Судьба -насмешница. Часть 3. Нам чувства неподвлас

 Аля Хатько и Бальтазар 77

Глава 22. А тем временем в Москве….

Наконец-то Даша вздохнула с облегчением. Свекровь снова встала на ноги. И всё благодаря терпеливости Артёма. Всё-таки любит он свекровь, раз приехал в Москву и столько времени провёл с ней. А теперь вот уехал вместе с ней в Турцию, чтобы закупить товар. Может быть, что-то и получится у них. Всё-таки Марина имеет навыки в торговле. Столько лет проработала в этой отрасли. Они уехали, пообещав вернуться, к тому времени, когда у Даши начнутся роды.

А появление младенца врачи прогнозируют менее, чем через месяц. Даша и радовалась этому предстоящему событию, и одновременно волновалась. Как она справится одна с малышом? Ведь никого родного у неё. Кроме свекрови и Артёма нет. Основное всё купили, приготовили со свекровью заранее. Они не знали, кто родиться мальчик или девочка и поэтому покупали по два комплекта одёжки: голубого и розового. А вот коляску нейтрального серого цвета пришлось купить. Да и выбора то особого не было. И так пришлось почти весь день со свекровью выстаивать в очереди.
 
Даша не переставала думать о муже. Она о нём думала и днём, и ночью. Ну не могла женщина смириться с тем, что её любимого больше нет, что не обнимет, не подарит нежность своей женщине, что не возьмёт на руки своего малыша. А ведь он так мечтал, что у них непременно родиться мальчик. Они мечтали, что назовут его Владиславом, в честь отца Даши. Девушка каждый раз вспоминала этот радостный момент её жизни:
-Ведь как солидно звучать будет: Владислав Дмитриевич, – причмокивал языком Дима. Ты только вслушайся, Даша.

Даша вслушивалась и кивала в знак одобрения головой.
И теперь вот, оставшись одна, про себя решила, что если родиться мальчик, то непременно так и назовёт его.

Шёл месяц апрель. Весна выдалась ранней. Обычно листья на деревьях в Москве появлялись после первого мая, а тут уже вот-вот готовы порадовать жителей молодой зеленью. Даша часто выходила на прогулку, врачи рекомендовали не засиживаться, давать малышу больше воздуха. Солнце ласково припекало. Даша залюбовалась какой-то птичкой, которая что-то там щебетала сидя на тополе, и вдруг споткнувшись о какой-то предмет, по инерции начала падать. Но тут чьи-то крепкие руки подхватили женщину и удержали. Даша выпрямилась, с облегчением вздохнула и, подняв глаза, увидела, что её спаситель – красивый молодой человек. Женщина растеряно смотрела ему в глаза и не могла вымолвить слова. А потом спохватилась и начала благодарить, за то, что спас не только её, но и…. Она показала себе на живот.

-А почему муж разрешает матери его ребёнка ходить одной? Это же очень опасно. Что ж за безрассудность мужская? А если б я не оказался рядом, чтобы было? –грозно нахмурив густые, чёрные брови, спросил незнакомец.
Даша опустила голову и грустно промолвила:

- Папа у ребёнка, конечно, есть. Просто он давно уже не рядом с нами.
Мужчина засмущался и начал извиняться. А потом спросил, где живёт беременная мамочка. И когда услышал номер дома, то удивился:
-Так я тоже живу в этом доме. Правда, не так давно. И вас я увидел впервые. Буду рад составить Вам компанию. Вы не возражаете? Кстати, меня Ильёй зовут.
Так, весело переговариваясь, они дошли до их высотки. Даша, поблагодарив парня ещё раз, направилась к себе. Но тот догнал женщину и попросил у неё номер телефона, а также дал свой на случай, если вдруг Даше понадобится любая помощь.

Так совершенно случайно Даша познакомилась с Ильёй Савельевым, опытным юристом, который недавно открыл частную фирму и теперь успешно работал вместе со своим другом. Пока в их команде было всего три человека: он, как основатель фирмы, его заместитель Михаил Дроздов и жена Михаила - Инна исполняла обязанности бухгалтера и вела делопроизводство. Илье шёл 35 год. Жены не было, вернее, была жена. Но сплыла, а как сплыла, так он до сих пор не может понять. Поженились они с Аллой ещё на третьем курсе. И души друг в друге не чаяли до тех пор, пока на пути влюблённых не встал вопрос жилья. По окончании юридического факультета молодые люди остались работать здесь, в Москве. Но общежития не было. И они сняли одну комнату у молодого хозяина, который жил почему-то один в трёхкомнатной квартире. И всё было бы хорошо, если бы не соблазнился хозяин на молодую Аллочку. Илья и не подозревал, что Алла может вообще изменить ему, любимому мужу.

Работать Илье предложили в УГРО. А там работы всегда непочатый край. Вот и приходилось подолгу задерживаться на работе, а иногда и ночью выезжать с группой на важные расследования. А жена и хозяин квартиры не теряли времени даром.

Однажды отправившись на очередной вызов, Илья срочно вернулся домой, за ключами от офиса. И просто не поверил глазам. В их комнате, на их семейном ложе в обнимку с хозяином квартиры лежала его нагая жена. Как он тогда сдержался и не пристрелил их на месте, он до сих пор не понимал.
Тогда же собрал свои немудреные вещи и ушёл в отдел. Жена пыталась как-то оправдаться, но он был непреклонен. Так и жил холостяком вот уже 12 лет. Совсем недавно ему выделили квартиру, и судьба тут же преподнесла встречу с Дашей. Илья, как глянул в эти наполненные болью женские глаза, так и утонул в них. Он теперь часто вспоминал её слова о том, что нет у неё мужа. И вопросы напрашивались:
-Почему это нет? Как это можно было оставить такую красивую молодую женщину, да ещё и беременную?

Долго думать над этим вопросом ему не пришлось. Примерно через неделю после их встречи, он снова увидел Дашу и с радостью подошёл, чтобы поздороваться. Видно было, что и женщина была рада встрече. Он с её разрешения, взял из рук сумку с продуктами, и легонько подхватил будущую маму под локоток. Так и не выпустил, провёл до дверей квартиры. И тогда Даша пригласила мужчину к себе на чай. Илья с удовольствием согласился.

Пока Даша хлопотала на кухне, Илья рассматривал обширную библиотеку. Здесь было много специальной литературы по физике, математике. Но много было и художественной литературы. Видно было, что в этой семье живёт интеллигенция. Много было и антиквара разного.
Нечаянно взгляд упал на газету, лежащую на столе. Он посмотрел на дату. Газета была довольно старой. Она вышла восемь месяцев назад. И он заинтересовано развернул её:
-Что же там в ней такого, что столько времени хранится в такой квартире старая выгоревшая газета?
Но почитать не удалось. Даша позвала его на кухню. Женщина налила ароматного чаю, положила в блюдечко печенье, и они повели разговор. Даша поинтересовалась, где работает Илья, а он в свою очередь спросил о её специальности. А когда она сказала, что работала журналисткой, то понимающе кивнул головой:
-Так вот откуда в квартире старые газеты.

Даша побледнела и опустила голову. А потом сказала, что это она излила в ней свою боль. Илья удивлённо смотрел на женщину, а Даша рассказала о том, как потерялся Дима. И что на днях она должна рожать, а рядом совершенно никого нет. А ещё о том, что она очень боится предстоящего события.

И тогда Илья твёрдо пообещал, что не оставит Дашу одну. Он непременно будет рядом. И поможет всегда и во всём. С тем и распрощались.

А ночью Даше стало совсем плохо. У неё страшно болела поясница. Она вытягивала все силы. Казалось, что конца этим мукам не будет. Женщине оставалось до предполагаемых родов, ещё около недели и поэтому она не предполагала, что роды уже начались. Она просто думала, что слишком много гуляла в этот день, вот теперь и расплачивается.

Шли часы, была глубокая ночь. Боли не проходили, а казалось, усиливались. Ей страшно захотелось в туалет. Когда встала, то по ногам у неё потекла тёплая жидкость.

- Надо же! Я даже до туалета не дошла, – подумала про себя Даша, и тут резкая боль пронзила всё тело. Выхода не было, и она набрала номер неотложки, а сама начала одеваться. Время шло, а скорой не было, и тогда она решилась и набрала номер телефона Ильи. Тот ответил почти сразу. Даша обрисовала ситуацию. Вскоре Илья был у неё и начал снова звонить в скорую помощь. Ему ответили, что машина уже час, как уехала к ним на вызов.

Даша уже не могла даже дышать из-за сумасшедшей боли. Она только кусала губы. Илья не мог смотреть на страдания женщины, он то и дело выглядывал во двор. Машины не было, и тогда он подхватил Дашу на руки, передал ей в руки тревожный чемоданчик, который всегда собран у беременных и решительно понёс её на выход. А во двор уже влетела скорая помощь. Илья бережно усадил Дашу, его не пустили, а сказали, что папаше сообщат о результатах и уехали.
Папаша! Как он мечтал об этом, живя с Аллой. Но вот как вышло. Никакой он не папаша. Он даже дал себе слово, что никогда больше не жениться.

Боль была нестерпимой. Даша старалась не кричать. Губы были искусаны до крови. Наконец, машина остановилась, и к ней подбежали двое санитаров с носилками. Они помогли Даше лечь и скорым шагом направились в отделение.
Роды продолжались несколько часов. Женщина уже ничего не чувствовала. Ей хотелось только одного: умереть. Умереть, чтобы ничего не чувствовать, ничего не видеть и ничего не слышать. Она перешла уже свой болевой порог. Она не хотела сопротивляться, и жизнь покидала это молодое тело.

Она уже наблюдала откуда-то с высоты, с потолка над склонившимися в белых халатах врачами над молодой женщиной. У женщины было бледное красивое лицо. Глаза закрыты длинными ресницами. Что-то знакомое было в этой женщине, и тогда она поняла, что это же она, Даша. Но почему она лежит, и почему столько врачей? Вот мужчина, видимо старший даёт команду:
- Срочно в операционную!
И тут эту, вернее ту Дашу, перекладывают на каталку и бегом везут куда-то по длинному коридору. А она, эта Даша, медленно плывёт под потолком, как бы сопровождает её.

И вот она уже видит вдалеке яркий свет. Этот свет манит, зовёт…Но Даше ещё хочется взглянуть на ту, другую Дашу. И она метается то туда, то сюда… И только собралась лететь к свету, как какой-то странный звук заставляет её остановиться, зависнуть. Это кричит ребёнок. У него такой громкий голос, что хочется закрыть уши. Она делает руками движение и, открывает глаза. И тут радостный вздох всех присутствующих:
- Она вернулась! – врачи весело, что-то лепечут, а Даше хочется просто спать, и она засыпает.

И приснился ей сон, что плывут они с Димкой по морю на красивом катере. Море спокойное. Только чайки летают над самой водой, касаясь крылом. Димка держит её за руку и о чём-то рассказывает, но Даша не может понять, ни одного слова. Какой-то совсем непонятный язык. Она просит повторить. Но Димка, как бы и не слышит, а продолжает говорить. И тут одна чайка, она какая-то особенная, вся белоснежная, и крупнее остальных, садиться на плечо Димке. Он хочет взять её в руки, но она вспорхнула и отлетела дальше. Дима направился к ней. Но чайка отлетает ещё дальше. Димка не отступает. И тогда чайка парит уже над морем, а Димка, как слепой следует за ней и Даша, что есть силы, кричит:
- Дииииимаааааааа!!!!!!

Вся в поту, дрожащая Даша просыпается, а над ней уже хлопочет медицинская сестра. Она делает ей укол, и женщина снова погружается в сон. Только на третий день она приходит в себя. А в палате стоит улыбающийся врач и говорит:

- С возвращением Вас, Дарья Владиславовна! Та непонимающе смотрит на него. Но тут входит медсестра с орущим свёртком на руках. И тут Даша вспомнила этот пронзительный крик ребёнка. Так значит, это он тогда кричал. Это он не дал ей улететь туда, в яркий поток зовущего света. Теперь женщина бережно прижала своё сокровище, своего наследника к груди. Теперь оставалось совсем немного: вырастить малыша. И она сделает это. Сын вытащил её с того света, а она приложит все силы, чтобы заменить ему мать и отца.

А через 10 дней Илья, Артём и Марина забирали мать и сына из больницы. Илья ежедневно приходил и справлялся о её здоровье. А тут из Турции как раз вернулись и Артём с Мариной. Так и познакомились. Марина была очень благодарна Илье за помощь. А медсестра, вынесшая младенца, ни минуты, не сомневаясь в том, что перед нею стоит отец новорождённого, торжественно вручила свёрток, перевязанный голубой ленточкой Илье.
Илья так бережно принял этот подарок судьбы, что все с умилением залюбовались на столь трогательную картину.

Дома уже был накрыт стол и все сели за него, чтобы отметить счастливое возвращение матери и ребёнка домой. Правда отмечали чаем и вкусными турецкими сладостями.

Так у Даши началась новая жизнь, связанная с маленьким человечком, который постоянно требовал мамину грудь.
 
Иногда к ним забегал Илья. Он приносил Владику какие-то игрушки: то погремушку, то зайчика, то птичку. Даша просила Илью не делать этого, что ребёнку то всего месяц. Но Илья делал по-своему и твердил:
- Вырастет. И не заметишь, как скоро вырастет.
Так и было. Владик рос не по дням, как говорят, а по часам. А Даше смотрела на эту маленькую копию Димки и грустила. Грустила, что у мальчика нет папы, а папа так хотел, чтобы именно сын родился. Сынок то родился, а где же папа?

Илья сдерживал себя, чтобы так часто не заходить к Даше, не надоедать. Но его тянуло сюда, как магнитом. Он любил эту молодую скромную женщину. Он не раз порывался открыться ей, но что-то сдерживало, мешало ему в этом. Может возраст? Он был примерно лет на 10 старше её. И Владик не давал ему покоя. Он хотел, чтобы мальчик когда-то непременно назвал его папой. Он уже и не представлял свою жизнь без этих двоих. Коллеги по работе заметили, что Илья совсем изменился, он осунулся, часто грустит, и тогда друг Михаил напрямую задал ему вопрос:
- А не влюбился ли ты, Илюша случайно?
Илья только развёл руками. Другу он не мог соврать и рассказал о том, что произошло в его жизни, когда совершенно случайно познакомился с прекрасной женщиной.

И тогда друг посоветовал, чтобы Илья не торопился делать какие-то предложения Даше. По всему видно, что женщина ждёт и чем чёрт не шутит, возможно, и отыщется муженёк. Мало ли в жизни чего случается. Может, нагуляется на стороне и вернётся, а жена с радостью и примет. А что тогда делать тебе, друг мой? Илья согласно кивнул головой. Он и сам в своей юридической практике сталкивался с такими случаями. Но вот ведь беда: сердцу-то не прикажешь…
И он ждал. Ждал, что и Даша проявит к нему хоть какие-то знаки внимания. Но этого не происходило. Она просто душевно принимала его у себя и от души благодарила за любую помощь, которую он оказывал.

Товары, привезенные из-за границы, разошлись на «ура». Наметилась и явная прибыль. Марина воспрянула духом. Теперь, когда Даша была дома и уже поправилась так, что могла сама вывозить малыша в коляске на прогулку, они с Артёмом собирались поехать снова, за очередной партией товара. Марина пообещала, что теперь непременно привезут и мобильные телефоны, они уже полностью начали входить в обиход.

И, вернувшись в очередной раз с поездки, подарила Даше и Илье мобильные телефоны. Она смотрела, как они радовались, как дети. Теперь вот связь можно будет осуществлять беспрепятственно. Артём остался на некоторое время у себя на Родине. Он пообещал Марине, что скоро вернётся и тогда они с ней поженятся. Марина была счастлива. Ведь о таком мужчине, как Артём можно было только мечтать.

Марина была сама счастлива и хотела, чтобы и Даша также была счастлива. Она замечала, что Илья не равнодушен к снохе, и в душе была не против того, если и Даша проявит к нему чувства. Но пока что за ней этого не замечала, а лезть в душу не хотела. Она приезжала и наслаждалась, глядя на Владика, который подрастая, всё больше становился похожим на Димку. Надо же, как жизнь распорядилась! Вот уже год на исходе, как Димки нет, а его копия у них перед глазами.

ГЛАВА 23. Далеко от любимого.

Очнулась Айсун от громких голосов. Сколько они ехали, она не помнила. С того момента, как занесла нож над собой, и брат выбил его из её рук, она впала в какой-то транс. Она стала ко всему равнодушной, тело ничего не чувствовало абсолютно. Она была, как тряпичная кукла. Её посадили в машину, пристегнули ремнём безопасности, мать что-то говорила, давала какое-то напутствие, но это всё шло мимо, терялось в пространстве. Она просто закрыла глаза и вот ожила….

Брат её вытащил, словно неживую из машины и, взяв на руки, отнёс в какой-то дом. Девушке было всё равно. Она хотела одного: просто умереть, снова погрузилась в спасительную дрёму. Очнулась, но уже не от голосов, а от прикосновения, чьих-то ласковых рук. Девушка, не открывая глаз, прошептала:
- Серкан…..
 А кто-то, разжав ей губы, вливал по капелькам в рот живительную влагу. Айсун глотала её с жадностью. Пила и шептала:
- Севгили, хала…хала (Любимый…ещё, …ещё…)
Но тут снова провалилась во тьму.
И снова пришла в сознание от нестерпимой жажды. И чья-то рука снова поднесла к губам эту живительную влагу. Но она была почему-то горькой. Но она пила и просила:
- Севимли, хала…хала (Милый, ещё…ещё…)
Так продолжалось две недели. А потом Айсун открыла глаза и увидела, что над ней склонилась немолодая уже женщина, в руках у неё был чайник. Она поднесла носик к губам больной и ласково улыбнувшись, сказала:
- Пей, девочка. Ты вернулась.
Айсун смотрела непонимающим взглядом на эту незнакомку. Но что-то было и знакомое в чертах лица. Она напрягла память, и перед ней всплыло лицо матери. И тогда она прошептала:
- Тётя…Тётя Джемиля?
Женщина улыбнулась и погладила своей шершавой ладонью девушку по лицу.
- Узнала, милая. Вот и хорошо. Значит, теперь ты скоро пойдёшь на поправку.
- А что, разве я больна? – с недоумением спросила Айсун.
- Да, милая. Я уже начинала беспокоиться за твою жизнь. С тех пор, как уехали твои братья, прошло уже две недели, а ты всё никак не могла прийти в чувство. Ты всё время спала. Только во сне иногда о чём-то умаляла Аллаха. Мне казалось, что ты просила о смерти. Это, правда? И что же такое непоправимое случилось у такой молодой и красивой девушки, что ты просишь его лишить тебя самого дорогого, что он дал тебе?

И тогда перед больной всплыла вся реальная картина, и она горько заплакала. А тётя села рядом на кровать, и молчаливо гладила девушку по её чудесным длинным волосам, по щекам, которые за время болезни стали бледными, по худеньким плечикам девушки. Она гладила, но не успокаивала. Айсун нужно было облегчить свою душу слезами. Ей нужно обязательно выплакаться и тогда Джемиля знает, как помочь своей племяннице.

И когда, наконец, слёзы иссякли, тётя помогла племяннице встать. Девушку шатало во все стороны, но Джемиля крепко держала её под руку. Она помогла ей выйти во двор, чтобы справить нужду, затем начала кормить бульоном. Сразу много нельзя, предупредила она девушку. Погодя, ещё покушаешь. Это надо для твоего малыша, ласково приговаривала добрая женщина.
И Айсун подчинилась ей. Когда определённая порция была съедена, она отложила в сторону ложку и, поблагодарив, хотела встать, но её повело в сторону, и тётя еле-еле успела подхватить девушку.
- Не торопись, милая. Я помогу тебе. Ещё два, три дня, и ты начнёшь сама справляться со своим телом.
Тётя вывела племянницу во двор и усадила в тень под деревом. Присела сама рядом и повела неспешный разговор:
- Тридцать пять лет назад меня так же, как и тебя сейчас, привезли мои братья сюда и оставили одну вот в этом доме. Ты поняла, моя девочка? Меня оставили совершенно одну в пустом доме. Правда, чтобы не умерла с голоду, оставили мешок с продуктами. В этом доме когда- то жила наша прабабушка. А когда она умерла, то дом так и стоял пустым, пока в нём не появилась я.

- Я ведь так же, как и ты, Айсун, тоже пострадала от своей любви. Видимо, на роду у нас написано. Или судьба наша такая. Не знаю. Только и бабушка отбывала своё заключение за такую же провинность. А виноваты ли мы в том, что любим? Я имела возможность наедине размышлять об этом. И пришла к выводу, что любовь нам неподвластна. Это люди хотят подчинить её. Люди управляют машинами, кораблями космическими ракетами, самолётами, но чувства человеческие им не под силу, и тогда они насильно стараются убить эти чувства. А того не понимают, что это большой грех. Ведь, если бы они, моя родня, не отвезла меня в эту ссылку, то я была бы самой счастливой женщиной на свете. Я так любила. Это был русский моряк. Он хотел меня увезти к себе на Родину, когда узнал, что я жду от него ребёнка, но родители решили, что будет лучше, если я и мой ребёнок никогда больше его не увидим. Так и случилось.

-  Ты, бедняжка, видимо не знаешь, что находишься сейчас не на севере, а на юге страны. Ты от Чёрного моря по воле родных удалена, и теперь находишься недалеко от Средиземного моря.

Айсун вздрогнула и с такой болью огляделась вокруг, а затем перевела свой взор на тётю, что у той сжалось от боли сердце.

- Да, так и есть. И жить теперь ты будешь в этой горной деревушке. Но не переживай. Здесь люди не такие жестокие, как родные наши. Когда я осталась одна, ко мне стали приходить женщины, проживающие здесь. Они, как могли, утешали меня, приносили продукты питания, одежду. А когда наступил срок родов, они не оставили меня, а приняли все меры, чтобы мой сын родился. Тем самым, они приняли меня в свою семью. И я. живя тут, вот уже 35 лет, сама, чем могу, тем помогаю обездоленным, больным и страждущим. Эта деревня - одна дружная семья.

Айсун с интересом слушала эту поучительную историю, историю жизни одинокой женщины. В голове рождались мысли, вопросы, но чётко изложить их она ещё не могла: слабость одолевала девушку. Заметив это, Джемиля, повела племянницу в дом, снова покормила бульоном и велела немного поспать. Долго девушку просить об этом не пришлось. Она закрыла глаза и, погрузившись в сон, тотчас оказалась в церковном саду.

Было темно. Айсун бродила по знакомым дорожкам сада и тихонько звала своего возлюбленного. Она боялась громко кричать, чтобы те люди, которые жили вместе с Серканом, не услышали её голоса. Она знала, что обязательно Серкан должен услышать её. Она обязана рассказать ему о том, что под сердцем носит его ребёнка, и что она далеко теперь от него. Но она обещает, что обязательно вернётся, и тогда уже никто не сможет их разлучить. Она бродила по саду и звала, звала. Однако милый друг не слышал её. И тогда она вышла к морю. По нему ходили волны. Море волновалось. Айсун ломала руки. Она знала, что обязательно должна сказать любимому, что она жива. Обязательно сказать, чтобы он дождался её. Но волны очень громко шумели, и не слышал её любимый.
Девушка собралась уже уходить. Наступил рассвет. Но тут среди волн бушующего моря она заметила лодку. Вглядевшись, узнала Серкана, и что есть мочи закричала:
-Ашкым!!!! (Любовь моя)
Серкан растеряно встал, держа в руках весло и смотрел не на Айсун, а на….. Да, там, в лодке была другая женщина.
Набежавшая волна окатила холодной водой с ног до головы девушку, а вторая волна подхватила её и….Но кто-то её крепко держал. Айсун открыла глаза и увидела, что это тётя Джемиля крепко держит её за плечи.
-Ой, Айсун! Ну, и напугала же ты меня, девочка. Что? Сон какой-то страшный увидела?
Айсун только утвердительно кивнула головой. Тётя присела рядом и попросила рассказать о своём кошмаре.
- Вдвоём мы попробуем разобраться в ситуации.
И тогда девушка поведала о своём путешествии на родину, и о том, что ей там довелось увидеть.
Тётя немного подумала и рассудила так:
-Долго ещё тебе придётся быть в разлуке с любимым. Видимо, и у него жизнь не сахар. Только знай одно: несмотря на все преграды, которые выстроила перед тобой судьба, ты обязательно будешь счастлива. Ты не остановишься ни перед чем, и награда ждёт тебя впереди.
Ох, как же нам нужны ей были такие вот слова поддержки. У Айсун, словно крылья выросли за плечами. Она поднялась, крепко обняла свою тётушку. Так она начала свою новую жизнь. Теперь у неё появилась уверенность, что обязательно вновь найдёт своего Серкана. Ведь не зря   жизнь свела её с ним однажды.

ГЛАВА 24. Жизнь в горах.

На удивление, беременность Айсун проходила очень легко. Не было никакой тошноты и недомоганий. Племянница вскоре уже помогала тёте вести её сельское хозяйство. У неё около дома был небольшой сад и огород, и она с радостью трудилась там. У них на столе всегда были свежие фрукты и овощи. Климат здесь был более сухим, дождей выпадало значительно меньше, чем у Чёрного моря. Дожди, как сказала тётя, выпадали здесь, в основном зимой.

 Тётя как-то продолжила свой прерванный рассказ о своей судьбе, и поведала о том, что когда у неё родился сын, то все приходили и приносили подарки. Никто и никогда не спросил, где его отец.

А мальчик её вырос, уехал в город, в столицу. Там выучился на лётчика и теперь летает. А тётя смотрит на пролетающие высоко в небе самолёты и считает, что это её дорогой Саид. Кстати, он должен вскоре приехать на побывку. Но точно не сказал когда. Он присылает ей письма, не так часто, как ей хотелось бы, но всё-таки.
А недавно Саид женился. И тётя показала фотографию. На ней, взявшись за руки, стояли двое молодых и очень красивых людей: мужчина и женщина. Счастье светилось у них в глазах.
 
А Айсун, глядя на них, снова загрустила. Но грусти не грусти, а каждому надо прожить свою жизнь и до конца нести самим свой крест, который даётся по силам.

Незаметно наступила и осень. Приближалось время родов. Тётя готовилась к этому событию. Она закупала всё необходимое для новорождённого. Заранее договорилась, что помощь в родах окажет знаменитая повитуха, так как больницы, вернее родильного дома здесь. В горах не было. Эта часть общества обходилась самостоятельно в решении возникающих со здоровьем вопросов. А эта женщина была русской. Звали её Валентиной. Она раньше жила и работала в больнице акушеркой, а когда вышла на пенсию, то переехала сюда на юг и теперь к ней частенько прибегали за помощью для рожениц.

Было воскресное утро, когда Айсун ушла к источнику за водой. Тётя разрешала ей это делать лишь только потому, что и будущей матери, и её ребёнку необходимо движение. Поэтому Джемиля выискивала всякую лёгкую работу, и девушка с удовольствием выполняла поручения тёти.

Из головы у неё не выходил Серкан. Как он там без неё? Знает ли, что его любимую отправили на юг? И не будут ли братья мстить за неё? С такими мыслями девушка подошла к источнику и только наклонилась, чтобы набрать в небольшой кувшин воды, как резкая пронизывающая боль пронзило всё тело.

Молодая женщина догадалась, что пришло её время. Поблизости никого не было видно. Она постояла немного, разогнулась. Кажется, боль отошла. Но как только она хотела повторить манёвр, чтобы набрать воды, как боль снова вернулась. И тогда женщина, тихонько побрела к дому. Через несколько шагов, когда боль становилась невыносимой, останавливалась. И как только приступы уходили, девушка продвигалась вперёд.

Обеспокоенная долгим отсутствием Айсун, тётя уже быстрым шагом шла ей навстречу. Уже издали она поняла, что время родов для её племянницы пришло. Джемиля подхватила племянницу под руку и осторожно довела к дому, помогла ей прилечь, а сама побежала в соседний дом, чтобы послали мальчика в ближнее село за повитухой.

Время тянулось нестерпимо долго для роженицы. Тётя вела себя спокойно. Она нагрела огромный чугун воды, достала простыни и то и дело выходила на улицу, всматриваясь вдаль, не идёт ли помощь. И только, когда солнце начало клонится к закату, к дому подошла преклонного возраста женщина. Это и была повитуха. Она вошла в дом, попросила помыть руки и приступила к внешнему осмотру измучившейся девушки.

Закончив осмотр, она произнесла молитву, восхвалявшую Аллаха и, закатав рукава, как настоящий акушер вошла во влагалище и начала ощупывать внутри. Ощупав плод рукой, покачала головой и сказала, что ребенок лежит неправильно. Она не смогла его развернуть. Теперь они все должны уповать только на помощь Всевышнего.

Немного погодя, помогла Айсун встать и под руку начала водить её по дому. От боли девушка то сгибалась, чуть ли не до пола, а то разгибалась, наклоняя туловище назад. Так продолжалось около часа. А тётя в это время усердно молилась.

Затем Валентина дала возможность роженице немного отдохнуть, прилечь, а через некоторое время снова начала водить по комнатушке, и так почти всю ночь продолжались муки девушки. Только под утро, положив пациентку на кровать, женщина вошла в неё и улыбнулась. Ребёнок принял нормальное положение.
-Теперь уже скоро.
И действительно, не прошло и часа, как роженица пронзительно закричала и затихла. А на руках у повитухи появился ребёночек. Похлопав по попе и спинке, женщина удовлетворённо произнесла, что родилась девочка.
-Она родилась на юге, и пусть имя ей будет Гюнней, – сказала Джемиля. Когда всё закончилось, и Валентина убедилась, что с её подопечной всё благополучно она разрешила ей поспать.
А тётя, и повитуха вознесли жаркую молитву Аллаху о благополучном завершении родов.
Племянница проспала почти сутки, а проснувшись, рядом с собой увидела голубоглазое чудо.
-Это же моя дочь! Вернее, это наш с Серканом плод любви! Сердце радостно забилось в груди. А девочка уже чмокала губками, кривила свой прелестный ротик, требуя пищу. Подошла тётя, помогла молодой матери улечься удобнее, чтобы кормить ребёнка. О, какое это было приятное ощущение, когда, казалось, такое беспомощное существо, так настойчиво впилось в грудь.
 А в голове Айсун зрел план о том, чтобы вернуться домой и найти своего любимого, найти отца своей дочери Гюнней.Но как это сделать? Ведь там мать и братья. Они не перенесут позора, и тогда возможно, что у неё просто отнимут дочь.
Тётя заметила, что с мамочкой происходит, что-то неладное и поинтересовалась, может она заболела?
И девушка открылась перед своей заступницей. Обе женщины находились в раздумьях. Первой заговорила Джемиля:
-Ты, знаешь, дочка, мне кажется, есть выход. Но он не лояльный по отношению к твоей матери, и к моей сестре.

Айсун встрепенулась и подалась навстречу женщине, обратившись вся вслух.
-Я предлагаю послать им новость, что ты умерла при родах, и я похоронила тебя, а ты так и не смогла родить ребёнка. Это конечно очень жестоко, но и они с тобой поступили не лучшим образом. Но потом, когда у тебя всё наладиться, когда ты соединишься со своим любимым и вы создадите семью, вот тогда можно будет и открыть матери эту тайну.
Девушка задумалась. Да, это был выход. Но… у матери больное сердце. Она может не выдержать. Теперь она сама стала матерью и могла отчётливо представлять боль потери дорогого существа.
Прошла ещё неделя. И Айсун решилась пойти на этот такой необходимый ей обман. Тётя написала письмо и попросила снова мальчика, жившего рядом, отнести послание в пункт отправки.

А через месяц пришёл ответ, что родственники очень скорбят и благодарят Джемилю за заботу об их непутёвой дочери и сестре. Значит, всё обошлось. Айсун готова была прямо теперь подаваться на поиски. Однако тётя была благоразумней, и не разрешила этого делать. Начиналась зима с продолжительными дождями, а девочка ещё совсем маленькая. Решено было оставить эту затею до весны. Неохотно, но девушка пошла на уступки.
Время пролетало незаметно. Малышке было уже четыре месяца. Женщины привыкли к тому, что Гюнней спокойная девочка. Но тут она начала плакать, перестала брать грудь. Вернее, прикладывалась к груди, но глотать не могла, начинала кричать. И кричала таким жалостным голоском, что сердце у обеих женщин обливалось кровью. Будучи, сама медсестрой. Айсун определила, что у девочки температура. Нужно было принимать экстренные меры.
 
Но тут вмешалась тётя и сказала, что у девочки начались резаться зубки. Так и было. Вскоре появились на свет два маленьких остреньких зубика.

Глава 25.Сближение.

Даше всё труднее было сводить концы с концами. У неё не было средств к нормальному существованию. Свекровь иногда приезжала, привозила внуку одежду, игрушки. Недавно ей и Илье подарила мобильные телефоны. Сейчас, конечно, стало куда легче. Можно было связаться в любом месте и в любое время с нужными ей людьми. Однако нужны были ещё и деньги, чтобы и самой Даше, как-то существовать. Она всё чаще прибегала к тому, что носила в лавку антикварные вещи, оставшиеся от дедушки в наследство. Ей было очень жалко расставаться с ними, ведь она знала, как дорожил ими дедушка. Но другого выхода не видела. Просить деньги у свекрови просто язык не поворачивался. Ведь и Марине эти деньги доставались совсем не просто. Ведь ей приходилось мотаться за товаром в Турцию. Хорошо, что Артём помогал. А приехав обратно нужно было отстоять на холоде, чтобы сбыть товар.

Ещё у дедушки были очень ценные книги, доставшиеся ему в наследство от его дедушки. Он очень бережно хранил их в отдельной комнате, там поддерживался специальный температурный режим. Даша давно к этому была приучена и чётко следила за давно установленным правилом.

Когда в очередной раз она посетила антикварную лавку и оставила там красивую шкатулку, отделанную малахитом, не заметила, что за ней следит какой-то подозрительный мужчина. Она просто толкала перед собой коляску с сыном, который очень внимательно наблюдал за сменой картинок. Даше было интересно наблюдать за ним, как у малыша менялось выражение лица, если замечал что-то новое.

Настроение у Даши было приподнятое. За вырученные деньги она сможет продержаться пару месяцев, если в очередной раз их не съест инфляция.

Надо думать о том, чтобы устроить Владика в ясли, а самой найти работу. Ведь так продолжаться не может. Если такими темпами сбывать вещи, которые собирало не одно поколение, то никакой памяти о них не останется.

На следующее утро она сыном вышла на прогулку. Заодно решила зайти в ясли-сад, он располагался недалеко от дома, и поговорить с заведующей. Та приняла Дашу доброжелательно и, выслушав историю этой молодой и красивой женщины, прониклась к ней сочувствием и пообещала, что пока Владику исполнится годик, а это через пару месяцев, то она сможет ей помочь. Даша окрылённая вышла от неё и по дороге к дому зашла в магазин, чтобы купить продукты. Ребёнку пора уже было спать, и она направилась к дому. Подойдя к двери своей квартиры, она ощутила в душе, какой-то непонятный холодок. Что-то её встревожило. Она в нерешительности остановилась. Дверь была приоткрыта. Даша хорошо помнила, что захлопнула её. Значит, здесь явно что-то не чисто, и она, не заходя в квартиру, набрала Илью. Вкратце рассказала о том, что подозревает проникновение в жильё. Илья запретил ей заходить и приказал ожидать на лестничной площадке и ничего не трогать.

Вскоре он и его заместитель прибыли. Мужчины сняли отпечатки с дверной ручки, и зашли в квартиру, убедившись в безопасности, разрешили войти и Даше с ребёнком. Женщина побледнела. Все полки с антиквариатом были пусты. Для Даши это был полный крах, и она расплакалась. Как же теперь ей жить?
 
А  Илья, как опытный следователь, приступил к расспросам о том, знал ли кто о том, что в доме хранились такие ценные вещи? Даша рассказала, что в последнее время, и даже вчера, прибегала к тому, что сбывала их, ради того, чтобы выжить с ребёнком.
Пообещав вечером навестить Дашу, Илья и его помощник ушли, чтобы начать «Дело об ограблении».

Даша не находила себе места. Хорошо, что хоть ценные книги не унесли. Хоть что-то осталось. О том, что это преступление будет раскрыто, она сомневалась. Теперь столько преступников развелось, что вряд ли удастся выйти на след. И вот ещё одна забота: нужно срочно покупать новый замок, этот был сломан. Теперь Даша была обречена на то, что вообще не могла выйти из дому. Она позвонила Марине. Та оказалась дома и, выслушав сноху, пообещала, что приедет с Артёмом. Даша обрадовалась. Артём, конечно, поможет решить вопрос с замком.

Конечно, Артём устранил такую неприятность, как замена замка, а вот вероятность того, что воры могут снова предпринять попытку ограбления - осталась. Марина поделилась со снохой радостной новостью, что они с Артёмом стали законными мужем и женой. Даша искренне порадовалась за свекровь. Пусть хоть у одной из них будет радость в жизни. Хотя о чём это она? Ведь у неё же есть своя огромная радость — это её Владик.

А вечером пришёл Илья, как и обещал. Пока ничего утешительного сказать не мог, только была у него и вторая новость, более оптимистичная. Ему удалось, через знакомых из бывшего отдела выйти на редакцию одной из газет, которая до сих пор оставалась на плаву, и ему пообещали, что через пару месяцев смогут Дашу взять на работу. Даша вся засветилась от радости и в порыве благодарности подошла и крепко обняла Илью.

Тот не удержался, а обхватив в порыве страсти женщину, впился в её губы своим. Сладкая истома разлилась по всему телу Даши. Она так мечтала о том, что вот когда-нибудь Димка появится и тогда таким поцелуям не будет счёта. Она просто грезила наяву, а когда опомнилась, то резко оттолкнула мужчину и, закрыв лицо руками, выбежала на кухни.

Раздосадованный Илья чувствовал себя не лучше. Он мысленно укорял себя за поспешность. Знал же, что она должна привыкнуть к тому, что теперь он, Илья, будет и есть её главным и единственным мужчиной. Он хотел уже уходить, но вернулась сама хозяйка и, пряча глаза, попросила прощения за то, что сама спровоцировала этот поцелуй. И тогда Илья не сдержался и, сбиваясь, перескакивая с одного на другое начал объясняться в своих чувствах к ней, к Даше. Даша стояла перед ним, и широко раскрыв глаза, смотрела прямо перед собой, как бы мимо. Она вглядывалась, видимо, в своё прошлое. Она вспоминала Димку и то первое его объяснение в любви, и первую их ночь. А Илья не мог уже остановиться он просил, он умолял Дашу дать ему шанс сделать её счастливой.

Очнувшись от воспоминаний, молодая женщина ласково дотронулась до руки мужчины и, глядя прямо в глаза, заговорила:
- Илья послушай! Ты мне очень дорог. Я очень благодарна за твою заботу ко мне и моему сыну. И очень это ценю. Ты у меня один, единственный друг на всём свете. Был, конечно, у меня муж, но…видишь, как судьба распорядилась? Я знаю, что за тобой я была бы, как за каменной стеной. Но я, прости, пока что не готова это принять. Просто я даже в мыслях не связывала свою судьбу не только с тобой, но и ещё с кем-то. Если сможешь, то подожди, не торопи меня. Мне надо подумать. Ведь я теперь и с сыном, должна посоветоваться.
- А что сын? Он, по-моему, тоже принял меня. Я обещаю быть для него отцом. Самым лучшим отцом. Ты только поверь мне, Дашенька!
- Я верю, верю, Илья. Но прошу, только не торопи меня.
Илья взял руку Даши крепко сжал, а потом нежно поцеловал и ушёл, оставив её наедине с мыслями.

Первый шаг к сближению был сделан. Жалел ли Илья о том, что не удержался и открыл своё сердце? Нет, не жалел. Сколько же можно носить в себе эту сладкую муку по имени любовь? Вот она сама не выдержала, и, преодолев его застенчивость, вылилась девушке, как снег на голову. Теперь надо ждать. Вот теперь то, точно нельзя торопиться. Что-то ему подсказывала, что всё у них будет хорошо, нужно только время.

А вскоре Илье с помощником удалось выйти на след грабителя. Им оказался неопытный в таких делах мужчина, который давно потерял работу и, не имея средства к существованию, решился на такой шаг. Он признался, как следил за Дашей и, рассчитав, что её сколько-то времени не будет дома, взломал замок и проник в квартиру. А вот со сбытом он, конечно, прогорел, обратившись в ту самую лавку, куда относила вещи Даша, а там уже побывал Илья и предупредил о воровстве. Все вещи были доставлены обратно. «Дело о грабеже» передали в суд.
Это был уже второй шаг к сближению. Постепенно в душе женщины начало прорастать чувство, которым так щедро делился в тот вечер Илья.

ГЛАВА 26. СЕРКАН-ДИМА
                - Мужчина! Мужчина, очнитесь!!! – в затуманенном разуме парня послышались слова. Серкан резко дёрнулся, открыл глаза и тут же зажмурился от тупой боли в затылке.
                - Ну, слава Богу, живой, – продолжал причитать приятный женский голос и тут же прокричал:
                - Доктоаджелейт, хастауянди! (Доктор скорей, больной очнулся).
Серкан, придерживая забинтованную голову рукой, снова приоткрыл глаза и осмотрелся. Белые стены, металлическая койка и тумбочка перед ней, прямо-таки без стеснения сообщали ему, что он в больнице. Рядом с ним сидела сердобольного вида молодая женщина, в белоснежном халате. мужчина попытался приподняться на локтях, но руки женщины бережно удержали его, со словами:
- Куда, это ты собрался, милый, а? Ну-ка лежи и дожидайся своего лечащего врача. Доктор Айташ, уже скоро придёт.
- Где я? И что тут делаю? – осипшим голосом выговорил Серкан, глядя на миловидную женщину.
- Кто Вы? И откуда так хорошо знаете русский язык?
- Ой, ой, ой, как много вопросов, герой! Если бы мне не рассказали, что тебя в обморочном состоянии доставили в эту больницу прямо с улицы, я бы ни за что не поверила, что ты вообще больной. Но судя по рассказам, проблемы у тебя со здоровьем все, же имеются. Ну, ничего медицина в Стамбуле на высоком уровне. Так что расслабься и отдыхай. Вскрытие быстро покажет, что с тобой.
И в ответ на вытянутое лицо парня, женщина широко улыбнулась и добавила:
 - Тише, тише, без паники. Это просто шутка, я просто пошутила. Теперь ясно, что чувство юмора у тебя пока тоже хромает. Расслабься. Успокойся. Ты уже в хорошем месте, тебе тут помогут.
Женщина подошла к умывальнику и сполоснула руки. Вытирая ладони полотенцем, она снова пристально взглянула на лежащего парня. Серкан тоже осматривал женщину. Он просто не понимал: вроде видит эту женщину впервые в жизни, а откуда-то появлялось такое чувство, что они с ней уже знакомы.
- Так Вы не ответили мне, кто Вы такая? И откуда такое прекрасное знание русской речи?
- Хорошо, молодой человек, я отвечу на твои вопросы. Но и ты мне должен ответить на некоторые. Ты сейчас готов дать чёткие и осмысленные ответы, или пока отложим? Я ведь не ошибаюсь, если скажу, что голова у тебя сейчас сильно болит?
Серкан немного скривился, но ответил:
 - Я готов!
- Не угомонился. Ну, хорошо, тогда расскажи мне, пожалуйста: ты тоже ведь не турок и даже не араб, судя по твоему диалекту. Как тебя зовут? И что с тобой случилось? Ну а мой самый главный вопрос ещё впереди.
- Да я не турок. Знание русского языка у меня изначальное, я по национальности русский. Но, к сожалению, более развёрнутой информации пока дать не могу, потому что не владею ей.
Девушка смутилась и посмотрела в пол.
- Ну, тогда я скажу тебе, что моё имя тоже не турецкое. Я Эмма, и я русская. А теперь напряги свои мысли и ответь, почему ты, пребывая в полной «отключке», уже под пристальным наблюдением врачей, произносил только два имени - моё имя и имя Айсун?
Мужчина лишь расширил глаза, и его руки стала пробивать мелкая дрожь.
- Моё имя Серкан. А Вы та самая подруга моей любимой Айсун, врач-гинеколог?
Женщина кивнула головой, и в этот момент в палату вошёл мужчина очень высокого роста, в белом халате и с папкой в руках.
Коллеги быстренько перекинулись парой фраз, и доктор Айташ подошёл к больному, и стал его обследовать. Эмма развернулась, чтобы выйти.
- Эмма, извините, мы же сможем с Вами позже продолжить разговор? – встрепенулся Серкан, обращаясь к ней.

- Ну, конечно Дим……..ой Серкан, нам ещё с тобой много нужно обсудить, так, что набирайся сил, приводи себя в порядок и тогда уже подробно пообщаемся, – улыбнулась Эмма и вышла из палаты, бережно засовывая в карман халата, газету с фотографией Димы, которую взяла со своего рабочего стола.
Уже ближе к вечеру, после всех назначенных ему врачом процедур, Серкан сам разыскал Эмму и приготовился к важному разговору.

Прогуливаясь по больничному коридору, мужчина рассказал ей всё, начиная от его появлений в стенах церкви, заканчивая романтическими отношениями с возлюбленной турчанкой. Не забыл поведать и головных болях, появляющихся особенно по ночам и частых головокружениях с проблесками в мозгу каких-то странных событий.

- Ну и после пропажи моей любимой Айсун, мне в этой больнице подсказали, чтобы я нашёл именно вас, Эмма, потому что вы были очень дружны с моей любимой. И я просто был уверен, что вам хоть что-то должно быть известно, – Серкан, заканчивал свой рассказ и остановившись, скорбящим взглядом смотрел в красивые глаза своей новой знакомой.
Эмма внимательно выслушала рассказ до конца и с задумчивым взглядом сделала ещё несколько шагов по коридору. Потом пристально посмотрела на больного и произнесла:
- Очень интересную и трогательную историю вы мне поведали, молодой человек. И сейчас после всего что произошло, что именно Вы бы ещё хотели узнать?
Парень приблизился и проговорил:

- Теперь я в глухом тупике. Я не знаю, как мне жить. Мне сообщили страшную новость о том, что Айсун умерла при родах. Естественно, погиб и мой ребёнок.
Парня снова начинало лихорадить, и девушка приготовила пузырёк с нашатырём.Но заметив, что Серкан успокаивается, Эмма снова вернулась к разговору.
- Ну, скажу я тебе всё честно, ничего не утаивая. Да действительно с медсестрой Айсун я хорошо была знакома. Эта милая и симпатичная турчанка понравилась мне тем, что очень с большой ответственностью относилась к работе, и была очень добра к людям, с которыми сталкивалась. Знаю я и о тебе. Айсун не один раз, рассказывала мне про объект её влюблённости, в лице русского парня, который запал в её маленькое и очень горячее сердечко.
Серкан был потрясён словами, и глаза ещё больше наполнились слезами.
- Но, увы, конкретно, что стало с подругой, я не знаю. Мама её приходила какое-то время назад и сказала, что девушка вроде уехала из города. А куда именно и на какой срок тоже мне доподлинно не известно. А то, что она была в положении, собственно, это совсем и не ново, так часто бывает у влюблённых. Ну а про её смерть, я вообще-то тоже слышала. Это просто кошмар.
Парень лишь смотрел в пол и вытирал рукавом обильно текущие слёзы.
- Но, ты точно уверен, что загадка гибели твоей любимой, это действительно самое важное, что бы ты сейчас хотел знать? – вдруг спросила Эмма, пристально посмотрев на огорчённого парня.
Серкан даже вздрогнул от этих слов и поднял опухшие глаза на девушку.
- ЧЧЧтоВвыы имеете в ввввиду? – от неожиданного поворота парень сглатывал слова.

Девушка продолжала «сверлить» его взглядом.
- Ну, ты, правда, расстроен именно этой трагедией? А тебя случайно не беспокоит тот факт, что ты абсолютно ничего не знаешь ни о себе, ни о своей жизни. Да возьми хотя бы самое простое. Ты русский парень, а имя у тебя турецкое. Совсем ничего не находишь странного?
От неожиданного поворота у парня высохли слёзы, и он задумался.
- Хорошо, тогда вот тебе загадка немного сложнее. Почему русский парень, не с того ни с чего бомжует в Стамбуле? Почему не он не там, не на своей Родине?
Серкан от количества новых мыслей просто мотал головой, не зная, что ответить. Мысли о гибели Айсун и ребёнка, как-то отошли на второй план, и он просто пытался проанализировать слова Эммы.
- Что не знаешь? Не можешь ничего мне сказать? – ехидничала Эмма, потихоньку доставая газету из кармана халата.
Парень смотрел пустыми глазами на девушку, пытаясь утихомирить ураган вопросов в своей голове.
- Ладно, не мучайся, а то снова придётся звать доктора для твоей реанимации. Я тебе помогу немного. Хотя, правда я сама ещё многого не знаю, но я докопаюсь до истины и помогу тебе навести порядок в своей голове. Может сам, скоро всё вспомнишь, и мне всё подробно расскажешь. Ведь как я понимаю даже не вооружённым взглядом, дело тут в обычной, но очень глубокой амнезии. А пока взгляни-ка вот сюда.
И девушка показала и без того озадаченному парню, газету с его портретом.
Сказать, что парень удивился, это было не сказать ничего.
- Откуда у Вас моя фотография?– парень побледнел и испуганно тыкал пальцем в фото.
- Вооот!!! Уже чувствую существенный сдвиг, – обрадовалась Эмма. – Значит, ты утверждаешь, что на этой фотографии именно ты?
- Ну да вроде я. Вон и родинка на правой щеке, как у меня. Только не знаю, что это за одежда на мне, у меня же такой никогда не было. Серкан реально был под впечатлением.

- Хорошо, тогда скажу я тебе ещё больше, только придерживай голову, чтобы не взорвалась от переизбытка эмоций. Смотри, ниже под портретом написана целая статья об этом человеке и указана фамилия, имя и отчество.
- ААА, так это мой двойник просто? Уухх! – мужчина облегчённо выдохнул. Он пробежался глазами по тексту и констатировал:
- Ну вот, Вы ошиблись, голубушка, на фото изображён Морозов Дмитрий Яковлевич. Красавчик, однако, ну какое же потрясающее сходство у меня с ним!
 - Да, да, правда, удивительно!! И как же такое может быть? – Эмма сузила глазки и, улыбаясь, пристально посмотрела на парня.
Серкан переводил взгляд то на Эмму, то на фото. Это продолжалось несколько минут.

И тут он вдруг посмотрел на женщину и удивлённо спросил:
- Или Вы мне хотите сказать Эмма, что я и человек на фотографии — это одно, и тоже лицо, а никакой не двойник?
Талишь кивнула головой, изображая не поддельный восторг.
- Да нет же! –голова Серкана просто начинала ходить кругом. - Этого же просто не может быть. Так просто не бывает!
Парень отдал газету с фотографией и начал интенсивно тереть пальцами виски. Потом начал спешно ходить из стороны в сторону, иногда останавливаясь, но тут же продолжая движение. Потом он резко остановился. Посмотрел в потолок и снова перевёл взгляд на Эмму.

- Пожалуйста, скажите, что это всё шутка! Ведь такого не может быть!
Но девушка улыбалась и отрицательно мотнула головой.
- Чёёёрт!!!! – со стоном выдохнул мужчина и, присев на корточки, продолжая потирать пальцами виски. Женщина видела муки парня, но не вмешивалась, понимая, что он только сам должен справиться с этим труднопреодолимым противостоянием.

Наконец, Серкан поднялся и снова взял газету. Долго всматриваясь в изображение, он снова покрутил её в руках.
- Значит, вы утверждаете, что я действительно этот самый, как его…… Морозов Дмитрий?
Девушка сложила газету и положила в свой карман.
- Да, Дима, это именно ты.
Серкан уставшим взглядом смотрел на девушку. Потом подошёл к огромному окну и присел на подоконник.
- Значит, выходит так, если у вас есть эта фотография, и вы утверждаете что я этот….ну, как его…. а Дима!!! Значит, вы меня хорошо знаете, кто я и что из себя представляю?
Эмма присела рядом и спокойно ответила:
- Да Димочка, мы с тобой вообще-то родственники. Ты слишком долго уже скрываешься от меня и своей родной семьи, здесь в Стамбуле.
- Что? – Дима даже привстал. - У меня, что есть и семья?
- Тише, тише мой дорогой. Успокойся, и не нервничай. Просто спокойно выслушай мой рассказ и прими его как должное. Договорились?
Мужчина снова присел и, кивнув понуренной головой, приготовился слушать то, что никак не улаживалось в его больной голове.
Прошло какое-то время………

- И вот с тех самых пор, твоя мама Марина и твоя супруга Морозова Дарья, ищут тебя, не зная где ты, и что с тобой, – Эмма закончила своё повествование и посмотрела в глаза Диме.

Стеклянные и не моргающие глаза парня были наполнены одновременно и радостью, и болью, и состраданием, и пустотой. Казалось, что в этот момент он даже не дышит. Просто замер в одной позе, не шевелясь и не подавая признаков жизни. Эмма, заволновалась от такой реакции и хотела идти звать на помощь, провела ладонью около его глаз.

- Эй, Дим, ты чего? Ты живой вообще? АУУУ! Тебе плохо, что ли? Но больной наконец-то сам вышел из ступора.
Он посмотрел на Эмму уже довольно осознанным взглядом, и в глазах его заблестели слёзы.
- Этого просто не может быть. Что же такое происходит? У меня вся жизнь проходит за спиной, а я не знаю о ней ничего. Ни капельки даже. Ни граммулечки. Ни самую малость.

Дима вдруг сорвался и зарыдал. Эмма обняла парня и прижала расстроенного парня к груди.Еле сдерживая и свои слёзы, девушка вздохнула и проговорила:
- Ничего Димочка, ты мой брат, я тебя, наконец, нашла, и я же тебе помогу вырваться из твоего забвения. Ты мне скажи только, ты правда, правда, ничего не помнишь из того, что я тебе сейчас рассказала? Может, припомнишь, что хотя бы стало причиной твоей амнезии?
Но парень лишь мотал головой: - Сестра я тебе рассказал всё, что знаю на сегодняшний момент.
Эмма нежно гладила Диму ладонью по спине пытаясь утешить.
- Ладно, ладно, не нервничай, дорогой мой. Как я тебе уже говорила ранее, в Турции, очень качественно и скрупулёзно относятся к медицине. Что тут говорить! В клиниках Стамбула, даже людей с диагнозом «рак» ставят на ноги, а тут какая-то амнезия. Тьфу, какая ерунда. Не переживай, и главное не теряй надежду на выздоровление. Ты ведь не шутил по поводу каких-то странных проблесков в твоей памяти и головных болях по ночам?
- Это - абсолютная, правда, сестра! – Дима поднялся и посмотрел в глаза девушке.
- Вот с этого и начнём, пожалуй. Я так думаю, что организм сам тебе подсказывает, что твой случай совсем не безнадёжный. Просто ему нужен правильный толчок. И я знаю, кто тебе поможет. Я сейчас позвоню своему мужу, расскажу ему всё, а он свяжется со своим хорошим другом и коллегой Айчобаном, который тоже доктор, и его специализация именно касается отклонений в мозговой активности людей. И объединив все свои возможности и усилия, думаю, мы сможем тебе помочь вспомнить всё. Ты согласен?
Парень лишь кивнул, пытаясь улыбнуться. Но слишком сказочно звучали эти слова на данном этапе.
- Всё, тогда я побежала, а ты потихонечку иди в свою палату, ляг и отдохни. Сегодняшний день стал довольно информационно-насыщенным для тебя. Тебе нужно всё проанализировать, братик. Так что отдыхай, а я постараюсь скоро вернуться. И знай, самое главное: я тебя люблю, Димочка. И не брошу тебя в твоей беде. Не скучай. Сонрагёрющюрюз (Увидимся позже).
Дима слегка всё-таки улыбнулся и направился в палату. А Эмма тотчас направилась к телефону, впереди было ещё много важных дел.

Буквально через день к нему приехала сестра с двумя мужчинами. Муж Эммы и его друг Айчобан, провели несколько условных тестов и были довольны результатами. Но для дальнейшего лечения и реабилитации Диму нужно было перевести в медицинский центр, где работали Эмма и Бора. Соблюдая несколько условностей и подписав нужные документы, главврач больницы разрешил перевод пациента и, пожав друг другу руки, Диму вывели из одних больничных стен, чтобы отвезти его в другие апартаменты, которые были гораздо красивее и комфортабельнее.

Начался долгий, но основательный период реабилитации. Поскольку сроки восстановления памяти обычно учёным не были известны, поэтому оставался один вопрос: как скоро Дима вспомнит хоть что-то из своей прошлой жизни. Это могло произойти либо через день, либо через многие годы.

Эмма глубоко переживала за своего брата. Ежедневно, женщина призывала к помощи обоих всевышних и Бога, и Аллаха. И молитвы сердобольной русскоязычной турчанки были услышаны.Спустя несколько месяцев, она как обычно после своих повседневных дел, уставшая, но довольная, решила навестить Диму, который находился в своей индивидуальной палате. Заглянув в палату, увидела, что Дима лежал на кровати с закрытыми глазами. Подумав, что он спит, после   процедур и тестов, Эмма хотела направиться домой, но Дима вдруг открыл глаза и посмотрел в её сторону.
Эмма широко улыбнулась: - Ийиакшамлар, Серкан. Насылсыныз?
(Добрый вечер, Серкан. Как дела?)
Парень изумлённо посмотрел на девушку и почти без акцента, ответил:
- Чоктесесекюлёр. Тама. Сизебир сей сорабилирмийим?
(Большое спасибо. Хорошо. Могу я задать Вам вопрос?)
- Конечно, задавай Серкан, что тебя так интересует? – улыбаясь, спросила Эмма.
- Я вот тут лежу на кровати и никак не могу понять, Эмма, почему ты меня называешь Серкан. А? Бенимадым ДИМА (Меня зовут ДИМА) – с выражением величайшей радости констатировал парень.
Эмма округлила глаза, и даже сумочку упустила на пол из дрожащих рук.
- Ттты…. Неужели? Правда, всё вспомнил? – глаза сестры тут же наполнились слезами радости.
- Да, дорогая моя. Так что сестра, срочно собираемся, и через несколько дней ты отвезёшь меня домой. Что-то соскучился я по маме и моей любимой Дашке. Ты ведь не будешь против меня сопровождать? А то вдруг опять куда-нибудь сверну, куда не надо!
Вытирая слёзы, Эмма бросилась на шею брату и зарыдала от радости.
- Сестрёнка, ну ты чего?– Дима опешил от такой бурной реакции сестры. И целуя волосы родного человечка, он гладил Эмму по спине и утешал самыми тёплыми словами.
- Льюбимая моя если би я ни жналь етого чиловьека, я би решиль, чито ти мэнэ, как это по- рюсски….эээээ…. а вот….измениять, – послышался в комнате голос мужа Эммы, который стоял в дверях и смотрел на обнимающихся родственников.
 С красными от слёз глазами Эмма привстала и посмотрела на супруга.
- Бора, любимый, ты знаешь……. – начала было говорить взволнованная женщина.
 - Эвет. Ашкым. Бильёрум. Дима аферин. (Да моя любовь. Я знаю, что ДИМА молодец) – проговорил Бора, и потянулся к жене.
Все трое крепко обнялись и расстались до завтра, чтобы прямо с утра начинать финальную операцию, под кодовым названием: возвращение блудного Серкана-Дмитрия домой на Родину.
Но как же это всё оказалось не просто. Ведь если Дима попал в Турцию быстро и без проблем, то уехать из страны так просто было не возможным: билеты на поезд продают на основании документа, удостоверяющего личность.
Это был тупик.

Глава 27. Неужели папа?

Время летело незаметно. Вот уже Владику исполнился годик. Он уверенно топал своими ножками. Теперь Даше нужно было прятать всё дальше, особенно страдала кухня. После его набегов возникала срочная необходимость в закупке крупы, муки, да и кастрюли все оказывались на полу. Ох, и любил он тут хозяйничать. Часами мог не выходить из этой зоны. Мальчик уже говорил «Мама», «Дай», «На», и еще несколько только ему одному понятных слов.

Часто к ним на огонёк заходил Илья. Он очень любил играть с мальчиком, да и Владик весь преображался при виде входящего к нему дяди. А этот дядя всегда приходил не с пустыми руками. Каждый раз баловал ребёнка новой игрушкой. Сначала Даша возражала, а потом махнула рукой. Это было совершенно бесполезно.

Мальчику исполнился годик, и мама отвела его в ясли. Несколько дней она сама была около него, а потом постепенно Владик забывал о ней. Так как у него появлялись другие занятия. И вот Даша уже смогла выйти на работу. Она преобразилась. Закончился этот замкнутый круг. Вокруг неё жизнь била ключом. Все суетились, куда-то ездили собирать материал, печатали, спорили, просто жили…

Как же Даша была благодарна Илье за такую возможность. Она со всей пылкостью схватилась за работу. Её статьи отличались новизной, корректностью. И через некоторое время о ней заговорили, как о хорошей журналистке. На работе знали о личной трагедии и о том, что она одна воспитывает ребёнка и поэтому в командировки не отправляли. Однако иногда приходилось задерживаться на работе и тогда, скрепя сердце Даша обращалась за помощью к Илье. А Илья был за это ей очень благодарен. Мужчина уже и дня не мог прожить, чтобы не слышать голоса любимой женщины, чтобы не прижать к груди этого крохотного человечка. Владик стал для него родным.

Однажды, а это прошло уже около полугода с того дня, как Даша стала работать, женщина снова обратилась к Илье, чтобы тот забрал мальчика из яслей. Тот ответил согласием. Когда пришла домой, то увидела такую картину: оба мужчина лежали на полу и что-то сосредоточено рисовали. Кто из них более был сосредоточен, Даша не поняла. Но первым её заметил Владик и радостно закричал:
-Мама!
Потом показал ручкой на Илью и очень серьёзно заявил:
-Папа!
Илья поднялся с пола и вопросительно посмотрел на Дашу. Отступать дальше было уже некуда. Она только развела руками, не зная, что сказать. Ужинали в первый раз все вместе. Разговаривали очень легко на разнообразные темы, стараясь не касаться того, что недавно произошло. Илья явно не торопился уходить. Вот уже и Владик уснул в своей кроватке, а он всё оттягивал момент ухода. Когда Даша нагнулась в кроватку чтобы поцеловать сына, Илья уверенно приблизился сзади и прижался бёдрами к её попе.

Даша от неожиданности поднялась и обернулась. Мужчина решительно обнял девушку и своими губами нашёл её сладкие губки. Они показались ему слаще мёда. Он пил этот мёд и не мог испить до конца. Потому что эта чаша была неиссякаемой. Даша ответила на его поцелуй. И вот уже язык мужчины, по-хозяйски разжимает её зубы, как бы открывая врата, и находит её язычок. И тут начинается страстный танец, кто кого. А руки Ильи, такие горячие руки настойчиво обнимают, они хотят быть одновременно везде: и на её плечах, и на шее, и на груди, и на бёдрах. Даша уже сама обхватила мужчину своими руками, и сама переполнена страстью. Он берёт инициативу в свои руки и начинает снимать одежду. Делает это осторожно, боясь спугнуть эту страсть. Даша не сопротивляется и тогда Илья действует уже смелее, затем, когда на ней остался только лифчик и трусики, он подхватил женщину, как ветер подхватывает пушинку, и бережно понёс на кровать. И только там освободил всю её от ненужных преград. И тут началась прелюдия любви.

Илья нежно, чуть дотрагиваясь, целовал лоб нос, губы любимой. Затем шершавым языком вошёл в одно ушко, затем во второе. У Даши желание прошло волной снизу доверху, ударив в голову, и она застонала от наслаждения, такого забытого и такого желанного. Затем его язык нашёл её соски, которые как сладкие вишенки, ждали уже давно, когда кто-то насладиться этим чудесным соком. И вот нашёлся хозяин, который так бережно поглаживал руками то дерево, на котором созрели эти замечательные плоды.

Опустившись ниже, он языком проторил дорожку меду грудью и пупком. Потрогал впадину и пошёл искать дальше. На него пахнуло любовью и он, припав к самому центру, начал жадно всасывать эту любовь, и впитывать росу вместе с головокружительным запахом женщины.

А Даша уже просила, со слезами счастья на глазах, чтобы садовник помиловал, и взял то, о чём так давно мечтал. Но Илья специально не спешил. Он уже был победителем. И выжидал, когда побеждённый сам вынесет ключ от ворот павшей крепости. И тогда не выдержав, Даша сама начала снимать одежду с Ильи. Она горячилась, руки не слушались, она злилась. И наконец, рванула её так, что пуговицы разлетелись в разные стороны. Вот только тогда Илья быстро снял себя оставшуюся одежду и предстал перед женщиной во всей мужской красе. Даша со стоном протянула к нему руки и прошептала:
- Милый всё, я сдаюсь. Я очень хочу тебя!!!!
Пламенная страсть вспыхнула в туже секунду. Илья усердно ласкал и гладил эрогенные зоны молодой жены. А их как оказалось на теле девушки просто несчётное количество. Губами и языком ублажая её грудь, особенно акцентируя соски, он не переставал трогать руками всё её божественное тело. Половой акт превращается в какой-то безумный танец желания, чтобы подарить друг другу, только высшее наслаждение. Даша, полностью отключив сознание, повалила Илью на спину и с жадностью припала к его возбуждённому члену. Девушка с наслаждением и упоением делала минет мужчине. Вбирая в рот член Ильи всё глубже и глубже, девушка с удовольствием слушала его сладостные стоны. И нетерпеливое:
 - Ещё, ещё, да, ах, как хорошо, Дашечка, ещё, ещё! И шумное дыхание. Илья крепко прижимал голову девушки к себе, от чего возбуждение становилось все больше и ярче.
Женщина ощущала дрожь тела, просто так из ниоткуда, без чёткого ритма, то мелко и быстро, то мощно и медленно, и Илья кончил, так бурно и много. Сперма, пульсируя мощными толчками, вырвалась из его головки бордового члена, оставляя брызги везде. И на лице Даши и на его животе и даже на кровати. И в его стоне-рыке смешивалась такая гамма эмоций, которую трудно передать словами. Он просто утопал в божественных ласках, которые ему дарила его любимая женщина.

Потом мужчина лежал с закрытыми глазами и тяжело дышал, успокаивая сердцебиение. Даша прилегла рядом, и понимающе относилась к этому факту. Ведь мужчинам всегда нужен отдых, чтобы прийти в себя от той безумной вспышки, от того взрыва, который он только что испытал. Но и отдыхая мужчина не оставлял свою женщину без внимания, он уже уверенно, смело и по-хозяйски трогал Дашу за пышную грудь, потом скользил к её промежности, и окунулся в горячий сок, которым любимая была переполнена. Страстно и нежно перебирая пальчиками клитор девушки, он наблюдал за ней.
А на Дашу снова накатывала волна возбуждения и девушка была уверена, что скоро страстный марафон будет продолжен. Мужчина отдохнул и быстро восстановил свою мужскую силу. Спустя какое-то время Илья снова начал целовать и трогать Дашу за её аппетитные груди. Настойчивая прелюдия снова открывает новую волну страсти. Теперь Даша легла на спину и поманила мужчину пальчиком к себе. Открывая сладкое лоно навстречу ему – вот она я, бери!!! Как ты хочешь? Будешь нежно ласкать меня? Или возьми меня быстро и страстно! Я отдаю тебе своё тело и сейчас полностью открыта - возьми всё, что ты сейчас хочешь…
И тут мужчина резко поднимается, берёт рукой снова приподнятый член и вставляет его в такое желанное и обожаемое влагалище. Медленно, но настойчиво туда-сюда, туда-сюда. От этого девушка начинает сразу стонать. Мощно, сильно, страстно. Груди сотрясаются и колыхаются в такт толчков. А он уже целует грудь, еле касаясь языком, но от каждого прикосновения девушка почти теряет сознание. Даша стонет, желает ещё и ещё. Проводя руками по бёдрам мужчины, она помогает ему глубже проникать. Тут он резко останавливается, берёт её за талию, переворачивает и, находясь сзади, снова проникает в вагину своим твёрдым членом. Прогибаясь в спине, Даша чувствует новую сексуальную атаку. Раз, другой, третий, ещё, ещё, ещё… Илья снова рычит от страсти и удовольствия, которое получает сам. А Даша уже мокрая от пота, постанывает, подмахивая бёдрами. На секунду Илья останавливается – и снова раз, и он снова внутри. Девушку уже пробивает дрожь, она снова на краю высшего удовольствия. И мужчина это тоже прекрасно чувствует.
- Ааааа.. – кричит Даша…..
 - Ааааа… – но это не от боли, а от волшебного ощущения, сравнимого с сумасшествием. И тут оргазм как огромная волна захлёстывает их обоих, погружая в самую глубину наслаждения и эйфории.
Женщина чувствовала, как внутри неё пульсирует и уменьшается в размерах член мужчины.
Оба вспотевшие, и полностью удовлетворённые, легли на простыню и тяжело дышали. Член Ильи ещё находится в любимой, но вскоре выскользнул, оставляя внутри блаженное чувство истомы.
Вот теперь он завладел этой крепостью. И не было в этой схватке победителей и побеждённых. Они действовали, как единое целое и были вознаграждены таким мощным фейерверком, вознёсшись вместе с ним до небес, что потом долго не могли прийти в себя.

До утра Илья так и не ушёл домой. Они ещё несколько раз летали в заоблачную высь, наслаждались голубизной неба и фантастическими вспышками звёзд. Это была их первая ночи любви. Только под утро, положив свою головку на плечо Илье, Даша забылась радостным сном. А Илья так и не уснул в эту ночь. Он просто грезил. Он боялся спугнуть своё счастье, которое так уютно расположилось у него под мышкой. Он знал: чтобы не случилось, он никому и ни за что не отдаст это сокровище.

Молодые люди решили пока только встречаться. Связать свои жизни пока не было возможности. У Даши как бы был законный муж, а Илья считался в браке. Он так и не подал на развод, когда от него сбежала Аллочка. Где она теперь и что с ней он не знал, да и знать не хотел. Хотя придётся ворошить прошлое. Ведь он обещал Даше, что станет Владику настоящим отцом, а для этого он должен будет усыновить его, предъявив надлежащие документы.

 Время шло. Мальчику скоро исполнится два года. Он откровенно называл Илью папой. Все уже свыклись с этим, и не переубеждали малыша. Дашу повысили по карьерной лестнице. Сделав заместителем редактора, правда, пока что временно. Бывшая зам редактора ушла в декретный отпуск. Оба подали заявления в суд. Илья на развод, а Даша о признании мужа, Морозова Дмитрия Яковлевича, пропавшим без вести.

Глава.28.  Длинная дорога домой.

Легко сказать: «Домой!». Но, как осуществить эту мечту? Конечно, Эмма была несказанно рада, что почти через три года, ей, а не кому-нибудь, удалось отыскать двоюродного брата, который так глупо потерялся. Это надо же, так распорядился Бог, что совершенно случайно, газета с портретом Дмитрия и заметкой его жены, оказалось у неё. Эмма уже не раз пробовала позвонить по указанному в газете номеру телефона, однако, всегда был один ответ: «Указанный вами номер не существует», а ей так хотелось обрадовать свою тётю и Дашу. Она понимала, как им трудно было вот так в одночасье потерять самого близкого и дорогого человека.

                Хорошо, что Бора как обещал жене, открыл свою клинику, и теперь появилась возможность оказать такую необходимую помощь Дмитрию. При других обстоятельствах он оказался бы снова на улице, и тогда неизвестно, что с ним могло произойти. Теперь надо думать, как ему помочь уехать. Ведь никаких документов при нём нет. И вообще странно, как он столько времени живёт без паспорта. Полиция в Стамбуле очень строго относится к таким людям. А тут, возможно, свою роль сыграло то, что Дима жил при церкви, а к этому и отношение совершенно другое. Но сейчас был именно противоположный случай. Документы нужны позарез.

                Посовещавшись с мужем, они пришли к выводу, что есть два выхода из создавшегося положения: во-первых, можно попросить какого-нибудь капитана русского корабля, прибывшего в Турцию, перевезти мужчину нелегально на Родину. Но это был очень рискованный план. Ждать бы пришлось довольно долго. Да и вряд ли любой капитан возьмёт на себя такую огромную ответственность, рискуя как минимум погонами, а как максимум своей свободой. Поэтому второй вариант был более гуманный и безопасный. Можно обратиться в Российское посольство в городе Анкара и рассказать о создавшемся положении. Однако в обоих случаях есть своё «Но».

           Если даже за особое вознаграждение капитан и согласиться бы взять незнакомца на борт своего судна, то не факт, что Диму доставят прямо на Родину, и в центр столицы, в город Москва. И снова там возникнут вопросы с документами. Да и неизвестно, сколько тот корабль будет ещё бороздить по морям и океанам. А здоровье также неизвестно у травмированного однажды человека будет обстоять. А если в Посольство он и обратился бы, так кто ж его без документов туда пустит? Короче, образовался замкнутый круг.

                Эмма состояла со своей матерью в письменной переписке и сообщила об этом факте. Однако и Алёна ничем не могла помочь: так как у неё не было адреса Марины. Та, как исчезла после того, как продала дом и уехала со своей семьёй в Москву, так с тех пор и никто не знает. А хотелось бы знать, хоть что-то о родной сестре.
                И тогда Бора обратился за советом к своему отцу. Тот долго думал, а потом дал совет, что бы Эмма сама обратилась в посольство. Ведь она выходец из Советского Союза и её должны выслушать

Так и сделали. Когда Дима окреп, и у него прекратились приступы головной боли, Эмму снабдили из клиники соответствующими документами, якобы она сопровождает больного в Анкару для прохождения дальнейшего обследования. Там, в столице, Эмма сняла номер в отеле и, оставив Дмитрия отдохнуть, направилась в посольство, где ей назначили встречу с послом, но не сразу, подождать аудиенции нужно было целых три дня.

Послом оказался приятный мужчина лет 50. Который очень внимательно выслушал рассказ, а когда он узнал о том, что Эмма из Белоруссии, то проникся к ней с ещё большей симпатией, так как оказалась его землячкой. Он много расспрашивал о том, как там живётся, ведь он давно не был на Родине. А выслушав рассказ женщины, согласился принять Дмитрия Морозова прямо на следующий день.   

В тот же день в Москву был дан запрос о человеке под именем Морозова Дмитрия Яковлевича по дипломатической почте.

И снова надо было ожидать, томное и порой невыносимое ожидание было просто бесконечным.  И лишь через неделю Дмитрия вызвали в посольство телефонным звонком и выдали долгожданные документы. Счастью не было предела. Можно было смело покупать билеты домой. Парень был на седьмом небе от счастья. Но была одна неприятность. Эмма не смогла выполнить желание Димы, чтобы полететь вместе с ним в Москву. Ведь она была на втором месяце беременности и чувствовала себя совсем не важно. Да и нервишки порой пошаливали. А муж Бора руководил своей собственной клиникой и также не мог остановить ни на минуту весь этот огромный процесс. И тогда решили, что Дмитрий уже совершенно здоров и сам сумеет благополучно добраться до Москвы. Эмма проводила брата в аэропорт, он успешно прошёл таможенный контроль. Она терпеливо проследила за ним, пока он не зашёл в салон самолёта. Самолёт благополучно поднялся в небо и через три с лишним часа приземлился в Москве.

                Дима стоял на родной земле и не мог поверить в то, что весь этот кошмар закончился. И то, что спустя столько времени, сможет обнять всю семью, скоро увидит свою мать и свою жену Дашу. Воспоминания как ураган всплывали в голове Димы. Он даже не вспоминал об Айсун. Она отошла, как бы на второй план. Теперь у него перед глазами стоял лишь портрет его жены. Он даже и не допускал мысли о том, что она не ждёт его. Ведь они так были счастливы с ней. И как такое могло случиться, что он связал свою судьбу с турецкой девушкой? Как так случилось, что Айсун вытеснила совсем из его сердца Дашу? А ведь он любил, и она его любила. А что бы он делал, если бы она не умерла? Хотя, что удивляться, чёртова амнезия, вот что полностью изменило всю привычную жизнь Димы. И винить тут можно только одного человека: моряка, который избил Диму в порту Стамбула. Кстати, надо поквитаться при встрече! Такие мысли не покидали Диму всю дорогу до самого дома. От волнения у него подкашивались ноги. Ну, вот он и доехал на трамвае до родного дома.

На крыльях надежды Дима перелетал с одного лестничного пролёта на другой. Он торопился к своей семье, к себе домой. И только у двери квартиры он на минутку задержался, восстанавливая дыхание и слушая, как сердце радостно колотится в предвкушении встречи. Он прижал руки к груди и позвонил. Но на звонок никто не отреагировал. Теперь мужчина смелее нажал на кнопку, и снова в ответ тишина. В растерянности он не знал, что делать. Сколько раз он нажимал на звонок, но дверь так никто и не открыл.

- Наверно в магазин ушла, девочка моя? – Дима искал возможные варианты.
Посмотрев под коврик, где обычно лежал ключ, был, конечно, удивлён, на месте такового не оказалось.
- Ну, значит встречу её с магазина! – радостно констатировал парень. Он, не дожидаясь лифта, сбежал по лестнице, чуть не задев плечом высокого черноволосого мужчину, который поднимался вверх.
Дима выбежал из подъезда и сел на скамейку. Он кутался в тонкую курточку и осматривал унылые серые дома. Погода московская была не ласковой, а по-осеннему холодной.

И вдруг на автобусной остановке он заметил девушку. Да, он не мог её не узнать. Это же была его любимая Даша. Парень возбуждённо поднялся и направился к ней. Слёзы радости подкатили к глазам. Сердце бешено колотилось в груди. Дима торопился к любимой, чтобы заключить её в свои объятия. Какая же красивая, в этом новом плаще с синим шарфиком, и губы так ярко накрашены. Странно она же обычно не любила это! Сомнение появилось в сознании парня, а ещё удивительнее было то, что мимо проезжающая иномарка притормозила около Даши и она без всяких колебаний села в машину.
Мужчина оторопел и остановился. Негодование заполнило его мозг, а он лишь безысходно смотрел вслед уезжающей иномарке.

- Что это? Как это?– короткие не связанные вопросы кружились в голове парня, и он просто не верил глазам. Он не мог ошибиться и не мог поверить в то, что увидел. Обида потихоньку нарастала.
- Почему она села в машину и, собственно, куда могла поехать? – никак не унимался встревоженный мозг Димы. Но ответов у него не было.
  Точно мама Марина. Вот кто даст ответы на большинство вопросов.
И тогда он решил немного поменять планы и ехать к матери. Может и Даша там будет. И увидев, что к остановке подъехал автобус с нужным номером, ловко заскочил в салон.

Парень ехал и в окно рассматривал такие знакомые улицы. Да много поменялось, но это пока было неважно, он торопился добраться к матери, с надеждой, что её застанет дома.

Как он добрался до нужного адреса, как проник внутрь подъезда, как судорожно вспоминал нужный номер квартиры, всё просто смешалось в голове. И вот запыхавшийся Дима стоит у двери квартиры и нажимает звонок.
Щелчок замка, очень воодушевил парня. Скрип петель. Дверь открылась. Но улыбка сошла с лица. На пороге стоял какой-то мужчина. Хозяин квартиры тоже замер. Двое мужчин вглядывались друг в друга, они не могли никак признать, кто стоит перед ними. Первым опомнился Артём и как-то неуверенно спросил:
- А Вы кто, уважаемый, и к кому собственно прибыли? Извините, по средам мы не подаём!!
Дима поморщил лоб и тихо, и тоже неуверенно произнёс:
- Вы же Артём? Синяк на глазу совершенно уже не виден. Не могу теперь узнать Вас.
Мужчина ещё раз взглянул на Димку и, округлив глаза, крикнул:
-Марина! Любимая! Иди сюда скорее! И уже тише добавил:
- У нас неожиданная радость, вроде Димка сам нашёлся…..
На шум в прихожей вышла Марина, она вытирала о передник мокрые руки и пристально вглядывалась в лицо пришедшего, поседевшего, хоть и осунувшегося, но ещё молодого мужчины. И тут ноги у неё подкосились и она с криком:
-Сынок мой, Дима!!! Ты, наконец, дома! - и рухнула в объятия Димы.

ГЛАВА 29.БЕЗРАДОСТНАЯ ВСТРЕЧА.

                Когда Марина пришла в себя, то никак не могла насмотреться на своего единственного сыночка, которого уже не мечтала увидеть. Почти тои года её материнское сердце страдало от того, что никаких следов не удалось найти, а тут вот он сам появился перед её глазами. Она то и дело всхлипывала. Хваталась, то за одно, то за другое. Уже молила Господа, пусть хотя бы тело сына найдётся, чтобы придать его земле. И спустя столько времени, это тело сидело с ней рядом, и урчало недовольным желудком. Она понимала, что Дима голодный. Только что с дороги, устал и его нужно покормить, но никак не могла сосредоточиться. Она подходила к нему, просто трогала руками, чтобы убедиться, что явно не сон и не мираж, а живой сынок сидит перед ней во плоти, и даже улыбается.
Тогда бразды правления взял в свои руки Артём и, оставив мать с сыном наедине, пошёл на кухню, чтобы приготовить обед

А потом все сидели на кухне за столом, и Дима, что вспомнил о своём незадачливом путешествии, то рассказывал, умолчал только о том, что, будучи во временной «отключке», полюбил красивую девушку, которую не так давно потерял. И что потерял её только по своей вине, не смог сдержаться и преступил порог, этим самым и подписал девушке смертный приговор. Ему ещё некогда было думать об этом. Только недавно он стал адекватно оценивать всё, после лечения в клинике, где работала Эмма. Рассказал и о счастливой случайности, когда встретился с сестрой, и о том, какую большую помощь в его оздоровлении оказала её семья.

Тут Марина не выдержала и разрыдалась. Это же она сама виновата в том, что отрезала все пути от единственного родного человека, от Алёны. Если теперь ничего плохого больше не случится в её семье, то она обязательно пойдёт на примирение, она первая напишет сестре и попросит за всё прощения.

Потом Марина спохватилась и начала рассказывать Диме о Даше, о том, что у него родился наследник, и что имя ему дали Владислав, как того и хотел когда-то он, Дима. Дима был шокирован. Неужели это произошло? Это надо же так случилось, что его мечта о сыне сбылась, только вот обидно, что без его личного присутствия.
А и из другой комнаты с громким криком выскочил белоголовый, голубоглазый мальчуган и бросился на руки к бабушке, увидев незнакомого мужчину. Марина с радостью подхватила ребёнка.
- Это мой сын? – Дима бессильно опустил руки и обратил всё своё внимание на мальчика.
А тот, то прятал своё личико на бабушкиной груди, а то хитро выглядывал одним глазком на незнакомца.
- Да, Димочка, это именно он. Но прости, ребёнок тебя никогда не видел.
- Да я понял это. А Даша? Что с ней? Дима рассказал про случай утром на остановке, как Даша села в иномарку и куда-то уехала. Верна ли Даша осталась своему мужу, или уже замужем за другим?
Марина опустила голову и сразу не смогла ответить, она подбирала слова, которые должны были вселить в сына надежду. Собравшись с мыслями, она произнесла:
-Нет, Даша, конечно, замуж не вышла. Она всё время ждала тебя. Она через многое прошла. Не сладко ей пришлось и со мной, и с малышом, однако она стойко выдержала это испытание.
Дмитрий вздохнул с облегчением и, решив её срочно увидеть, начал собираться, чтобы поехать к себе домой. Вернее, своей жене он должен был отвезти сына. Но тут вмешалась мама и сказала, что вначале нужно позвонить и предупредить её об этом радостном событии.

Когда Марина набрала номер, то никто не подошёл к телефону. Не ответил и мобильник. Так что визит Диме пришлось отложить. И только ближе к вечеру Марине удалось связаться со снохой.

И, конечно же, как не старалась Марина сгладить своё сообщение, вернее, смягчить, но на другом конце провода явно было шоковое состояние.

И вот уже Дмитрий стоит на пороге квартиры, в которой жил несколько лет назад со своей женой Дашей. Бабушка с внуком стояли поодаль. Дверь раскрылась. Перед Димой предстала молодая красивая женщина, настолько бледная, что кажется, на лицо была надета маска. Дмитрий шагнул к ней и протянул руки, чтобы обнять, но Даша не смогла сделать на встречу ни малейшего движения. Она только смотрела на этого поседевшего преждевременно молодого мужчину, и прижимала руки к груди. Три долгих года она днём и ночью мечтала об этой встрече, а тут…. Тут, увы, сердце её уже молчало. Что означало, что этот человек, уже не её родной человек, а чужой. Но почему её душа так резко изменила отношение? Может всему виной тот второй мужчина? Может Илья занял место, предназначенное Дмитрию? На этот вопрос у неё пока что не было ответа. 
- Мамочка!!! – крикнул Владик, и вырвавшись из рук бабушки Марины, которая приехала сюда вместе с Димой, подбежал к маме. Даша подхватила ребёнка и жарко поцеловала. Ребёнок боязливо оглядывался на незнакомца.
И только тогда Даша спохватилась и начала объяснять мальчику, что этот дядя его родной папа. Но мальчуган упрямо мотал головой и лепетал:
- Не..неть…нее…неть.

Женщина опустила мальчика на пол и, подойдя к гостю, обняла и поцеловала в щеку, пригласила всех пройти в комнату. Дима чувствовал себя не гостем, не хозяином в этой квартире, а каким-то изгоем. Он не знал о чём говорить, не знал, что спрашивать. Он просто печально наблюдал за малышом, иногда приближался к нему, чтобы взять на руки, но тот убегал и прятался за мать.
Наконец, Даша смогла взять себя в руки и присев рядом с мужем спросила:
-Димочка, дорогой ты мой, где же ты был столько времени? Почему не дал о себе ни единой весточки? Я так устала тебя ждать. Если бы ещё немного, и ты опоздал бы окончательно.

Дмитрий вздрогнул и вопросительно посмотрел жене в глаза.
- Ты полюбила другого мужчину?
Даша, не отводя глаз, ответила, что у неё появился новый друг, который был рядом с ней всё это время и в радости, и особенно тогда, когда ей нужна была мужская поддержка.

Дима понял, что Даша должна узнать правду. Он рассказал обо всём: и как уснул на матрасе, и как оказался спасённым рыбаками-бандитами, как не по своей воле потерял память и лишь по этой причине смог забыть свою любимую Дашеньку. Как потом его разыскала сестра, и через какие преграды вернула его, наконец, домой. Но о том, что у него была турчанка Айсун…. Он не сказал, ни слова.

Оба плакали. Обнимались и горевали о потерянном впустую времени, и может, о потерянной большой любви. Вот действительно «Судьба-насмешница»! За что она так наказала их?

А немного позже пришёл с работы Илья. Даша телефонным звонком предупредила его о том, что бывший муж Дмитрий нашёлся. Илья спешащий домой не мог не прийти и не увидеть того, кто отнимал у него счастье, которое, казалось, уже было у него в руках.
Мужчины поздоровались за руку и долго всматривались друг другу в глаза. Сколько бы продолжался бы этот поединок, никто не мог сказать, если бы не Владик, который с криком:
-Папа!– бросился к Илье и протянул ему свои ручонки.
Сердце Димы сжалось от боли и обиды, когда он увидел, что детские ручки обнимали шею другого мужчины. Но обида была только на себя. Детское сердечко уже сделало свой выбор.

Позже двое мужчин и две женщины сидели за одним столом. Дмитрий ещё раз слово в слово рассказывал о своём злополучном путешествии. Малыш Владик мирно сопел в своей кроватке. А взрослые, как бы оттягивали ту минуту, когда кому-то надо будет встать и уйти. И это сделал рассудительный Илья. Вежливо попрощавшись, он вместе с мамой Мариной вышли из квартиры, аргументируя это тем, что двое бывших супругов должны были серьёзно поговорить тет-а-тет и сами решить, как им быть дальше.

А потом наступила ночь. Даша и Дима надеялись, что может быть совместная ночь в их законном супружеском ложе, принесёт какое-то успокоение, может, сблизит их, и снова вспыхнет страсть, и что тела вспомнят, как они когда-то любили друг друга…

Однако, ночь и стремительный, но такой скоротечный секс, принёс только разочарование. Оба партнёра поняли лишь, что стали чужими друг для друга.
Утром муж и жена не смотрели друг на друга, как будто случайные люди встретились и просто переспали. На душе было противно и холодно. У обоих лишь назрел один вопрос:
- А что же теперь дальше? Как жить?
Брачный союз ещё был в силе, но чувств уже не осталось. Единственное что реально было, стоящий перед ними улыбчивый маленький голубоглазый мальчуган, копия большого мужчины. Поэтому и ответ пришёл произвольно сам по себе:
- Жить надо во имя наследника, имя которому Владислав Дмитриевич.
Так потянулись дни за днями. Дмитрий вышел на работу, правда, не на прежнюю, а на совершенно новую, курьером в частной компании. Немного пришлось поучиться, наверстать то, что забыл, однако память уже работала чётко и без сбоев.

А Илья грустил….. Не такое будущее он себе рисовал. Ему очень не хватало его милой Дашеньки. Мысли о разрушенных планах, выбивали из колеи. Он совсем ушёл в работу. Иногда звонил Даше, она скупо отвечала на его вопросы. Было видно, что и ей нелегко даётся забыть то, как им было хорошо, и что оба мечтали о том, что навсегда будут вместе.

Глава 30. АЙСУН В МОСКВЕ

Зима пролетела незаметно, насытив ранее сухую землю водой, чтобы дать возможность новому урожаю вобрать в себя силу природы с помощью этой чудодейственной влаги. Джемиля с помощью Айсун перекопали огород и посадили овощи, зелень. Хотя племянница и не собиралась тут задерживаться, но с радостью помогала своей дорогой родственнице, заменившей ей родных людей. Гюнней заметно подросла. Она уже сама могла вставать на ножки, держась маленькими ручками за оградку кровати. А когда появлялась бабушка Джемиля или мама, то она издавала такие радостные вопли, что женщины от души веселились.

А вскоре тётушка получила радостную весть, что на днях в гости к матери едет её сын и везёт с собой, чтобы познакомить с матерью свою невесту. В доме у Джемили царило радостное оживление. С утра и до позднего вечера женщины стирали, отмывали окна. Мыли полы. А потом готовили вкусные блюда. Тётя вспоминала, что любил её мальчик. И вот, наконец, подкатил к дому автомобиль. Из него первым вышел высокий крепкого телосложения мужчина, который открыв дверцу, помог выйти из машины шикарной девушке.

Не чувствуя под собой ног, Джемиля выбежала навстречу и повисла на шее у сына. Тот поглаживал мать по спине и радостно уговаривал:
-Мамочка! Вот мы и приехали.
И только тогда мать обратила внимание на девушку, стоявшую в сторонке и смущенно улыбающуюся. Свекровь подошла и, обняв, повела в дом.

А там их приветливо встретила Айсун. Они хотя и были родственниками, но познакомились только сейчас. Всех, конечно, развлекала малышка Гюнней. Она быстро поладила со всеми и охотно шла на руки к незнакомой тёте и дядя. А к вечеру даже сама выбирала к кому пойти и тогда протягивала ручки и смотрела своими неотразимыми синими глазёнками до тех пор, пока её избранник, или избранница брали её на руки.

Так прошёл ещё один месяц. А когда сын с невестой начали собираться в дорогу, то Айсун уединившись с мужчиной, рассказала ему свою историю и попросила помочь. Тот согласился и сказал, что непременно доставит её и дочку в Стамбул. А дальше она сама уже решит, как ей поступать. Но прежде всего они заедут к нему в гости в Анкару. Айсун никогда не была в столице и с радостью согласилась.

По прибытии в столицу, девушка была поражена её красотой. Несколько дней они гуляли, наслаждаясь красивыми парками и фонтанами. А затем Саид высказался за то, чтобы его невеста, Бегюль, немного преобразила молодую маму. Ей нужно было изменить внешность. Не откладывая в долгий ящик, девушки посетили салон красоты в то время, как Саид остался с Гюнней. Когда они вернулись, то первой не узнала свою маму дочка. Она смотрела, широко открыв свои глаза, и не могла понять, что это действительно её мама. Волосы, когда чёрные стали тёмно-каштановыми. Вместо длинной косы сейчас была замечательная стрижка каре. Бровям придали красивую форму и подвели под цвет волос. Это была одновременно и Айсун, и в тоже время другая, шикарная и привлекательная девушка. Талия сохранилась и была по-девичьи тонкой. А грудь была полной и упругой. Она так и притягивала взор.

А уже на второй день, снабдив девушек лирами, Саид снова остался за няню, а их отправил в салон моды, выбрать наряды для Айсун, ну и конечно, для любимой Бегюль.

А когда женщины предстали перед его взором, Саид был сражён наповал их красотой. Вот теперь Айсун спокойно могла отправляться в Стамбул к своему любимому. Но для этого нужно было нарядить и малышку Гюнней. Так и сделали. Обе мама и дочь выглядели превосходно, когда Саид и Бегюль усадили их в скорый поезд Анкара-Стамбул.

Так у Айсун появились новые родственники, ставшими для неё большими друзьями. Уже утром они прибыли в родной город.

                И вот уже Айсун со своей крошкой в Стамбуле. Перед ней встал вопрос. Куда податься? Оставив чемодан в камере хранения, а прихватив только сумку с вещами дочки, женщина нашла укромное местечко в скверике около вокзала. Девочка хотела кушать и немного капризничала. Айсун не могла прямо в вагоне достать грудь и кормить малышку. Поэтому сойдя с поезда, нашла укромный уголок в небольшом скверике, расположенном вблизи железнодорожного вокзала и, уединившись, начала святой действие, кормление младенца. Это чувство всегда у неё вызывало благоговение.

Вскоре голод был утолён, и девочка снова уснула. Немного посидев и, обдумав свои дальнейшие действия, Айсун решила идти в церковь, чтобы встретиться с Серканом, а потом уже вдвоём они решат, как им поступать дальше. Домой пока показываться совершенно не хотелось.

Она достала из сумки платок и покрыла им свою голову. В таком виде её никто из знакомых при встрече не смог бы признать.  Вскоре она уже была у знакомых церковных ворот. Сдерживая волнение, вошла на территорию церкви. В это время, её друг вместе с другими проживающими там работниками обычно находился на поле, расположенным прямо за садом. Айсун поспешила туда. Она с большой надеждой присматривалась к работникам, но знакомой фигуры так и не заметила. Неприятный холодок сжал сердце. Но она упрямо отгоняла от себя плохое предчувствие. Подойдя ближе, спросила у ближнего мужчины:
-  Ве нереде, Серкан? (А где Серкан?)
Мужчина недоумённо посмотрел на женщину и развёл руками. Потом окрикнул другого мужчину,и лишь только тогда Айсун получила ответ, что уже давно Серкан здесь не появляется. Где он и что с ним они не знают. Но возможно, об этом знает священник, наставник Святой обители.

И женщина направилась разыскивать священника. Он был в церкви. Приглядевшись, он узнал девушку, которая навещала его подопечного, и был немало удивлён тем, что у неё на руках был младенец. Но ни о чём не спросил, а ответил на её вопрос тем, что Серкан давно ушёл от них, уже больше, как полгода о нём нет никаких вестей.

Девушка побледнела и опустилась на скамейку. Слёзы застилали её глаза. А девочка, как будто почувствовав материнскую боль и растерянность, заплакала. Айсун подхватилась с места и начала успокаивать малышку, но та никак не хотела молчать, и уже кричала во всё своё горлышко.

Тогда священник осторожно взял девочку на руки, высоко поднял над головой и начал говорить очень ласковым голосом о том, что они с мамой непременно отыщут своего отца, который будет любить их и заботиться о том, чтобы никто и никогда их с мамой не обидел. Девчушка успокоилась и только очень внимательно вглядывалась в того человека, который произносил эти слова. Успокоилась и Айсун. Значит, так и будет. Она найдёт своего любимого, чего бы это ей не стоило.

Поблагодарив священника, Айсун покинула церковь. День клонился к вечеру. Нужно было искать ночлег. Деньги у неё были, чтобы снять номер в отеле, однако она решила попытать счастье в другом месте и отправилась в клинику, где работала Эмма. Там ей повезло, и вскоре к ней вышла её бывшая подруга. Та сразу и не узнала свою подругу. Но когда Айсун радостно кинулась навстречу, тогда и Эмма признала в ней любимую Димы.

  Ей пришлось поведать историю Димы, который так болезненно воспринял известие о смерти возлюбленной, но тем самым помог себе вернуть память, конечно, не без помощи врачей.

Тогда и Айсун рассказала о том, почему они с тётей пустили молву, о её, якобы смерти. Это было, конечно, не лояльно, по отношению к матери, но по-другому, также не могли поступить, она не могла рисковать тем, что бы у неё отняли бы ребёнка.

 Женщина была полна решимости ехать в Москву, к Диме. Однако её пыл пришлось умерить Эмме тем, что она рассказала о том, что у Димы в Москве, есть законная жена, которая, конечно же, рада, что он, наконец, вернулся домой. Это был настоящий удар для Айсун. Она сидела брошенная и растерянная, то улаживала на диван своё сокровище, то прижимала её к груди. Эмма не смогла удержаться и слёзы одна за другой катились по её щекам.

На ночь Эмма забрала Айсун с ребёнком к себе, предварительно заехав на вокзал за вещами девушки. Бора, конечно, не возражал. Он очень любил свою жену и точно знал, что всё то, что она делает-делает правильно. Супруги не могли налюбоваться на чудесную девочку с голубыми глазами и длинными тёмными волосиками. Они сами мечтали о том, что станут родителями. Этого ждать оставалось совсем недолго. Всего каких-то восемь месяцев. Но это была пока что их тайна. Теперь они наслаждались чужим счастьем.

А утром молодая мама объявила о том, что непременно поедет сама в Москву, чтобы бы показать дочь родному отцу. А там если Серкан их прогонит, то так тому и быть. Эмма только развела руками и пообещала, что окажет ей всяческую помощь. А помощь, естественно, понадобилась. Нужна была виза. И снова ей пришлось проделать путь в столицу, где обратилась к уже знакомому в посольстве. Через две недели проводила подругу с дочерью на поезд Стамбул-Москва. Ехать им предстояло около 35 часов.

Эмма снабдила подругу всем необходимым, дала также адрес. Дима как-то оставил ей адрес матери Марины. Поезд в Москву ехал, набирая скорость.

В купе рядом с Айсун ехали «челноки», они разговаривали по-русски. Кое-что девушка понимала. Из их разговоров поняла, что это муж и жена едут в Москву. Они закупили товар и теперь совещаются, как выгоднее его продать. Семья попутчиков ей нравилась и она, когда нужно было выйти в туалет, ласково улыбаясь, просила присмотреть за девочкой. Женщина охотно выполняла просьбу молодой матери и подхватывала на руки малышку

А на вторые сутки совместного пребывания в одном купе, женщина спросила Айсун, как так хорошо девушка научилась, разговаривать по-русски и куда, вернее, к кому едет? И тогда молодая мама достала адрес и показала женщине. Та очень удивилась и, подозвав мужчину, показала бумажку. У того глаза чуть не вылезли на лоб, но он покряхтел и присел рядом с турчанкой и начал расспрашивать обо всём. Так постепенно они и познакомились. Марина и Артём удачно сели в это вагон, чтобы встретится с Диминой турецкой возлюбленной Айсун. И полностью разузнать всю историю о том, чем занимался их сын после того, как потерял память. Естественно, девушке они не сказали о том, что они являются родителями Димы, а бегло посовещавшись, пригласили девушку пожить у них, с предложением помощи в поисках отца девочки.
 
Глава 31. СУДЬБОНОСНЫЙ ЗВОНОК

 Так прошло около трёх месяцев. Даша и Дмитрий жили, казалось, одной и дружной семьёй. Если жена задерживалась на работе, то звонила мужу, и тот охотно забирал Владика с яслей и оба дожидались матери с работы, иногда даже пытались что-то приготовить на ужин. Были попытки со стороны Димы сблизиться и в постели, но Даша так и не смогла пойти навстречу. Она принимала его ласки, но сама не могла ответить прежней взаимностью. Что-то мешало, что-то ставило преграды на этом пути. Совершенно пропала страсть и былое удовольствие. И тогда Дмитрий просто прекратил всякие домогательства тела своей жены. Он не хотел видеть, как она под ним мучается. Он решил, что сам во всём виноват и корил себя за это. Оба уповали на то, что всё со временем может быть войдёт в свою колею. Мама видела все неполадки в семье, но ничего поделать не могла.

Как-то вечером, они с Дашей были уже оба дома и занимались каждый своим делом, как Диме позвонила Марина и сказала, что они вернулись с рейса, и попросила его срочно приехать. Дима укоризненно проворчал, что уже скоро полночь, но мать была категорична. Сыну ничего не оставалось, как подчиниться. Он предупредил Дашу, что возможно, на ночь не приедет, будет слишком поздно и, поцеловав жену и сына, уехал.

Когда позвонил в дверь матери, то отворил Артём и многозначительно как-то взглянул на него, пропуская вперёд. Недовольство, которое было в самом начале, немного угнетало, что за срочность такая? И каково же было его удивление, когда, зайдя в комнату, рядом с мамой он заметил молодую женщину с короткой красивой причёской, в красивом платье выше колена и туфельках на высоком каблучке. Она стояла к нему почти спиной. Дима был ещё больше заинтригован, когда увидел, что на кровати, где стояли обе женщины, лежал ребёнок. На первый взгляд, это была девочка, с удивительно длинными для её возраста тёмными волосиками, рассыпавшимися по подушке. Девочка спала, посасывая периодически крохотными губками соску-пустышку.

Дмитрий остановился, как вкопанный и тихо поздоровался. Женщина обернулась, и кто же это??? До боли знакомое и родное, отразилось в его в глазах. Да, именно эти глаза, он так и не смог забыть и видел почти в каждом из своих снов. Дмитрий рванулся вперёд и, обхватив голову женщины руками, выдохнул:
- Айсун! Любимая Айсун! Солнышко моё, радость моя Айсун! Ты жива, я ведь знал, я чувствовал, что ты где-то есть. Я чувствовал тебя, но не понимал, как это может быть!

Дмитрий начал страстно целовать её губы, глаза, руки, и снова губы.
Марина махнула рукой Артёму, и они тихо вышли, оставив этих двоих выражать свои давно накипевшие эмоции.

Они снова вместе. Воздух вокруг влюблённых накалялся с каждой минутой. Дима снова смотрел огромные глаза своей турчаночки, и его затягивало в омут нежности и любви, которые они излучают. Приблизившись к её лицу, он ощутил жаркое дыхание, почувствовал, как её руки медленно обвивают его тело и прижимают к себе, сокращая расстояние до своих губ. И вот оно, слияние в поцелуе, таком безгранично нежном, страстном, полном чувственности. От удовольствия пальцы путаются в её волосах, прижимая её к себе сильнее, с губ Айсун вырывается тихий стон, и он окончательно сводит Диму с ума.

Прижимаясь к ней всем телом, он почувствовал жар, исходящий от неё даже через тонкое платьице. Жар обжигает парня и заставляет загораться в ответ. Дима скользит руками от её волос вниз к спине, а Айсун покусывает губы парня от нарастающего сексуального желания. От каждого такого движения Дима всё больше и больше хотел обладать этой женщиной прямо здесь и прямо сейчас.

Дима нехотя отстранился от таких сладких и желанных губ. Не сдерживая своего желания, он за руку отвёл Айсун в другую комнату и, закрыв дверь, опрокинул девушку на широкую кровать. Он покрывал её тело поцелуями я дошел до таких нежных губ и снова слияние в таком нужном, желанном и страстном поцелуе. Дима руками продолжал гладить её тело, скрытое тонкой материей, не отрываясь от губ. Ощущение вспыхнувшего в одночасье возбуждения не заставило себя долго ждать, участилось дыхание, и был слышен громкий стук её сердца.

Одновременно с жарким поцелуем, Дима стал снимать с возбуждённой девушки её платье. Оголяя такие нежные и желанные места. Когда платье и нижнее бельё лежало на полу Дима с огромным удовольствием покрывал поцелуями её уже обнажённое тело. Он тяжело дышал, и даже какое-то звериное рычание слышалось, когда он притрагивался к голому телу любимой. Айсун лишь купалась объятиях любимого, руками обнимая и царапая мужской торс, разжигая страсть всё сильней и сильней.

Потом мужчина опустился ниже и начал языком рисовать дорожку от груди девушки прямо до её лобка. Медленно опустился к бёдрам и остановился там. Айсун с громким вздохом прошептала:
- Любимый! И, разведя в стороны ноги, замурлыкала, требуя продолжения. Дима игриво куснул её за бедро и следом поцеловал то же место. Из губ возбуждённой женщины вырвался требовательный стон, и мужчина, не заставив долго ждать, проник язычком между бёдер, заставив женщину просто взорваться тысячами искр от наслаждения.

Она выгнула спину, приподняв бёдра, и Дима, поняв, что согласие есть, воспользовался этим. Он проник языком внутрь между половых губ, породив новые всплески наслаждения. Руками он нежно сдерживал бёдра, которые от всплеска эмоций так и норовили зажать его голову. Женщины, уже сочилась от безумного желания. Но Дима не торопился и продлевал сладкую пытку. Он проник во влагалище одним пальцем и нежно двигал им по влажным и горячим стенкам, распаляя желание, заставляя девушку стонать в исступлении. Потом прибавил второй палец, и уже настойчивей ласкал её дрожащую плоть. Айсун в полуобморочном состоянии пыталась сбежать от мужских ласк, но Дима снова прикусил её бедро. Женщина чувствовала себя пленницей, в этих желанных и сильных руках, и это заводило еще сильней. Дима, чувствуя напряжение внутри, уверенно нащупал и задел самую чувствительную точку в теле уже и без того сильно возбуждённой женщины.

Партнёрша взвыла и дёрнулась, все напряжение мгновенно разрядилось волной, прошедшей от головы до пят, вернувшись безумной волной в низ живота и пронзая её безудержным оргазмом. Она снова пыталась вырываться из сильных рук Димы, но он продолжал ласки, не давая оргазму утихнуть. Извиваясь на кровати как змея, Айсун уже громко кричала, путаясь в своем сознании и теряясь между мужским языком и пальцами, мир смешался, оставляя лишь эйфорию и безумие.

Женщина лежала, распластавшись на кровати очень глубоко дыша и закрыв глазки от затухающего удовольствия. Но Димино естество не было ещё удовлетворено. И он прекрасно знал, что между оргазмами женщины проходит, не так много времени, как у мужчин. Им не нужно долго восстанавливаться. Поэтому решил получить теперь и своё удовольствие.

Он приподнялся и посмотрел на любимую сверху. Айсун просто светилась от удовольствия, и Дима был этим очень доволен. Но его возбуждение требовало удовлетворения. Мужчина начал медленно снимать брюки, а она, приоткрыв глазки, с любопытством наблюдала за этим процессом. Ей было всё интересно. Еле расстегнув ширинку, в которую упирался член, он приспустил брюки. Айсун уже широко открыла глазки и смотрела, облизывая свои губки.

Медленно, как бы растягивая удовольствие, он освободился от одежды, а его дружок выскочил стремительно, показываясь во всей красе. Айсун задержала дыхание и прикусила нижнюю губку. Дима приблизился к девушке, и она приподнялась на локтях. Положив руку на грудь любимой, он слегка провёл по ней ладошкой, потом двумя пальчиками взял сосочек и девушка, снова шумно задышала. Дима наклонился к её шикарной груди и поцеловал, лизнув язычком, сначала одну, потом вторую. Затем поцеловал девушку в губы страстно и нежно одновременно и опять продолжил массирующие прикосновения к её груди. Притрагиваясь всё чаще к девичьим сосочкам, он снова почувствовал, что возбуждение возвращается, Айсун начала извиваться от удовольствия. Дима продолжал ласкать соски, всё чаще и чаще чувствуя томную боль в яичках. Айсун это тоже поняла поэтому, подтолкнув Диму, она повалила его на спину и приподнялась сама. Осматривая мужской стоящий член, она взяла его своей нежной ручкой. Член пылал жаром и был такой твердый, как камень.

Айсун с хитрой улыбкой медленно начала его сдавливать и раскрывать головку. Дима замер от яркого фонтана эмоций, девушка оголила головку и медленно стала двигать рукой вверх-вниз. Дима застонал. И смотря на то, как она постанывала и облизывала алые губки, Дима поднял таз к верху, чтобы член был ближе к её губам. От этого удовольствия она не смогла устоять, и нагнулась к члену, нежно поцеловав, лизнула язычком, и медленно начала погружать его в рот. О дааааа! Вот он миг блаженства! Дима был без ума, от такой ласки. Просто был такой сильный восторг, и он понимал, что ещё немного, и он взлетит на небывалую высоту. Дотянувшись рукой до женской промежности, Дима просунул туда пальчик, удваивая силу наслаждения уже для обоих, и играл пальчиком внутри. Он пытался сдержать весь свой пыл ,чтобы не взлететь, но девушка так сильно увлеклась минетом, страстно обсасывала и облизывала головку язычком, что удержаться не было, ни сил, ни желания. Почувствовав приятное щекотание в головке, он попытался вытащить член изо рта Айсун, чтобы не забрызгать спермой. Но Айсун не поддалась, а наоборот плотнее прижалась к члену и обхватила его губами так сильно, что сперма мощной струёй выплеснулась в её рот. И даже при этом она даже не остановилась, а наоборот, ускорила движения ртом и помогая рукой. Сперма вылилась вся внутрь. Не уместив количество семенной жидкости в полости рта Айсун, проглотила тёплую субстанцию

Теперь и Дима получил свою порцию оргазма, но в результате всех манипуляций, желание новой волны секса снова взбудоражило нежное женское тело. Айсун продолжая томно вздыхать и пока Дима, лежал и успокаивал учащённое дыхание и сердцебиение, девушка перекинула ногу через его тело и села сверху. Потом своим гладко выбритым островком промежности она приблизилась к отдыхающему члену Димы и стала поступательно двигать бёдрами. Это подействовало. Дима снова почувствовал приток крови к члену. Но чтобы ускорить процесс он сказал:
- Хочу, чтобы ты села сверху на моё лицо, любимая!!!
Айсун замерла, видимо не точно поняв, что парень предложил.  Тогда Дима попросил привстать:
- Смелей милая, всё хорошо, не стесняйся.
И он взял, всё в свои руки, усадил девушку на свое лицо сам. Её влажная киска была прекрасна, Дима полностью её рассмотрел, и чтобы не потерять волну возбуждения, взял девушку за бёдра, и притянул к себе близко, и легонько просунул свой язык внутрь. Айсун снова замерла, встрепенулась и застонала. А он начал своим языком искать и теребить женский клитор, девушка снова вскрикнула от удовольствия.

Дима сместил женщину на живот, приподнялся, и шире раздвинув её ножки, посадил её горячую промежность на свой столбик. Вздох сладострастия снова пронзил тишину квартиры. Дима придерживал девушку на руках и любовался ей. Айсун закрыла глаза и, двигая бёдрами, старалась поскорей обнять своей вагиной, его горячий фаллос. Но Дима продолжал эту пытку, пододвинулся ближе и слегка провёл своим членом по её половым губам и чуть просунул свою головку в неё. Снова высунул и опять своим членом начал водить по таким горячим половым губкам. От непередаваемого ощущения девушка просто сходила с ума. Сладкая истома сковала её молодое трепещущее тело, мурашки забавно выступили на её груди, а на спине вдоль позвоночника появилась испарина. Она вожделенно стонала, и Дима сходил с ума от того, что смотрел, как девушка хочет его всё сильней, и сильней. И тут терпение Айсун просто дало сбой, она обхватила тело Димы и с азартом сама насела на член. Фаллос Димы с лёгкостью проник в такое влажное и разгорячённое лоно его любимой. А девушка, упираясь руками в ноги парня, стала прыгать на члене, словно на конных скачках. Парень, уже не сопротивляясь такому страстному напору, лишь кайфовал, ощущая каждой клеточкой своего тела весь внутренний жар разгорячённой подруги. Вагина Айсун так плотно обнимала Димин член и это его очень возбуждало. Член полностью погружался в женщину и на время выходил из нее, чтобы снова нырнуть обратно. И вскоре после долгой скачки он снова вошёл полностью, и Айсун вскрикнула и громко застонала. Это был пик блаженства. Ей было безумно хорошо, но Дима продолжал сжимать её груди, ласково массируя сосочки. Подхватив девушку под попу, начал снова её двигать навстречу своему члену. Пришлось ещё ускориться, испытывая себя на грани экстаза. Айсун подчинялась движениям, дышала так тяжело, словно её не хватало воздуха, и тоже ускорялась.
Потом она ласково прошептала:
 - Милый быстрей, быстрей, я хочу, чтобы ты кончил, как мне хорошо!!!! – и слова любимой, Диму снова стимулировали в бой. Он начал быстро двигаться в ней и с силой вводить свой член с хлопающими звуками, вводя его целиком в тело женщины. Пока не почувствовал, что сперма снова подкатила к головке. Но сил на то, чтобы прерывать половой акт уже не было, так что Дима вставил член до конца и замер, чувствуя волну оргазма.

Сколько времени влюблённые лежали, ещё обнимаясь и остывая после такой яростной схватки, они просто не думали. Лишь в тот момент, Дима ощутил себя полностью счастливым, он подумал вот оно настоящее счастье, когда любишь сам, и любимым своим партнёром. Молодые не могли оторваться друг от друга. Вся страсть, вся любовь и долгая разлука теперь находили выход во вздохах, поцелуях, страстных объятиях. Они не могли насытиться этой встречей. И только когда оба услышали, как ребёнок закричал и зашевелился, тогда они резко встали и, накинув на голые тела банные халаты, вышли в комнату с ребёночком. Дима удивлённо смотрел то на малютку, то на любимую, и в его голове появился немой вопрос.

Айсун, поняла смятение Димы и сказала:
- Это твоя дочь, Серкан! Ты папа, этой чудесной малютки Гюнней. Но я знаю, что ты не свободен, у тебя есть русская жена. И если ты сейчас скажешь, чтобы мы ушли, я заберу дочь, и ты нас никогда не увидишь.

Дмитрия, словно ошпарило кипятком. Горячая волна бурного счастья накрыла его с ног до головы. Вот она, его любимая, Айсун. И больше ему ничего не надо в жизни. Ведь она, эта женщина прошла через все испытания, сохранила для него дочь, и сама нашла его здесь, в Москве. Он был ей благодарен и знал, что теперь уже никто и ничто не разлучит его и Айсун.
А Даша? К великому сожалению Даша, скорее всего уже в прошлом. У неё теперь новая жизнь, с новым мужчиной. Она поймёт и конечно простит. Так будет лучше не только для всех, но и для них обоих.

Глава 32.Вместо эпилога.

Утром за завтраком Дима вынужден был рассказать Марине и Артёму о том, что так и не смог наладить с Дашей свою семейную жизнь. Что-то ушло, уплыло, видимо, тогда вместе с ним в прошлое. А вот теперь, он понял, что по-настоящему влюблён в турчанку. Марина и Артём только переглянулись. Всю ночь они были тому свидетелями. Крики и стоны молодых не только не давали им уснуть, но и призывали самих действовать. Правда, не так энергично, как это делали во второй спальне молодые. Однако и для них эта ночь стала не забываемой. Она была полна страсти.

Оставался открытым только один вопрос: как рассказать обо всём Даше? Тут Марина была категорично в том, что сегодня же, ничего не скрывая, он должен рассказать всё жене. А потом совместно принять решение. Ведь у Дмитрия есть сын. Поэтому решение будет болезненным. И оттого как решиться вопрос зависит и судьба юной иностранки. И тут немаловажную роль играет маленькая девочка, с красивым именем Гюнней.

Попрощавшись с любимой и родителями, Дмитрий ушёл на работу. Вечером договорился с Дашей о том, что им нужно серьёзно поговорить, попросил её прийти пораньше.

Даша пришла точно по времени, бывшие супруги сели за стол напротив друг друга. Дима много говорил, приводя все доводы, и объясняя всё по мелочам. Экс-супруга, хладнокровно выслушала признание мужа. Она с самой встречи, глубоко в душе уже давно знала, что их совместная жизнь продолжается только лишь благодаря сыну Владику. Они вдвоём строили мост через реку, в которой уже давно не было ни грамма воды. И теперь наступил подходящий момент, чтобы прекратить это строительство. Не тратить на него свои усилия. Тут же он и рассказал про его возлюбленную Айсун, и про дочку. И про то, что его сын Владик никогда уж и не назовёт его своим папой.

Дима был благодарен Даше за то, что не было ни слёз, ни упрёков в его адрес. Она восприняла это, как должное. Может так и должны поступать настоящие любимые? На том и решили: Даша связывает свою жизнь с Ильёй, и они воспитывают Владика. А Дима живёт и радуется со своей турчанкой и их совместным ребёнком.

Через три месяца Дмитрий Морозов взял в жёны турецкую девушку Айсун. Гюнней стала его законной дочерью. Теперь им предстояла поездка в Стамбул, чтобы встретиться с родителями девушки. Они знали, что это сделать будет совсем не просто, но по-другому их счастье было бы не полным. А под сердцем она уже носила второго ребёнка, который был зачат в ту ночь, когда для Димы Айсун возродилась из мёртвых и подарила ночь страстной любви.

А Илья не разочаровал маленького Владика и стал его законным отцом. И от всего сердца любил свою семью, заботился и оберегал. Так появились две новые счастливые семьи, которые даже спустя годы, никогда не враждовали между собой, ни завидовали и не упрекали друг друга. Судьба расставила всё именно по своим нужным местам, давая людям счастье, которое они для себя заслуживали.

Обо всех последних событиях Марина с удовольствием позвонила и рассказала Эмме. Сестра хоть и была удивлена финальному результату странствия брата, но от души пожелала ему огромного счастья с его новой женой турчанкой. А также спустя какое-то время муж Эммы, рассказал ещё одну новость: в порту Стамбула, был найден труп рыбака, которого согласно документам при нём, звали Яхман. Мужчина был убит, скорее всего, в какой-нибудь пьяной драке. Дима вспомнил этого негодяя. За свои былые «заслуги», Яхман с лихвой заплатил. Но если честно, гибель этого подлеца уже не доставляли Диме ни радости от мести, ни человеческого сочувствия. Так как именно этот бандит и стал переломным моментом в жизни Дмитрия. Если бы не он, то Дима никогда бы не познал своей настоящей любви. И не был бы участником той сумасшедшей истории, которую он будет ещё долго и красочно рассказывать своим детям и внукам.

Марина также написала письмо свое сестре Алёне в Белоруссию. И вскоре получила ответ, что та не держит на неё зла и что есть хорошая весть об их отце. Эта весть очень заинтриговала Марину, и она вместе с Артёмом решила поехать на Родину, чтобы отпраздновать с родными День Победы.

Не без волнения она подъезжала к станции своего родного города, в котором не была больше 20 лет. Там их с цветами радостно встретила Алёна с мужем. Обе сестры, конечно, изменились. Возраст сыграл свою роль. Но сестринская любовь прощает все невзгоды и ошибки.

Марина, утирая слёзы вспоминала, как почти тайком уехала из этой станции, чтобы зажить в Москве новой беззаботной жизнью, и вот каков результат этой жизни.

А перед младшей сестрой Алёной, как живые встали те далёкие годы, когда любимая дочь Эмма уехала в далёкую Турцию. Она и теперь как бы вглядывалась в прошлое, а слова повествовали сестре, о том, как болело сердце матери о единственной дочери. Как она там? Как встретили, как устроилась она там? Вопросы…вопросы…они не давали покоя родителям девушки. Когда придёт то письмо, которое она обещала прислать непременно?
И говорила о том, как тогда одна мысль будоражила женщину. Они тогда обсуждали этот вопрос с мужем Андреем. Несколько месяцев назад в руки к Алёне попала одна газета. Правда, она такие газеты не выписывала, но то ли пациент какой оставил, то ли ещё какая оказия случилась, но сидя в кабинете, она заметила на топчане газету с какими-то изображениями. Газета привлекала своей яркой иллюстрацией, и Алёна с интересом раскрыла её. Некоторые репортажи ей понравились, и она увлеклась чтением. На третьей странице её внимание привлек снимок. Он явно был увеличен. Чем-то знакомым повеяло на женщину. Она внимательно начала рассматривать фото и тут её осенило:
-Это же её родной племянник. Это же Димка! И она внимательно начала вчитываться в заметку. Это был настоящий крик души женщины, которая потеряла мужа в одночасье. Каждая строчка этой заметки была пронизана огромной любовью, беспокойством за судьбу мужа и верой в то, что он жив, и кто-то ей поможет отыскать дорого человека.

Алёна принесла газету домой и показала мужу. Так они узнали хоть немного о судьбе племянника. Но о Марине и Якове не знали. И тогда Андрей подошёл к телефону и набрал номер, указанный в газете. Но том шли короткие гудки. Откуда ему было знать, что редакцию закрыли и Даша, жена Димы там не работает.

Алёна так и забыла рассказать об этой истории Эмме. А когда собирала дочь в Турцию, видимо, что-то завернула в эту газету и сунула ей в чемодан.

А вот оказалось, что та газета сыграла роль. Благодаря этой газете с портретом, Эмма признала Диму и помогла ему в лечении и возвращении на Родину. Странные вещи иногда происходят в этой жизни. Человек действует по наитию и результат от этих действий бывает непредсказуем.

И снова воспоминания захватили. Алёна делилась ими со своей дорогой сестрой о том, как Андрея привлекли к общественной работе. В Белоруссии кинули клич по всей республике написать в каждом районе, в каждом городе книгу «Память». Для этого нужны были материалы о людях, которые делали историю страны. Сначала Андрей отнекивался. Что мол, много работы своей, но партийная организация строго спрашивала за поручения, и ему пришлось в свободное от работы время заниматься и этим. А потом он настолько увлёкся, что уже ни одного выходного дня не мог обойтись, чтобы не изучать архивные материалы. Увлёк он и Алёну. Теперь они вдвоём занимались поиском интересных людей. Так за шагом они шли от того, как часть Белоруссии была отдана во власть польским панам.

 Это была живая история. Они держали в руках документы, написанные и подписанные живыми людьми. Они читали о том, как угнетён был народ Белоруссии, этими панами, захватившими лучшие земли. А крестьяне имели для себя только самые маленькие, заболоченные, каменистые, покрытые кустарниками клочки земли. Одно только оставалось им – это работать на этих польских помещиков день и ночь, ничего не имея взамен. И перед Алёной и Андреем вставали герои, которые не боялись, а вставали на борьбу с этой несправедливостью. Вот о таких людях надо и писать в этой книге «Память».

А когда дошли до изучения материалов о Великой Отечественной войне, то в руки Андрея попало несколько документов, в которых говорилось о подпольной организации, созданной на территории их района. Андрей показал эту папку Алёне. Сердце женщины встрепенулось:
-Может здесь она найдёт, хоть краткое упоминание о своём отце? Ведь сердцем она поверила тому несчастному человеку, которого все звали Колчаком. Не мог он обмануть всех их. В его голосе, когда он кратко поведал свою историю, было столько боли, что без слёз невозможно было его слушать.

И Алёну не подвела интуиция. Она нашла документ за подписью первого секретаря райкома партии о том, что Язвинский Виктор Анатольевич по поручению партии, исполнял роль связного партизанского отряда. Ему поручено работать у немцев полицейским. А далее были подшиты документы подтверждающие, что именно благодаря Виктору Анатольевичу партизанам удалось предотвратить крупные террористические акты. Несколько деревень были сожжены дотла, но всех людей удалось вывести в лес, сохранив жизнь старикам, детям и женщинам. Там был документ – ходатайство перед высшими партийными органами о том, чтобы наградить коммуниста Язвинского, за заслуги перед Родиной золотой звездой Героя Советского Союза.
Алёна, не сдерживая слёз, припала губами к этому документу. Теперь она знала, кто её отец. Теперь она сможет открыто посещать его могилу, и открыто написать на неё его фамилию имя и отчество. Пускай люди знают, что Родина помнит своих героев. И имя отца будет навечно вписано в эту книгу «Память».

 На кладбище собрался митинг, где в торжественной обстановке на могилу Колчака поставили новый памятник с выгравированной фамилией. «Здесь похоронен Герой Советского Союза Язвинский Виктор Анатольевич, который рискуя своей жизнью и своим честным именем, мужественно спас от смерти сотни советских людей в годы войны. Вечная память Герою!

Люди плакали и возлагали на могилу живые цветы, тем самым вымаливая прощение у человека, который благодаря людскому недопониманию так и не смог открыто обнять своих дочерей, не смог сказать о том, как он их любит, чтобы они не стеснялись его имени, а гордо носили его.
А теперь и внуки, которые уже есть и которым суждено ещё появиться на свет будут с гордостью говорить, что их дедушка пусть даже так незримо, но приблизил светлый праздник Победы.
Так закончилась наша небольшая история о том, как судьба иногда преподносит свои невероятные сюрпризы в нашу жизнь, а иногда просто нагло смеётся над нашими действиями, проверяя тем самым на прочность.


Рецензии
С большим интересом прочитала Вашу работу, Аля,
Бурные невероятные приключения героев, и в конце концов каждому повезло и все устроились. Пусть это немного сказочно, но сейчас так нужен позитив, так что замечательно.

Эми Ариель   28.01.2021 23:30     Заявить о нарушении
Спасибо, Эми. Хочу, чтобы счастье на земле испытал каждый, в том числе и герои)))

Аля Хатько   29.01.2021 12:05   Заявить о нарушении