Ч. 1. Секрет винодела. 01

       Давным-давно, когда купцы на Руси держали своё слово, в Париже ещё не пала Бастилия и духи продавались не в стеклянных флакончиках, а в серебряных с чернью табакерках, в Бургундии жил винодел. Звали его Анри Дюпон. Его отец был виноделом, его дед, и даже дед его деда, - все владели искусством виноделия.

       Город Дижон, в котором жил Анри, был окружен крепостной стеной, рвами, полями и лесами. На севере тянулась горная гряда, защищавшая жителей и их виноградники от суровых холодных ветров, на юго-востоке разливалась полноводная Сона. С запада текла река Уш, ещё не зная, что через несколько веков крепостную стену снесут, и она окажется в черте славного города, сохранившего свои фахверковые дома, дворцы и уникальные храмы.

       Усадьба Дюпонов располагалась у самой крепостной стены, на юго-западе Дижона. Красивый двухэтажный дом с мозаичной черепичной крышей, пара хозяйственных построек, винодельня, конюшня и около шести квадратных арпанов* изумрудных виноградников. В этих зелёных кущах преобладал великолепный пино нуар, самый выносливый и самый непредсказуемый сорт. «Управлять большим царством — всё равно, что варить уху из мелкой костистой рыбы», — говорил Лао-Цзы. «Творить вино из пино нуар — всё равно, что управлять большим царством», - говорил прапрадед Анри - Кристиан Дюпон. Он доказал всем, что нет более совершенных вин, чем из пино нуар. Нет сорта более рискованного, но и награда велика. Каждый год вино раскрывалось по-разному, каждый бокал и каждый глоток – это новое вино.

       Domaine Christian Dupont* бургундцы признали сразу, как только прапрадед откупорил свою первую бутылку в кругу друзей – известных виноделов Франции. Насыщенный рубиновый цвет, элегантный букет с ароматами лесных фиалок, нотками ежевики и минералов, приятное и долгое послевкусие. Истинные ценители выразили своё восхищение и пророчили Дюпонам великолепное будущее, выпив за процветание новой династии виноделов.

       Несколько поколений Дюпонов производило элитные красные вина, которые попадали не только в лучшие таверны города, но и на стол к Бургундским герцогам, и даже к Королю. Так продолжалось до тех пор, пока последнему из рода Дюпонов – Анри – не исполнилось двадцать два года.

       Никто не помнил, с чего начались неприятности и обрушились несчастья на семью благородных виноделов. Поговаривали, что их прокляла какая-то старуха, которую сбил ночью на своём резвом коне Мартин Дюпон, младший брат отца Анри – Марка Дюпона.

       В скором времени Мартина нашли с проломленной головой за крепостной стеной, а старший брат Филипп был убит на очередной дуэли, несмотря на их строжайший запрет. Наследников у братьев не было, и Марк остался один с престарелым отцом и вдовой Филиппа – Бернадет. Справедливости ради надо отметить, что именно Марк отличался трудолюбием, неординарными способностями к искусству виноделия и был похож на своего прадеда Кристиана больше, чем две капли из бокала с пино нуар. По настоянию отца он поспешил жениться на красавице Жаклин из семьи преуспевающего негоцианта.

       Она была мила и романтична, любила танцевать и рисовать, в то же время свободно общалась на немецком, английском и итальянском языках. Она обожала стихи и поэмы Никола Буало*, Пьера Ронсара* и восхищалась пьесами Жана Батиста Поклена, набирающими популярность во Франции. А началось всё с гастролей труппы «Блистательного театра» в Бургундии. В отличие от парижан дижонцы сразу приняли спектакли Мольера. Бурные овации, возгласы восхищения, кто-то даже притащил флаг с Андреевским крестом* и размахивал им, пока актёры во главе с Жаном Батистом выходили на поклон. После первого же спектакля труппе предоставили лучшую таверну города, вино лилось рекой, а столы ломились от вкуснейших бургундских блюд.

       Днём в городе Мольера приветствовали, как национального героя, снимали перед ним шляпы и огромные бургундские береты, женщины дарили цветы и улыбки. Несмотря на свой невысокий рост и коренастое телосложение, Жан Батист умел себя преподнести. Гордо вскинув голову, подняв густые брови и задрав свой крупный нос, он казался выше и значительнее. В пышном парике и в бархатных туфлях на каблуках он с достоинством вышагивал среди толпы поклонников, улыбаясь и снисходительно кивая по сторонам.

       Зеленоглазая Жаклин заявила отцу, что собирается стать актрисой и по окончанию гастролей уедет вместе с труппой Мольера в Париж. Известный негоциант Клод Легранд не мог отпустить свою единственную дочь в столь сомнительное путешествие и за пару дней договорился с Дюпонами о свадьбе. Он хорошо знал и Марка и его отца, был их постоянным покупателем и ценил трудолюбие и традиции этой семьи. К тому же неоднократно замечал, что Марк не сводил глаз с его златовласой красавицы. Породнившись, Легранд преследовал и свои меркантильные интересы – увеличить капитал и расширить свои торговые горизонты.

       Усадьба Дюпонов всё ещё процветала, несмотря на высокие налоги и трудности в приобретении и продлении патентов на производство и продажу вина. После жестких изменений, введенных Людовиком XIV, роптали не только простые виноделы, но даже монахи бенедиктинских и цистерцианских аббатств, занимающиеся производством вина монопольно несколько веков. Недовольство выражали и герцоги Бургундии из Дома Валуа, владевшие виноградниками.

       Марк трудился за троих, хотя и нанял сезонных работников благодаря вложениям тестя. Огромный деревянный пресс, похожий на устройство для пыток, выжимал благословенный сок бесперебойно. Сменялись только женские ножки - Жаклин и Бернадет. Марку приходилось гонять работников, чтобы они не засматривались на его молодую жизнерадостную жену, когда она, подняв подол многослойной юбки, отплясывала на бочке с виноградом. Со временем Жаклин по-настоящему полюбила своего мужа. Высокий, сильный и заботливый Марк выгодно отличался от её недавних ухажеров-щеголей, от которых порой разило духами и немытым телом за триста туаз*. При этом они ещё размахивали кружевными манжетами, чесались в своих париках и говорили всякие глупости.

       Семья жила дружно, вот только Жаклин несколько лет не могла забеременеть. Отец Марка умер, так и не дождавшись внука. Снова заговорили о проклятии убиенной старухи. Лишь через десять лет непрерывных молитв и хождений по аббатствам и знахарям, Жаклин родила младенца, девочку с золотыми кудряшками и зелёными глазами. Новоиспеченный отец не знал, радоваться ему или горевать, в конце концов, придя в себя от первого потрясения, он назвал дочь Авророй и устроил пир на весь Дижон. Жене же он сказал:

       - Раз родилась дочь, будет и сын! А если не получится, завещаю наш виноградник зятю и внукам!

       Как ни старались по ночам Марк и Жаклин, долгожданный наследник родился только через двенадцать лет. В отличие от своей весёлой и бойкой сестры, Анри родился слабым и болезненным. Бледный худой мальчик, светлые волосы и огромные серые отцовские глаза. Они с любопытством смотрели на мир и излучали вселенскую мудрость. Казалось, что в маленьком тельце поселился старец. Все боялись, что он долго не проживёт. Марк был безутешен, а Жаклин отпаивала младенца козьим молоком и отдавала ему всю свою энергию.

       Говорить Анри начал раньше, чем ходить. Первыми его словами были «Ав-ав», так он называл свою сестру Аврору, и «Стой!», потому что она всегда смеялась и убегала от неуклюжего брата. Матушка Жаклин и тётушка Бернадет оберегали каждый его шаг. Они запрещали Анри заходить в тёмную сырую винодельню и надолго не оставляли его на улице. Между тем, мальчик рос очень добрым и ценил красоту. В три года он выпросил у сестры листы бумаги и краски и нарисовал ей ярко-розовые цветы, похожие на пионы, растущие в саду. К пяти годам у Анри было уже несколько толстых альбомов с рисунками, а также целая коллекция глиняных животных, бережно сохраняемых его матушкой. Жаклин радовалась, что у сына есть призвание и настоящий талант. Она не считала, что он обязан быть виноделом только потому, что из семьи Дюпонов, и мечтала отправить Анри учиться в Школу искусств.

       Тем временем подросла старшая дочь Аврора. К семнадцати годам роскошная блондинка с зелёными глазами свела с ума всех дижонцев, а вышла замуж за приезжего итальянца из Сиены. Марк Дюпон надеялся уговорить темноволосого красавца зятя остаться в Бургундии и заняться виноделием. Но Орландо Кавалли не мыслил своей жизни без родной Сиены, лошадей и скачек. Как только карета с зятем и дочерью укатила в сторону Италии, Марк перестал слушать причитания Жаклин и Бернадет и занялся обучением сына.

       В любую погоду он обходил с Анри виноградники, ряд за рядом, раскрывая свои секреты выращивания полноценной лозы, особенности и время сбора винограда. Марк показывал сыну, какие соцветия нужно обрывать весной, чтобы остальные гроздья были крупными. Как летом необходимо ежедневно переворачивать каждую гроздь, чтобы она напиталась солнцем и сахаром, вобрала в себя все соки земли и энергию воздуха. Осенью он учил, как не пропустить время сбора винограда, как сохранить его, а зимой, как спасать от заморозков.

       Вскоре мальчик окреп, загорел и уже ничем не напоминал бледное болезненное существо. Анри любил отца и страдал от недостатка общения и внимания. Теперь же он ловил каждое слово и старался выполнять все поручения. Винодельню Анри всегда считал чем-то страшным и таинственным. Когда впервые Марк распахнул перед семилетним сыном скрипучие двери, у мальчика мурашки побежали по коже и не только от темноты и прохлады. Отец похлопал Анри по плечу и подтолкнул к деревянному столу, на котором стояли глиняные стаканы, два подсвечника и миска с высушенным мхом. Марк достал из карманов кремень и кресало, ловко высек искры, поджог мох, а потом и свечи. Он подал знак сыну, чтобы тот закрыл двери. Дождавшись, когда Анри подойдет, взял его крепкую ладошку в свою мозолистую руку, и при свете прыгающего пламени они спустились в узкий каменный коридор, откуда веяло холодом.

       Анри представил, что это лаз в пещеру дракона, но не испугался, ведь рядом находился его сильный и смелый отец. Пахло сыростью, винными парами и дубильной кислотой, и казалось, что замёрзло всё до последней косточки. В подземелье длинными рядами хранились дубовые бочки и многочисленные бутылки с вином Дюпонов.


       * арпан – единица измерения площади, мера весьма относительная.
6 квадратных арпанов = примерно 2 гектарам.
       * Domaine Christian Dupont – Марка вина Домен Кристиана Дюпона.
       * 1 туаза = 72 дюймам. 300 туаз = чуть более полукилометра.
       * Никола Буало (1636-1711) – французский писатель, поэт,
придворный историограф при Людовике XIV,
       * Пьер Ронсар – французский поэт (1524-1585).
       * Андреевский крест – один из символов Дижона. Апостол Андрей покровительствовал
бургундским правителям, и именно он вручил им Андреевский крест.

       "Секрет винодела". Глава 2. http://proza.ru/2019/11/03/1074

      


Рецензии
Здравствуйте, Лана!
С виноделием я не знаком совершенно!))) Первую часть прочитал легко и с интересом. Написано динамично, насыщено событиями и сдаётся мне, что это присказка...
Наверняка продолжу чтение Вашего рассказа.

Олег Литвин 2   16.11.2019 21:51     Заявить о нарушении
Олег, спасибо за отклик и комментарий!
Буду рада, если продолжите чтение.
С уважением и признательностью,

Лана Сиена   16.11.2019 22:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.