Епископ 7. Избавление

Последующие дни Циприан никак не проявлял дурных наклонностей, дворцовую территорию не покидал, прилежно молился, посещал богослужения, помогал по хозяйственной надобности, в общем, вёл себя как достойный христианин. Всё это Бжостовского не столько успокаивало, сколько тревожило. О том, что видения с сатаной – это только дурной сон, не могло быть и речи. Об этом свидетельствовали обожжённые огнём сутана и копелло. Но какую же он помощь в противодействии Христу, по мнению дьявола,  должен оказать племяннику-сыну, будущему Мефистофелю? Епископ терялся в догадках ... хотя можно обратиться к Евангелиям – жизнеописанию девы Марии. Там она никак не помогала сыну-Христу, но, по крайней мере, не мешала, то есть была в стороне. Даже на день Пятидесятницы нигде не говориться, что на неё сошёл Святой Дух в виде огненных языков, как это было с апостолами. Значит ... значит, он просто должен не мешать становиться Циприану Мефистофелем. Но нечисть не может существовать без распространения греха, значит, жди от сына-племянника беды. Это с одной стороны, а с другой, чем же хочет Сатана переманить его на свою сторону, это же попросту невозможно. Грех совокупления он отмолил в покаянии, а отпустила его на исповеди аббатиса Клементина.

Проходили недели, месяцы, незаметно прошёл год, ничего противного Вере не происходило. Циприан вёл себя подобающе. Константин начал успокаиваться, даже пытался себя убедить в бессилии лукавого перед Всевышним. Длилось это до тех пор, пока к нему в кабинет не зашёл аббат Феликс с очень встревоженным видом, который поведал:

- Монсеньор, ко мне начали приходить из города тревожные вести. Там появляются на свет странные новорожденные младенцы. У них абсолютно чёрные глаза и они покрыты редкими коричневыми волосами. Причём все они греховного зачатия, то есть от незамужних девок. Мало того, их рождение в аккурат совпадает с полнолунием. Что делать?
- Ты прав, Феликс, вести тревожные, - задумался епископ, - но есть одно подозрение. Опроси ка наших конюхов, не брал ли пролётку с лошадью когда-нибудь в полнолуние наш Циприан.
- Как вы знаете, я в епархии на правах викария, поэтому должен всё знать. И конюхи мне давно докладывали, что ваш племянник раз в месяц на ночь берёт повозку и уезжает в Вильно. Возвращается ещё затемно.  А сейчас  уверен, что это бывает именно на полнолуние.
- Дорогой аббат, понимаешь, что это означает? И почему об этом мне не рассказал?
- Но их, волосатых младенцев, там десятки, и всё это Циприан?
- Даже не сомневайся. А поддаются ли они крещению, съезди в город и узнай.

Отослав аббата, Бжостовский вспомнил изгнание бесов из Циприана и задумался.  На тот момент они с Клементиной поверили, что экзорцизм удался. Но сейчас абсолютно ясно, что дъявол их обманул. Нельзя изгнать беса из тела рождённого сатаной, оно само сатанинское.  А вот, можно ли убить это тело, вопрос. И второе. Совершенно очевидно, что Дьявол порождает себе армию для борьбы с христовым воинством, готовится ко второму пришествию Мессии. А как помешать затее Лукавого, это второй и основной вопрос. Черноглазые волосатые младенцы переносят даже крещение, только лишаются своей растительности, оставаясь по сути дьяволятами. А через 17 лет они будут зрелыми дьяволами.

Много времени провёл в раздумьях Константин, пока не прибежал взволнованный служка и не поведал, что аббат Феликс, возвращаясь из города, выпал из дрожек и погиб под колёсами. И тут только до епископа дошло, что никакими человеческими действиями против нечисти бороться не получается, это приводит только к смертям верных христиан. Значит надо обращаться к Богу за помощью. Молитвой и верой побеждать нечистого, навалиться на него всем христовым миром епархии. Завтра же в кафедральном соборе Св. Станислава он прочитает проповедь-дидаскалию*(13) о борьбе христианина с любыми проявлениями бесовщины, напомнит о том, что только чистой, незапятнанной верой можно побеждать зло, происки лукавого. А каждый грех ослабевает защиту перед нечистым, да даже думы о грехе обезаруживают христианина перед сатаной. Взбодрённый праведными помыслами, епископ отправился в опочивальню. Всю ночь ему снился Сатана, извергающий угрозы и проклятия, пока его не вытеснил лик Михаила-архангела.

На следующий день, во время мессы, которую сам и проводил с кафедры, литургию*(14) Слова начал стихами Откровения Иоанна: «И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали [против них], но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним».(Откр. 12:7—9)  А закончил молитвой верных: «Господе Иисусе Христе, Сын Божий, огради нас святыми твоими ангелами и молитвами, силою честного и животворящего Креста, святым воинством Михаила Архангела от влияния нечистых сил. Господи, светом Твоего сияния отврати и удали всякие злые нечестия по наущению дьявола. Ибо Твоё есть Царство и Сила, и Слава, Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь!»

Возвращался в карете в летнюю резиденцию Вяркяй в приподнятом настроении. Прихожане, которыми был заполнен весь собор, восприняли его проповедь самим сердцем, многие плакали. Значит, слово Божье укоренилось в их душах, придало им крепости в противодействии греху и злу, стало им защитой от происков Сатаны. Значит надо ежемесячно, в преддверии полнолуния, ему самому проповедовать прихожанам противление нечистым силам. И делать это вплоть до Второго Пришествия, то есть ещё 17 лет, или на сколько сил хватит. Только вот как быть с Циприаном? Как только Константин начал литургию Слова, тот незаметно удалился из собора. А сейчас сидит с отрешённым видом в карете напротив его, делая вид, что мыслями ещё на мессе. Но ничего, Бог подскажет ему насчёт судьбы сына-племянника, не оставит в неведении.

Добравшись до дворца, Бжостовский направился в кабинет, сам не зная зачем. Но увидев письменный стол и перо с чернильницей, его осенило, видать Бог подсказал: нужно разостлать во все приходы и монастыри призывы проводить ежемесячно специальные проповеди по противлению нечисти. Этим ещё и ещё будет наноситься урон лукавому, его тёмным силам. Закончив писать и отдав бумагу секретарю на размножение, Константин прилёг на кушетку передохнуть и задремал. Тут же явился образ Сатаны со свирепым выраженим лица, который, не открывая рта поведал: «Пожалеешь, убогий грешник! Нельзя мне противиться. Прямо сейчас пожалеешь!»

Константин усмехнулся про себя – если такая реакция нечисти, значит его действия правильны и верны, идут на благо Веры, помогают в борьбе с сатанинскими замыслами. Решил презрительно улыбнуться в ряху нечисти, но не успел. Всё его тело, от темени до пяток пронзила адская боль. Константин невольно вскрикнул и открыл глаза, но боль не уходила, только в мыслях как отпечаталось: «Прямо сейчас пожалеешь!» Значит, эту нестерпимую боль дьявол наслал. Значит, любое противоборство с ним будет наказываться подобным образом – нестерпимыми страданиями тела? Значит, сатана не властен над его духом и хочет заставить его отказаться от праведного дела, мучая его плоть? Не выйдет, Бог его поддержит, не даст уступить проклятому зверю.

                *      *      *
Шли месяцы, годы, близилось завершение 18-летнего срока указанного сатаной. С каждым противлением лукавому, даже наступлением на него молитвой, проповедью, евхаристией*(15), миссионерским крестным ходом поминая сошествие Христа в ад*(16), после каждого такого деяния, боли у Константина только усиливались до нестерпимых. Появлялись даже грешные мысли, что они его убьют, принеся избавление, но этого не происходило. Не происходило и привыкания к болям, наоборот, казалось, что они только усиливаются. Поддерживало его сознание только то – во имя чего он страдает.

Циприан внешне никак не проявлял своей сатанинской сущности, наоборот – в миру и церкви являл смирение и богопочитание. Только в ночи полнолуния пропадал, даже не пользуясь дрожками. Последствия его отлучек сказывались в городе, где происходили убийства, изнасилования, люди лишались рассудка. В основном это случалось с большими приверженцами веры христовой, да и монахам со служителями Церкви доставалось. Происки зверя происходили на фоне продолжающейся Северной воны, сопровождались пожарами, эпидемиями, голодом и озлоблением населения. Помимо всего этого, горожане страшились и дьявольского сообщества черноглазых, валя на них все свои невзгоды, хотя те, ни разу ни на чём не попадались. Они собирались в полнолуние на холме у старого еврейского кладбища Снипишки, что на правом берегу Вилии. Никого туда не допускали, и что там творили, неведомо. Но только после каждого их сборища невзгоды в Вильно только плодились и сгущались.

Дела епархии желали много лучшего, прихожан становилось меньше, как и самого населения. Деканаты и приходы просили помощи, как материальной, так и духовной. Несколько лучше обстояли дела в монастырях. А тут ещё глава епархии блубоко больной человек преклонного возраста – восемдесят не за горами. Поэтому основную нагрузку по делам епископата нёс на себе новый викарий Людвиг. Сам Бжостовский осуществлял в Кафедральном соборе только конфирмацию*(17), Священство*(18), Евхаристию и воскресные проповеди по защите от нечистой силы. После каждой такой проповеди боли усиливались, молитва не помогала. Только как-то он заметил, что немного лучше чувствовал себя в рыцарском зале, где не было никаких атрибутов веры Христовой. По ночам последнее время тоже приходило успокоение в виде лика Архангела Михаила. Константин даже пытался с ним заговаривать, прося совета и помощи в борьбе с наступающей нечистью, но тот только понимающе кивал головой.

Вот и сегодня вечером, чувствуя себя даже хуже, чем обычно, епископ вознамерился обратиться во сне к предводителю святого воинства, уже ощущая душой, что любая очередная такая просьба может быть последней в его земном существовании. На этот раз сон пришёл сразу, а с ним и желанный святой с белыми крылами, в золотых доспехах и с длинным копьём. Разговор он и начал:

- Константин, я тебе скажу неприятную правду. Вплотную приблизился последний день твоей земной жизни, и ты должен выполнить своё предназначение, свой вклад в истребление тёмных сил.
- Да, я готов, Михаил, тем более что моя большая вина в появлении опасной нечисти, из-за моей слабости, моего большого греха, который хоть замолен и отпущен, но остаётся смертным, что не даёт мне надежды попасть в Царство Небесное.
- Ты прав и неправ. Действительно, Рай пока не доступен, но тебе предстоит совершить деяние достойное святого. Этим ты откроешь себе доступ в Чистилище, а дальнейший путь души каящегося ты знаешь. Но подвиг тебе предстоящий потребует неимоверных усилий, нечеловеческой стойкости духа и непоколебимой веры во Всевышнего. Ключом к совершению особо благого деяния будут как ни странно сатанинская глупость и гордыня. То есть ты используешь его же оружие против него, а именно - чёрное кольцо с урборосом. А сейчас внимай наставлению ...

На следующее утро Бжостовский почувствовал необычайную слабость и невыносимую боль во всём теле, обратил взор к распятию, но боль тут же усилилась и стала неимоверной. Тогда епископ велел перенести себя с ложем в рыцарский зал, где круцификса не было. Кажется, стало чуть легче. Вызвал викария и слабым голосом его попросил:

- Отец Людвиг, видит Бог моему существованию на грешной земле остались считанные часы, поэтому мне нужна предсмертная исповедь и покаяние. Но ... не удивляйся, духовник не нужен, позовёшь мне Циприана – он христианин с дипломом богослова и ... это моя последняя воля, исполни, пожалуйста.

Племянник был удивлён просьбой дяди не меньше викария, но перечить не стал и явился к тому в полдень. Епископ лежал на спине, в изголовьи высокая подушка, глаза закрыты, черты лица заострились, кожа неживого серого цвета, дыхание не заметно, неужели опоздал? Но тут веки лежащего дрогнули,  приоткрылись, голова с трудом повернулась к вошедшему, послышался судорожный шопот:

- Ты вовремя Циприан, мне остались считанные минуты, подойди, присядь и дай мне свою левую руку, мне надо тебе много сказать, но я буду краток. Ты демон тьмы и бесчестия, враг людской и веры Христовой, порождение дьявола и человека. И моя вина в этом есть. Нет тебе места среди людей, посему я забираю тебя с собой в небытие ... аминь!

При этих словах Константин закатил глаза, судорожно вздохнул и затих. У Циприана же лицо исказила гримаса страха и гнева одновременно, глаза потемнели, в них заплясали языки адского пламени. Он попытался высвободить руку из цепких пальцев мертвеца, на одном из которых чернело кольцо с ящером. Кристаллический глаз ящера начал светиться мёртвенно-сизым светом, обжигая Циприана. Тот резко дёрнул руку, но вместо освобождения почувствовал страшную боль. Послышался рёв раненого зверя, зал наполнился смрадным духом, запахло серой. Пленник, извиваясь, менял очертания пытаясь освободиться. То превращался в косматого звероподобного мельника извергающего проклятия; то в огромного чёрного кота с огненно-жёлтыми глазами, пытающегося отгрысть себе захваченную епископом лапу; то в беззащитного голенького младенца, заполнявшего пространство жалобным плачем; и наконец в прекрасную нагую Беатрис, умоляющую отпустить её. Но всё было тщетно ...

Стоящему за дверьми зала викарию слышались странные звуки, чувствовались дурные запахи, но он не  решался войти в последнее пристанище патрона. Наконец всё стихло, Людвиг аккуратно приоткрыл створку и заглянул. Сизый мрак заполнял всё помещение, ему вторила трупно-серная вонь. На огромном ложе в благородном смирении возлежал  епископ, держащий своего племянника за кисть руки. Но именно с ним было и неладно. Вместо живого, цветущего молодого человека 33-х лет, у ложа скрючился сморщенный сизый труп в одеянии Циприана.  Викарий в испуге попятился, но тут же заметил уголок бумаги, торчащий из под подушки. Любопытство взяло верх, он аккуратно приблизился, вытащил вчетверо сложенный листок и развернул. Текст, написанный рукою монсеньора, гласил: «Викарию, отцу Людвигу, доверительно, тайно. Меня похоронить по католическому христианскому обряду, согласно чина. Похороны моего племянника доверить аббатисе Клементине, настоятельнице монастыря камальдулок, что на речке Жайсле. Она его воспитывала до пяти лет. Вызвать её немедленно. Все её повеления по регламенту похорон Циприана выполнить неукоснительно. Да пребудет с вами Господь. Аминь!»

На следующий день прибывшая игуменья, своими распоряжениями очень удивила викария. Место захоронения Циприана определила вне усадьбы и не на кладбище, а в густом лесу в версте от дворца. К самой процедуре погребения допустила кроме себя только его одного. Гроб велела не делать, а приготовить осиновый кол и осиновый крест. Доставлял тело к месту на телеге посторонний полоумный крестьянин не с епископской дворни, который и вырыл яму. Именно яму, а не могилу. Его тут же и отпустили. Сами, аббатиса и викарий добрались до места одни, на дрожках. Тело сбросили в яму лицом вверх. За два дня оно сильно разложилось, источая смрад. В грудь, в районе сердца, вбили крепкий осиновый кол, забросали землёй, потом камнями. Один из камней запихнули в рот. Поверх камней положили опять же осиновый крест и уже яму засыпали, сровняли с землёй. Закрыли дёрном и сухими ветками. Людвиг хотел стать на колени и произнести молитву, но Клементина не дала, а коротко произнесла не сотворяя крестного знамения: «Изыди сатана, и не возвращайся в это тело. Аминь!» После чего заставила прямо на месте викария исповедаться, отпустила ему грехи и наложила на него пожизненный обет молчания по почившей нечисти в образе Циприана.

С уходом в мир иной племянника епископа, закончилась разорительная Северная война за обладание прибалтийскими землями. Прекратились эпидемии, начали засеваться поля, народ перестал бедствовать, города наполнялись людьми, церковь паствой. В Вильно прекратились ночные беззакония, но начали пропадать черноглазые молодцы. Кое-кто из горожан и селян видел их, по одному направляющимися шаткой походкой в сторону веркяйского леса. Чёрные глаза их безжизненны, на обращение не откликаются. Встретившего их так и тянуло осенить себя крестным знамением.

                *      *      *
Константин Казимир Бжостовский, в одной только серой тунике без наперсного креста, на границе тьмы и света, наблюдал огромную гору разделённую террасами. На каждом уступе, снизу вверх светилось: «Гордыня. Зависть. Гнев. Праздность. Корысть. Чревоугодие.», а на самом верхнем «Сладострастие». Перед горой врата с алмазным порогом. По правую сторону от них сторонник строгих нравов Катон Утический, по левую – ангел с мечом и ключами. Приблизившемуся Константину ангел мечом вырезал на лбу семь букв «Р», что означало и «Purgatorium» – чистилище, и «Peccata» - грехи. Но допустил переступить порог. На каждой террасе, уже у своей двери тоже по ангелу. Приближавшемуся к ним Бжостовскому, ангелы взмахом крыла стирали со лба одну букву «Р» и пропускали выше, на следующую террасу. Только на последнем уступе ангел этого не сделал, а открыл дверь, за которой полыхало пламя. Епископ в испуге отшатнулся, в ответ ангел сделал строгое лицо. Пришлось, закрыв глаза шагнуть в пламенеющую бездну ... но ... пламя не обжигало, даже туника не занялась. Огонь очищал и приносил облегчение, как будто гора постепенно сваливалась с плеч. Душу заполняла уверенная радость в избавлении от скверны и приближении Царства Небесного, где светом и теплом служит сияние, исходящее от Бога, и где пребываешь в радости вечной благодати.

*(13) Дидаскалия – поучение, наставление.
*(14) Литургия – главнейшее христианское богослужение, во время которого совершается таинство Евхаристии.
*(15) Евхаристия – Святое Причастие: освящение хлеба и вина с последующим их употреблением. Даёт возможность христианину соединиться с Богом во Христе.
*(16) «... сошествие Христа в Ад» – после распятия Иисус Христос спустился в ад и освободил праведников(по апокрифам).
*(17) Конфирмация – обряд сознательного исповедания веры(в католичестве), осуществляется в подростковом возрасте. В отличии от крещения, производимого в младенчестве. «Святой Дух снисходит на христианина в момент крещения, а конфирмация лишь углубляет связь со Святой Троицей и умножает дары Святого Духа».
*(18) Священство – посвящение христианина, наделяющего его Святыми Дарами и правом совершать таинства и обряды. В католичестве имеет три ступени священства: диакон, пресвитер и епископ. Обряд Священства имеет право совершать только епископ.

Вильнюс, 17 октября 2019 года.


Рецензии
Уф! Наконец-то! Справедливость восторжествовала! :) Зачётная сказка, Александр!
С уважением, Влад.

Влад Колд   15.02.2020 06:51     Заявить о нарушении
Сказка ... всё так и было, как щас помню.
Благодарю за внимание, с расположением и улыбкой, Алекс.

Александр Волосков   15.02.2020 16:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.