От казаков днепровских до кубанских ч. 48

Заодно просили время на раздумья, ссылаясь на отсутствие на месте кошевого атамана. Петра Сорочинского действительно не было на Сечи. Он уехал в Крым договариваться с ханом о помощи и вместо него временно оставался некий Яким Богуш. Полковник Яковлев, выжидая три дня, времени зря не терял и достаточно хорошо обследовал подступы к Сечи. Получилось тогда, что вода в Днепре стояла высокая и Сечь фактически стала островом. Попытка штурма с воды на лодках была неудачной. Подпустив поближе нападавших, сечевики дружными залпами убили около 300 солдат (26). Русские войска попытались возвести укрепления и обстреливать с них запорожцев, но слишком большое расстояние не причиняло ядрами никакого вреда обороняющимся. 14 марта к Сечи подошла конница И. Галагана, которую запорожцы приняли за конницу кошевого Сорочинского с татарами и пошли на вылазку. Этот ошибочный шаг позволил казакам Галагана и драгунам ворваться в Сечь и начать расправу с её защитниками. Таким образом, Запорожская (Чертомлыкская) Сечь, выступившая на стороне шведов была разорена и закончила своё существование. Только части казаков Якима Богуша удалось вырваться и уйти вниз по Днепру, где они основали в устье р. Каменки, на правом берегу Днепра - Каменскую Сечь — административный и военный центр запорожского казачества (ныне с. Республиканец Бериславского р-на Херсонской обл.). Сечь действовала в 1709—1711 гг., находясь под протекторатом турецкого султана. Его владениями признавали земли от Каменки, Олешок, Переволочной и Очакова над Днепром и Чёрным морем до Буджака. Казаки имели право собирать пошлину с перевозок по Днепру и Бугу. Известно, что Каменская Сечь была укреплена валом и рвом. В Сечи находились походная церковь, курени, количество которых почти равнялась их количеству на Чертомлицкой Сечи.

На Каменской Сечи был пригород с ремесленными мастерскими (среди них - кузница и оружейная мастерская) и кабаками. Было костеобработное изготовление, литье цветных металлов, изготовление железа на основе сыродутного процесса, гончарное изготовление посуды, изразцов, казацких трубок. Существование на границах империи враждебной Москве казацкой группировки беспокоило российское правительство, и в 1711 г. по приказу царя Петра І Каменская Сечь была разрушена. Каменская Сечь - единственная из Запорожских Сечей, место которой сравнительно хорошо сохранилось. Археологические исследования проводились в 1913 г., 1957 г., 1976 г., 1990-1991 гг., 2009 г. После разгрома, в этом же году, запорожцы основали Олешковскую (Алешковскую) Сечь, в урочище Алёшки (ныне г. Цюрюпинск). Из российских пограничников запорожцы превратились в протурецкую военную силу и даже расширили свои владения в 1712 г. на север до рек Орель и Самара за счёт российской территории после неудачного для России Прутского похода. Алешковская Сечь просуществовала 19 лет, а в 1728 г. запорожцы опять осели в Каменке, где до перенесения на р. Подпольную ещё семь лет находилась Сечь. В период Северной войны (1700-1721 гг.) в апреле 1709 г. шведские войска Карла XII, вторгшиеся в 1708 г. в пределы России, начали осаду г. Полтавы. Её гарнизон (4 тыс. 200 солдат и 2500 вооруженных горожан) под командованием полковника Алексея Степановича Келина успешно отразил ряд штурмов. В конце мая в район Полтавы подошли главные силы русской армии во главе с Петром I. По данным А.А. Васильева они составили 40 пехотных и 27 драгунских полков и 3 эскадрона. На военном совете 27 июня (16 июня по ст. ст.) было решено дать генеральное сражение. К 6 июля (25 июня по ст. ст.) русская армия, состоящая из 42 тыс. чел. и 72 орудий, расположилась в созданном ею укрепленном лагере в 5 км севернее Полтавы.

7 июля (26 июня) была создана передовая позиция из 10 редутов, занятая двумя батальонами, за которыми расположилось 17 кавполков под командованием Александра Даниловича Меншикова. Карл XII решил атаковать русские войска, рассчитывая одержать победу и этим побудить Турцию выступить против России. Для атаки в Полтавской битве было выделено около 20 тыс. чел. и 4 орудия (28 орудий остались в обозе без боеприпасов). Остальные войска (до 10 тыс. чел.), в том числе часть запорожцев и украинских казаков, обманутых изменником гетманом Иваном Степановичем Мазепой, находились под Полтавой, в резерве и на охране коммуникаций. Карл XII, раненный на рекогносцировке 28 июня (17 июня), передал командование фельдмаршалу Карлу Густаву Реншильду. 8 июля (27 июня) в 2 часа ночи шведская пехота 4 колоннами двинулась на русские редуты, за ней следовало 6 колонн конницы. После упорного двухчасового боя, шведам удалось овладеть лишь двумя передовыми редутами и, они начали перегруппировку влево для обхода поперечной линии редутов. При этом 6 правофланговых шведских батальонов и несколько эскадронов генерала Росса и Шлиппенбаха оторвались от главных сил и отошли в лес севернее Полтавы, где были разгромлены двинувшейся за ними конницей Меншикова и сдались. Остальная часть русской конницы под командованием ген. Родиона Христиановича Боура по приказу Петра I стала отходить к лагерю. Шведы прорвались между редутами, но попали под артиллерийский и ружейный фланговый огонь из лагеря и в беспорядке отошли в Будищенский лес. Около 6 часов Петр I вывел армию из лагеря и построил её в две линии, имея в центре пехоту Бориса Петровича Шереметева и на флангах конницу Александра Меншикова и Родиона Боура. В лагере был оставлен резерв в количестве 9 батальонов. Главные силы шведов выстроились напротив русских войск.

В 9 часов стороны сошлись в рукопашный бой, а русская конница начала охватывать фланги противника. Шведы начали отступление, превратившееся к 11 часам в беспорядочное бегство. Русская конница преследовала их до Переволочны, где остатки шведской армии сдались в плен. Карл XII и Мазепа с небольшим отрядом бежали на территорию Османской империи. Шведы в Полтавском сражении потеряли 9334 солдата убитыми и свыше 2977 чел. пленными, орудия и обоз; при отступлении потери увеличились до 13 тыс. 281 чел. В Переволочне сдались в плен 3 генерала, 11 полковников, 16 подполковников, 23 майора, 256 ротмистров и капитанов, 304 лейтенанта, 323 корнета и прапорщика, 18 квартирмейстеров полковых, 27 адъютантов, 12575 унтер-офицеров и рядовых. Из них 9152 кавалериста, 3286 пехотинцев и 137 артиллеристов. Сюда можно отнести ещё 3402 чел. нестроевых и штатских, в том числе 1657 женщин и детей. То есть всего 16958 чел. (13556 - военные). Эти данные в своём исследовании приводит шведский историк П. Энглунда. Потери русских войск составили - 1345 чел. убитыми и 3290 ранеными. В результате этой битвы военное могущество Швеции было подорвано и в войне произошёл перелом в пользу России (27). Отступавший к Переволочне Карл XII прибыл в сопровождении 2-3 тыс. шведов. На ту сторону Днепра переправилось 1300 шведских солдат и 3-4 тыс. казаков. Д.И. Яворницкий указывает, что на берегу оставалось 220 запорожцев, часть из них была захвачена в плен и казнена самыми жестокими способами (28). Часть казачьей старшины вместе с казаками и компанейцами сдалась после сражения русским. Полк А. Маламы был в полном составе принят на службу и позднее отправлен под Ригу и Ревель. Историк Костомаров говорит о 2700 казаках, переведённых в крестьянское сословие, Дмитрий Яворницкий сообщает о 15 тыс. казаках, вернувшихся и сдавшихся к 7 июля, которых постигла та же участь.

Если соизмерить с числом казаков сторонников Мазепы, включая запорожцев, то потери среди них, в том числе казнёнными, весьма невелики. Таким образом, старания украинских историков, усмотревших тысячи и тысячи казнённых мягко сказать несостоятельны. Узнав о бегстве короля и Мазепы, царь Пётр приказывает немедленно организовать погоню. Меньшиков отправляет Ярославский и Тверской драгунские полки под командой князя Г.И. Волконского. К погоне присоединились и малороссийские казаки. Наказной полковник Переяславского полка С. Томара передал князю Волконскому несколько шведских офицеров и солдат, захваченных из отряда короля Карла XII. Они показали на допросе, что король и Мазепа уходят к туркам. При всех трудностях царским драгунам всё же удалось настичь шведов и мазепинцев при переправе через реку Днестр 27 июля. Сюда же подошли малороссийские казачьи полки - Корсуньский, Переяславский и Богуславский. Беглецы с несколькими сотнями солдат успели переправиться на другой берег, оставив заслон из 400 чел. В бою погибла половина, 4 офицера и 209 рядовых сдались в плен. По другим данным (воспоминания гвардейца К. де Турниля) более 300 шведов было захвачено в плен, а около 500 запорожцев или были порублены, или утонули. В турецких Бендерах шведский король был принят с почестями. Полкам князя Волконского было приказано возвращаться обратно. 22 августа 1709 г. умер Мазепа. Его похоронили вблизи Бендер, но затем гроб выкопали и отправили в Яссы. 5 апреля 1709 г. на казацкой раде Карл XII был признан протектором всего казацкого войска в изгнании (около 5 тыс.). Бывший генеральный писарь Филипп Орлик был избран новым гетманом. Рада приняла документ из 16 статей. Основным было то, что провозглашалась независимость Украины от Московии и Речи Посполитой. В последующей русско-турецкой войне запорожцы и остатки мазепинцев приняли самое деятельное участие.

При заключении мира, Россия обязалась оставить «запорожских казаков в полном покое и не вступаться» в них. Она выводила войска и с правого берега Днепра. Кошевой Гордиенко попытался захватить эти земли, но полки коронного гетмана Адама Сенявского со временем изгнали их обратно в турецкие пределы. После столкновения Карла с турками, он вынужден был покинуть их территорию. За ним потянулись и бывшие соратники Мазепы. Ф. Орлик осел Стокгольме, а Фёдор Мирович в Варшаве. Оставшиеся не удел запорожцы промышляли отдельными нападениями на малороссийские сёла, иногда грабили купцов, нападали даже на татар, за что те с них сурово спрашивали. А ещё казаки постоянно посылали письма то гетману И.И. Скоропадскому, то миргородскому полковнику Д. Апостолу, считая его вторым после гетмана лицом на Украине. Здесь надо отметить, что с 30 июля 1709 г. при гетмане стал находиться в звании ближнего стольника А.П. Измайлов для участия в управлении, причём ему тайно предписывалось наблюдение за Скоропадским, чтобы упредить возможную измену. Стольным градом гетмана и Измайлова стал Глухов. В сентябре 1710 г. царь заменил стольника Измайлова, так как был не очень доволен его работой, на А.А. Виниуса и Ф. Протасьева. Население малороссийское немало терпело от собственной старшины, которая стремительно превращалась в строгих помещиков. Безвольный, не блещущий особенным умом гетман Скоропадский не мог совладать с ними. Ф. Протасьев в своём рапорте за 1720 г. писал: «в Малороссии самые последние чиновники добывают себе богатство от налогов, грабежа и винной торговли. Если кого определит гетман сотником, хотя из самых беднейших и слуг своих, то через один или два года явится у него двор, шинки (винные лавки), грунты, мельницы и всякие стада и домовые пожитки».

Вероятно, что подобные донесения Протасьев посылал и ранее, ибо в архивах, ещё за 1715 г. сохранился приказ ему царя, «строго смотреть за полковниками, чтобы они не обременяли народ взятками и разными налогами». А в 1722 г. в инструкции бригадиру Вельяминову, сменившему Протасьева, Пётр пишет: «препятствовать, с гетманского совета, Генеральной Старшине и полковникам изнурять работой казаков и посполитых людей». Эти исторические факты снова находятся в противоречии с утверждениями ряда украинских историков о том, что Россия вообще угнетала весь малороссийский народ, а Пётр был его палачом. Выходит, исходя из документов, палачами были свои же казачьи старшины, а защитником от них порой выступал сам «москаль» - Пётр. 3 июля 1722 г. гетман Скоропадский скончался, поручив дела черниговскому полковнику Павлу Леонтьевичу Полуботку (умер в Петропавловской крепости 17 декабря 1724 г.). Всеми делами на Украине стала заведовать Малороссийская коллегия, но в 1726 г. Верховный тайный совет постановил вновь избрать гетмана. Им стал 70-летний Даниил Иванович Апостол вполне заслуженный человек, ранее находился с царём Петром вместе в Персидском походе. По его кончине в 1734 г. начался период межгетманства, завершившийся назначением последнего из малороссийских гетманов Кирилла Григорьевича Разумовского (1750-1764 гг.). Запорожцы, ушедшие на турецкую территорию после разрушения Сечи в 1709 г. недолго пробыли на чужбине. Под властью турок им, видимо, жилось не сладко. В 1725 г. они стали ходатайствовать о разрешении вернуться в Россию. Правительство, однако, очень настороженно относилось к их просьбам, боясь обострения отношений с Турцией. В 1729 г. кошевым атаманом Иваном Малашевичем было направлено новое прошение от имени всех запорожских казаков о принятии обратно в российское подданство.

Продолжение следует в части  49                http://proza.ru/2019/01/20/2153


Рецензии