Мои рассказики - 3

               

                ……ГОРОДСКИЕ
               
                ВОРОБЕЙ

    Иду с работы домой пообедать. Снег блестит, солнце светит. Весна уже просится.  На повороте у дома куст.  Воробьи в нём прыгают, щебечут,  о чём-то спорят. Весело, радостно!  Я остановился посмотреть на них.
    Они не обращают на меня внимания.
 
    Гляжу,   один воробей сидит отдельно на веточке, молчит.
    Помер, что ли? Подхожу к нему медленно  поближе, нагибаюсь, смотрю.  А у него глаза  закрыты.  Заболел, что ли?  Спит, подлец. Все «работают», а он дремлет.
    Стою минуту, смотрю на него. Он вдруг открыл глаза, испугался, чуть с ветки не упал от страха,  и мигом улетел в куст от меня подальше.
     Я расхохотался...    

        2008

                КОТ   ПУШОК

          Брат любил заниматься с Пушком.  Протягивал ему ладонь и просил дать лапку.  Пушок давал. Брат просил дать другую. Пушок давал другую лапу.  За это кот получал кусочек мяса.
      Оба садились на стулья друг против друга и  внимательно смотрели в глаза.

      Брат говорит: «Пушенька, поговорили с народом».
      Пуша отвечал ему «мяу» и получал кусочек мяса.

      Интересно было видеть Пушка в роли  вратаря.  Брат из кухни в длинный коридор бросал  резиновый мячик, а Пушок выпрыгивал из-за угла и ловил мяч. Обоим  было очень интересно.

      Но самое важное происходило, когда брат резал мясо на маленькие кусочки,  выкладывал их на край стола перед носом сидящего на стуле Пушка. Тот собирался уже тяпнуть кусочек когтями, но брат строго заклинал: «Нельзя!»
      Пушок прятал лапу с обиженным видом. У самого слюни текли. Казалось, что у  Пушка даже слёзы накатывались на глазах. Так ему хотелось мяса. А брат продолжал нарезать кусочки и укладывать их рядами.  Кот не мог выдерживать такую   «пытку»  и отворачивался от мяса, делая вид, что ему наплевать на то, что творится на столе.

     Пытка для кота заканчивалась, когда брат призывал Пушка: «Бери, бери же».
     Тот бросал быстрый взгляд на брата, показывая, что понял команду, когтями, сколько мог за раз зацепить кусков,  хватал и проглатывал не жуя.
     На этом концерт  заканчивался.    
            1999


                КУРА

     Виктор,   муж   Галины   Васильевны,   рассказал,   как  он  вёз из города на  дачу   кур   в   рюкзаке.
    Спустился  вниз   по   эскалатору  в  метро   «Пионерская».   За  плечами   рюкзак  с  коробкой,   там  куры.   В   руках   ещё   сумки  и   прочие   вещи.   Нагрузился  по  полной.  Куры  в  коробке  шевелятся,  им  не   нравится  там. Темно  и   тесно.  А  тут   ещё  и   звуки  страшные   от   поезда.

     Витя  собирался  сесть  в   последний  вагон.  Но  тут   одна  курица  не  выдержала  и  выскочила  на  перрон.  Поезд  укатил,  а  Витя   стал  ловить  куру.  Стали  ему  помогать  со  смехом   и  пассажиры.  А  она,  подлая,   взяла  и  спрыгнула  на  рельсы  и  с   кудахтаньем  направилась   в  тёмный туннель   навстречу   следующему   поезду.

      Началась   паника.  Поезда   остановили   на   несколько  минут,   пока  не  поймали  бедную   курицу.   Виктора   хотели  оштрафовать  за   это,   но   увидев  его  измождённую   и   жалкую   физиономию,   простили  и   отпустили.   
      Кур   он   всё-таки  довёз  до  Московского   вокзала  и  до  дачи.  Но   как   только   мы   вспоминаем  курицу,  гуляющую  по   рельсам  в  метро,   нас   разбирает  хохот.

   2014.


                УЛИЦА   ОРБЕЛИ

    Помню, еду в трамвае по Муринскому проспекту. Старенький трамвай, качаясь, ползёт от Светлановской площади к площади Мужества. Осень, окна вагона пыльные, грязные, ничего за окном не видно.
         
    Стоит среди пассажиров мужичок лет 60-ти, оборачивается к женщине, спрашивает:
    - Скажите, какая будет следующая остановка?
Женщина вглядывается в окно:
    - Орбели.

    Мужичок, недослышав, бормочет про себя:
    - Забыли.
    Поворачивается к другой женщине:
    - Простите, какая сейчас будет остановка?
    - Вам же сказали - Орбели.

    Мужик недоумевает:
    - И эта забыла. Все забыли. Понятно, я второй раз сюда еду, не могу вспомнить, где выходить. Но другие-то, наверно, каждый день здесь едут и они забыли.

    Стал мужичок пробираться к водителю,  спросил того. Тот ему внятно отвечает:
    - Следующая остановка - улица Орбели!
    - Улица Орбели?  Она-то мне и нужна. Спасибо, дорогой. Мне выходить надо.
А то: "Забыли, забыли", а ещё молодые, а памяти-то, видать, уже и нет.
      
             1993

                СТРАХ

       Возвращаюсь домой поздно вечером.
       В переулках, дворах темно.
       Только окна чуть светятся.
       Вошёл под  арку дома, слышу сзади шаги.
       Прибавляю шаг, мало ли что.
       Сзади тоже шаги прибавили. 
       Я побежал.
       И сзади побежал кто-то.
       Вдруг слышу грохот и падение на асфальт... 
       Оглядываюсь.
       Никого.
       А сам лежу на асфальте.    
       Невероятно.               
           2010   

                ВОРОНЫ

     Говорят, что городские  вороны, черно-серые, умные и мудрые. У них  много и других  качеств.

     Рано утром в спальных районах города на высоких старых деревьях между  пятиэтажками через открытое окно тебя будит вороний   возглас  «кар, кар». В ответ тишина. Не дошел вороний призыв  «пора просыпаться» до других спящих ворон.
 
    Слышим уже  «кар. кар, кар», три раза. Где-то за домами отвечает старый  простуженный голос «кар, кар», мол, «слышим, встаем».
   Но если ответа нет, то будящая или дежурная ворона может и четыре раза каркнуть. Откуда она знает, что пора вставать? Часы что ли у нее имеются?

   Начинается общая возня на деревьях, карканье ото всюду. Общий подъем! Значит,  некоторые  вороны  умеют считать.

    Я  попробовал  определить,  сколько  раз  ворона  может непрерывно каркнуть.      Она    ведь      считает.    Начинал    считать:
четыpe,   пять,   даже  шесть   раз.    Неужели   только до шести?   Долго пришлось ждать,   как однажды   среди   утреннего    общего    подъёма услышал голос молодой вороны (или воронка) и насчитал аж семь раз! Это был для меня рекорд. Получается, что молодежь (воронья)  одолевает  счёт  получше  стариков.  Прогресс.

     Как-то рано утром разбудил нас  вороний переполох. Карканье, хлопанье крыльев, вороны чуть в окно не влетают. Смотрим  в окно. Вороны с криками пикируют над землёй между деревьями. Как будто нападают на кого-то. Они это могут, когда  их обидят. Даже человеку не поздоровится.

   Оказывается, из гнезда выпал воронёнок. А летать-то ещё не научился.
Вот и переполошились родственнички, отпугивая возможного хищника. В траве как раз «дежурили» несколько котов, ожидая, что будет дальше. А этот малыш скуксился, смотрит наверх на кричащих родственников, которые ему объясняют, что надо делать, чтобы взлететь.

    Попрыгал он боком к кустам и пропал из нашего виду. Возможно взлетел на ветку, потому что вороний гвалт утих. Вороньи семьи разлетелись по своим делам. им пора завтракать. А мы легли досматривать утренние сны.

    Хожу утром на работу и вижу, как вороны хозяйничают на помойках.
Самое вкусненькое достаётся им, голубей не подпускают, растаскивают на газоны, на дорогу упаковки из-под кефира, сметаны, мороженого, кожуру от колбас, сыра, сосисок, залежавший в холодильниках хлеб, булку и прочее. Ешь – не хочу.

   Но если проходишь мимо кормящейся вороны, она поднимет голову, одним глазом оценит ситуацию и бочком отскочит на несколько шагов в сторону, не забыв прихватить с собой трофей. Постоит, пока ты не пройдёшь и продолжит трапезу. Одной лапой наступит на упаковку, а длинным клювом, как пинцет, извлекает из бумажных складок и уголков своё съестное.

    К полудню вся стая отдыхает в гнёздах, на ветках деревьев за исключением тех, кто не успел насытиться. Те вразвалочку прочёсывают вторично газоны в поисках остатков.
   Да, где ж им взяться, если смена подошла армии голубей.

   А сытые вороны не спеша переваривают съеденное и тут же освобождаются от переваренного. То там, то тут на асфальте видишь их чёрно-белые кляксы. Природа…

    Иду как-то с работы. Солнечно, небо синее весеннее, птички щебечут. Настроение чудесное. Сто метров до дома. Прохожу по асфальтовой дорожке между деревьями, ещё не успевшими зазеленеть. Чувствую на плечо что-то упало с дерева. Шишка? Так здесь ни одной сосны и ели нет. Посмотрел. Господи! Воронья клякса. Куртка перепачкана. Поднимаю голову наверх. Высоко на сухой ветке  сидит здоровенная ворона. Повернула голову на бок и одним глазом смотрит на меня, как будто проверяя, мол, попала или нет.

   Ах. Ты чёртова птица! Она ещё и издевается надо мной. Я погрозил ей кулаком, да что ей. Она высоко сидит и чувствует себя в безопасности.
   Оторвал кусок лопуха, вытер куртку и пошёл домой с испорченным настроением. Думаю, если ворона умная, так зачем ещё издеваться над человеком. Что я ей, вороне, сделал плохого?

   Нет, тут не ум, а наглость, нахальство с её стороны. Конечно  я понимаю, пустила она свою кляксу. Приспичило. С кем не бывает? Природа, болезни, диарея. Так зачем ещё смотреть нагло вниз «попала или нет». Вот вам пример наглости среди наших братьев меньших, «мудрых ворон».

    Прихожу домой, снимаю куртку, отдаю в стирку. А жена спрашивает:   
    «Что это у тебя в волосах липкое?»
    Пригляделись – вороний помёт! Она, зараза, прямо в голову целилась и попала, а рикошетом отскочило на куртку. Сверх наглость. Теперь под деревьями хожу, задрав голову вверх, нет ли там чёртовой курицы, поджидающей свою жертву. Но и смотреть вверх опасно. Могут и в глаз угодить. Вороны, они такие.
      2010



                ….ЗАВОДСКИЕ

                СОБАЧКА

      Более 50-ти лет прошло, а помню, как сейчас. Весеннее солнечное утро 1959 года. Мы идём бригадой из четырёх человек из цеха с инструментами на пирс к кораблям, где нам предстояло работать.  Это Угольная гавань города Ломоносова. А мы электромонтажники судоремонтного завода №28 ВМФ.

     Не доходя до нашей цели, видим матросов на пирсе с соседнего судна и чёрно-белая собачка, дворняжка, жившая у них на корабле.  Бедняга сидела с грустными глазами. Её, как сказали, сбила проезжавшая машина,  наехав на беднягу задним колесом и повредив ей задние ноги.

     Белая кость торчала сквозь кожу наружу. Она ждала помощи, но никто не мог ей помощь оказать. Ветеринаров и врачей здесь не оказалось. Военные приняли решение прекратить мучения бедняги и пристрелить её.

     Появился в бушлате то ли мичман, или младший офицер с этого корабля с мелкокалиберным пистолетом и попросил всех отойти метров на 10.  Сам встал против  собачки метрах в 5-ти от неё и начал метиться в неё. Все замерли. Собачка смотрела ему в глаза и даже не скулила. Она, видимо, не догадывалась, что с ней сейчас произойдёт. Она всех знала на этом корабле и со всеми дружила. Даже с этим военным, который целился пистолетом в неё. Солнце светило  с боку, ей прямо в глаза.

     Раздался хлопок, собачка дёрнула головой, как от назойливой мухи, и на чёрном кожаном носу выступили капли крови. Собачка молча продолжала сидеть.
     Толпа не выдержала: "Что же ты мучаешь несчастную? Не умеешь даже освободить бедную от мучений!"

     Второй выстрел был более "удачным". Бедняжка сникла головой и телом. Что было дальше, мы не стали ждать. Пошли на свои объекты, надо работать.
     То весеннее солнечное радостное утро застряло у каждого в голове, кто это видел,  с грустью и жалостью.

                МЕДВЕЖАТИНА

     Вы пробовали медвежатину?  Нет?  А мне пришлось её попробовать в 1958/60 гг.
     На кораблях в гаване города Ломоносова (Ораниенбаума). Там  всегда стояли военные,  рыболовецкие и гидротехнические суда, на которых водились кошки, собаки и прочая живность.

     Пришлось нам работать на большом буксире, где жил бурый медвежонок. К нашему времени медвежонок подрос, перестал слушаться команду корабля, стал грызть концы,  кранцы и всё, что на медвежий зуб попадалось. Командиром было принято решение покончить с медведем, да и начальство настаивало на том, что бы косолапый не мешал службе выполнять боевые задания.

      Пришли мы, электромонтажники, на буксир в очередной раз продолжать свою работу.  Наступает время обеда, около 12 –ти часов дня. А кок предлагает нам испробовать каши с медвежатиной.

     Мы согласились остаться и попробовать  Каша оказалась вкусной с мясом, которое было тёмно-коричневым с бусинками белого жира. Вкусно, но жалко было косолапого, который прожил у них на буксире не один год.
     Как с ним покончили, мы не спрашивали.


                СЕЛЁДКА

     Работая на кораблях в те же 1958/61 гг. судовым электромонтажником, приходилось чинить и рыболовецкие суда МРТ, СРТ (малые и средние рыболовецкие тральщики).

    Рыбаки этих кораблей  не сходили на берег по нескольку месяцев, ловя рыбу в океане. Корабли были похожи на ржавые консервные банки. Оборудование уже не работало, покрытое ржавчиной, солью и чешуёй рыб. Матросы были в основном вольнонаёмные, желавшие подзаработать и подзаработавшие за этот рабский труд.  Они делали и для себя на чёрный день заготовки из крупной солёной сельди в бочках в форпике, куда таможня и начальство не совалось.

     Добрые матросы угощали нас, работяг, этой сельдью. Помню свои  грязные руки в тавоте, в свинцовой стружке от кабелей. Берёшь селёдку и по рукам течёт рассол, жир до локтей. Начинаешь есть со спинки, без хлеба, потом животик до хвоста! Такое счастье в те несытные годы. Одну, а иногда и по две жирные селёдки съедали вместо обеда. Вытираешь руки об ветошь. Пальцы, ладони чистые, как после бани. Благодать.


               
                ХОДОВЫЕ  ИСПЫТАНИЯ

       Стоял у причала в Ломоносове на ремонте американский мощный большой буксир.  Оборудование и все системы его работали от двух мощных электродвигателей.

      Был разгар лета. Мы, электромонтажники закончили свою работу, а слесари и дизелисты не успевали закончить свою. Решено было выйти в море и там испытать ходовую часть, а заодно и ликвидировать недоделки.  Нам терять было нечего, хотелось прокатиться в Финский залив, благо погода была чудесная. Сказали нам, что к вечеру вернёмся.

       Зашли за Толбухин маяк, дальше в залив к Ботаническому морю.   Начинало смеркаться. Дизелисты застряли с двигателями, бросили якорь. Мы молодые пацаны немытые, в комбинезонах на палубе от нечего делать  игру затеяли, рассказывать стали всякие истории.  А есть-то захотелось, но ничего ни у кого не было.

      Часов 10 вечера, солнце на горизонте садится в воду. И тут кто-то вспомнил про зелёный счастливый луч. Кто его увидит при уходящем в воду солнце, будет очень счастлив всю жизнь. Мы уставились в этот блестящий медный круг и стали ждать зелёный луч. В глазах появились блики и слёзы, возможно, это и был тот счастливый зелёный луч, который увидели ребята.

     Домой вернулись поздно, голодные, застывшие, но счастливые. Зелёный луч увидели и на ходовых испытаниях побывали. Здорово!

            2013
               
                ПРИРОДА

           Природа, люди, природа людей и всего сущего. И мы, часть этой природы. Всё заранее продумано и создано. Мы живём на всём готовом, радуемся, огорчаемся, рождаемся, умираем, едим, пьём, любим. Что-то создаём, придумываем для себя и будущих поколений. Пытаемся ещё улучшить человеческое положение в существующем мире. Но нечто остаётся неизменным в природе на протяжении веков. Это взаимоотношение полов. ОН и ОНА...   Представьте.

          Их двое. Он и Она. Им нравится быть вместе, как можно чаще, говорить обо всём на свете, спорить о чём-то, не обижаясь на несовпадение рассуждений с другим.  А в чём-то полное совпадение мыслей и даже желаний. Они играют, шутят, мечтают о будущем.

         Чем дольше их дружба, тем теснее их тянет друг к другу. Их прико-сновения становятся чаще. Приятно смотреть глаза в глаза. Когда лица так близки, видно только глаза. Глаза загораживают всё остальное, мир вокруг них, вселенную...

       Он видит : Её глаза, не моргая, смотрят в зрачки Его глаз. Только перебегают от одного Его глаза к другому, как бы не проглядеть что-то важное, главное. Они чуть прищурены. Это означает, что на Её устах улыбка. Можно даже не опуская глаз, почувствовать это и убедиться в этом.

      Она видит Его расширенные зрачки, немного напряжённый вопрошающий, но нежный взгляд.
      Они молчат. Прикрывая веки,  Они находят уста друг друга в страстном поцелуе. Речь, которая дала человеку великую возможность общаться, писать стихи,  Им  НЕ НУЖНА!

     Они вдвоём. Никого вокруг нет. Весь прекрасный мир, божественная природа отступили, пропали. Всё сжалось в Их маленький внутренний мир, в котором только Им место и больше никому. Им ничего не надо, кроме одной важной долгожданной цели - овладеть друг другом, выполнить подаренный матерью - Природой ДОЛГ. Их маленький внутренний мир для Них расширился до пределов вселенной! В нём только Они.

      Руки обнимают  и прижимают тела. Всё происходит, как  происходило всегда. У Них молчаливое взаимное согласие подняться на вершину счастья - эту гору, заглянуть за неё. Подниматься надо только вдвоём, напрягаясь, помогая друг другу. Чем ближе вершина, тем больше Их охватывает  радость, что это Им удастся. Они уже уверены в своём успехе. Ещё несколько трудных напряжённых шагов и …  Они на вершине! Мгновение, превратись в бесконечное вечное! Какое неописуемое счастье увидеть в этот миг сверху весь мир, голубое небо, яркое солнце и Божественную Природу, которая создала и этих счастливых двоих.

     Мгновение блеснуло и пора спускаться вниз, в действительность, в реальность. Но спускаться по той же круче, по которой восходили,  нельзя. Перешагнув через вершину, Они за руки, в обнимку, обессилев, как попало несутся вниз. Они -  неуправляемая лавина. Только вперёд, только вниз.

      Процесс необратим. Дороги назад больше нет. Но и Они стали уже не теми, какими  были до восхождения. Они познали краски Природы, жизни. У Них уже появились новые знания, ощущения, понятия. Они чуточку изменились внутри. Снаружи Они остались прежними. Как будто ничего и произошло.   Но это не так...
      Они откинулись назад,  отдыхают и набираются новых сил...

      Она: Как было хорошо с Ним. Он мне очень нравится. Он нежный и сильный. Я буду всегда с Ним рядом. Я и не думала, что с Ним у Нас что-нибудь произойдёт. Ведь Мы встретились случайно. А может закономерно? И вообще, случайности закономерны, или закономерности случайны? Ведь, когда случайности повторяются, появляется закономерность. А когда закономерность прекращается или нарушается, наступает пора тех же случайностей?   Может всё-таки есть Судьба, от которой не уйти никуда? Об этом говорят и учёные. Значит, Мы нашли друг друга благодаря Судьбе, Природе...
     Куда меня понесло после всего! Лучше обнять Его, поцеловать и прижаться к Его горячему телу, думает Она.

       Он: Это был верх блаженства. Она моя будет всегда. Даже без слов Мы понимали друг друга. А зачем и о чём говорить? Животные, кажется не разговаривают, а производят потомство... Или разговаривают? Но мы их разговор не различаем. Или интуитивно, повадками, жестами?

      Фу, ты, они же не люди. Но как-то  они понимают друг друга. Или не понимают?  Запутался... Вот моё счастье, прижалось ко мне. Спасибо  Ей...

       Судьба, или случайность свела двоих, когда-то чужих людей, вместе в нужное время и в нужном месте, и Они стали ещё одной человеческой счастливой парой в жизни. Как велела Природа. Спасибо и Ей за это…
      Пускай Они будут счастливы.
        2012    
   
               ВРУЧЕНИЕ ПОДАРКА

     Подражание или заимствование (может плагиат) найдёт каждый, кто захочет, в поэзии, прозе, музыке и в прочем. Повторяется тема, предмет, сюжет, манера и тому подобное.

     Пушкин А.С. памятник себе воздвиг нерукотворный. Отлично написано.
     Но когда прочитаешь о памятнике у Державина сразу бросается в глаза заимствование темы и манеры описания Пушкиным. А до Державина этой темы касались и древние поэты. Тема стара, но написано гениально.

     Процесс подготовки к поеданию. Слушаешь Романа Карцева как готовится бутерброд, намазывается маслом, кладётся икорка и ещё многое чего и … отправляется по назначению. Слушаешь и слюнки текут. А всего минута какая-то, расписана до мгновений, микро-мгновений на целые полчаса. Гениально!

    Такой способ растягивания во времени одного момента, действия, поступка известен.
    Его мы видим у А.П.Чехова как «глупый» француз поедал в масленицу блины. «О бренности», где одно лишь предвкушение наслаждения от еды привело к смерти.
    Лесков «Железная воля». Отец Флавиан «сразился» в поедании блинов с немцем  и победил его. Немец помер от обжорства, а Флавиан ещё продолжал пиршество.
 
     Большое умение авторов растянуть мгновение и описать каждое движение, помысел, чувство персонажа. И здесь мы замечаем подражание одних авторов другим и ранее написанным произведениям.
     Не знаю, кто-нибудь описывал процесс вручения подарка и мысли участников этого действа. Попробую…

     ….Не важно кому, за что и по какому случаю происходит вручение. Здесь с одной стороны вручающие с цветами, речами,  подарком неизвестной формы, размера и назначения (кот в мешке), с притворными или естественными улыбками и всеми остальными атрибутами, присущими данному случаю. Короче, кто на что горазд.

      С другой стороны -- получающий подарок, «виновник» торжества. Как чаще бывает, один, бедный, на него внимание всех присутствующих. Он смущается, нервничает, невпопад смеётся, пытается что-то бормотать, вставить слово в речь поздравляющего.

     А третья сторона процесса – промежуток пространства между подарком вручающего и руками, принимающего  подарок. Это пространство заполнено временем от начала вручения подарка до перехода его в руки получающего. И этот промежуток времени самый интересный и значительный в происходящем.

     Вручающий ухмыляется в себя, доставая пакет. Мол, удивлю всех, не то что подарки от других. Он говорит, протягивает завёрнутый пакет с подарком и видит в глазах юбиляра то ли удивление, то ли испуг, хотя вымученная улыбка на лице присутствует. Руки вручающего начинают слегка подрагивать. Думает, что бы всё это значит? Неужели юбиляр догадывается, что за подарок и он ему не нравится, или слишком дёшев для такого случая? Видимо, рассчитывал на что-то большее. Но делать нечего, к отступлению путь закрыт, надо вручать.

     Думает: «Подумаешь, не нравится. Я ему тоже как-нибудь такую же мину сострою при случае.  Поймёт каково подарок вручать».
     Получатель улыбаясь (иначе не прилично) смотрит как пакет разворачивается до допустимой степени, чтобы оставить чуток секретного, и размышляет, что же гости задумали, если ухмыляются себе под нос.

     «Хотят пошутить надо мной, посмеяться, или вещь настолько богатая, дорогая и очень нужная мне, что иного поведения от них нельзя и ожидать, или…Допустим, они посмеются надо мной. Я уже подготовлен к этому. Буду делать вид, что очень рад розыгрышу. (Хотя был бы рад полезному подарку). Ничего. Наступит время и я отыграюсь на них (на нём – заводиле). У них тоже бывают юбилеи.  Но может быть сбросились скопом на достойный подарок и ждут от меня неимоверной благодарности, целования ног и т.п.?»

      В голове проносятся мысли, как вести себя, подарок-то ещё не показали.
     «Допускаю, вещь ненужная, но и не насмешка: подзорная труба, уздечка для коня, музыкальный звонок. Да, мало ли что, всё не перечислишь, но представить можно. И что мне делать тогда? Если друзья, то на меня не обидятся. Запущу-ка я их подарок  им в голову и посмеёмся вместе».

     Наконец промежуток между руками дающего и берущего сокращается. Глаза дающего всё ещё бегают с лица берущего на подарок. Берущий смущаясь протягивает обе руки  (а вдруг подарок тяжёлый), кивает головой в знак того, что подарок он принимает, каким бы он безобразным не оказался.

      Наступает кульминационный момент. У присутствующих раскрыты рты, дыхания замерли, шум утих. Только слышны жужжания пролетающих мух.
     Обе руки юбиляра касаются секретного свёртка, слегка обхватывая его,  давая возможность дающему освободить себя от надоевшего груза.

     Одновременный общий вздох, смех, ура, пожатия рук, целования в губы завершают и закрепляют  случившееся. Все довольны: и гости и виновник торжества со товарищи. Все вспотели от напряжения. И не важно, что в свёртке, напряжение прошло, как будто и не было мучительного ожидания конца поздравления. Всё прошло успешно. А что было в свёртке, об этом другое повествование.
               
                2014

            ПРО  «РЯБУ»               

      Жили-были, или были-жили Старик со Старухой, т.е. Дед с Бабой. У них не было детей. А была у них курочка, такая хорошая маленькая курочка. И звали ее Ряба. Курочка Ряба. Ряба, значит, рябая. Знаете, вот на лице бывают такие рябины, такое корявое лицо. А у курочки на лице рябин не было. Да и лица у курочки, кажется, не было. А было что? Клюв ~ 1 штука, глаз - 2 штуки, на голове гребешок - 1 штука, такой маленький, женский, ( у петуха большой, мужской ) и маленькие сережки на подбородке - 2 штуки. Вот и все ее лицо, если можно так сказать.

     А Ряба потому, что перышки у Рябы были рябые, серые с белыми пятнышками. Очень красивые.  Дед любил курочку, лелеял ее, гладил, кормил. А она делала все, что хотела. Ходила по лавкам, по столу. Ко-ко-ко, ко-ко-ко. А иногда на русскую печку запрыгнет погреться. Чего только на печке не было: валенки дырявые с истлевшими галошами, фуфайка, старое одеяло, соломенная подушка, одежка и прочее.

     Курочка залезает на печку по приступочкам, а там тепло и отдыхает от праведных дел. Хотя какие у курочки Рябы были дела? Так себе, кое-что по мелочам. Но все равно она любила на печке отдохнуть, покемарить.

    Курочка Ряба видела, как к ней хорошо относятся, балуют, любят и решила Деда с Бабой как-то отблагодарить. И вот однажды курочка снесла яичко, или принесла откуда-то, никто не видел. А яичко-то не простое, а золотое! Удивительное дело. Обрадовались Дед с Бабкой. Дед хотел сразу яичко слопать. Бил его, бил, не разбил. Бабка била, била, не разбила. Сидят они за столом перед яичком, смотрят на него и горько плачут.

     Курочка видит такое дело, подошла к Деду, погладила его по головке, поцеловала в лысину и говорит: «Ко-ко-ко, ко-ко-ко. Не плачь Дед, не плачь Баба. Завтра я вам принесу не золотое яичко, а простое, настоящее».

     Успокоились Дед с Бабкой, слезы вытерли, высморкались в подол и рубаху и стали ждать следующего дня. Так и просидели всю ночь у стола, дремали голодные до утра.
     А курочка Ряба исполнила свое обещание. Утром ранёхонько открывается дверь в избу и входит, улыбаясь, курочка: «Ко-ко-ко, ко-ко-ко. Я вам яичко принесла не золотое, а самое простое». Откуда она яичко принесла, никто так и не узнал. Может быть к соседям ходила, или в магазин, или еще куда, неизвестно.

     Вот было радости у Деда с Бабкой! Бабка быстро печку растопила, Дед поставил большую сковороду, разогрел ее, бросил туда шматок сальца -- 10 грамм, порезал луковицу - 1 штука, покрошил туда остатки залежалого хлеба - 400 граммов, чуть-чуть зажарил. Разбил яичко, которое принесла Ряба - 1 штука, взболтал, посолил - 1 щепотка, добавил немного воды -1/2 стакана и вылил все на сковородку.

     Какой пошел запах по избе! В носу стало у всех щекотать, еле дождались до готовности. Эх! Как навалились на еду Дед с Бабкой, на перегонки А зубов-то у них - кот наплакал. Глотают, не жевавши. Все на сковородке съели, аж сковородку вылизали под чистую.
    Курочка Ряба стоит у двери довольная и улыбается. Так им было всем хорошо и счастливо.

    P.S. А золотое яичко Дед в комиссионку отнес и купил себе новые валенки и к ним галоши производства Ленин-градского завода РТИ «Красный треугольник», что на Обводном канале у Балтийского вокзала. Как с вокзала выйдешь на площадь, где памятник Сталину стоял, пока его подъемным краном не сняли и куда-то увезли, и идешь налево вдоль канала. Пересечешь две улицы, еще метров триста и магазин от «Красного треугольника». Там выберешь себе отличные галоши на валенки. Все.
   
    2009


Рецензии