3. Садик. Денежный вопрос

        Не успел я принять садик, как выяснилась, что у нас, оказывается, большая задолженность по родительской плате. Бухгалтерия требовала погасить долги, РОНО грозило выговором, а родители - они не прото перестали платить, они, неплательщики, и водить детей в детсад перестали. Так что угрожать им отчислением было уже бессмысленно. Я постарался разобраться и понял, что практически каждый должник - это либо потерявшая работу мама-одиночка, либо разведенка, которой годами не платит алименты ее бывший муж. Ситуация безнадежная: ни один суд не взыщет деньги с безработной матери дошкольника. С другой стороны, и РОНО никогда не спишет такие долги - потому что не разрешают инструкции.               
        На эту проблему накладывалась совсем другая, но тоже связанная с деньгами. В садик любили наведываться инспекторы:  пожарники,  СЭС. И каждый раз они находили непростительные упущения, а если и не находили, то все равно выписывали штраф, к примеру за плохие анализы по смывам - кто их там разберет, были ли они действительно плохими, а платить приходилось. Причем из собственного кармана - мне, поварам, кладовщику, завхозу - той же несчастной Тамаре Викторовне. Я не особенно обижался на проверяющих: им полагалась премия именно из выписанных штрафов, и кто в такой ситуации  отказался бы от прибавки к собственной зарплате?
        Но искать выход из этой ловушки нужно было, причем искать выход хотя бы относительно законный. Посовещавшись с сотрудниками, я решил - надо попытаться заработать дополнительные деньги. Именно для того, чтобы расплатиться с долгами садика и иметь небольшой запас - на эти самые штрафы. В младшей группе стояло старое пианино, в хорошем, впрочем, состоянии. Им пользовалась на своих занятиях наш музработник, и это, я подумал, - первое, на чем можно заработать. Тут же было напечатано объявление: со следующего месяца в садике организуется платный кружок для желающих заниматься музыкой. Три занятия в месяц, маленькие группы, по два ребенка в каждой, разумная плата - все делало наше предложение привлекательным. На следующий день рядом с первым появилось и второе объявление - о приеме в группы по изучению английского языка... Садику - я обговорил  заранее - руководители кружков отчисляли по 10% от заработанного.      
        Конечно - неофициально, но я сообщил о своем нововведении инспектору РОНО. Вел в отдельной тетради учет всех заработанных и потраченных денег. Но все же спать спокойно  не мог - любая кляуза грозила не только прикрыть мое "новаторство" - дело могло обернуться и похуже.               
        И все-таки уже через год с долгами по родительской плате было покончено: я ежемесячно платил  за должников, а квитанции об уплате подшивал туда же - в тетрадь, где учитывались наши доходы.               
               
        Какие все-таки это были тяжелые времена! Зарплаты задерживали. Сначала на недели, потом на месяцы. Тогда, в начале 90-х, у нас не было банковских карт, деньги я получал на всех сотрудников  сам, стоя в длиннющей очереди в бухгалтерии  и в тот же день допоздна раздавал их сотрудникам.               
               
        В августе 93-го года я узнал, что  в помещении БКЗ будут давать балет труппы Бориса Эйфмана. На музыку Реквиема  Моцарта! Пропускать такое не хотелось, и мы с женой отправились в Петербург. Духота в электричке, заполненный до отказа душный концертный зал - в антракте я набросился на мороженое. Проглотил две порции и, как оказалось, поторопился: сразу перехватило горло. А у дочери, где мы решили заночевать, я почувствовал, что просто горю, что мне  необходимо принять контрастный душ. К утру я понял - нужно смерить температуру. Термометр удивил: столбик ртути поднялся до отметки 39 градусов. Еще одна электричка, домой - и температура подскочила до 40! Вызванный врач неотложки  предложил больницу. Я отказался, но антибиотики принимать стал и на следующий день отправился на рентген. Еще через день я сидел в кабинете нашего терапевта. Строгая пожилая женщина, глядя на мой снимок, возмущалась:               
               
        - Вам не то, что сюда приходить - Вам с постели вставать нельзя! Вы понимаете, что у Вас воспаление правого легкого!?               
        - Левого.               
        - Что - левого?               
        - Левого легкого.               
        - Вы меня еще учить будете? Вот тут ясно же написано - правого! - и врач возмущенно ткнула пальцем в мою медкарту.               
        - А Вы на снимок посмотрите,- не сдавался я, - какое там легкое? Правое?
        - Левое... - удивленно промямлила терапевт. А почему же здесь написано "правого"?               
        - Это уже я Вас должен спрашивать - почему? И знаете, выписывайте лучше поскорее рецепты, а то у меня очередь пропадает в бухгалтерии, и сотрудники останутся без зарплаты.               
        - Какая очередь? Какие зарплаты!? Я Вас сейчас в больницу уложу!            
        - Знаете, пока я с Вами тут разбираюсь, которое у меня легкое воспалилось, у меня внизу велосипед сопрут! Я его без замка на лестнице оставил.               
        - Да я Вам больничный не дам!!!               
        - Ну подумайте, для чего мне больничный, если я все равно на работе?... 
               
        И я успел-таки,  несмотря на потраченное на  эскулапа время,  вернуться в бухгалтерию как раз к тому моменту,   когда подошла моя очередь.          
               
        Однако даже во-время полученные деньги не радовали.  Цены росли на глазах, а зарплаты нам стали прибавлять по-настоящему только через 7 лет.  И я решил, что мне негоже отставать от моих коллег по садику,  совмещающих разные должности.  Чем я мог заняться, не оставляя в то же время садик без своего пристального внимания?  И лучше всего - в нерабочее время?  Вакансия дворника на пол-ставки, которую  никак не удавалось заполнить,  сама подсказала мне решение.               
        Теперь я приходил в садик не к 8-и,  как обычно,  а на час раньше.  И уходил на час позже.  Зато все дорожки,  детские площадки,  крыльца веранд - все бывало дважды в день убрано,  и самое главное - мне не нужно было при этом никого ни поторапливать, ни контролировать!               
        Конечно, заведующий, меняющий дважды в сутки белый халат на синий, с метлою или граблями в руках, вызывал вначале усмешки и удивление.  Но потом все привыкли.  Как привыкли к тому,  что заведующий сидит в спальне и там пишет свои бумажки,  пока отпущенный им воспитатель бегает по магазинам:  жизнь тяжела, и следует,  если можешь,  помогать не только себе,  но и окружающим.


Рецензии
Господи, как мы выжили? Тогда?
Утром не хотела вставать... А хотелось спрятать голову под подушку и выть. Чем кормить детей перед школой?
Нашила платьев детских, а перед Новым годом карнавальных костюмов. Саша нарисовал эмблему для меня... и пошла торговать на улицу. Около универмага развесила на плечиках... Стыдно...Боже как это было невыносимо -предлагать свои изделия. Пусть и красивые... Мороз... "Это от какого ателье? -Это мои...- НУУУУ, дорого...
Но перешагнуть через себя, чтобы выжить... пришлось.Живопись никому не была нужна.

Эль Ка 3   22.10.2019 00:31     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик! Невольное перевоплощение в дизайнера-швею-продавца в одном лице! Это сразу напомнило мне о судьбе моей прабабушки - я немного писал о ней в "Буфете" и в "Прадеде": бросив мужа, оказавшись в Париже, она взялась за иглу и добилась успеха - сначала шила в одиночку, потом завела помощниц, ателье. Потом - собственный Дом Мод, стала, что называется, модным кутюрье. И даже позволила себе кругосветку, у нас сохранились ее фото: Венеция, Капштадт, Сиам, Шанхай. Она - в гондоле, ее везет рикша....

Александр Парцхаладзе   22.10.2019 09:41   Заявить о нарушении
А умерла глупо. Уже после революции приехала в Тифлис навестить дочь, мою бабушку, и умерла от несварения желудка.

Александр Парцхаладзе   22.10.2019 09:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.