  успокоит обиженного, пожалеет сироту  или вдову, вдохнет какую-то надежду на загробную жизнь в тех, кто охвачен страхом и тревогой. 
  Думаю, что ничего оскорбительного нет и в выражении « Религия -это опиум для народа». Когда Маркс говорил   эти слова, опиум применялся в основном как обезболивающее, успокаивающее  средство. В  реальной жизни, где господствовала эксплуатация ближних особенно жителей колоний ,религия играла такую же роль успокоителя обиженных  и оскорбленных, бедняков и обездоленных, примирителя  с существующим порядком и в то же время давала надежду на высший суд на небесах.
      В воскресных  походах в церковь простые люди находили и находят  отдохновение от обыденных сует, бесконечной борьбы за кусок хлеба, получали надежду на спасение от болезней и напастей, приобщались к  чему-то  возвышенному, духовному , получали наказы о божьих заповедях. Хозяева жизни, посещая церковь, тоже приобщались к  добрым делам через  душеспасительные  беседы, исповеди, пожертвования, благотворительность или хотя бы подаяния нищим, чтобы в будни окунуться в борьбу за золотого тельца.

     Не имея более привлекательной идеологии, государственная власть сегодня опирается на церковь, как на важного воспитателя народа. Быстрыми темпами восстанавливаются и строятся новые церкви, мечети, синагоги, кастёлы и монастыри, на что выделяются колоссальные деньги. Церкви сегодня открывают свои телевизионные каналы, редакции и издательства и уже активно участвуют в делах государства. Они  с согласия и при поддержке властей активно проникает  во все учреждения, армию, усиливает влияние на воспитание молодежи. Миллионы людей стали отмечать религиозные праздники. Молиться и креститься стали все политики, даже те, кто, по их словам, были атеистами и убежденными коммунистами.
Неужели уверовали? Вряд ли.  Просто религия и церковь вновь набрали силу, стали ключом к голосам миллионов избирателей. 
  Ну и что в этом плохого,  спросите вы? Блажен, кто верует, тепло ему на свете! И пусть себе верит…

 И все- же… Вам не кажется, что уж слишком  сегодня  пахнуло  средневековьем?  Вместо практического налаживания нашей сегодняшней жизни нас призывают больше молиться, надеяться на Всевышнего, как будто в этом решение многих проблем.
  Хуже  того… Практически каждый день мы слышим об экстремистах, религиозных фанатиках, о пролитой на этой почве крови. ИГИЛ  совсем недавно грозил превратиться в мощный и обширный халифат, где за иную веру или неверие режут головы, топят в клетках, а несмышлёных детишек с ранних лет обучают убивать "неверных". Богословы всех религий оправдывают только своих , ссылаясь на святые тексты и переписывают историю на свой лад. Особенно достаётся СССР, где посмели развенчать православие на « святой Руси» и ограничивать другие культы. Ложь, фейки, откровенная фальсификация исторических событий, увы, стали нормой современной жизни.

 Частыми гостями на телевидении стали священники разных мастей, побуждающих к вере, дающих оценку событиям прошлого и настоящего. В этих оценках вновь превалирует пропаганда в ущерб истине .   Так Москву  в 1941  году будто бы  отстояли лишь благодаря пронесённой над ней  иконе, а   всю Великую Отечественную войну  выиграли  получив  поддержку церкви.. Нас призывают каяться за невинно убиенных священников, за разрушенные в 20- 30 е годы церкви и монастыри, за ленинскую и сталинскую политику.

Как оно было на самом деле?  Почему и за что расстреливали священников, действительно ли  комиссары наживались на ценностях с разграбленных церквей? Какую роль играл в этих событиях патриарх Тихон, возведенный ныне в разряд великомучеников и святых? Такой ли доброй и человеколюбивой была наша православная церковь?
      Это вопросы, ответов на которые не знает современный  обыватель или знает лишь одну сторону этих событий. Попытаемся  взглянуть на нашу  церковь трезво, без религиозного благоговения... Вообще история нашей главной религии, если посмотреть на неё  объективно, занимательное чтиво. Не хуже любого детектива. Всё  в этой истории было; и предательство, и насилие, и фальсификации ,и сожжение на кострах… Кому интересно, отсылаю к своей книге « СССР глазами историка и очевидца»…
 А пока только о драматическом противостоянии РПЦ и коммунистов в ХХ веке.
 
 К революциям 1917 года Русская православная церковь( РПЦ) подошла как сильная , властная ,богатая  организация руководившая примерно 117 миллионами  православных христиан( из 170 миллионов жителей Российской империи),  имея 57 епархий, 48 тысяч приходов, 35 тысяч начальных школ, 58 семинарий и свыше 1000 действующих монастырей. Духовную работу осуществляли 130 епископов, более 50 тысяч священников и дьяконов и около 95 тысяч монахов. По приблизительным оценкам духовенство владело около  7 миллионов десятин земли. Она держала под своим контролем начальное образование всего народа, а через обряды, традиции и ритуалы (крещение, венчание, регулярные исповеди, церковные праздники, отпевания и т.д.)-жизнь всех  верующих от рождения до самой смерти.  Церковь имела сильное влияние на императорскую семью и его окружение, получала солидные дотации от государства.

При этом влиянии, блеске и благополучии РПЦ, как и все общество, находилась в глубоком кризисе, который  выявился уже в февральские дни 1917 года. Православные массы , которые должны были безоговорочно чтить царя , как наместника Бога, поддержали революцию и радовались свержению монархии. Доверие к  церкви оказалось подорванным, поскольку  она по давней традиции одобряла абсолютизм  с его имперской политикой, карательные  акции,  национальный гнет, помещичье землевладение ,социальную несправедливость, эксплуатацию и культурную отсталость большинства народа, а в последние годы и империалистическую войну.
Чуждой и даже активно враждебной церкви была и позиция российской интеллигенции.

В России не нашлось смелых священников , поддержавших  назревшие реформы, , справедливые требования народа, не считая Гапона, в 1905 году, спровоцировавшем «кровавое воскресенье», который, как оказалось , сам был   агентом царской охранки.
 Во всех революционных выступлениях церковь видела  лишь «жидо-массонские» происки,  действия немецких агентов, безбожников-революционеров. А когда был свергнут Николай II, церковь и вообще оказалась обезглавленной, поскольку «хозяин  земли  русской» был и руководителем РПЦ.

Всероссийский Поместный церковный собор  1917 года после долгих споров вводит стародавнюю систему управления РПЦ- патриаршество и избирает нового главу церкви –патриарха Тихона.
 Церковь  видела  нарастание кризисных явлений в стране  и собор в своём обращении призывает  прихожан опомниться, умерить алчность и эгоизм  во имя укрепления страны. Однако призыв не помог, потому что собор не предлагал решений по главным вопросам.              Кризис  нарастал, и в октябре Временное правительство было свергнуто, а власть перешла к большевикам, которые не скрывали своих планов глубокого реформирования всего общества, включая и церковь.

Руководство РПЦ сразу же заняло по отношению к новой власти бескомпромиссную  враждебную позицию, особенно когда  Совет Народных Комиссаров (СНК)  уже 2 ноября 1917 года принял « Декларацию прав народов России», которая  уровняла  права всех народов империи и объявила о поддержке всех религий ,а не только РПЦ . Был  опубликован также декрет Совнаркома о конфискации у РПЦ всех учебных заведений  и  проект закона об отделении церкви от государства.
   Уже в послании Поместного собора  от 11 ноября 1917 года новая революция названа «нашествием антихриста и  беснующимся безбожием». Бросить такое обвинение публично власти, утвержденной съездом Советов всей России, означало объявление войны  и благословление  контрреволюции.  Руководство РПЦ твердо встало на путь конфронтации.

2 декабря 1917 года Синод принял постановление « О юридическом статусе Русской православной церкви»,  в котором содержалось требование  не  принимать никаких законов, относящихся к церкви, без предварительной  консультации  с нею  и  без ее санкции.  Однако новая власть проигнорировала это требование и продолжала реформы .
18(31) декабря был опубликован декрет ВЦИК и СНК о гражданском браке, признавшим юридически недействительным  церковный брак.  В январе 1918 года были ликвидированы духовники в армии, отменены все госдотации и субсидии церкви и духовенству.

 В ответ на это 19 января 1918 года патриарх Тихон направил  «Послание  к архипастырям и всем верным  чадам Русской церкви», в котором охарактеризовал происходившие события, как гонение на церковь, и предал анафеме всех тех  христиан, или хотя бы « по рождению своему» принадлежащих к церкви лиц, которые творили насилие над невинными людьми либо принимали участие в мероприятиях, направленных против Русской православной церкви.  Он призвал прихожан  активно становится « в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силы своего святого воодушевления» и « не вступать с  извергами рода человеческого в какое-либо общение».

      20 января1918 года был принят декрет СНК о свободе совести, церковных и религиозных обществах, осуществивший отделение церкви от государства, национализацию церковного имущества . Это вызвало бурю негодования в среде духовенства и у верхушки РПЦ.  25 января Поместный Собор дал оценку декрету о свободе совести: он « представляет собой, под видом закона о свободе совести, злостное покушение на весь строй жизни Православной церкви и акт открытого против нее гонения».   В принятом  Поместным собором «определении» были перечислены наказания за лояльность по отношению к Советской власти:  "епископы и священнослужители, … подлежат запрещению в  священнослужении, и  в случае  нераскаяния , извергаются из сана", а миряне отлучаются от церкви.

 Это означало что 50 тысяч священников, имевших безусловно  сильное влияние на миллионы верующих,  свыше 90 тысяч монахов  открыто  мобилизуются на  борьбу с новой властью. По сути это было объявлением  крестового похода  против Советской власти, а зарождающееся белогвардейское движение восприняло  это, как отпущение всех грехов в борьбе с большевизмом.   С  этого  времени  Добровольческая  армия, которая формировалась на юге,  приступила  к  массовым  расстрелам  сторонников Советской  власти.

Советская власть расценила эти  решения Поместного  Собора как открытый призыв к контрреволюции. Таким образом, действия руководства  РПЦ стала фактически одной из важных причин Гражданской войны.  Отныне все большие и малые походы белогвардейцев, иностранных интервентов  приветствовались и освящались ею. Лозунгом белого  движения  стало: « За веру!. За царя!. За Отечество!»
      Можно посочувствовать  рядовым священникам, которых, говоря современным языком, подставили. Они, будучи в основном честными и порядочными людьми, фактически оказались между молотом и наковальней.  Ослушаться  указаний  верхушки РПЦ  значит быть отлученными от церкви, лишиться права быть священниками. Выполнять- значит  благословлять   кровавое  расправы с теми прихожанами, которые признали Советскую власть. Большинство , увы, стало добросовестно выполнять  установки РПЦ. Дело не ограничилось только благословлением.  Было и прямое участие священников в белогвардейских акциях, духовники в армиях воодушевляли на борьбу с Советами, отпускали грехи белым карателям, явно  и тайно помогали белому движению. Сам Тихон не ограничился анафемой на большевиков. Он яростно осудил Брестский договор и другие акты новой власти. Отсюда ненависть властей к священникам и расстрелы уже по законам военного времени, особенно  после  жестоких расправ над советчиками, коммунистами и красноармейцами  в первой  половине  1918 года. « Красный  террор», официально введённый в сентябре 1918 года,  распространился и на церковнослужителей.

Глубокий конфликт между церковью и государством усугублялся бесконтрольными действиями безбожников всех мастей, не только истинных атеистов, но и разнузданных грабителей, а порой и провокаторов.. Вскоре последовали террористические акции. В январе 1918 г. грабителями был убит митрополит Киевский Владимир, в апреле утоплен ярый антисоветчик епископ Тобольский и Сибирский   Гермоген,  жертвами стали сотни священнослужителей  более низкого ранга. Начались волнения среди верующих.
Ропот на политиканствующих церковников усиливался и исходил не только от основной массы рядовых верующих, но и от возраставшего числа священнослужителей.

Почувствовав угрозу самоизоляции. 8 октября 1918 года патриарх Тихон опубликовал послание, в котором  содержался призыв к епископату и духовенству «уклоняться от участия в политических партиях и выступлениях», « повиноваться всякому человеческому начальству в делах мирских» и не давать Советской власти повода для подозрений в нелояльности.
     Но общая стратегия тихоновцев  осталась прежней: добиваться падения Советской власти при  любых благоприятных обстоятельствах. Такой  она  оставалась  до  конца  Гражданской  войны.

Возникает насколько принципиальных вопросов: Что  из  себя  представляет  декрет о свободе совести? Так ли он был смертелен для православия и России в целом, как оценил его Тихон со своим окружением?
Сегодня любой школьник скажет, что свобода совести означает право человека исповедовать любую религию или не исповедовать ее вовсе. Это нормально!       К этому давно шли, этого добились в подавляющем большинстве стран мира. Точно так же  как и свобода бракосочетания, свобода обучения религии. В большинстве стран мира школа отделена от церкви, а церковь –от государства. Государство не финансирует многочисленные монастыри и духовные семинарии. Во многих странах проведена секуляризация церковных земель.   Поэтому  декреты Советской власти о церкви вовсе не были такими  антинародными и  варварскими, как их рисовал Тихон,  и не уничтожали  вовсе РПЦ, а лишь ограничивали ее, и ставили в равное положение с другими религиями, что было в начале века крайне актуальным.  Не нужно забывать, что около 60 миллионов россиян были не православными.   Поэтому  в «Декларации прав народов России» принятой в декабре 1917 года большевики уравняли права всех народов и объявили о поддержке всех религий, наряду с принятием декрета о свободе совести. Это было требование времени. Но РПЦ, веками державшую первенство , приросшую к власти , получавшую большие дотации, это никак не устраивало.  Отсюда ошибки в тактике. Вместо терпеливой политики примирения и успокоения революционных настроений, поиска  компромисса, РПЦ подлила масла в огонь борьбы. Ввязалась в борьбу на стороне белых, хотя большинство простого  народа пошло за красными.

Другой драматической страницей взаимоотношений РПЦ  с  Советской властью стала борьба с голодом в 1921-22 годах.  На  страну ,  разоренную двумя  войнами и революциями, обрушилась   очередная засуха. В Поволжье и ряде других регионов страны   началась полоса смерти для миллионов людей.    Для  борьбы  с  голодом Советской властью  в ход  были  пущены  все  возможные  средства; изъятие у богатых и  бесплатная  раздача  продовольствия голодающим зерна,  семян, скота,  закупки  хлеба  за  границей,  обращение  за  помощью  к  другим  государствам  и  гуманитарным  фондам,  продажа  части  царских  сокровищ…
Надо признать,РПЦ также оказала определённую помощь в борьбе с голодом.Но всего этого оказалось мало.
23  февраля 1922 года ВЦИК издал декрет, согласно которому, местным Советам предлагалось в месячный срок изъять из церковных имуществ, переданных в пользование  групп  верующих всех религий по описям и договорам, те драгоценные предметы из золота, серебра и камней, изъятие которых не может существенно затронуть сам культ, и передать их в органы Народного комиссариата финансов со специальным назначением в фонд Центральной комиссии помощи голодающим.
 Казалось бы, святое дело помочь голодающим!

В ответ на это 28 февраля 1922 года Тихон обнародовал послание ,в котором  заявил « Мы не можем одобрить изъятие из храмов священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается законами вселенской церкви и карается как святотатство- мирянин- отлучением от нее, священнослужитель- извержением из  сана»
       Приверженцы  Тихона из фанатиков устроили саботаж и травлю членов комиссий, занимавшихся изъятием церковных ценностей.  Власти  в ответ  применили  силу, что привело к многочисленным эксцессам с кровавым исходом.
     Сорвать мероприятия по борьбе с голодом  тихоновцы  не смогли, а наиболее активные организаторы и участники во главе с самим Тихоном предстали перед судом, где их  подстрекательство к саботажу была публично доказано. Сам Тихон был изолирован в форме домашнего ареста до 1923 года.

 В рядах церкви возникло  несколько течений « обновленцев», требовавших реформ и отстранения Тихона. Русская православная церковь теряла авторитет и влияние на массы верующих.
Однако Тихон  в 1923 году,   увидев угрозу  отстранения  от  церковной  власти и начавшийся раскол, обратился с  письмом  в Верховный суд  РСФСР, в котором признавал свою вину за антисоветскую деятельность, в том числе анафему, осуждение Брестского мира, противодействие в борьбе с голодом, раскаялся и просил освободить его из под ареста. В письме, в частности ,говорилось: «Я отныне Советской власти не враг. Я окончательно и решительно  отмежовываюсь, как от зарубежной, так и от внутренней монархическо-белогвардейской контрреволюции».Позже он публично подтвердил, что написал это письмо отндь не под воздействием пыток. Он был освобождён из под ареста.
Этот документ санкционировал переход руководства РПЦ на позицию лояльности к Советской власти..
 
Тихону удалось преодолеть раскол в церкви.
Двадцатые годы характеризовались  отходом от церкви  верующих, особенно крестьян. Отход от церкви был и массовым и бурным, сопровождавшихся эксцессами по отношению к священнослужителям и разрушением  церквей. В 1925 году  возник « Союз воинствующих безбожников». Началась мощная антицерковная компания, сопровождавшаяся арестом священников. Часть священников в этой обстановке  добровольно  сняла рясы.  Ряд исследователей считает, что это было стихийное движение не санкционированное сверху. Более того, активная борьба с церковью была вовсе не выгодна Москве. Центральная власть понимала, что ей выгоднее сотрудничать с церковью послушной и управляемой. Однако маховик борьбы уже раскрутился.  Вспомнили давние обиды,  место  и  роль  церкви  в  ходе  Гражданской  войны. Местные власти зачастую оказывались не на высоте положения, внося, порой, ненужное озлобление в массовое антицерковное движение, пренебрегая законностью, действуя по собственному усмотрению, которое нередко шло вразрез  с  директивами сверху.

 В Москве, безусловно, понимали, что радоваться преждевременно т.к. для большинства крестьян отход то церкви не означал отход от религии. В этот период начали численно увеличиваться   секты, в том числе и запрещенные, что означало рост неконтролируемого  числа фанатиков.
 Тем не менее, усилившаяся атеистическая пропаганда, а также стихийная антицерковная волна привела к  разрушению тысяч храмов.  К  1940 году  из 80 тысяч церквей ,существовавших в канун революции, осталось  4225 , большинство из которых находились в западных областях, а из тысячи монастырей не осталось ни одного.

Русская  Православная  Церковь,  как  и  другие  конфессии, были  идеологическими противниками  новой власти в деле воспитания человека. Коммунистическая программа ставила цель   воспитать человека с научным, а не религиозным мировоззрением, свободным от предрассудков и пережитков прошлого.  Это  также  стало  одной  из  причин гонения на религии,  разрушения  церквей  и  мечетей. Однако революционная эйфория  20-30 х годов,  революционные    опыты переделки   вековых  традиций  в  быту, в  образовании  и  воспитания  закончилась осознанием, что не все так просто,  как  думалось  вначале.  Вековые религиозные , культурные и мещанские  традиции, культурная  отсталость тех « кто был  ничем,  а  станет  всем», не  позволяли  быстро  решить  проблему  нового  человека.  А  тут  еще жёсткая бескомпромиссная борьба во время  индустриализации, коллективизации, культурной революции неизбежно делила общество  на сторонников власти  и  жертв  режима. Довольно большое число населения, особенно  тех, кто  пострадал, придерживалось старых  религиозных  взглядов и традиций,  нуждались в утешении  и сочувствии со стороны священников. Парткомам же, нацеленным  создавать  заводы,  колхозы и  великие  стройки, зачастую было не до отдельного человека.  Поэтому  религия  выжила  в  эпоху  воинствующего  атеизма.

 Лишь с началом Великой Отечественной войны, перед лицом смертельной опасности, отношения РПЦ с Советской властью начали постепенно улучшаться.  Руководство  церквей  восприняли  начало  войны  как  общую  трагедию  и  не  препятствовали  мобилизации  всех  сил  на  борьбу  с  врагом.      Сталин же увидел в  церкви реальный резерв для победы и постарался максимально его использовать. Верхушка РПЦ,  как  и  руководство других  конфессий, пошли навстречу.  Произошло  это  уже  в сентябре  1943  года,  когда  завершался  коренной  перелом  в  Великой  Отечественной  войне. К этому  времени Красная  Армия  научилась  воевать  и  одерживала  победы  не  под  иконами и  хоругвями,  а  под  красными  знаменами, со  вступлением  в партию  перед  боями, с  именем  Сталина.  В  этом  немалую  роль  сыграли  атеисты: комиссары,  политруки и замполиты.  И  поэтому  говорить о  решающей  роли  РПЦ  в  победе  было  бы  ошибкой,  хотя  она , безусловно , внесла  свой вклад, как  духовный, так  и  материальный. Видя это,  власти ,  в  свою очередь, ослабили прессинг на религию, хотя целей по воспитанию нового человека не снимали. Была открыта Духовная академия, ряд семинарий, а также сотни новых храмов. Распущен пресловутый « Союз воинствующих безбожников»

  С  принятием новой  программы  КПСС по  строительству  коммунизма  в  60 е годы  линия  на  воспитание  нового  человека  с  материалистическим  мировоззрением была  продолжена.  И  хотя  в  « Моральный  кодекс  строителя  коммунизма»   были  включены   общечеловеческие  ценности,   напоминающие  церковные заповеди, церковь  продолжали  держать  под  неусыпным  контролем  до конца  80 х  годов.
 Как видим, отношения Советской власти с церковью были драматичными. Суровые меры против церкви,   священников   принимались, зачастую, под воздействием реальной  военно-  политической  ситуации  и откровенно  антисоветской позиции руководства РПЦ, а вовсе не от патологической ненависти к ней. Церковь страдала в той же мере, что и другие общественные слои.
        Думается, сегодня неправомерно судить однозначно и категорично, обвиняя лишь Советскую власть во всех смертных  грехах. Тогда в революцию в  ходе  ожесточенной   классовой борьбы все оказались не на высоте, допускали   досадные, а  порой  трагические  ошибки,   в том числе и выступающие от имени Бога церковники во главе с патриархом Тихоном.
 Они тоже  были людьми со всеми плюсами и минусами.


Рецензии