Запоздалое прощение

- Юлька, Юлька, как же хочется, чтобы ты подольше оставалась маленькой – уж больно быстро растешь!
-Ой, бабушка, что хорошего быть маленькой. Вот у взрослых совсем другая жизнь…а у нас все школа, уроки…Одна музыка чего стоит, а еще английский…, ну, в общем, сама знаешь, как меня родители загрузили.
- Это всё тебе пригодится, оценишь, Юлечка, когда вырастешь.
- Бабуш, ты тоже меня воспитываешь, а я хочу с тобой поговорить просто по душам, послушать про твое детство, как ты со своей мамой ладила.
-Юль, ты что, с мамой поссорилась? Обидела её – и скорее к бабушке.
- А ты разве не рада, что я к тебе приехала. Научи меня, как маму не обижать!
- Умница ты моя, - бабушка обняла внучку и потрепала по голове, - значит, не все потеряно, если ты на эту тему говоришь. Знаешь, Юля, моей мамы давно нет, но чувство вины перед ней у меня до сих пор живо.
- За что, бабушка.
- Юля, я тебя меньше всего хочу поучать, но с возрастом ты сама поймешь, что мы всегда в долгу перед своими родителями. Один случай я тебе всё же расскажу. Ты только не перебивай меня, я ведь буду вспоминать.
- Ну, бабушка, рассказывай уже…
- У каждого поколения, Юль, свое детство. Мое детство пришлось на времена Хрущева Никиты Сергеевича. Хоть знаешь, кто это?
- Он был вашим президентом.
- Ну тогда это называлось – председатель Совета Министров, в общем, самый главный руководитель огромной страны – Советский Союз. Страна-то была огромная, но бедная, прямо, как наша семья и многие-многие другие. Ты же знаешь, что нас у родителей было четверо детей, и все девочки.
- Да, и ты была самая маленькая, вернее, младшая.
- Да, и поэтому мне жилось привольней, чем моим сестрам – они меня оберегали. Но денег не хватало, а нам тоже хотелось и в кино сходить, и мороженое купить, и конфет…Всё свое свободное время мы проводили на улице, а уж летом – и подавно. Про наши игры я тебе много рассказывала, а вот как мы деньги зарабатывали – никогда.
- А сколько тебе лет было.
- Я тебе расскажу про случай, когда я была твоей ровесницей, лет двенадцати.
- Да рассказывай уже, бабушка.
- Ты не поверишь, но твоя бабушка, когда была маленькая, собирала и сдавала пустые бутылки от водки и вина.
- Как сейчас бомжи собирают на помойках?
- Ну, не на помойках, а на берегу речки, где любили отдыхать компании. Если встанешь пораньше, то бутылки твои. Мы с моей подружкой Шуркой собирали. Она на берегу Орловки жила и уже с вечера видела, что гуляет компания. Она прибегала ко мне, и мы договаривались, что утром пойдем собирать. Пустая бутылка стоила целое состояние – 12 копеек. А их набиралось штук по пять-шесть. Вот и считай.
- Что же можно было купить на эти шестьдесят копеек? - рассмеялась Юля.
- Так тогда деньги были другие, мороженое стоило копейки! Представляешь, эскимо всего одиннадцать копеек, а молочное вообще по девять. Мы шиковали! И на кино оставалось ещё.
- Здорово!
- Но был у нас и другой вид заработка – купить хлеб с какой-нибудь тетей.
- Как это?
- А вот слушай! Именно один день у меня остался в памяти навсегда, и совесть меня мучает, хотя прошло много времени.
- Как интересно!
- Да, Юля, интересно, и поучительно. Я уже тебе говорила, как тяжело все жили в то время.  Очереди собирались огромные, семьи были большие, и хлеб приходилось покупать каждый день. В нашем городке Дятьково, где мы тогда жили, многие держали скот, который кроме как хлебом, кормить было нечем. Кто-то один из семьи занимал очередь, потом прибегали остальные. Давали каждый раз в одни руки по-разному, в зависимости от того, сколько привозили хлеба. Хлеб ждали долго, потом видели подъезжающую машину, и в очереди начинали кричать: «Везут, везут!». Всё оживало- прибегали остальные члены семьи. Моя обязанность была занимать очередь. Мы всё делали вместе с моей подружкой Шурой. Так как мы жили рядом с магазином, то всегда были одни из первых. Все терпеливо ждали, когда машину разгрузят, затем каким-то чутьём продавщица определяла, сколько буханок в одни руки будут отпускать. По очереди неслось: «По четыре в руки!» В следующий раз могло быть и по шесть в руки. Мы вначале покупали хлеб со своей семьей, а вот потом начиналось самое интересное.
Бабушка замолчала.
- Бабушка, ну что ты молчишь, рассказывай…
- Здесь надо было уже проявлять артистические способности, чтобы попросили именно тебя, а не какую-то другую девочку. Это лучше удавалось мне, чем Шуре. Я скромно стояла в стороне, показывая полное безразличие к происходящему.
-Девочка, возьми со мной! - в глаза мне заглядывала какая-то женщина.
- Вообще-то я маму жду, она в очереди дальше стоит, но давайте возьму с Вами, - как бы нехотя соглашалась я.
-Девочка, - стоящая чуть поодаль женщина просила тоже, - возьми и со мной!
 Продавщицы всё знали, но сочувствовали, и продавали хлеб.
 Были случаи, когда дети убегали с чужим хлебом, догонять их не пытались, ведь у самих в руках было по несколько буханок. Именно поэтому надо было производить хорошее впечатление. К Шуре обращались реже, людей смущала ее «пацанская» внешность, она всегда была коротко острижена и ходила в штанах.
За «работу» давали по десять – пятнадцать копеек.Это был личный заработок. А если ещё и мама в воскресенье давала десять или двадцать копеек, это было просто счастье!
- А за что же тебя совесть мучает?
-Так я только приблизилась к главному.
- Бабушка, да рассказывай уже.
- Да, да…слушай дальше. В тот день, про который я тебе хочу рассказать, мы с Шуркой были в магазине. Домой мы хлеба купили, и крутились в очереди. Ко мне подошла женщина и попросила взять с ней хлеба, в общем, всё как обычно. Я согласилась. Её очередь уже приближалась, а я стояла как-то в сторонке и было не понятно, чей я ребенок. И тогда я почему-то сказала той женщине: «Тётя, а Вы обнимите меня, как будто я Вам родная!». Она посмотрела на меня и обняла вначале неуверенно, а потом прижала к себе и поцеловала в голову. Я в это время подняла глаза и увидела мою маму, она стояла и с недоумением смотрела на нас. Мне стало очень неловко, я почувствовала, что покраснела, сбросила руку чужой тёти и убежала. Пробежала мимо мамы вон из магазина. Долго не возвращалась домой – сидела за чужими сараями. Слышала, что меня ищут сёстры, но не могла выйти.
Бабушка опять замолчала. Юля обняла её.
- Бабушка, родненькая, дай я тебя обниму. Я тебя поняла. Тебе показалось, что ты предала маму, когда предложила чужой тете обнять тебя. Но ты же оговорилась, что это понарошку, «как будто».
- Ты правильно поняла,Юля,ты умная девочка. Помни, что своих родителей даже понарошку нельзя предавать. Мы с мамой никогда не говорили на эту тему, но она видела, что я переживаю. Мне стыдно до сих пор!
- Бабушка, я тебя прощаю!


Рецензии
Как это было недавно, как это было давно... очаровательный мираж далёких, юных лет, — полуголодных, но счастливых. Извечные, простые истины... честь, преданность, любовь. Спасибо, Зоя, — всё живо так вдруг в памяти всплыло, и защемило сердце отчего-то...

Здоровья Вам, успехов, вдохновенья! С почтением.

Олег Ученик   02.04.2020 14:25     Заявить о нарушении
Олег! Спасибо за такой теплый, душевный отзыв!Вам взаимно желаю творческих успехов и достойно, и без потерь, пережить это нелегкое время! Заполним его творчеством)

Зоя Белова   02.04.2020 19:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.