Записки преподавателя немецкого. Часть 14

У меня по-прежнему тот же курс «альфиков», то есть людей, которые либо совсем не ходили в школу, либо ходили только пару лет и не знают латиницу. Мы завершили 500 часов обучения и начали шестой модуль. Учимся уже по учебнику для «больших», по которому занимаются и обычные интеграционные курсы. Но если на обычных интеграционных курсах один урок этого учебника проходят в среднем за четыре дня, то у нас уходит на это семь дней.

Причин тому несколько. Во-первых, невозможно опереться на аналогии обучения родному языку. Ни существительных, ни глаголов, ни прилагательных, ни других грамматических терминов мои «детки» никогда не знали,  они всё это учат с нуля. А учить надо, потому что у существительных есть артикли и все существительные пишутся в немецком языке с большой буквы. А глаголы нужно узнавать, потому что их надо спрягать, и спрягать правильно. А прилагательные у нас стоят пока в конце предложения, склонять их пока не нужно (мне уже дурно становится  от одной  мысли, что нам когда-то придётся склонять прилагательные), но писать их нужно с маленькой буквы.

Во-вторых, в их языках отсутствуют интернациональные слова, такие как «информация», «туризм» и «туристы», «документальный фильм», «медицина» и многие другие. Если в обычных интеграционных курсах с европейцами и выпускниками школ учитель на этом даже не останавливается, нам приходится учиться понимать  каждое слово.

И в-третьих, культурный уровень. Что не так с культурным уровнем? Читаем мы недавно в одном упражнении подписи под красивыми фотографиями. И под фотографией с корабликом читаем: поездка на корабле по Рейну (eine Schifffahrt auf dem Rhein). Что ни слово, то загадка. Класс замолк. Пришлось сначала рисовать на доске кораблик на воде, объяснять, что это «корабль» (das Schiff), писать рядом глагол «ехать» (fahren) и объединять всё это в сложносоставное слово «поездка на корабле» (Schifffahrt). Ладно, с этим мы разобрались. Ну, я подумала, что с Рейном-то будет проще. Не тут-то было. Начали поступать предложения о том, что такое Рейн (по-немецки Rhein), который звучит как «Райн». Салам сказал: «А, это «Komm rein!» («Заходи!»). Я говорю: «Нет, это другой «райн». Подхожу к большой карте Германии, нахожу Рейн и показываю его. В ответ недоуменное молчание. Говорю: «Рейн – это река». Опять никто ничего не понял, потому что люди незнакомы с картами и их символами. Нам, для которых это – что-то само собой разумеющееся, это понять трудно, но это факт, который мне придётся учитывать,  и придётся приучать их к карте. Объясняю: «Река – это вода». Народ оживился – понял. Но остался вопрос: «А почему Рейн?». Я ответила: «Рейн – это имя. Вот вас зовут Салам, а его Рейн».

Я сначала не поняла смысла вопроса, а потом до меня дошло: они не поняли, зачем воде имя. Я думаю, что мы вернулись в этот момент в каменный век. Я читала недавно книги одного лингвиста, пишущего об особенностях и сложностях немецкого языка. И в одной из глав он написал, что все названия рек означали когда-то на языках племён, которые проживали рядом с реками, «вода», «влага», «мокрое место». Древние люди тоже не давали рекам имён, они называли их «водой». Например, Волга – это влага.

Вот что я имею в виду, говоря о культурном уровне. Я могу воспользоваться переводчиком гугла и перевести слово на их языки. Но я не могу перевести понятие, потому что оно отсутствует в их головах.

И ещё один осложняющий момент: мои «детки» не ходили в школу, они не умеют учиться, а, следовательно, не умеют запоминать новую информацию и пользоваться ею. Этому им приходится учиться тоже здесь и сейчас. Это процесс длительный. И сейчас получается ещё так, что мы проходим вполне успешно какую-то тему, потом другую, а потом они пишут маленький тест, и ту тему, которую мы проходили первой, они уже забыли, потому что они ещё не научились запоминать. Это как бардак в дамской сумке, где всё вроде бы есть, но найти что-то нужное быстро невозможно. И приходится переформатировать «дамскую сумку» в «компьютер» с файлами и папками.

Обучение немецкому языку безграмотных, а альфики – это безграмотные – процесс сложный, но увлекательный, творческий. Готовых рецептов нет, и изобретать их крайне  интересно.


Рецензии