6. Медведев Сергей Номинант литературной премии

Номинанты литературной премии
«Золотое перо Алтая –2018»,
«Проза»
6. Медведев Сергей (г.Рубцовск)


Медведев Сергей
(г.Рубцовск)
http://www.proza.ru/avtor/medweserega

Писать о себе очень трудно, особенно правду. Хочется описать как можно больше событий, произошедших с тобой, но тут возникает такая коллизия – о себе-то нужно писать «Я» – я родился…, я учился…, я, я, я… Это трудно.
Родился в г. Кемерово в 1954 году. После моего рождения из-за бурной биографии моего отца родителям пришлось переехать в райцентр Крапивино.   
Мне было полтора годика, когда родители развелись – отец отбыл в «места не столь отдалённые». По прошествии определённого времени отец появился, но у нас была уже другая семья.
Отчим мной почти не занимался (работал шофёром в МТС), но любовь к рыбалке привил на всю жизнь. А жили мы, надо сказать, у прекрасной, текущей через весь Кузбасс, реки Томи. Имя моё было от рождения Сергей. Но отчим звал меня почему-то «Серьга» – с ударением на «е». Ну Серьга так Серьга, я привык. Сам он был «волжанин» из-под г.Чебоксары, и звал я его только по имени: дядя Саша. Понимал уже тогда, папа у меня есть. Тем более что папа приезжал в гости повидать меня несколько раз. Мы с ним гуляли по Кемерову, там жила папина мама, моя бабушка Катя.
  Я всегда хотел уехать жить к папе.
  В 1963 г., в августе отец приехал с незнакомой мне женщиной. Сказал, что это тётя Катя и если я соглашусь поехать жить к ним, она будет моей мамой. Поехать к ним я согласился, но не понимал: как это она будет ещё одной мамой?
Состоялся мой переезд в Новосибирскую область, в небольшую деревушку под названием Осиновка. Мама приехать за мной не могла, она была в положении и должна была скоро родить.
В деревне было очень интересно, большое хозяйство – корова,  телята, овцы, свиньи, куры, гуси и т.д.
Я был удивлён, радостен и растерян, ещё не понимая, что всё это, т.е. уход и помощь по хозяйству – ляжет и на мои неокрепшие плечи.
Кроме меня было ещё трое детей, родные по отцу – сестра Валя, братья Пётя и Миша.
Деревенские ребятишки восприняли моё появление с некоторым удивлением. Я был одет: шортики, рубашка-матроска, сандалии. В общем, не по-деревенски. Они-то ходили в штанах и рубахах. В связи с этим прилипла ко мне кличка – «стиляга». Потом уже взрослый я понял, что к чему.
Интересный момент: однажды, листая настенный календарь-численник, я обнаружил, что день моего рождения совпадает с днём рождения Н. С. Хрущёва, на тот момент руководителя нашей страны СССР, я был горд этим совпадением, хоть и никому не рассказывал об этом.
Школу (восьмилетку) я окончил там же в 1968 г. И быть бы мне пастухом, если бы не мачеха (добрейшей души человек, к тому времени я уже называл её  мама). Она настояла, чтобы я поехал учиться на механизатора.
В 1970 г. окончил СПТУ №8, получил удостоверение «тракториста машиниста широкого профиля» т. е. ещё и комбайнёра. Приехал в деревню и работал. Пахал землю, убирал хлеб, зимой, как все трактористы, работал скотником.
Осенью 1973 г. от райвоенкомата направили учиться на шофёра. По окончании курсов в1974 г. призван в армию. После учебной части (находилась в ЭССР, г. Тапа) служил г. Алейске Алтайского края. Отслужив, вернулся в деревню. В 1975 г. учился на курсах газоэлектросварщиков. В 1976–78 гг. работал в геологии.
В то время, будучи влюблённым, писал стихи в записную книжку, никому не показывал.
В 1978 г. женился. Жена Галина тоже из этой деревни. На свадьбе был родной дядя Дудкин Алексей Андреевич (уже в то время известный поэт в городе) с женой, они и предложили переехать на место жительства в Рубцовск. Переехал, где и живу в настоящее время.
В Рубцовске работал на заводе АТЗ. Пытался писать стихи, ходил даже на собрания литературного объединения «Старт». Но… увлечение алкоголем пересилило.
В 1980 году родился ребёнок, сынишка, назвали по предложению жены Серёжа.
С 1980 г. по 1985 учился в вечерней школе, затем в РМТ (Рубцовский Машиностроительный Техникум), по специальности ЭППУ, (электроснабжение промышленных предприятий и установок).
Жили на квартире, снимали ветхую саманную времянку. Наконец, самые главные события в жизни. 11 мая 1985 года окончательно и бесповоротно бросил употреблять алкоголь. Через полгода получил квартиру от ПЖЭТ, где работал газоэлектросварщиком.
С 1993 по 2006 г., до ухода на пенсию, работал электромехаником аппаратной радиоузла.
Читать любил всегда. Ещё в школьные годы прочёл роман «Соль земли» Г. Маркова. Трилогию «Хмель», «Чёрный тополь», «Конь рыжий» А. Черкасова, «Амур-батюшка» Н. Задорнова.
Увлекался фантастикой Герберта Уэлса, Жюль Верна и других авторов.
 Любил советскую фантастику: А. Беляева, А. Н. Толстого, М. Булгакова и других авторов.
Увлекался философией Даниила Андреева, прочёл весь трактат «Роза мира», очень интересно, но тяжело для восприятия. Всего прочитанного не перечислишь.
В поэзии наибольшее влияние на моё развитие и становление моего творчества оказал С. А. Есенин. Его поэзия удивительно народная, земная, пронизанная любовью ко всему живому в мире. И конечно, А. С. Пушкин, с его поэзией связаны все школьные годы и юность.
Юность – конечно же, особая часть жизни. Это познавание мира Любви. Любви к близким, Богу и женщинам. «Я Вас любил: любовь ещё, быть может, В душе моей угасла не совсем…» Ах, эти великолепные строки… Ну покажите мне человека, не слышавшего их! А сколько юношей посвящали эти строки своим любимым… Было, было такое и у меня…
Прошли годы, много пришлось пережить и горя и радости.
В 1991 г. родился второй сын – Александр. Трудное было время, и ребёнок был не совсем здоров. Не до творчества, выжить бы…
Рухнул СССР. Зарплат нет, денег взять негде. Выручала моя «всеядность» в работе, мог практически всё. Выжили.
Купили дом. Ремонт, хозпостройки – всё сам. Благо профессий много: и сварщик, и электрик, и общестроительные работы освоены.
Пролетело ещё полтора десятка лет (эти года работал электромехаником аппаратной радиоузла) – и что-то «щёлкнуло» в голове ли, в душе ли… Поэзия вернулась, а может, просто она была в другой форме, но во мне.
  В 2006 г. начал писать стихи снова. По совету А. А. Дудкина решил посетить творческое объединение «Старт».
На тот момент руководила им Ольга Владимировна Такмакова, замечательная поэтесса. Спасибо, не оттолкнули, помогли разобраться в том, что же я пишу. Спасибо поэту нашего города Борису Николаевичу Лапину. Он приглашал домой, и вместе разбирали мои стихи, их недостатки и достоинства.
Благодаря этим неравнодушным людям я понял, то что мало написать стихи, нужно ещё и работать над ними, для того чтобы они дошли до сердца и души как можно большего количества людей.
  Захотелось и в прозе выразить некоторые события, происходившие в моей жизни. Написано несколько рассказов.
В настоящее время пенсионер. Член Российского союза писателей.               
Вот, пожалуй, и всё. О моём творчестве пусть судят читатели.


***
        «...А тут как-то так получилось, Лена сказала, что беременна. Я сначала обрадовался, потом испугался. Обрадовался оттого, что я стану отцом, испугался оттого, что не знал, как отреагируют родители Лены. Свадьбы-то ещё не было. Лена, видя мое смятение, сказала:
– Не волнуйся, я улажу.
  Я опешил:
– Как «не волнуйся»? Как «улажу»? – переспросил.
– Так, как делают это тысячи женщин. У нас есть хорошие папины знакомые, врачи.
Я ужаснулся.
– Лена, что ты несёшь, это мой ребёнок. Я не позволю его убить. Давай поженимся.
– Подожди, не спеши. Нужно обдумать.
  Я согласился.
– Понимаешь, – сказала Лена, – это была случайная беременность, и я не знаю, в каком состоянии мы находились в тот момент. Возможно, были под воздействием алкоголя.
– Лена, но ты же говорила, что принимаешь какие-то импортные противозачаточные таблетки, – заметил я.
– Да откуда я знаю, как такое могло произойти. Возможно, когда-то забыла принять. Не знаю. Да и поздно теперь разбираться в этом, – раздражённо сказала Лена и замолчала.
Проводив её до дома, заходить к ним не стал. Я уже снимал квартиру, уехал к себе.
 Меня не покидали мысли: что делать? Как остановить Лену? А что если и правда по пьянке произошло зачатие? Это был кошмар, я не спал всю ночь. День тоже был нелёгкий. Я машинально подписывал какие-то бумаги, не отходил от телефона: вс ждал от Лены звонка. Звонил несколько раз ей домой, телефон не отвечал. Вечером звонить не стал, боялся, что трубку возьмет мама. Наверняка Лена уже ей рассказала».
Здесь Рудя как-то жалостливо посмотрел на меня. Весь его облик вызывал к себе сочувствие. Он продолжил:
«На другой день после обеда раздался звонок служебного телефона. Я вздрогнул от нехорошего предчувствия. Поднял трубку, рыдающий голос спрашивал меня. "Это я, слушаю. Что случилось? Кто это?" – задавал вопросы я.
Наконец понял: это Маргарита Петровна.  Рыдая, она сообщила, что Лена попала под машину. Еле добился от неё, в какую больницу увезли, и поехал туда, поймав такси. В больнице сказали, что увезли в морг. Я потерял дар речи. Таксист тряс меня, спрашивая куда ехать. Я смотрел на него и не понимал, что от меня хотят. Наконец до меня дошли слова водителя. Он спрашивал адрес, куда меня везти».
 
Рудольф замолчал, трясущимися руками достал папиросу, закурил. Я ни разу не видел, как трудно человеку переживать повторно то несчастье, которое уже произошло в его жизни. С трудом он продолжил.
  «Назвав адрес, я упал на заднее сиденье и заплакал навзрыд. Рыдал до самого дома. Когда остановились, я уже всхлипывал, меня бил озноб, зубы стучали. Таксист что-то сказал про оплату. Я отдал ему купюру, и он помог мне дойти до дверей квартиры».
Рудольф не мог больше рассказывать. Он затряс головой, застонал. Сквозь стон произнося: «За что мне такое? За что такая несправедливость? Сначала мама. Потом Лена. Ведь я же остался совершенно один». – И заплакал, повалившись на подушку.
У меня, его слушателя, навернулись слезы на глаза. Я встал, укрыл его полушубком, подкинул дров в печь и лёг в постель. Долго ворочался, взволнованный его рассказом. Прислушивался к Рудольфу. Выплакавшись, он уснул. Мне не спалось. Я лежал с открытыми глазами и наблюдал, как играют блики на потолке. Было что-то фантастическое в этих бликах. Они не завораживали, как живой огонь, когда смотришь на него, нет. Они создавали какие-то фантастические фигуры. Я смотрел на эти фигуры рассеянным взглядом. Я словно просачивался в них. Нет, я чувствовал, что не спал, но было странное ощущение полёта. Будто я находился там, внутри этих бликов, вспыхивая и угасая вместе с ними. Потом я уснул, и мне снилось, что я летаю над тайгой с бутылкой водки в руке. Я прикладывался к горлышку и пил, пил, пил. Надеясь выпить до дна бутылку и выкинуть в тайгу, но бутылка всё время была наполнена водкой, и я никак не мог допить. Потом внизу увидел Рудольфа. Нет, я видел только его глаза. С мольбой смотревшие на меня и говорящие: оставь, оставь, оставь мне водки.
Среди ночи я проснулся, полежал, запоминая сон до мельчайших подробностей, чтобы утром рассказать Рудольфу. Встал, подложил в печку дров и снова лёг в постель и уснул. Проснулся я от треска пусковых двигателей тракторов и вспомнил: вчера на планёрке говорили о переезде. Переезд. Что это такое? Это просто перемещение всего лагеря по плану профилей. На первый взгляд просто: к тракторам цепляются сани, на которых стоят балки, и перетаскивают их в другое место. На деле это довольно сложная процедура. Нужно выстроить караван из тракторов и саней с балками определенным образом. Кто за кем – решал начальник. Делалось это для того, чтобы на новом месте удобно расположить балки. В караван выстраивались: «камеральный» балок, в нём стояла аппаратура для записей сейсмоволн, за ним кухня, жилые балки и сварочный агрегат, прицепленный за жилой балок. Таким образом двигались на новую стоянку. Размещались на новом месте и уже на следующий день приступали к работе.
Закончилась суета прошедшего дня. Вечер был великолепен. На тёмном бархатном небе золотыми точками был выткан ковер, на котором тысячелетия человек наблюдал Большую и Малую медведиц, смотрел на Полярную звезду и думал о вечности. Кто-то ощущал себя микроскопической пылинкой космоса, очень одинокой в бездне космоса, а кто-то – единым целым с этим огромным живым организмом. Я стоял и думал: может быть, в этот момент и моя будущая невеста смотрит на Полярную звезду, и возможно, наши взгляды и мысли встретятся где-то там, в космосе.
Я думал о предстоящей свадьбе. Через два месяца заканчивается полевой сезон, и я возьму расчет. Заработанных денег хватит на свадьбу и на первое время после свадьбы. Последние дни сезона тянулись невыносимо долго, но уже солнышко веселее светило, тёплые ветра задули, снег терял свою зимнюю белизну, становясь рыхлым и серым. Оживала тайга, высоченные сосны шумели по-особому, мягче. Не то что в декабре – стуча и треща от налетевшего ветра. Продрогнув, я пошёл спать. В этот вечер я не хотел мешать своим мыслям, поэтому не стал ждать Рудольфа. Лёг пораньше, оставив включённой тусклую двенадцативольтовую лампочку, работающую от аккумулятора. И когда пришел Рудольф, я уже не слышал.


Рецензии